Самоцветная полоса Урала

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Самоцве́тная полоса́ Ура́ла — это условное название территории, узкой лентой протянувшейся с юга на север более чем на сто километров вдоль восточного склона Среднего Урала в верховьях рек Нейва, Реж и Адуй.

Карта района

Здесь расположены богатые месторождения минералов ювелирного качества: топазов, турмалинов, изумрудов, аметистов, горного хрусталя. Было найдено даже некоторое количество алмазов. По словам академика Ферсмана:

« Трудно во всем мире найти другой уголок земного шара, где было бы сосредоточено большее количество ценнейших драгоценных камней. »

Другое название этого явления — Мурзинско-Адуйский самоцветный пояс.

Хотя месторождения известны уже 300 лет, но само обобщающее название моложе, его дал в начале XX века К. К. Матвеев — основатель кафедры минералогии Уральского горного института, учёный секретарь знаменитой Радиевой комиссии В. И. Вернадского.

История[править | править код]

История Самоцветной полосы официально начинается в 1668 году с находок цветных камней, сделанных рудознатцами братьями Тумашевыми в районе Мурзинской слободы на реке Нейве.

Слухи о замечательных находках братьев Тумашевых заставили многих крестьян пойти на поиски дорогих камней.

Река Реж


В конце XVIII века появляются первые упоминания о самоцветных месторождениях у реки Адуй. В XIX столетии адуйские копи прославились своими аметистами и бериллами. В 1810 году жители Шайтанки (ныне село Октябрьское) братья Кузнецовы нашли красные турмалины, что стало большой сенсацией. Вскоре в 1815 году здесь закладываются знаменитые копи Мора, турмалины из которых благодаря насыщенному цвету приобрели мировую известность.

В конце XIX века в россыпях у деревни Колташи и села Шайтанки официально отмечаются находки самых дорогих на Земле самоцветов: сапфиров, рубинов и даже алмазов. В 1900 году была открыта редчайшей по богатству и качеству турмалиновая жила около села Липовского. Местный крестьянин П. Русин во время пахоты случайно выкопал из земли «какие-то красивые камушки». В селе началась турмалиновая лихорадка. Позднее о липовских турмалинах академик А. Е. Ферсман напишет, что «по красоте и глубине тона с ними не может сравниться ни один турмалин в мире».

Самоцветы[править | править код]

Александрит при разном освещении

Александрит[править | править код]

Уникальный минерал, меняющий свою расцветку в зависимости от освещения. Добывался на Малышевском месторождении.

Кристалл топаза

Топаз[править | править код]

Голубой топаз, изображённый на почтовой марке

Особенно ценились голубые топазы из окрестностей Мурзинки (дер. Алабашка, копь Мокруша). Академик Ферсман писал в 1925 году:

« Россия может гордиться своими топазами, которые по красоте тона, чистоте воды и величине кристаллов занимают исключительное место среди топазов всего света: по качеству русский топаз выделяется среди всех топазов известных месторождений, причем красота нежно-голубого топаза Мурзинки, красновато-фиолетовый тон топазов Санарки и Каменки — всё это составляет гордость русских цветных камней. »

Образцы голубых топазов из Мурзинки есть в Минералогическом музее им. А. Е. Ферсмана в Москве.

Полихромный турмалин.

Турмалин[править | править код]

Полоса включает в себя месторождения малиновых и многоцветных (полихромных) турмалинов. Первые находки были сделаны в XIX веке сначала у Шайтанки, а затем у села Липовского.

Переливт[править | править код]

Шайтанский переливт — мелкокристаллический диккит-кварцевый агрегат. Благодаря своей слоистости часто считается разновидностью агата (так считал и сам Ферсман), но агат состоит из слоев волокнистой разновидности кварца — халцедона.

Первые находки (в районе Шайтанки) относятся к 1780-м годам. Переливтовые камеи принадлежали первым лицам Российской империи, ныне представлены в Эрмитаже, в галерее драгоценностей. А. Е. Ферсман упоминает, что в панагии митрополита Петра на переливте изображен пророк Даниил. В 1895 году для украшения гробницы императора Александра III около села Шайтанского (ныне село Октябрьское) А. А. Комаров находит необходимый камень.

Первоначально находили обломки на поверхности земли, в 1960-е годы вскрыли коренное месторождение. Из-за больших объёмов добычи сильно упал в цене.

Разные окраски берилла

Берилл[править | править код]

В 1828 году в Старцевой яме под Мурзинкой был найден кристалл драгоценного берилла длиной в 25 см. Берилл также встречается в южной части полосы.

Изумруды[править | править код]

Изумруд на почтовой марке

Изумруд высоко ценится ювелирами, особенно в случае насыщенного цвета. Полоса включает в себя знаменитые Малышевские рудники, разрабатываемые с XIX века до настоящего времени. В 1993 году здесь был добыт изумруд «Президент» — сросток кристаллов весом 1,2 кг[1].

Аметист

Аметист[править | править код]

Аметист добывали в копях вокруг Мурзинки — для этого вырабатывали жилу в поисках «занорышей» — заполненных глиной пустот, внутрь которых росли кристаллы. Особенно ценились аметисты густой окраски.

В советское время аметисты добывались промышленным способом в шахте Ватиха с глубин до 70 метров. В настоящий момент шахта закрыта, но любители все ещё находят небольшие кусочки аметиста в её отвалах. Учитывая, что дорога к шахте подсыпалась глиной из отвалов, то аметист можно найти буквально «на дороге».

Рубины[править | править код]

Сапфиры[править | править код]

Письменный гранит[править | править код]

Горный хрусталь[править | править код]

Алмазы[править | править код]

Хозяйственная деятельность[править | править код]

Для значительной части местного населения старательство имело большое экономическое значение. И если старателем, то есть человеком, занимающимся поиском камней в свободное время, мог быть почти каждый крестьянин, то горщиков, то есть тех, для кого добыча камней была основным заработком, было очень немного. Чтобы стать горщиком, требовались знания и чутье. Также в деревнях развивались камнерезные промыслы, изготовление украшений, хотя и камнерезов было не много.

Старательские работы велись, как правило, в зимнее время года, после завершения сельскохозяйственных работ. Кроме того, зимой копи меньше заливались водой. Большая часть найденных самоцветов продавалась на месте перекупщикам, которые и получали основной доход.

« — От свободности ищутся, так оно расчёт есть… Например, в великое говенье делать хрестьянину нечего, вот собьётся артелка и пойдёт искаться. Артелка в яме руководствует, а Якунька или Пронька, напримерно, сидят вот этаким манером на борту и покупают камень… Всё форменно. Нашли гнездо амаститов, сейчас Пронька: «Выставляю полведра», а ежели один камень — полштоф, два полштофа. У каждого камня по росту и цена своя… »

По-настоящему легендарной личностью стал Василий Левич Зобнин из Шайтанки. После вскрытия в 1900 году богатейшей турмалиновой жилы у села Липовского крестьяне за бесценок «тарелками, шапками» продавали самоцветы шайтанскому перекупщику. За несколько лет Зобнин превратился в богатейшего в округе человека, о состоянии которого ходили легенды.

Старатели чаще всего объединялись в кумпанства, реже работали в одиночку. Для того чтобы выйти к жиле и «раскупорить» её занорыши-кладовые, была необходима шахта-копь. Сохранилось множество старинных копей, представляющих большой интерес как с точки зрения минералогии, так и с точки зрения истории. В шахту вели вертикальные ямы-«дудки» меньше двух метров в ширину и, как правило, четыре — восемь метров в глубину, очень редко более десяти метров. Стены ямы иногда крепились деревянным срубом. Ворот с бадьей (на 10—20 ведер) на канате использовался для подъёма породы, воды, а также для спуска-подъема горщиков. В стороны от вертикальной ямы, вдоль жилы, копались ямы-«кротовины» (на десятки метров), в них, как правило, можно было продвигаться лишь ползком. Работы велись с помощью самых примитивных орудий труда (лопата и кайло). Освещение производилось от лучины, свечи или масляного фонаря. Неограниченность лесной свободы часто влекла к негативным последствиям: А. Е. Ферсман писал о невиданном пьянстве в кумпанствах горщиков, особенно после хороших находок.

Поиски камней для большинства старателей было своего рода лотереей, перекапывая глину или взрывая твердую породу, можно было долго ничего не находить, а можно было вдруг найти ценный самоцвет.

« — Так у вас нынче камней не добывают?

— Мало. Плохое это рукомесло, а так, охотка одна. Другой с неделю ищется где-нибудь в яме, а принесёт домой ничего…
Д. Н. Мамин-Сибиряк. Самоцветы: Очерки

»

По словам А. Рычкова, для жителей сел и деревень этого региона, в отличие от соседних районов, было характерно особое «фартовое» сознание («фарт» — термин по смыслу близкий к словам «удача», «успех»). Сотни крестьян после осенних сельхозработ, которые давали предсказуемый, но не высокий доход, устремлялись в лес на старательские работы, в поисках дорогих каменьев, враз способных обогатить и осчастливить. Подобные настроения подогревались десятками рассказов, легенд, песен о счастливых находках, которые случались где-то рядом, а улыбнулась удача таким же, как все крестьянам. Удачливый старатель или «фартовщик» становился героем села или целой округи: «Раздайся, народ, фартовщик идет» — слова из местной песни.

Для того чтобы стать «фартовым» горщиком, необходим был талант, но без помощи высших сил также было не обойтись. В сознании крестьян Самоцветной полосы Урала сложился религиозный дуализм. С одной стороны православие: у горщиков были свои святые, их иконы украшались лучшими самоцветами. Цветные камни, подаренные старателями, оформляли интерьеры церквей. Сохранилось предание о самоцветных украшениях интерьера липовской Христорождественской церкви. С другой стороны, крестьяне верили в сверхъестественную силу Камня, то есть Уральских гор, возможно, как-то олицетворяли его, наподобие Хозяйки Медной горы.

Данила Зверев[править | править код]

Среди жителей самоцветных сел и деревень было много истинных знатоков и ценителей камня. Некоторые из них выполняли ответственные государственный заказы, заказы королевских дворов Европы и Ватикана. Более же всех, по словам А. Рычкова, среди горщиков прославился Д. Зверев из деревни Колташи. Сегодня одна из улиц Екатеринбурга носит его имя. Именно он подбирал камни и участвовал в изготовлении методом флорентийской мозаики знаменитой карты Франции, презентованной Николаем II Французской республике в эпоху сближения двух стран перед I мировой войной, вместе со своими сыновьями подбирал камень для карты индустриализации СССР, для Мавзолея В. И. Ленина, звёзд Московского Кремля. Считается, что Д. Зверев стал прообразом Данилы-Мастера из сказов П. Бажова. Бажов был лично знаком со Зверевым и один из своих сказов «Далевое глядельце» посвятил знаменитому горщику.

По легенде, Данила Зверев совсем не умел считать деньги и возвращавшийся в родную деревню после того, как продал камни, не иначе как с подводой пряников и прочих сладостей: «Земля у нас общая, вот и праздник должен быть общий».

Его внук, Иван Иванович Зверев также был горщиком и в 1970-е годы вел кружок юных геологов при музее в Мурзинке.

Современность[править | править код]

Уже организован уникальный на Урале Режевской государственный природно-минералогический заказник, в Реже открывается музей «Самоцветная полоса Урала». Большую роль в этой работе сыграла деятельность замечательного человека, доктора геолого-минералогических наук Э. Ф. Емлина.

Сейчас на территории действует государственный заказник «Самоцветная полоса Урала». Подготовка к его созданию была начата ещё в 1993 году[2].

Аналоги[править | править код]

Некоторым аналогом может служить Ильменский самоцветный пояс (также приуроченное к выходам пегматитов на восточном склоне Уральских гор), ныне составляющее ядро Ильменского заповедника на Южном Урале.

Примечания[править | править код]

Литература[править | править код]

  • Рычков А. Режевские сокровища. — Изд-во Уральского университета, 2004. — ISBN 5-7996-0213-7
  • Рычков А. В. 12 Путешествий по среднему Уралу. — Малыш и Карлсон, 2008. — 50 с. — ISBN 978-5-9900756-1
  • А. И. Маликов, Ю. А. Поленов, М. П. Попов, А. П. Шукшаев. Самоцветная полоса Урала: Учеб.-справочн. пособие — Екатеринбург: «Сократ», 2007. — 283 с., ил.

Ссылки[править | править код]