Рено де Шатильон

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Рено де Шатильон
фр. Renaud de Châtillon
Рено де Шатильон
Князь Антиохии
1153 — 1160
Предшественник: Раймунд де Пуатье
Преемник: Боэмунд III
лорд Трансиордании
1177 — 1187
Предшественник: Миль де Планси
Преемник: Онфруа IV де Торон
 
Вероисповедание: католицизм
Рождение: 1124({{padleft:1124|4|0}})
Франция
Смерть: 4 июля 1187({{padleft:1187|4|0}}-{{padleft:7|2|0}}-{{padleft:4|2|0}})
Хаттин
Род: Дом де Шатильон
Отец: Генрих (Анри) де Шатильон
Мать: Ирменгарда де Монже
Супруга: (1) Констанс
(2)Стефанья де Милли
Рено де Шатильон и патриарх Антиохии (миниатюра из манускрипта XIII в.)

Рено де Шатильон (также же Райнальд, Ренольд и т. д. де Шатильон; фр. Renaud de Châtillon, в старых транскрипциях Renauts, Rainaults и т. д. de Chastillon) (1124 — 4 июля 1187) — французский рыцарь, участник Второго крестового похода, князь Антиохии (1153—1160).

Детство и юность[править | править вики-текст]

Об этом периоде жизни Рено почти ничего не известно. Рено родился около 1125 (1126). В походе короля Франции Людовика VII в 1147-49 гг. он участвовал уже взрослым человеком, то есть в возрасте 20 лет или чуть старше. Место рождения, скорее всего, Шатильон-на-Луане или Жьен-на-Луаре; его отцу принадлежали оба эти имения. Рено не имел больших перспектив дома, поскольку был вторым сыном, а потому сама судьба указывала ему путь — на Восток.

Благочестивое паломничество[править | править вики-текст]

Рено оказался в числе тех немногих счастливчиков, кому повезло добраться до Сирии, где в марте 1148 года его сюзерен нашёл гостеприимный приём у Раймунда де Пуатье (дяди жены) и его молодой супруги, Констанс, внучки основателя княжества Антиохийского, Боэмунда I. Вероятно, Рено участвовал в набеге князя Раймунда на соседний мусульманский Алеппо (нынешний Халеб) вместе с другими рыцарями из-за моря и, очевидно, показав себя с хорошей стороны, вызвал расположение Раймунда.

У одного из мусульманских хронистов встречается упоминание об участии Рено в роковом для Раймунда сражении с войсками атабека Алеппо Нур ад-Дина 29 июня 1149 и о краткосрочном пленении Рено. Он вполне мог поступить на службу к Раймунду после провала 2-го крестового похода (лето 1148) и отъезда Людовика во Францию (после пасхи 1149).

Miles gregarius[править | править вики-текст]

Мануил I Комнин и Рено де Шатильон

Miles gregarius — наёмник. Таким термином «почтил» Рено в своей хронике Гильом Тирский (у нас принято Вильгельм Тирский), но не дал его словесного портрета.

В роли наёмника на службе у короля Иерусалима Балдуина III (очевидно, с 1149 после плена в Алеппо, если факт вообще имел место) Рено очень скоро оказался в довольно сложной ситуации: он разрывался между долгом и зовом сердца, причём и потому ещё, что долг приходилось выполнять далеко на юге, где с начала 1153 шла осада Аскалона, а объект страсти находился в Антиохии — тоже далеко, но на севере. Рено приглянулся не только теперь уже давно покойному князю Антиохии, но и княгине. Кроме того, у него, похоже, завелись неплохие связи среди местного нобилитета. Сватовство его было успешным, несмотря даже на то, что Констанс, вдова, формально не имела права сама решать свои марьяжные вопросы. У неё было два сюзерена: кузен, король Бодуэн III, и император Византии Мануил I Комнин. Второй даже предложил своего кандидата.

В 1153 Рено женился на Констанс и стал князем-регентом при её старшем сыне. (Всего у 25-летней Констанс к тому времени было 4 детей: самый младший — его иногда ошибочно считают сыном Рено — погиб в битве при Мириокефале в 1176, сражаясь в армии Мануила I.)

Князь Антиохии[править | править вики-текст]

В период с 1153 по 1156 год Рено будучи правителем населённой преимущественно греками и армянами Антиохии, находился в вассальной зависимости от византийского императора Мануила. После поражения, нанесенного армянским князем Андронику, Мануил Комнин, будучи не в состоянии лично вмешаться, в 1156 году натравил двух соседей против Тороса: сперва сельджуков, армия которых была разгромлена армянами на подступах к Таврским горам, а затем и принца Антиохии Рено де Шатийона. Последний, после того, как византийский император не сдержал слова, переметнулся на сторону армянского князя. Армянские и антиохийские войска, действуя совместно, успешно провели ряд военных операций, в результате чего стратиг Михаил Врана был разгромлен в сражении и попал в плен к Рено и Торосу II-му. В 1158 году, Мануил Комнин уже сам, возглавляет третью и последнюю компанию в Киликии и Сирии. Вторгшиеся византийские войска с боями захватывают киликийскую равнину, в результате чего Торос, отступив, закрепляется в горах. Сразу после этого Рено де Шатийон принимает присягу на верность византийскому императору. Спустя некоторое время, между Мануилом и Торосом заключается мирный договор, по которому последний получает часть императорских полномочий, при этом в Киликии, согласно этому же договору, должен был постоянно находится византийский ставленник с военным гарнизоном[1].

Однако император ушёл, а долги и враги остались. Потребовав компенсации от императора за снаряжение войска из собственного кармана и не дополучив захваченной добычи Рено решил получить свою долю силой. Объединившись с бывшим врагом правителем Армении, он снарядил пиратский рейд на Кипр, бывший личной сеньорией императора. Цель была выбрана просто идеально: богатые угодья Кипра полностью компенсировали все затраты Шатильона в добавок к богатой добыче золота, рабов и скота. Князь Антиохии вместе с армянским царем «проехались» по всему острову с юга на север, разрушая и грабя на своем пути все, что подвернется под руку. О его злодеяниях хронисты оставили довольно подробный отчет, наводящий ужас на наших современников. Экономический эффект этого мероприятия превысил все ожидания, а статус Рено не смотря на осуждения всех сторон, как византийских так и франкских, заметно повысился. Мануил, однако, не считал себя обязанным платить по счетам, и наоборот считавший поход на Кипр личным «плевком в лицо», снарядил на Антиохию довольно внушительных размеров армию. Кроме того, в дело был втянут иерусалимский король Балдуин, который явно не хотел прямой конфронтации с Византией и горой стоял за «вечный мир». На всеобщем собрании в Куште, Рено привели силой и заставили покаяться перед императором, а также вернуть все награбленное на Кипре. И Шатильону пришлось несколько по умерить пыл. В одной рубашке, с мечом, привязанным к шее, он шел по главному проходу церкви, где находились Комнин и Балдуин, встал на колени и произнес речь о прощении и помиловании. Это был серьезный позор для крестоносцев. Рено, по церемониальному уставу, был прощен, его большой кипрский куш был отобран. Мануил с чувством выполненного долга перед его православными подданными, удалился в Константинополь. А Рено остался при своих долгах и уже многочисленных нажитых врагах. Долги и сейчас не прощают, и уже тогда, это могло стоить жизни, поэтому Рено избрал единственно правильный для него способ связать концы с концам — набеги с целью грабежа. И принялся устраивать набеги на сравнительно бедные турецкие территории. Денег, судя по всему, остро не хватало, а ходить за добычей приходилось всё дальше. По выражению одного хрониста, князь «не снимал железного кафтана». Один из рейдов в 1160 (иногда называют 1161-й) стал роковым: 120 всадников и 500 пехотинцев во главе с Рено попали в окружение. Князь сражался до тех пор, пока под ним не пал конь. Отказать Рено в храбрости не могли даже враги. Перевирая на свой лад иностранное имя, Renaud, они назвали его prince Arnaut — Арно, или Арнаут. Имя впоследствии стало нарицательным. Никто из его бывших союзников и вассалов, включая его собственную жену, не пошевелили пальцем, чтобы выпустить его на свободу и внести выкуп. Скорее наоборот и по словам хрониста «на всем Востоке пронесся глубокий вздох облегчения».

Небытие[править | править вики-текст]

Рено де Шатильон в плену

Так можно охарактеризовать в жизни Рено период с 1160/61 по 1176, который князь провел в Алеппо в качестве пленника. Мало известно чем бедняга Рено занимался эти 15 или 16 лет, но он в совершенстве изучил арабский и очень хорошо выучил нравы и характер своих пленителей. А также воспитал в себе глубокую неприязнь к ним граничившую с ненавистью. За эти 15 или почти 16 лет многое произошло и многое изменилось. К 1164 г. в Алеппо очутились правители-соседи Рено, в том числе граф расположенного к югу Триполи Раймунд III. В 1174 г. Нур-ад-Дин умер, и у мусульман Сирии и Египта разгорелась гражданская война. В Алеппо стали искать союза с франками. Все знатные пленники покинули заточение, кто за выкуп, а кто и за просто так. Рено — последним и за самый большой выкуп — 120 000 золотых. Эту гигантскую сумму внес иерусалимский король Балдуин IV Прокаженный который имел виды на получившего большую известность бывшего князя Антиохии. Видимо иерусалимскому королю срочно потребовалась крепкая рука которая могла защитить дальние форпосты королевства и при этом не плести интриги в самом Иерусалиме за спиной короля.

Сеньор Крака Моавского[править | править вики-текст]

Констанс давно умерла, в Антиохии княжил его пасынок. Поэтому Шатильон направил коня в Иерусалим, к 16-ти летнему королю Бодуэн IV Прокажённый с детства страдавшего проказой, но бывшего мудрым политиком и отважным воином. Балдуин был наслышан о «заслугах» Шатильона, а потому решил направить его как можно дальше от Иерусалимского королества. Под руку подвернулся удачный вариант брака с представительницей богатого и влиятельного рода де Мильи — Этьенной (или Стефанией), которая уже пару лет ходила в вдовах.

В итоге 1177 г. Рено которому было около 55-ти женился на наследнице Трансиорданской сеньории, Этьении де Мильи (Стефанья де Милли), важной даме королевства, дочери одного из магистров Храма и матери внука бессменного военного министра трех иерусалимских королей Онфруа II де Торона, юного Онфруа IV. Там в 1115 г. во время похода в Аравийскую Петру первый король Иерусалима, Балдуин I, построил Замок на Королевской Горе — Крак-де-Монреаль и два форпоста в Петре: крепость Аль-Хабис и замок Ле Во Муаз(Аль-Вуайера). В 1142 г. один из деятельных придворных и сподвижников третьего короля Иерусалима, Фулька I Анжуйского, Пейен Ле Бутийе приказал возвести на Скале Пустыни (Petra Deserti) другой замок — Крак, или Крак в земле Моавской (сегодня Эль-Карак). Он и стал столицей сеньории.

Владея замком Крак-де-Моабит и, соответственно, Трансиорданией, или Заиорданьем, Рено становился одним из самых важных, если не самым важным бароном королевства. Прямо чудесное превращение из нищего пленника у которого на момент выкупа из плена не было даже собственного коня. Правда не совсем ясно как нищий, да ещё только что вернувшийся из долгого плена, немолодой Рено которому было около 55 лет смог обойти около 100(!) претендентов многие из которых помимо молодости имели и титулы и земли. И конечно связи при дворе. Видимо без особого благоволения короля Балдуина IV не обошлось. Не нужно забывать что именно он выкупил Рено из плена. Так что получить себе в фьеф Трансиорданию — нечто большее, чем просто очаровать очередную принцессу… Семья Этьенны была из «пионеров» крестовых походов и имела огромное влияние при дворе. К тому же, сеньория Трансиордании с неприступными крепостями Крак де Моаб и Монреаль была самой большой сеньорией королевства. Лучшего просто нельзя было придумать. Свадьбу сыграли скромненько без лишнего шума и теперь, получив власть и богатства, Рено де Шатильон мог развернутся на полную катушку. И естественно наверстать упущенное за эти 15 или 16 лет вынужденного «простоя».

Кроме него был только один столь же крупный и столь же важный светский сеньор — Раймунд III, граф отдельного государства, Триполи. Помимо графства он, как и Рено, через брак владел частью Иерусалимского королевства — княжеством Галилея со столицей в Тивериаде на берегу Генисаретского озера.Раймунд был потомком участника 1-го похода, Раймунда де Сен-Жилля, или Раймунда Тулузского, являлся родичем правящего короля (бабка Бодуэна IV приходилась старшей сестрой матери Раймунда III). Он, конечно же, не считал Рено ровней, как, впрочем, невысоко ценили «пришлых» и другие «местные» — нобилитет королевства делился на две партии.

«Местные» и «пришлые»[править | править вики-текст]

Как следует из названия, партия «местных» в основном состояла из тех, кто родился и жил в Святой Земле. С пришлыми — чужаками из-за моря — все несколько сложнее: в партии Рено состояли номинальный граф Эдессы Жослен III и его сестра, мать короля Балдуина IV и его старшей сестры Сибиллы, Агнесса де Куртене. И Жослен, и Агнесса родились на Востоке. Впрочем, в партию «местных» входил и прибывший в Левант только в середине 70-х военный министр Амори де Лузиньян (впоследствии король Кипра и номинально Иерусалима как Амори II).

Видными фигурами из истинно местных, кроме графа Триполи, в партии были братья Бодуэн и Балиан Ибелинские. Последнего режиссёр Ридли Скотт зачем-то сделал бастардом в своем «Царстве небесном». Однако обозначенный в фильме роман между Сибиллой и одним из Ибелинов присутствовал на самом деле, только не с младшим, Балианом, а со старшим, Бодуэном. Окажись Бодуэн удачливее, ситуация в королевстве могла повернуться и по-иному. Но вмешалась война.

Война с Саладином в 1170-е[править | править вики-текст]

Правда пока Рено по уже на катаному в Антиохии сценарию вербовал самых отчаянных и смелых воинов в свои отряды и устанавливал связи с соседями, в окружающем мире проходили важные события. В 1177 усилившийся Салах ад-Дин (известный больше как Саладин) выступил из Египта и попытался с ходу захватить Иерусалим. Смелость юного короля и своевременное вмешательство хорошо вооруженных отрядов Рено, тогдашнего регента, привели к катастрофическому разгрому египтян под Монжизаром 25 ноября. Арабские источники утверждают, что победа была одержана именно благодаря Рено.

Огромная армия погибла, Саладин спасся чудом. Победа была настолько неожиданной и быстрой, что надолго окрылила крестоносцев, и эта уверенность в быстрой победе в дальнейшем сослужила плохую службу стране. Однако к 1179 году Саладин вернулся и начал действовать из Дамаска. В Галилее ему способствовала удача. 10 апреля армия франков потерпела поражение, хотя и не фатальное. Однако многие нобили попали в плен, в том числе и Балдуин де Ибелин. Он сумел выкупиться, заняв денег у императора Мануила, но Сибилла не дождалась его. На пути Бодуэна встала мать Сибиллы, Агнесса. Она сдружилась с Амори де Лузиньяном, оказавшимся готовым упрочить собственное положение за счёт шага, невыгодного для «местных». Амори вызвал с юга Франции младшего брата, Ги (иногда Гвидо). Он сумел понравиться Сибилле, и вскоре состоялась свадьба, приблизившая «пришлого» Ги де Лузиньяна к трону как зятя короля и отчима его племянника (сына Сибиллы от первого брака). Но что очень важно сорвался крупный технический проект Балдуина IV — Салах ад-Дин сумел захватить недостроенную крепость Шастеле известную сейчас как Брод Иакова. Этот брод через реку Иордан был ключевой переправой на одной из главных дорог между Акрой и Дамаском. Он активно использовался как своеобразный мост между христианской и мусульманской цивилизациями и что немаловажно находился всего в суточном переходе от Дамаска. Помимо потери крепости и морального урона в самой крепости были убиты около 800 крестоносцев с слугами и захвачено ещё около 700 воинов, каменотесов и опытных строителей. Это был серьезный удар по королевству.

Война с Саладином в начале 1180-х[править | править вики-текст]

Правда заниматься внутренними делами королевства Рено все было как то не с руки. Да и его новые владения требовали его неотлучного внимания и контроля. Земли как никак обширные и прежние правители основательно запустили дела и сократили военные отряды — первым делом Рено исправил это недопущение значительно увеличив военные силы подвластной территории. Но удалившись в удел, Рено принялся решать чем заняться и видимо решил «тряхнуть стариной». Это вызвано видимо тем что заниматься хозяйством он так и не научился, а крупные крепости и многочисленные вассалы нуждались в постоянных финансовых вливаниях. Поэтому богатые торговые пути проходящие из Дамаска в Каир мимо его владений ранее заполненные паломниками и купцами вдруг стали очень опасны. Для мусульман конечно. И выручки Рено от этих набегов стали измеряться цифрами со многими нулями. Что привлекло к нему повышенное внимание как христиан так и мусульман. Естественно увеличение благосостояния и признание как защитника синьории позволили ему укрепить свой статус в королевстве, а заодно свести с соседними мусульманскими правителями старые счеты. Здесь земли были гораздо богаче чем на севере, караваны многочисленнее и Рено быстро разбогател, что позволило ему задумать и осуществить казалось безумную идею.

Он решает захватить Мекку и Медину — святыни мусульманского мира, и конечно же, не хило обогатиться раз и навсегда. А попутно сделать богоугодное дело. Ну и отомстить мусульманам за прозябание в плену и за недавние поражения на севере королевства. Высказав идею своим вассалам он тут же понял что попал в цель — его мысль упала на плодородную почву и решив сменить тактику, Рено собирает лучших в стране плотников и морских дел мастеров, чтобы построить в Кераке 5 больших галер. Суда — и довольно большие — были построены и испытаны на воде Мёртвого моря, после чего разобраны и перенесены на побережье Красного моря с помощью верблюдов. Первой его целью было отбить у сарацин крепость Эйлат, уже 13 лет как отнятую у Трансиорданской синьории задолго то того, как Рено стал её князем. В то время сарацины находились не в самой крепости в Эйлате, а на фараонском острове у берегов Акабы. Пока две галеры с частью воинов дожидались пока осажденные сарацины помрут с голода, три из пяти галер около полугода наводили страх и ужас на жителей исконно мусульманских владений, никогда ранее не видевших крестоносцев так близко. Нанятые проводниками местные бедуины за небольшую плату указывали самые лакомые куски, поэтому к главной цели Рено вовремя так и не добрался. В итоге за несколько месяцев разбоя головорезы Рено собрали огромную добычу и что немаловажно действительно чуть было не захватили и Мекку и Медину, что оправдывало эту выходку в глазах христианского мира в те тревожные времена. Однако к весне 1183 г. заместители Саладина в Египте тоже построили боевые корабли, спустили их в Красное море и скоро принудили матросов и солдат Рено сойти на сушу, где они (не более 900 чел.) потерпели в итоге полное поражение в трёхдневной битве с превосходящими силами сарацин. Пленных затем церемониально обезглавили в разных городах империи Саладина. Есть очень подробное свидетельство арабского историка Ибн Джубайра об этой казни. Однако самому Рено и некоторым его воинам удалось выскользнуть и вернутся Крак Моавский.

После такой откровенной претензии на разрушение мусульманской святыни Салах ад-Дин, не мог не объявить Рено врагом номер 1 и «персоной нон грата». Ну и конечно заняться им всерьез. Тем более после успеха на севере он соответственно захотел развить успех на юге. Он попытался достать Шатильона в его собственном замке Краке Моавском дважды: в 1183 и в конце лета 1184 годов), однако оба раза потерпел недостойное султана поражение. Обе попытки взять твердыню (осенью 1183 и в конце лета 1184) оказались безуспешными. Видимо старина Рено мог уметь не только охмурять вдов, но и овладел к этому времени колоссальным опытом по военному делу. При очень небольших военных силах. Ну и нанести воинам Салах ад-Дина большой урон. Правда на выручку к Рено, который вновь стал общеизвестен не только в королевстве, но и во всем арабском мире, прибыл сам король Балдуин IV. Во время одной из осад в замке проходила свадьба сестры короля — Изабеллы и пасынка Рено — Онфруа IV Торонского. По просьбе матери жениха, Салахадин велел не целиться на башню в которой молодые проводили брачную ночь (или венчание по другой версии), а за это ему принесли напитки и еду со свадебного стола. Король Балдуин IV умер вскорости от проказы.

Помимо двух этих осад, первая половина 1180-х годов интересна ключевым эпизодом у Прудов, или Источников Голиафа в Галилее, в первую неделю октября 1183, в котором тоже участвовал Рено де Шатильон. Большая армия Саладина и крупное (1300 рыцарей плюс пехота) войско крестоносцев почти мирно разошлись после довольно пассивного недельного противостояния.

В роли крайнего во всей этой неприглядной истории оказался Ги де Лузиньян, муж Сибиллы Иерусалимской, отчим малолетнего Балдуина V и регент. В трусости его обвинили как раз традиционно умеренные, склонные к компромиссам и осторожности «местные». То же самое услышал он, разумеется, от своей партии «пришлых» и от короля. Последний отстранил Ги от обязанностей регента королевства. Ну а Рено за время его деятельности в Трансиорданской сеньории вернул себе популярность, богатство и известность, его имя с гордостью называли в королевстве и даже в Европе, а в арабском мире его прозвище князь Арнаут наводило такой ужас что связаться с «безумным франком» желающих становилось все меньше.

Обострение противостояния с Саладином[править | править вики-текст]

В 1186 г. умер последний наследный и законно признанный 8-летний король Иерусалима, Балдуин V, переживший своего дядюшку и тёзку Балдуина IV примерно на год. Трон оказался вакантным, чего давно уже ожидали, одни — со страхом, другие — с нетерпеливым вожделением.

«Пришлые» находились в более выгодном положении и устроили коронацию Ги. «Местные» во главе с Раймундом избрали королём Онфруа как мужа младшей — единокровной — сестры Балдуина IV, Изабеллы Анжуйской, или Изабеллы Комнин. Гражданской войны не случилось только потому, что кандидат «местных», Онфруа, бежал из лагеря Раймунда в Иерусалим к Сибилле и принес ей и Ги вассальную присягу.

В свою очередь Саладин, наконец покончивший с подчинением «своих», почувствовал себя готовым всей силой обрушиться на врагов веры, среди которых он прослыл благородным правителем и грозным соседом. Однако ему как и в нынешние времена требовался повод. И он нашёлся. Ещё по просьбе короля Балдуина IV, ради мира с сарацинами, Рено поклялся успокоиться и не трогать проходящие в его владениях торговые караваны. И он действительно продержался целых три года. И лишь где-то в начале 1187 года, умирая от бездействия и бытовой скуки бедняга Рено не не мог не напасть на проходящий мимо огромный караван, двигавшийся в Египет с богатейшими дарами и родной сестрой самого Салахадина. Видимо со смертью Балдуина IV Рено решил что уже не связан клятвой и нынешним королем можно пренебречь. Тем более если твой король трус. Возможно этот караван был лишь приманкой, но как бы то ни было Шатильон без труда взял колоссальную добычу которую оценили в 200 000 золотых динаров. К слову все строительство его твердыни которую стоили целых 20 лет обошлось в меньшую сумму.

Рено и раньше мало уважал иммунитет мусульманских купцов и паломников, отвечая на их претензии резонным возражением, что у короля, может быть, и мир с неверными, но у него, сеньора Крака, такого мира нет и быть не может. То же самое услышали и теперь посланники Салахадина и король Ги, которому Рено напомнил, что он «хозяин в своей земле, как король — в своей». Добавим к этому страшные рассказы о судьбе мусульманских пленников в Краке Моавском (некоторых Рено сажал в очень тесные ямы, а неплатежеспособных сбрасывал с высоких стен замка). Одним словом, злодея надо было обуздать. По одной версии, Рено изнасиловал сестру Салахадина, что маловероятно, старине Рено уже было 63 года и вряд ли он мог бы это проделать при всем своем желании. По другой версии убил, по третьей — продал в рабство. Ещё по одной лишь тронул пальцем, что уже рассматривалось мусульманами как осквернение чести. Не важно, какой из вариантов нам больше всего по душе — вывод был один — Салахадин объявил Рено де Шатильону Джихад.

Салахадин со своей стороны устроил рейд на христианские территории в Галилее 1 мая 1187 г. Поняв после этого, что столкновения не избежать, лидеры латинян прекратили распри и начали готовиться к решающей битве. Но они находились в явном меньшинстве и силы королевства были в несколько раз меньше закаленной в постоянных сражениях, опытной армии Салахадина.

Последняя битва[править | править вики-текст]

Армия крестоносцев собралась летом 2 июля 1187 года у озёр Ципори, чтобы обсудить план действий. Там собрался весь цвет латинского крестового общества — магистры тамплиеров и госпитальеров, граф Раймунд Триполийский и многие бароны. Ну и естественно Рено де Шатильон последняя вылазка которого правда не добавила ему популярности среди собравшихся. Слишком многие понимали что поставлено на карту и какие перспективы. Были посланы посланники в Европу за помощью, но ответа они не получили. В общей сложности было собрано более 1200 рыцарей, около 500 туркополов и 15000 пехотинцев. При этом большинство укреплений крестоносцев осталось практически без защиты. В будущем это приведет к фатальным последствиям.

Предложение Раймунда на совете было тактически правильным и его поддержала большая половина баронов. Он предлагал отодвинуть всю армию к Акко и заставить Салахадина двинуться через пустынные и безводные тропы Изрееля. С запасами воды и оружия, хорошим тылом и морской поддержкой — христиане могли иметь хорошие шансы победить гордого султана. Ну или хотя бы потянуть время и дождаться подкреплений которые были крайне нужны. Король согласился с таким решением. Однако ночью, в палатку короля зашел магистр тамплиеров Жерар де Видфор, у которого чесались руки намылить чалмы сарацинских вояк и он переубеждает короля и тот меняет решение: в итоге армия выступает в Тверию немедленно. Это была самая роковая ошибка недалекого Ги.

Крестоносцы отправились в поход ещё до рассвета. Хотя расстояние было сравнительно небольшим (около 20 километров), условия местности, а также жара стали для войска невыносимыми. Более того, их отряд подвергался постоянным атакам сарацинских конных лучников. Будучи не в силах больше продолжать поход, Ги де Лузиньян решил сделать привал в месте под название Рога Хоттина, около деревни Любия. Однако все колодцы в ней оказались пусты, а армию со всех сторон окружили войска сарацин. В течение ночи кольцо окружения все больше сжималось. Сарацины нападали на крестоносцев, выходивших из лагеря в поисках воды, обстреливали его стрелами, и подожгли кустарник, росший вокруг.

Утром сарацины перешли в решающее наступление. Измученные жаждой, крестоносцы с трудом отбивали непрерывные атаки кавалерии, но почти все погибли или попали в плен. Отряд под командованием Раймунда III смог нащупать брешь в рядах врагов и пробиться сквозь окружение. Салахадин велел своим воинам не нападать на них в надежде, что те умрут сами, так и не добравшись до источников воды, заблаговременно отравленных. Но они все таки спаслись. Остальных через несколько часов упорной битвы в буквальном смысле до последнего вздоха — взяли в плен. Выбрался также и и Балиан Ибелинский. Все прочие — включая короля Ги, его брата Амори, магистра Жерара и Рено де Шатильона — до последнего сражались в окружении у так называемых Рогов Хаттина в считанных километрах от Тивериады, пока после полудня 4 июля не были взяты в плен войском сарацинов.

Такой удачи Салахадин явно не ожидал. Он выразил свое восхищение тем фактом, что в его руках оказались такие знатные лица. А вот Рено по своим обещаниям он должен был убить собственной рукой, только повод сразу не находился (странно, не правда ли? А как же сестра?). Так наступил последний день жизни Рено де Шатильона. Есть известная версия его смерти. Самых знатных пленников доставили в шатер к Салахадину. А Рено по общему счету был вторым по значимости пленным после короля. Салахадин протянул королю большую чашу с щербетом. Отпив несколько глотков, Ги Де Лузьян тут же протянул её Рено Де Шатильону, но последнему охрана не позволила выпить. Ведь позволить выпить по арабскому обычаю означало оказать гостеприимство. Следовательно гостя нельзя убить. Салахадин тут же поинтересовался у Рено, что бы тот сделал, если бы сам султан оказался его пленником. Рено со свойственной ему дерзостью видимо желая красиво умереть при таких свидетелях и понимая что так или иначе он обречен и что ему возможно недолго осталось отвечал что тут же снес султану голову. Салахадин тут же снес железному барону голову. По курдскому обычаю, Салахадин провел пальцем кровяную полосу на лбу Рено в знак свершившейся мести (видимо, все таки за сестру). По исламским хроникам, голову Рено де Шатильона долго ещё возили по исламским градам и весям, дабы показать мусульманам, что повелитель держит слово, а злейший враг их, князь Арнаут, мёртв и больше не вернется, а потом выставили на главной площади Дамаска, в назидание тем, кто осмелится подняться против султана и в знак его полной победы над христианством. Кстати говоря, в Дамаске действительно стоит памятник Салахадину, где с обратной стороны изображены Ги де Лузиньян и Рено де Шатильон, как побежденные исламом. На этом закончилась увлекательная и полная экстремальных событий жизнь «франкского демона». Однако его имя не умерло вместе с ним. Его дочь, Агнесса де Шатильон (от брака с Констанцией Антиохийской) стала королевой Венгрии, а ещё одна дочь Алиса стала женой знатного барона Аззо V де Эста. Одно совершенно ясно — Рено де Шатильон специально спровоцировал Салахадина поскольку не собирался в свои 60 с лишним лет снова оставаться у разбитого корыта, а возможно хотел остаться в глазах современников мучеником за веру. Ясно и то, что этот человек прожил удивительно незаурядную жизнь, и история незаслуженно забыла его.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Клод Мутафян // Le Royaume Arménien de Cilicie, XIIe-XIVe siècle// Русское издание «Последнее королевство Армении» // Изд-во «Mediacrat» стр. 30-33 (161) 2009 г. ISBN 978-5-9901129-5-7

Источники[править | править вики-текст]

  • Колин А. Адвокаты Гроба Господня. — OCTO PRINT, 1998.
  • Колин А. Князь Арнаут: Ист. приключен. роман в 4 ч. — М.: Терра - Кн. клуб, 1999. — 432 с. — (Тайны истории: Век ХII). — ISBN 5-300-02455-4.
  • Колин А. З. Франкский демон: [Роман]. — М.: Octo Print, 1998. — 542 с. — (Тамплиеры). — ISBN 5-85686-040-4.
  • Baldwin M. W. Raymond III of Tripolis. — Princeton, 1936.
  • Duggan A. The Story of the Crusade. — London, 1963.
  • Estoire d’Eracle… / (через цитаты авторов 19-20 вв.).
  • Nicholson R. B. Joscelyn III & the Fall of the Crusaders States. — Brill, 1973.
  • Runciman S. A History of the Crusades: 2 vol. — Cambridge, 1952.
  • Schlumberger G. Renaud de Châtillon… — Paris, 1898.
  • William of Tyre. A History of Deeds Done Beyond the Sea = Historia rerum in patribus transmarinis gestarum / Пер. E. Atwater Bablock, A. C. Krey. — New York, 1943.
  • Terry J. The Crusades. — BBC. — 1995.

Ссылки[править | править вики-текст]

Нечитайлов М.В. Мученик за веру: как погиб Рено де Шатийон. Сайт DEUSVULT.RU. — В работе, на базе арабских и христианских источников, рассказывается о том, как умер князь Рено де Шатийон. Проверено 14 июля 2012. Архивировано из первоисточника 6 августа 2012.