Рено де Шатильон

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Рено де Шатильон
фр. Renaud de Châtillon
Рено де Шатильон
Князь Антиохии
1153 — 1160
Предшественник: Раймунд де Пуатье
Преемник: Боэмунд III
лорд Трансиордании
1177 — 1187
Предшественник: Миль де Планси
Преемник: Онфруа IV де Торон
 
Гражданство: Flag of France (XII-XIII).svg Франция
Вероисповедание: Римско-католическая церковь
Рождение: 1124(1124)
Франция
Смерть: 4 июля 1187(1187-07-04)
Хаттин
Род: Дом де Шатильон
Отец: Генрих (Анри) де Шатильон
Мать: Ирменгарда де Монже
Супруга: (1) Констанс
(2)Стефанья де Милли
Дети: Агнесса Антиохийская
Рено де Шатильон и патриарх Антиохии (миниатюра из манускрипта XIII в.)

Рено де Шатильон (так же Райнальд, Ренольд и т. д. де Шатильон; фр. Renaud de Châtillon, в старых транскрипциях Renauts, Rainaults и т. д. de Chastillon) (1124 — 4 июля 1187) — французский рыцарь, участник Второго крестового похода, князь Антиохии (1153—1160), лорд Трансиордании (1177-1187).

Детство и юность[править | править вики-текст]

Об этом периоде жизни Рено почти ничего не известно. Рено родился около 1124 (1125). В походе короля Франции Людовика VII в 1147-49 гг. он участвовал уже взрослым человеком, то есть в возрасте 20 лет или чуть старше. Место рождения, скорее всего, Шатильон-на-Луане или Жьен-на-Луаре; его отцу принадлежали оба эти имения. Рено не имел больших перспектив дома, поскольку был вторым сыном, а потому сама судьба указывала ему путь — на Восток.

Благочестивое паломничество[править | править вики-текст]

Рено оказался в числе тех немногих счастливчиков, кому повезло добраться до Сирии, где в марте 1148 года его сюзерен нашёл гостеприимный приём у Раймунда де Пуатье (дяди жены) и его молодой супруги, Констанс, внучки основателя княжества Антиохийского, Боэмунда I. Вероятно, Рено участвовал в набеге князя Раймунда на соседний мусульманский Алеппо (нынешний Халеб) вместе с другими рыцарями из-за моря и, очевидно, показав себя с хорошей стороны, вызвал расположение Раймунда.

У одного из мусульманских хронистов встречается упоминание об участии Рено в роковом для Раймунда сражении с войсками атабека Алеппо Нур ад-Дина 29 июня 1149 и о краткосрочном пленении Рено. Он вполне мог поступить на службу к Раймунду после провала 2-го крестового похода (лето 1148) и отъезда Людовика во Францию (после пасхи 1149).

Miles gregarius[править | править вики-текст]

Мануил I Комнин и Рено де Шатильон

Miles gregarius — наёмник. Таким термином «почтил» Рено в своей хронике Гильом Тирский (у нас принято Вильгельм Тирский). Он охарактеризовал Рено как высокого и физически развитого молодого человека с железной хваткой и большим будущим.

В роли наёмника на службе у короля Иерусалима Балдуина III (очевидно, с 1149 после плена в Алеппо, если факт вообще имел место) Рено очень скоро оказался в довольно сложной ситуации: он разрывался между долгом и зовом сердца, причём и потому ещё, что долг приходилось выполнять далеко на юге, где с начала 1153 шла осада Аскалона, а объект страсти находился в Антиохии — тоже далеко, но на севере. Рено приглянулся не только теперь уже давно покойному князю Антиохии, но и княгине. Кроме того, у него, похоже, завелись неплохие связи среди местного нобилитета. Главное что Рено сумел вовремя сориентироваться в ситуации и вызвать расположение короля, он сел на коня и преодолев более 500 км, объявился у стен осажденного города приняв деятельное участие в штурме. В итоге сватовство его было успешным, даже несмотря на то, что Констанция, вдова, формально не имела права сама решать свои марьяжные вопросы. У неё было два сюзерена: кузен, король Бодуэн III и император Византии Мануил I Комнин. Второй даже предложил своего кандидата.

В 1153 Рено женился на Констанс и стал князем-регентом при её старшем сыне. (Всего у 25-летней Констанс к тому времени было 4 детей: самый младший — его иногда ошибочно считают сыном Рено — погиб в битве при Мириокефале в 1176, сражаясь в армии Мануила I.)

Князь Антиохии[править | править вики-текст]

В период с 1153 по 1156 год Рено будучи правителем населённой преимущественно греками и армянами Антиохии, находился в вассальной зависимости от византийского императора Мануила. После поражения, нанесенного армянским князем Андронику, Мануил Комнин, будучи не в состоянии лично вмешаться, в 1156 году натравил двух соседей против Тороса: сперва сельджуков, армия которых была разгромлена армянами на подступах к Таврским горам, а затем и принца Антиохии Рено де Шатийона. Последний, после того, как византийский император не сдержал слова, переметнулся на сторону армянского князя. Армянские и антиохийские войска, действуя совместно, успешно провели ряд военных операций, в результате чего стратиг Михаил Врана был разгромлен в сражении и попал в плен к Рено и Торосу II-му. В 1158 году, Мануил Комнин уже сам, возглавляет третью и последнюю компанию в Киликии и Сирии. Вторгшиеся византийские войска с боями захватывают киликийскую равнину, в результате чего Торос, отступив, закрепляется в горах. Сразу после этого Рено де Шатийон принимает присягу на верность византийскому императору. Спустя некоторое время, между Мануилом и Торосом заключается мирный договор, по которому последний получает часть императорских полномочий, при этом в Киликии, согласно этому же договору, должен был постоянно находится византийский ставленник с военным гарнизоном[1].

По сделке с императором Рено должен был получить значительную сумму денег которая была ему крайне нужна после разорительных военных действий, но последний что называется пропустил платеж. А Рено сильно потратился вложив в снаряжение экспедиции значительную часть доходов своего бюджета да ещё взяв денег в долг. Однако огромные затраты Комнин не компенсировал ни единой монетой. Рено, по уши сидевший в долгах, должен был найти способ вернуть кредиторам деньги, и поэтому решил силой забрать себе положенную плату от Византии. Объединившись с бывшим врагом Фором, он снарядил пиратский рейд на Кипр, бывший личной сеньорией императора. Цель была выбрана просто идеально: богатые угодья Кипра полностью компенсировали все затраты Шатильона в добавок к богатой добыче золота, рабов и скота. По словам хроникера князь Антиохии вместе с армянским царем «проехались» по всему острову с юга на север, разрушая и грабя на своем пути все, что подвернется под руку. О его злодеяниях хронисты оставили довольно подробный отчет, наводящий ужас на наших современников. Экономический эффект этого мероприятия превысил все ожидания, а статус Рено не смотря на осуждения всех сторон, как византийских так и франкских, заметно повысился. Мануил, однако, не считал себя обязанным платить по счетам, и наоборот считавший поход на Кипр личным «плевком в лицо», снарядил на Антиохию довольно внушительных размеров армию. Кроме того, в дело был втянут иерусалимский король Балдуин, который явно не хотел прямой конфронтации с Византией. У королевства и без того проблем хватало. На всеобщее собрании в Куште, Рено привели силой и заставили покаяться перед императором, а также вернуть все награбленное на Кипре. И Шатильону пришлось несколько по умерить пыл. В одной рубашке, с мечом, привязанным к шее, он прошагал по главному проходу церкви, где находились Комнин с Балдуином, встал на колени и произнес речь о прощении и помиловании. Это был серьёзный позор для крестоносцев. Рено, по церемониальному уставу, был прощен, а его большой кипрский куш был отобран. Мануил с чувством выполненного долга перед его православными подданными, удалился в Константинополь. Ну а бедняга Рено остался при своих долгах и уже многочисленных нажитых врагах. Долги и сейчас не прощают, и уже тогда, это могло стоить жизни, поэтому Рено избрал единственно правильный для него способ связать концы с концами – рейды с целью грабежа.

И Рено принялся устраивать набеги на окрестные сравнительно бедные турецкие территории. Денег, судя по всему, остро не хватало, а ходить за добычей приходилось всё дальше. По выражению одного хрониста, князь «не снимал железного кафтана». Один из рейдов в 1160 (иногда называют 1161-й) стал роковым: 120 всадников и 500 пехотинцев во главе с Рено попали в окружение. Князь сражался до тех пор, пока под ним не пал конь. Отказать Рено в храбрости не могли даже враги. Перевирая на свой лад иностранное имя, Renaud, они назвали его prince Arnaut — Арно, или Арнаут. Имя впоследствии стало нарицательным. Отметим что никто из его бывших союзников, его собственной жены или ближайших вассалов не пошевелил пальцем чтобы внести или хотя бы поинтересоваться какой нужен выкуп. Напротив по словам того же хрониста "по всему Востоку раздался вздох облегчения".

Небытие[править | править вики-текст]

Рено де Шатильон в плену

Так можно охарактеризовать в жизни Рено период с 1160/61 по 1176, который князь провел в Алеппо в качестве пленника. Находясь в плену Шатильон не только досконально выучил местный арабский язык и обычаи, но и проникся глубокой ненавистью к своим пленителям. За эти 15 или почти 16 лет многое произошло и многое изменилось. К 1164 г. в Алеппо очутились правители-соседи Рено, в том числе граф расположенного к югу Триполи Раймунд III. В 1174 г. Нур-ад-Дин умер, и у мусульман Сирии и Египта разгорелась гражданская война. В Алеппо стали искать союза с франками. Все знатные пленники постепенно покинули заточение. Рено — последним и за самый большой выкуп — 120 000 золотых. Эту фантастическую сумму внес король Иерусалима Балдуин IV.

Сеньор Крака Моавского[править | править вики-текст]

Констанс давно умерла, в Антиохии княжил его пасынок. Рено направил коня в Иерусалим. Там правил 16-летний Бодуэн IV Прокажённый (le Mesel). Балдуин был наслышан о «заслугах» Шатильона, а потому решил направить его как можно дальше от Иерусалима. Под руку подвернулся удачный вариант брака с представительницей богатого и влиятельного рода де Мильи – Этьенной (или Стефанией), которая уже пару лет ходила в вдовах. Прямо фантастика. Нищий рыцарь только из плена и сразу становиться главным бароном королевства с лучшим земельным наделом. Нужно сказать что в очереди за наделами в середине 13-го века стояли около 100 рыцарей (получавших жалованье от короля при дворе). Так что получить себе в фьеф Трансиорданию - нечто большее, чем просто очаровать очередную принцессу...Семья Этьенны была из «пионеров» крестовых походов и имела огромное влияние при дворе. К тому же, сеньория Трансиордании с неприступными крепостями Крак де Моаб и Монреаль была самой большой сеньорией королевства. Лучшего просто нельзя было придумать. Свадьбу сыграли скромненько без лишнего шума и теперь, получив власть и богатства, Рено де Шатильон раскрутился на полную катушку.

«Местные» и «пришлые»[править | править вики-текст]

Как следует из названия, партия «местных» в основном состояла из тех, кто родился и жил в Святой Земле. С пришлыми — чужаками из-за моря — все несколько сложнее: в партии Рено состояли номинальный граф Эдессы Жослен III и его сестра, мать короля Балдуина IV и его старшей сестры Сибиллы, Агнесса де Куртене. И Жослен, и Агнесса родились на Востоке. Впрочем, в партию «местных» входил и прибывший в Левант только в середине 70-х военный министр Амори де Лузиньян (впоследствии король Кипра и номинально Иерусалима как Амори II).

Видными фигурами из истинно местных, кроме графа Триполи, в партии были братья Бодуэн и Балиан Ибелинские. Последнего режиссёр Ридли Скотт зачем-то сделал бастардом в своем «Царстве небесном». Однако обозначенный в фильме роман между Сибиллой и одним из Ибелинов присутствовал на самом деле, только не с младшим, Балианом, а со старшим, Бодуэном. Окажись Бодуэн удачливее, ситуация в королевстве могла повернуться и по-иному. Но вмешалась война.

Война с Саладином в 1170-е[править | править вики-текст]

Пока Рено уже по отработанному ещё в Антиохии сценарию укреплял свои твердыни и нанимал в гарнизоны всех кто хорошо держал в руках меч, Салах ад-Дин ( больше известный как Саладин) курдский полководец с базой в Египте, сколачивал под своей властью весь Ближний Восток. В 1177 Саладин выступил из Египта и попытался с ходу захватить Иерусалим. Смелость юного короля и своевременное вмешательство Рено, тогдашнего регента, привели к катастрофическому разгрому египтян под Монжизаром 25 ноября. Арабские источники утверждают, что победа была одержана именно благодаря Рено.

Огромная армия погибла, Саладин спасся чудом. Однако к 1179 году он вернулся и начал действовать из Дамаска. В Галилее ему способствовала удача. 10 апреля армия франков потерпела поражение, хотя и не фатальное. Однако многие нобили попали в плен, в том числе и Балдуин де Ибелин.

Он сумел выкупиться, заняв денег у императора Мануила, но Сибилла не дождалась его. На пути Бодуэна встала мать Сибиллы, Агнесса. Она сдружилась с Амори де Лузиньяном, оказавшимся готовым упрочить собственное положение за счёт шага, невыгодного для «местных». Амори вызвал с юга Франции младшего брата, Ги (иногда Гвидо). Он сумел понравиться Сибилле, и вскоре состоялась свадьба, приблизившая «пришлого» Ги де Лузиньяна к трону как зятя короля и отчима его племянника (сына Сибиллы от первого брака).

Война с Саладином в начале 1180-х[править | править вики-текст]

После удачных и не очень боев Рено возвращается в свой фьеф. Он так и не научился заниматься местным хозяйством, а мимо проходили большие караваны из Дамаска в Каир и обратно. К тому же Рено сумел привлечь к себе на службу самых отчаянных рубак во всей Святой Земле, а ведь их содержание и вооружение стоило совсем не дешево. И Рено решает «тряхнуть стариной» или другими словами, взяться за старое и зарабатывать на жизнь разбоем. Торговый путь из Дамаска в Каир в результате его рейдов тут же становиться очень опасным что наносит ощутимый урон торговле региона, при этом, «мелкие» по мнению Шатильона, грабежи не удовлетворяли его амбиций. Хотя выручки в динарах составляли многие тысячи. И он решил сыграть по крупному, а заодно совершить богоугодное дело. Хотя возможно просто иметь оправдание в глазах христианского мира. Нажитая за 16 лет плена ненависть к сарацинам всех мастей приводит его к совершенно немыслимой идее. Он решает захватить и ограбить Мекку и Медину – святыни мусульманского мира, и конечно же раз и навсегда обогатиться. Его идея тут же упала на плодородную почву и решив сменить тактику, Рено собирает лучших в стране плотников и морских дел мастеров, чтобы построить в Кераке 5 больших галер. Осенью 1182 года, корабли были построены и опробованы в водах Мертвого Моря. Затем их разобрали, поместили на верблюдов и караван тронулся в сторону Красного Моря. Первой его целью было отбить у сарацин крепость Эйлат, уже 13 лет как отнятую у Трансиорданской сеньории задолго то того, как Рено стал её князем. В то время сарацины находились не в самой крепости в Эйлате , а на фараонском острове у берегов Акабы. Два корабля с экипажами остались караулить арабов и ждать сдачи крепости, а три оставшихся с самим Рено отправились на юг. Все прибрежные селения подвергались захвату и грабежу - местное население в панике бежало вглубь пустыни. Рено без труда сумел договориться с местными бедуинами, которые обещали привести его к Мекке, если тот поделится с ними частью награбленного у паломников. Однако, в дне пути от Медины, головорезы Шатильона столкнулись с сильно превосходившими их в количестве воинами брата Саладина, Малика Аль Адила. Их «соратники» бедуины, чуя неладное, моментально перешли на сторону братьев арабов и бежали. В трехдневной битве пали или были взяты в плен почти все воины Шатильона. Ему и ещё нескольким рыцарям удалось прорваться среди густых толп нападавших и с большим уроном пробиться под защиту замков. Некоторые из его воинов попали в плен и после отказа сменить веру были публично обезглавлены в разных городах империи Саладина. Есть очень подробное описание арабского историка Ибн Джубайра от этих казнях.

После такой откровенной претензии на разрушение мусульманской святыни Салахадин не мог не объявить Рено врагом номер 1 и «персона нон грата». Он попытался достать Шатильона в его собственном замке дважды: в 1183 и в конце лета 1184 годов, однако оба раза потерпел недостойное султана поражение. Старина Рено стоил своего замка, а воины его гарнизонов хоть и немногочисленные умели не только грабить, но и мастерски сражаться. К тому же за плечами самого Шатильона был к тому времени огромный военный опыт и кто кто а сражаться он умел. Иначе его бы и не поставили на форпост королевства. Во время одной из осад в замке проходила свадьба сестры короля – Изабеллы и пасынка Рено – Онфруа IV Торонского. По просьбе матери жениха, Саладин велел не целиться на башню в которой молодые проводили брачную ночь (или венчание по другой версии), а за это ему принесли напитки и еду со свадебного стола. Король Балдуин IV умер вскорости. На его месте оказался малолетний Балдуин V, а регентом был назначен наш Рено.

Обострение противостояния с Саладином[править | править вики-текст]

В 1186 г. умер последний наследный и законно признанный 8-летний король Иерусалима, Балдуин V, переживший своего дядюшку и тёзку Балдуина IV примерно на год. Трон оказался вакантным, чего давно уже ожидали, одни — со страхом, другие — с нетерпеливым вожделением.

«Пришлые» находились в более выгодном положении и устроили коронацию Ги. «Местные» во главе с Раймундом и Рено избрали королём Онфруа как мужа младшей — единокровной — сестры Балдуина IV, Изабеллы Анжуйской, или Изабеллы Комнин. Гражданской войны не случилось только потому, что кандидат «местных», Онфруа, трусливо бежал из лагеря Раймунда в Иерусалим к Сибилле и принес ей и Ги вассальную присягу.

В свою очередь Саладин, покончивший с подчинением «своих», почувствовал себя готовым всей силой обрушиться на врагов веры, среди которых он прослыл благородным правителем и грозным соседом. Ему, однако как всегда в этом мире, требовался повод. И он без труда нашёлся.

Ещё при жизни дальновидного Балдуина IV, ради мира с сарацинами, Рено дал клятву не нападать на проходящие в его владениях торговые караваны. И действительно выдержки Рено хватила на целых три года. Но то ли в конце 1186, то ли в начале 1187 умиравший от скуки и отсутствия значительных доходов, Рено опять ограбил богатый мусульманский караван. Выручка составила около 200 000 динаров. Фантастическая сумма если учесть что строительство его твердыни Крака де Моаб, её строили целых 13 лет, обошлось 140 000.

Нужно отметить что сам Рено де Шатильон и раньше мало уважал иммунитет мусульманских купцов и паломников, отвечая на их претензии резонным возражением, что у короля, может быть, и мир с неверными, но у него, сеньора Крака, такого мира нет и быть не может. То же самое услышали и теперь посланники Саладина и короля Ги, которому Рено напомнил, что он «хозяин в своей земле, как король — в своей». Добавим к этому страшные рассказы о судьбе мусульманских пленников в Краке Моавском (некоторых Рено сажал в очень тесные ямы, а неплатежеспособных и вовсе сбрасывал с высоких стен замка). Но главное с этим караваном была захвачена в плен сестра Саладина которую по слухам Рено обесчестил. Правда что под этим подразумевалось доподлинно не известно, ведь под "осквернение чести" по мусульманским законам под это попадает обычное прикосновение. По другой версии сестру Саладина попросту убили, по третьей продали в рабство как наложницу. Ещё по одной её изнасиловал лично Рено, но нужно помнить что ему было за 60 и он вряд ли мог это проделать даже будь у него такое желание. Одним словом, злодея надо было обуздать. И Саладин объявил Рено де Шатильону Джихад.

Саладин со своей стороны устроил быстрый рейд на христианские территории в Галилее 1 мая 1187 г. Поняв после этого, что столкновения не избежать, лидеры латинян прекратили распри и начали готовиться к решающей битве.

Последняя битва[править | править вики-текст]

Армия крестоносцев называемая местными арабами франками собралась 2 июля 1187 года у озера Ципори. Здесь собрались практически все лидеры латинян чтобы обсудить план действий. До этого они отправили гонцов в Европу за помощью, но ответа так и не получили. На Большом Совете присутствовали магистры орденов госпитальеров и тамплиеров, графы Ибелин и Раймунд Триполийский, Рено де Шатильон и другие бароны королевства. Предложение графа Раймунда было тактически правильным - он предлагал все наличные силы за исключением гарнизонов замков отодвинуть к Акко и заставить войска Саладина двигаться к ним через безводные и засушливые тропы Изрееля. С большими запасами оружия и достаточным количеством воды, имея сильные гарнизоны в тылу врага можно было либо вступить в битву на выгодных условиях или тянуть до прихода подкреплений из Европы. План был хорош и его поддержали почти все бароны королевства и даже сам нерешительный Ги. Однако той же ночью, в палатку короля вошёл магистр тамплиеров Жерар де Видфор у которого чесались руки намылить чалмы сарацинских вояк и он сумел переубедить короля выступить немедленно. Это была самая большая ошибка недалекого Ги. Он был храбрым воином, но нерешительным и слабым правителем не имеющим своего мнения.

Смерть Рено де Шатильона

Несмотря на протесты графов и баронов войска отправились в поход ещё до рассвета. Хотя расстояние было сравнительно небольшим (около 20 километров), условия местности, а также жара стали для воинов невыносимыми. Более того, их армия подвергалась постоянным атакам сарацинских конных лучников. Будучи не в силах больше продолжать поход, Ги де Лузиньян решил сделать привал в месте под название Рога Хоттина, около деревни Любия. Однако все колодцы в ней оказались пусты, а армию со всех сторон окружили войска сарацин. В течение ночи кольцо окружения все больше сжималось. Сарацины нападали на крестоносцев, выходивших из лагеря в поисках воды, обстреливали его стрелами, и подожгли кустарник, росший вокруг.

Утром сарацины перешли в массированное наступление. Измученные жаждой, франки с трудом отбивали непрерывные атаки сарацинской кавалерии и пехотинцев, но томленые убийственной жарой и жаждой почти все погибли или попали в плен. Конный отряд рыцарей под командованием Раймунда смог нащупать брешь в рядах врагов и пробиться сквозь окружение. Выбрался также и и Балиан Ибелинский. Саладин надеясь что они умрут по пути от жажды велел их не преследовать. Все прочие  — включая короля Ги, его брата Амори, магистра Жерара до Видфора и Рено де Шатильона  до последнего сражались в окружении у так называемых Рогов Хаттина в считанных километрах от Тивериады, пока после полудня 4 июля не были взяты в плен войском сарацинов. Такой удачи видимо не ожидал даже сам Саладин. Он выразил свое восхищение тем фактом, что в его руках оказались такие знатные лица. А вот Рено по своим обещаниям он должен был убить собственной рукой, только повод сразу не находился (странно, не правда ли? А как же сестра?). Есть несколько версий повода для убийства Рено. По первой когда королю Ги дали большую чашу с холодным шербетом, тот отпил несколько глотков и желая спасти Рено передал её ему. Но тому не дали её выпить. Ведь тогда он считался бы гостем и его нельзя было убить. По другой же версии Саладин напрямую спросил Рено что бы тот сделал попади он к нему в плен. Рено со свойственной ему дерзостью и видимо понимая что ему так или иначе не жить и желая умереть красиво, ответил что снес бы султану голову. Саладин тут же снес Рено голову. После этого по курдскому обычаю провел пальцем кровяную полосу на лбу Рено в знак свершившейся мести (видимо, все таки за сестру).

Голову Рено де Шатильона долго ещё возили по мусульманским городам дабы показать всем мусульманам, что повелитель держит слово, а их злейший враг, князь Арнаут, мёртв и больше не вернется. На этом закончилась увлекательная и полная экстремальных событий жизнь «франкского демона». Однако его имя не умерло вместе с ним. Его дочь, Агнесса де Шатильон (от брака с Констанцией Антиохийской) стала королевой Венгрии, а ещё одна дочь Алиса стала женой знатного барона Аззо V де Эста. Возможно, сам Рено специально спровоцировал Саладина, скорое всего он не хотел снова оказываться у разбитого корыта в 63 года, либо хотел остаться в памяти христиан мучеником за веру, сейчас трудно об этом сказать. Ясно одно, что этот человек прожил удивительно незаурядную жизнь, и история незаслуженно забыла его.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Клод Мутафян // Le Royaume Arménien de Cilicie, XIIe-XIVe siècle// Русское издание «Последнее королевство Армении» // Изд-во «Mediacrat» стр. 30-33 (161) 2009 г. ISBN 978-5-9901129-5-7

Источники[править | править вики-текст]

  • Колин А. Адвокаты Гроба Господня. — OCTO PRINT, 1998.
  • Колин А. Князь Арнаут: Ист. приключен. роман в 4 ч. — М.: Терра - Кн. клуб, 1999. — 432 с. — (Тайны истории: Век ХII). — ISBN 5-300-02455-4.
  • Колин А. З. Франкский демон: [Роман]. — М.: Octo Print, 1998. — 542 с. — (Тамплиеры). — ISBN 5-85686-040-4.
  • Baldwin M. W. Raymond III of Tripolis. — Princeton, 1936.
  • Duggan A. The Story of the Crusade. — London, 1963.
  • Estoire d’Eracle… / (через цитаты авторов 19-20 вв.).
  • Nicholson R. B. Joscelyn III & the Fall of the Crusaders States. — Brill, 1973.
  • Runciman S. A History of the Crusades: 2 vol. — Cambridge, 1952.
  • Schlumberger G. Renaud de Châtillon… — Paris, 1898.
  • William of Tyre. A History of Deeds Done Beyond the Sea = Historia rerum in patribus transmarinis gestarum / Пер. E. Atwater Bablock, A. C. Krey. — New York, 1943.
  • Terry J. The Crusades. — BBC. — 1995.

Ссылки[править | править вики-текст]

Нечитайлов М.В. Мученик за веру: как погиб Рено де Шатийон. Сайт DEUSVULT.RU. — В работе, на базе арабских и христианских источников, рассказывается о том, как умер князь Рено де Шатийон. Проверено 14 июля 2012. Архивировано из первоисточника 6 августа 2012.