Топоровский, Игорь Владимирович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Игорь Топоровский
Igor Toporovskiy
Дата рождения 1966(1966)
Место рождения Днепропетровск, Украинская ССР
Гражданство Бельгия
Род деятельности коллекционер
Супруга Ольга Топоровская (Певзнер), 1972 г.р.

Игорь Владимирович Топоровский (р. 1966[1]) — бельгийский коллекционер российского происхождения, владелец собрания русского авангарда, чье экспонирование в начале 2018 года в Гентском музее изящных искусств вызвало большой общественный резонанс[2]. Основатель фонда «Дилегем».

Биография[править | править код]

Выставка картин из собрания Топоровского в музее Гента, 2017 год

Проживает в центре Брюсселя[3].

Закончил исторический факультет МГУ в 1988 году (тема диплома — якобинские праздники)[4], диссертация «Многостороннее культурное сотрудничество в Европе в 1970-80-е годы» (1992)[1]. После истфака устроился в Институт Европы РАН[5].

В 1995 году баллотировался в Государственную Думу по Пушкинскому одномандатному избирательному округу Московской области, выборы проиграл. Осенью 1999 года был исключен из партии «Яблоко», так как вовремя не предоставил документы. В избирательных документах 1990-х годов Топоровский называл себя «директором Института внешней политики и международных отношений». Однако из регистрационных документов организации выяснилось, что это не академическое учреждение, а НПО, исключенное из государственного реестра РФ в 2013 году по причине «отсутствия деятельности»[1].

По собственным утверждениям, работал дипломатом, в частности — советником европейского председателя Трехсторонней комиссии Жоржа Бертуэна[4]. В интервью бельгийской прессе[3][6] он рассказывал, что во время перестройки он стал одним из молодых советников ГорбачеваФонд Горбачева» опроверг это утверждение[1]). По его словам, эту деятельность он продолжил и при Ельцине, а потом стал «тайным дипломатом» — ездил в штаб-квартиру Европейского союза и НАТО в Брюсселе. По его словам, с 1991 по 1996 год им были организованы большинство визитов российских парламентариев в Брюссель, а в 2005 он больше полугода работал по договору в администрации президента[4] (официальное сообщение: «Администрации Президента о деятельности господина Топоровского (…) ничего не известно»[7]).

Но «приход Путина к власти» (президент с 2000 года) поставил Топоровского, по его словам, по другую сторону режима, и поэтому в 2006 году[5] он с семьей и коллекцией переехал в Брюссель.

Рассказывать, какими путями приобрел свое состояние, отказывается[5].

Коллекция[править | править код]

Владелец крупного собрания русского искусства, которое начал коллекционировать ещё до эмиграции — предполагается, что в нём как минимум 500 произведений, 2/3 из которых являются картинами маслом[7]. Основал Фонд «Дилегем», от лица которого и распоряжается коллекцией. По словам Топоровского, в 2018 году фонд начнет публиковать каталог собрания. Назвать точное количество работ в собственности он, по его словам не может, так как там много эскизов, рисунков[4]. По рассказу бельгийского журналиста, в числе произведений искусства в жилом доме Топоровского — головы из дерева, вырезанные Малевичем[8].

В 2009 году принадлежащие ему картины за подписью Александры Экстер принимали участие в выставке работ художницы во французском городе Тур, оказавшейся арестованной из-за обвинений в неаутентичности многих экспонатов[9][10]. Кроме Топоровского, для выставки картины предоставляли и другие частные коллекционеры, и Топоровский заявляет, что его собственность была признана подлинной судом[8][11], что другие участники конфликта называют погрешностью против истины[12]. Эксперт, видевший эти картины, сообщает, что там использовались пигменты, ещё не существовавшие в заявленный момент их создания[11]. Адвокат Андрея Накова, президента Ассоциации Александры Экстер, инициировавшего расследование, сообщил прессе в 2018 году, что иски Топоровского против Накова по этому поводу многочисленны[11].

В интервью Топоровский несколько раз утверждает, что хотел передать собрание Российской Федерации, но его предложение отвергли[4], причем это обсуждалось уровнем «выше министерства культуры»[5] (официальное сообщение: «Администрации Президента о деятельности господина Топоровского (…) ничего не известно»[7]). Топоровский сравнивает себя с Костаки[5].

Фонд Дилегем и будущий музей[править | править код]

Titeca — охотничий домик в Аббатстве, который, по словам Топоровского, будет подвергнут масштабной реконструкции с целью приспособления под нужды музея.

Топоровский планирует открыть частный музей русского авангарда в бывшем аббатстве Дилегем (коммуна Жет, Брюссель), выкупленном у муниципалитета. Открытие планируется на 2020 год. Запланированная площадь 1200 кв.м., окружающий парк, который также реконструируется, имеет площадь в 2 га.[3][13] Реконструкция оценивается примерно в 2 млн евро[14], из них 40-60 % по словам Топоровского, он рассчитывает покрыть из государственных субсидий[15].

В музее, по заявлению коллекционеров, будет представлено несколько сотен произведений русского модернизма 1900−1925 годов.

Этот будущий музей будет иметь постоянную экспозицию, временные выставки и научно-исследовательские проекты — для того, чтобы переписать историю модернизма в России, которая плохо известна из-за всех событий, потрясших страну в 20-м веке — И. Топоровский[3].

Председателем благотворительного фонда (Stichting Dieleghem), зарегистрированного в июне 2017 года[11], является мэр коммуны Жет Эрве Дуайен (Hervé Doyen)[3]. В правление, кроме Топоровского, входят Christian Pinte и Hélène de Witt du Lau d’Allemans. Директор гентского музея Катрин де Зегер входит в научный совет фонда, но по мнению Топоровского это не является конфликтом интересов[15]. Хотя цели фонда — культурно-просветительские, согласно уставу, любая из работ может быть продана при одобрении правления.

Выставка и скандал[править | править код]

20 октября 2017 года в Гентском музее изящных искусств (Бельгия) в рамках постоянной экспозиции произведений открылась выставка[L 1] русского авангарда из собрания Игоря Топоровского под названием «Русский модернизм», в которую вошло 24[L 2] произведения, чьими авторами были указаны русские художники первого ряда (Александра Экстер, Эль Лисицкий, Наталья Гончарова, Василий Кандинский, Казимир Малевич, Любовь Попова, Александр Родченко, Ольга Розанова и Владимир Татлин)[16]. Работы были предоставлены музею на условиях долгосрочной аренды фондом «Дилигем», переговорами с ним занималась директор музея Катрин де Зегер (Catherine de Zegher).

Вскоре после открытия сомнения относительно выставленных работ начали появляться в соцсетях среди туристов, любителей русского авангарда[17]. Одним из первых об этом написал в Facebook художник Павел Отдельнов, которого поразил низкий уровень живописи «Филонова»[14][18]. Галерист Емельян Захаров там же написал о «невыносимом ощущении испанского стыда, которое охватывает тебя целиком, когда ты находишься в этом зале»[14]. Джеймс Баттервик сообщил, что уже в ноябре написал директору музея о своих сомнениях[19].

15 января 2018 ряд экспертов[L 3] по русскому искусству этого периода (искусствоведы, кураторы, арт-дилеры и коллекционеры) опубликовали открытое письмо, в котором высказали сомнения в подлинности произведений на гентской выставке[20]. В числе произведений, вызвавших особое недоверие — прялка и сундук (туес, короб), будто бы расписанные Казимиром Малевичем. Вопросы вызвало полное отсутствие провенанса (истории бытования) картин в течение всего ХХ века, отсутствие каких-либо заключений экспертов, в том числе химико-технологических, а также «плохая» стилистика и неправдоподобное сходство с гарантированно подлинными произведениями этих художников. Были обнаружены и странные погрешности в картинах, например, орфографические ошибки (проблемы с дореформенной орфографией и путаница между кириллицей и латиницей)[21][22].

«У них нет выставочной истории, они никогда не были упомянуты в серьезных научных публикациях, и нельзя проследить историю их покупок. Выставленные полотна Кандинского и Явленского не включены в каталоги-резоне — международно признанные источники данных о работах этих художников. Некоторые предметы, например, сундук и прялка, якобы расписанные Казимиром Малевичем, не имеют известных аналогов, и нет никаких исторических данных или даже упоминаний о том, что художник имел отношение к росписи подобных вещей. Практически каждый экспонат вызывает вопросы. Музей не опубликовал каталог и не предоставил никакой информации о провенансе или истории выставок полотен, кроме имени их владельцев»[1][22].

Кроме того, эксперты опасались масштабных планов Гентского музея относительно собрания Топоровского: директор сообщала, что планирует открыть ещё более крупную выставку в конце 2018 года, а также отправлять картины в другие крупные европейские музеи, желая, по её словам, «переписать историю русского авангарда»[3].

После этого издание The ArtNewspaper начало свое расследование: сначала российские журналисты обнаружили ряд несовпадающих фактов и утверждений[1], затем подключилась англоязычная версия издания. Гентский музей, в свою очередь, отвечал, что забирая картины из частных коллекций в аренду, музей не проводит научный анализ полотен, «оформление временного пользования основывается на доверительных отношениях с владельцем»[14][23].

Выяснилось, что прежде чем открыть выставку в Генте, Топоровские пытались предложить её другим бельгийским и европейским музеям, однако их собрание показалось директорам ряда музеев подозрительным[14].

Через неделю после опубликования открытого письма и реакции на это англоязычной, российской, и особенно местной прессы, фламандский министр культуры Свен Гетц заявил, что будет создана экспертная комиссия по проверке ряда картин на подлинность[24]. Он объявил, что о результатах проверки подлинности картин будет объявлено через месяц. Согласно пресс-релизу музея, «владельцы согласились на проведение экспертизы — из чувства глубокого уважения к заинтересованным сторонам (Музею изящных искусств, городу Генту и министерству культуры Фландрии)»[14]. Министр подчеркнул общественное значение решения о создании экспертной комиссии, потому что «с подобной ситуацией в будущем могут столкнуться и другие музеи»[25].

Выставка продолжила свою работу и оставалась открытой для посещения.

Происхождение коллекции и расследование[править | править код]

Игорь Топоровский и его жена Ольга до конца 2017 года давали ряд интервью бельгийской прессе, в которой озвучили историю формирования своего собрания. После вспыхнувшего скандала их утверждения начали проверять и подвергать сомнению. Следует отметить, что в различных интервью Топоровских звучат разные, противоречащие версии и утверждения (см. ниже).

Первоначально в интервью иностранной прессе[3][6][11][26] коллекционер и его супруга говорили, что собрание формировалось из трех источников. Во-первых, Ольга, по их словам, приходится родственницей (ее прадед — двоюродный брат)[4] двум знаменитым братьям-авангардистам Науму Габо и Антуану Певзнеру, которые, уезжая из Советского Союза, оставили там ряд произведений. Вторая часть коллекции появилась благодаря дружбе и совместной работе отца Ольги со знаменитым собирателем Георгием Костаки. Третья, наиболее значительная часть собрания, была приобретена самим Топоровским: «Самая важная часть коллекции состоит из работ, отправленных в музеи до прихода Сталина к власти, после чего социалистический реализм стал довлеть в региональных музеях, особенно в Украине. Игорь Топоровский, несомненно, вдохновленный своим украинским происхождением, решил использовать свои высокопоставленные контакты и обнаружил сокровища, которые он купил по очень умеренной цене в конце коммунистической эпохи. Он объединил частную коллекцию произведений Александры Экстер, а также часть коллекции Иосифа Орбели, бывшего директора Эрмитажа. Последний укрыл их в своей родной Армении, чтобы полотна избежали уничтожения по приказу Сталина»[6]. В другом иностранном интервью про эту часть Топоровский говорит, что наследие Экстер он купил в Одессе, а также на «распродажах запасников музеев при падении советской империи»[3]. Позже, уже после выхода расследования, Топоровский в своем интервью «Московскому комсомольцу» опроверг утверждения в бельгийских статьях, заявив, что журналисты все исказили, и ни от Певзнеров, ни от Костаки никаких картин он не получал[4]. В следующем интервью, «Медузе», он опять возвращается к этой версии[5]. В интервью De Staandard супруги говорят, что в их коллекции около 40 работ из этого источника, но только 3 картины, а остальное коллажи из различных материалов[11].

The ArtNewspaper в своем расследовании пишет: «версии о происхождении работ из семьи Наума Габо, коллекции Эрмитажа и окружения Георгия Костаки наши источники считают „полной ерундой“»[1]. Дочери Габо и Костаки решительно опровергли такую вероятность, равно как и директор армянского музея Орбели и его невестка (кроме того, востоковед Орбели вообще не интересовался авангардом). Кроме того, вообще «не удалось обнаружить в России следы мощной собирательской деятельности Игоря Топоровского» — что странно для коллекции, которая насчитывает несколько сот произведений[1]. Андрей Сарабьянов подтвердил, что никогда не слышал ни о коллекционере, ни об одной из его работ[5].

Топоровский считает все обвинения и подозрения относительно подлинности авангарда из своей коллекции надуманными, и результатом коммерческой ангажированности арт-дилеров, считающих его конкурентом и боящихся за падение стоимости картин этого сегмента, и т. п.[4][5]

Ряд российских экспертов и коллекционеров настаивают на том, что рассказы Топоровского о сложении его коллекции звучат неправдоподобно[18]. Особенно их удивляет настойчиво повторяемый Топоровским рассказ о распродаже после 1991 года государственных музейных фондов бывших советских республик[7]. Кроме того, Топоровский говорит, что смог собрать такую коллекцию, потому что в его молодость авангард стоил дёшево — что опровергают все российские собиратели искусства[7].

Фамилия Топоровского встретилась и в следственном деле антикваров Преображенских (2004—2008 годы), осужденных за торговлю подделками. В деле есть расписка Топоровского в получении почти $3 млн долл. от Преображенских за две картины Кандинского и Малевича, взятых у него для продажи; а также протокол его допроса, где он показал, что эти картины происходят из семьи Орбели через некоего Камо Манукяна (Топоровский говорит о нём «человек из семьи Орбели»[5]). Экспертиза двух картин не была проведена, так как неназванный покупатель отказался их предоставить следствию[1]. По словам Топоровского, все это является ложью[4].

По словам Топоровских, все документы и экспертизы на их картины в порядке, однако вызывает вопрос, кто делал экспертные заключения по коллекции и каким образом такое большое собрание пересекло государственную границу РФ. Мишелю Полферу, директору Национального музея истории и искусства Люксембурга (MNHA), которому Топоровские предлагали свою выставку, на вопрос, как удалось это вывести, по словам директора, Топоровский ответил, что «занимал высокий пост и получил разрешение от президента Путина»[27]. Журналисты российского The ArtNewspaper обратились в Администрацию Президента и получили ответ о невозможности подобного[28]. В интервью «Московскому комсомольцу» коллекционер говорит: «я достаточно купил на так называемых музейных распродажах (…) Я не хранил работы в РФ. Часть была на Украине, другие — в Прибалтике»[4][7] (хотя оттуда вывезти искусство аналогично проблемно). А в интервью «Вестям» Топоровский уже рассказывает, что покупал эти картины не в бывшем СССР, а уже в Германии и Швейцарии у европейских дилеров, в свою очередь приобретавших их на музейных распродажах[18]. «Медузе» он сказал, что покупал картины при прямых распродажах фондов музея в Харькове[5].

Закрытие выставки[править | править код]

29 января 2018 года англоязычная версия The ArtNewspaper опубликовала перевод расследования утверждений Топоровского, дополненный также рядом новых данных[28]. Например, сообщалось, что некий художник в 2013 году продал полсотни «авангардных» картин по 1,5 тыс. евро Топоровскому и неназванному галеристу. А европейские ученые Ноеми Смолик (Noemi Smolik) и Магдалена Дабровски (Magdalena Dabrowski), которых Топоровский ранее назвал в числе своих будущих помощников при создании музея, в той же январской публикации выступили с резким опровержением. Кроме того, был опубликован документ, предоставленный коллекционером в качестве доказательства подлинности своих работ — каталог выставки в Харьковском музее 1992 года. После консультации журналистов с Харьковом выяснилось, что он поддельный — в оригинале издание относится к 1998 году и имеет другие иллюстрации, то есть фото картины Топоровского вклеено туда путем монтажа[28]. (Позже выяснилось, что в поддельном каталоге с ошибкой переведено на украинский «дама червей» — как «дама червяков» / укр. «дама хробаків»[21]). Были найдены и другие важные несостыковки[7].

По сообщению The ArtNewspaper, этот номер газеты они послали министру культуры, и через 4 часа выставка наконец была снята со стен музея (парламент Фландрии уже за это проголосовал несколькими днями ранее)[28]. Картины поместили в хранилище музея[7].

Расследование[править | править код]

После закрытия выставки было объявлено, что исследовать будут не 5 полотен, а все 24 работы[28]. Музей выступил с официальным заявлением, в котором сообщил, что, раз «дискуссии о подлинности коллекции Топоровских приобрели столь большие масштабы», экспертной комиссии будет предоставлен «неограниченный доступ ко всем работам, чтобы изучение произведений проходило в спокойной обстановке»[7].

Согласно заявлению музея, Топоровские передали ему досье с документами, подтверждающими подлинность и историю приобретения каждого экспоната, говорится в пресс-релизе. Фонд также предоставил Музею 2 сертификата проверки подлинности картин, проведенные во Франции[14].

Предварительный срок для опубликования данных комиссии был назначен на конец февраля. Её задачей было не подтвердить или опровергнуть подлинность произведений (хотя технико-технологический осмотр 5 картин планировался), а решить, достаточно ли убедительны документы, подтверждающие аутентичность и провенанс работ, для того чтобы выставлять их в государственном музее, а также оценить тщательность, с которой музей подходит к своим выставкам, и степень профессионализма его сотрудников[29] — то есть оценить не подлинность картин, а действия руководства музея, а также принципы, которыми руководствуется музей, беря картины у частных владельцев в аренду[30].

Однако в итоге комиссия, возглавляемая почетным профессором права Гентского университета Томасом Лейсеном[L 4][31], попросту не смогла начать работу — экспертов не подпустили к экспонатам. 19 февраля 2018 года её участники распространили заявление, в котором объявили, что останавливают свою работу, так как в музее экспертов встретили адвокаты Фонда Дилегем и директора музея, Катрин де Зегер, которые, как пишут эксперты, «выдвинули новые требования, равнозначные вето, де-факто означающие, что мы не можем начать работу»[29]. Комиссия объявила о своем роспуске, так и не начав работу[32]. Поступки дирекции музея вызывают большие вопросы у общественности[33]. Топоровский на страницах «МК» заявил, что вся бельгийская пресса говорит неправду, и «экспертную комиссию распустили по инициативе городского правительства после того, как юристы музея заявили о её профнепригодности»[34].

Через несколько дней музей объявил, что возвращает картины Фонду без каких-либо процедур. После этого председатель фонда Эрве Дуайен заявил, что Фонд сам проведет все экспертизы в известных международных лабораториях самостоятельно[35].

Вскоре после этого российские арт-критики призвали зарубежных коллег и сотрудников к осторожности в работе с русским авангардом, поскольку «показ сомнительного происхождения работ, вызвавший острую негативную реакцию экспертно-критического сообщества, не только наносит ущерб репутации музея, но и дискредитирует общекультурную и эстетическую значимость наследия великих русских художников ХХ века»[15][36]. Интервьюируя фламандского министра культуры, местный журналист предположил, что из-за этой ситуации Бельгия стала международным посмешищем[15]. Имиджевый урон музея пока обсуждается[37]. Топоровский, в свою очередь, заявил, что стал жертвой «беспрецедентного манипулирования общественным мнением, организованным из-за рубежа», — обвинив коллекционера Петра Авена в организации травли с помощью российской прессы[38].

5 марта директора других музеев Фландрии опубликовали открытое письмо со своей негативной оценкой ситуации и поведения де Зегер[39]. В тот же день администрация города Гент объявила, что организует внешний аудит деятельности музея[40]. На встрече экстренного комитета культуры г. Гент де Зегер объявила, что два посторонних эксперта (Смолик и Дабровски) предварительно исследовали коллекцию, что оказалось прямой ложью[38][41], удивительной, поскольку оба этих эксперта опровергли это ещё полтора месяца назад[42]. На следующее заседание комиссии она не явилась и 7 марта была отстранена с должности директора музея[43][44]. 20 марта прокуратура провела в музее обыск с целью обнаружения документов о выставке[45].

14 марта 2018 года на заседании правительственной комиссии Бельгии государственный секретарь Зухал Демир сделала официальное заявление, сообщив что ещё «в январе 2016 года федеральное научное учреждение Королевский институт культурного наследия (КИК) провело материально-технический анализ картин Топоровского. Образцы красочного слоя были взяты в доме Топоровского из 5 картин для проведения анализа цветных пигметнов. После получения результатов исследований Топоровский стал избегать любых контактов с КИК». Оценивая результаты анализов Зухал Демир заявила: «Ответственность за это фиаско — а это было действительно фиаско, а также причиненный на международном уровне репутационный ущерб — должен лежать там, где он должен лежать, а именно на руководстве МСК в Генте и именно оно должно взять на себя ответственность за это».[46]

Комментарии[править | править код]

  1. Фактически, по словам Топоровского, реинсталляция в рамках постоянной экспозиции, с использованием вещей, одолженных из частных коллекций.
  2. Встречается и упоминание цифры 26.
  3. В числе экспертов: Александра Шатских, Наталья Мюррей (куратор лондонской выставки «Революция: Русское искусство 1917−1932 годов»), Вивиан Эндикотт Барнетт (автор каталогов-резоне Кандинского и Явленского), Константин Акинша, Джеймс Баттервик и другие.
  4. В комиссию, кроме её главы Томаса Лейсена, входили: Йохан Эрау, профессор права Гентского университета; Фредерик Лин, руководитель отдела современного искусства Королевских музеев изящных искусств в Брюсселе; Виллем Ян Рендерс, куратор русского искусства в Музее ван Аббе в Эйндховене; и Серхио Сервеллон, председатель ИКОМ Фландрии.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Шкуренок, Наталья. Приключения русского авангарда в Генте (рус.), The Art Newspaper Russia (15 января 2018). Проверено 1 марта 2018.
  2. В Гентском музее искусств открыта выставка неизвестных работ русского авангарда. Искусствоведы о них тоже ничего не слышали (рус.), Meduza. Проверено 1 марта 2018.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 Libre.be, La. La très étonnante collection d’art de l’avant-garde russe d’Igor Toporovski (фр.). Проверено 1 марта 2018.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Коллекционер Топоровский пролил свет на скандальную выставку авангарда в Генте (рус.). Проверено 1 марта 2018.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Малевич, которого никто не видел. Вообще никто: В Генте проверяют выставку русского авангарда. Коллекционер Топоровский настаивает на подлинности работ, эксперты не верят (рус.), Meduza. Проверено 1 марта 2018.
  6. 1 2 3 L'histoire d'une collection fascinante Jette, sanctuaire de l'art moderne russe (фр.), L'Echo (1 décembre 2017). Проверено 1 марта 2018.
  7. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Хьюитт, Саймон. Сомнительные работы русского авангарда сняты с экспозиции музея в Генте (рус.), The Art Newspaper Russia (30 января 2018). Проверено 1 марта 2018.
  8. 1 2 Скандал вокруг выставки русского авангарда в Генте привел к следу советской мафии (рус.). Проверено 1 марта 2018.
  9. Александра Экстер | ВЫСТАВКА В ТУРЕ И ЗАЩИТА. www.alexandra-exter.net. Проверено 2 марта 2018.
  10. La saga européenne d’étranges tableaux russes (fr-FR), La Croix (7 марта 2018). Проверено 8 марта 2018.
  11. 1 2 3 4 5 6 ‘We hebben voor elk stuk de bewijzen’ (nl-BE), De Standaard. Проверено 3 марта 2018.
  12. Культуромания | Колонки | Гентская выставка и проклятая неопределенность. kulturomania.ru. Проверено 8 марта 2018.
  13. Het merkwaardige verhaal van de kunstliefhebbers Igor Toporovskiy en Olga Toporovskaya - De Rijkste Belgen (nl-NL), De Rijkste Belgen (16 января 2018). Проверено 3 марта 2018.
  14. 1 2 3 4 5 6 7 Коллекция из ниоткуда (рус.). Радио Свобода. Проверено 1 марта 2018.
  15. 1 2 3 4 Russian art critics challenge director of Ghent museum over show of dubious Russian avant-garde works. www.theartnewspaper.com. Проверено 1 марта 2018.
  16. Выставка русского авангарда в Гентском музее может оказаться полностью фальшивой. Artchive. Проверено 1 марта 2018.
  17. Культуромания | Колонки | Барабан Страдивари и прялка Малевича. kulturomania.ru. Проверено 1 марта 2018.
  18. 1 2 3 Искусственный отбор. Специальный репортаж Регины Севостьяновой. Проверено 1 марта 2018.
  19. When it comes to understanding authenticity, listen to the dealers and the market—not the academics. www.theartnewspaper.com. Проверено 1 марта 2018.
  20. Russia, The Art Newspaper. Открытое письмо экспертов по поводу выставки «Русский модернизм» в Музее изящных искусств в Генте (рус.), The Art Newspaper Russia (15 января 2018). Проверено 1 марта 2018.
  21. 1 2 Культуромания | Колонки | Гентская выставка и дама червяков. kulturomania.ru. Проверено 1 марта 2018.
  22. 1 2 Experts Say Russian Modernism Show at Ghent Museum Is ‘Highly Questionable’ | artnet News (англ.), artnet News (15 января 2018). Проверено 1 марта 2018.
  23. gse. “Hoe naïef kun je zijn?” (nl-BE). Проверено 1 марта 2018.
  24. Gatz stuurt twijfelachtige Russische kunst in MSK Gent naar labo | Metro (nl-NL), Metro (18 января 2018). Проверено 1 марта 2018.
  25. NWS, VRT. Minister Gatz laat echtheid Russische avant-gardeschilderijen controleren (nl-be), vrtnws.be (18 января 2018). Проверено 1 марта 2018.
  26. ‘We hebben voor elk stuk de bewijzen’ (nl-BE), De Standaard. Проверено 1 марта 2018.
  27. ‘Ik wou geen enkel risico nemen’ (nl-BE), De Standaard. Проверено 1 марта 2018.
  28. 1 2 3 4 5 The Art Newspaper's exposé helps close dubious Russian avant-garde art display in Ghent museum. www.theartnewspaper.com. Проверено 1 марта 2018.
  29. 1 2 Russia, The Art Newspaper. Экспертов не подпустили к авангарду в Генте (рус.), The Art Newspaper Russia (20 февраля 2018). Проверено 1 марта 2018.
  30. Belga News Agency. www.belga.be. Проверено 1 марта 2018.
  31. De commissie is samengesteld (nl-BE), De Standaard. Проверено 1 марта 2018.
  32. Valse Russen in het MSK? Expertencommissie al op eerste dag ontbonden (19 февраля 2018). Проверено 1 марта 2018.
  33. De vragen die we MSK-directeur Catherine de Zegher hadden willen stellen over de Russische kunst (nl-BE), De Standaard. Проверено 1 марта 2018.
  34. Скандал вокруг «Русского авангарда»: коллекционер объяснил отстранение директора музея (рус.). Проверено 11 марта 2018.
  35. Ханцевич, Олеся. Музей изящных искусств Гента разорвал отношения с Фондом Дилегем (рус.), The Art Newspaper Russia (26 февраля 2018). Проверено 1 марта 2018.
  36. Russia, The Art Newspaper. Российские арт-критики призывают зарубежных коллег и музейщиков к осторожности в работе с русским авангардом (рус.), The Art Newspaper Russia (26 февраля 2018). Проверено 1 марта 2018.
  37. Luyten, Sander. Russische crisis in MSK. Directrice Catherine de Zegher denkt er het hare van (nl-BE), Het Nieuwsblad. Проверено 3 марта 2018.
  38. 1 2 Ghent museum director under fire from Flemish museums. www.theartnewspaper.com. Проверено 8 марта 2018.
  39. Russia, The Art Newspaper. Музейщики Фландрии высказались о ситуации с «русским авангардом» в Генте (рус.), The Art Newspaper Russia (5 марта 2018). Проверено 8 марта 2018.
  40. NWS, VRT. Stad Gent beveelt externe audit Museum voor Schone Kunsten (nl-be), vrtnws.be (5 марта 2018). Проверено 8 марта 2018.
  41. Sels, Geert. De Zegher loog Gentse politici voor (nl-BE), De Standaard. Проверено 8 марта 2018.
  42. Директора Гентского музея отстранили из-за лжи о русском авангарде. Artchive. Проверено 11 марта 2018.
  43. Sels, Geert. Museumdirectrice Catherine de Zegher tijdelijk geschorst (nl-BE), De Standaard. Проверено 8 марта 2018.
  44. Russia, The Art Newspaper. Директор гентского музея MSK Катрин де Зегер отстранена от должности (рус.), The Art Newspaper Russia (8 марта 2018). Проверено 9 марта 2018.
  45. Parket carries out a search at the Museum of Fine Arts in Ghent Interior News – TECH2 (англ.). tech2.org. Проверено 20 марта 2018.
  46. Commissie voor het bedrijfsleven, het wetenschapsbelen, het onderwijs, de nationale wetenschappelijke en culturele instellingen, de middenstand en de landbouw van Woensdag 14 maart 2018.

Ссылки[править | править код]