Уставщина

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Уставщина, также «жизнь по уставу», «сержантщина» — вариант ефрейторско-сержантской дедовщины.[1] В широком смысле слова — обструкция (итальянская забастовка) по отношению к конкретной личности или группе лиц.

Смысл[править | править код]

Иерархия поддерживается за счет гиперболизированно строгого следования уставу и официальной иерархии. Причем отсылка к тому или иному параграфу может быть чисто номинальной и не соответствовать действительному содержанию устава. Во внимание при этом принимаются только статьи, где срочник «обязан», статьи с «имеет право» игнорируются.

Физические наказания сводятся к различным дополнительным упражнениям: подъём-отбой, упражнение на брусьях, отжимания, приседания строем, кроссы и тому подобное. Характерна для карантина (период от прибытия в часть до принятия присяги), КМБ (курс молодого бойца), «учебок» (учебная воинская часть).

Противоположный по смыслу термин — неуставщина — часто употребляется как синоним дедовщины[2]. К. Л. Банников отмечает тесную связь между дедовщиной и уставщиной.[3]

Некоторые исследователи наблюдают наличие отношений уставщины в офицерской среде.[4]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Сайфутдинов, 2011, с. 152.
  2. Савельев В. В. Как выжить в неуставной армии: Неуставщина — это игра. Армия перевоспитывает? Как лучше поступить в той или иной ситуации. — Ростов на Дону: Феникс, 2003. — 224 с — ISBN 5-222-03409-7
  3. Банников, 2009, Официальная система, лишая людей свободы, не предлагает никаких стимулов и компенсаций, и поскольку сфера устава как официального регламента в мерах воздействия на тело и психику солдата ограничена своей собственной природой — законом, поскольку её дополняет «дедовщина» — неограниченная в средствах воздействия на личной неуставная система доминантных отношений. Механизм тотального социального контроля реализуется во взамиодействии обеих систем, формальной и неформальной — «уставщины» и «дедовщины», являющихся друг для друга ресурсами влияния. В этом взаимодействии цель тотального контроля достигается в совершенном виде — приведением человеческого сознания к средней норме идеальной строевой единицы, подчиняющейся сигналам-командам на уровне рефлексов. Он осуществляется через процесс десоциализации личности гражданских лиц, который сопровождается процессом десемиотизации информационного поля коммуникации. С одной стороны, десоциализация запускает процессы редуцирования семиотической многомерности культуры, с другой, система десемиотизации смыслов человеческой деятельности (реализуемая через её автоматизацию) сама по себе является мощным механизмом десоциализации., с. 23-24.
  4. Клепиков, 1997, между начальниками и подчинёнными, которые можно назвать «уставщиной», поскольку этот тип неуставных взаимоотношений служит средством утверждения уставного и шире — средством социального управления, принуждения и социальной практики, с. 221.

Литература[править | править код]