Философия нагуа

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Философия науа — философия коренных народов Мезоамерики в XV и XVI веках, объединенных узами языка науатль, таких как ацтеки, тецкоканцы, чолултеки, тлакскалтеки и др.

Исторические источники[править | править код]

Первые исторические исследования нагуасской культуры были произведены испанскими миссионерами-монахами. Особенно ценен вклад Фрая Бернардино де Саагуна, подробно записавшего на языке науатль знания, преподававшиеся в школах Калмекак, полученные из уст самих индейцев. Саагун следовал самому строгому методу антропологической науки. Он составил список основных вопросов, отобрал самых надёжных информаторов: старцев, воспитывавшихся во времена древней империи, и просил их отвечать в самой обычной для них форме — посредством рисунков; при этом он старается вызвать повторение одних и тех же понятий, но различными оборотами и словами.

Другим источником сведений является книга 1524 года «Беседы и христианская доктрина, с помощью которой двенадцать монахов Святого Франциска, посланные папой Андрианом Шестым и императором Карлом Пятым, обращали в свою веру индейцев Новой Испании». Книга содержит высказывания мудрецов нагуа в защиту своих мнений и верований.

Многие сведения почерпнуты из коллекции «Мексиканских песен», рукопись коллекции относится к семидесятым годам XVI века, а также из дидактических бесед или наставлений для внушения идей и моральных принципов как детям в Калмекак или в Телпочкалли, так и взрослым по случаю чьего-либо бракосочетания, рождения или смерти, впервые опубликованных под названием «Гуэгуэтлатолли, документ А» доктором Анхела М. Гарибай К.

Существуют и другие источники нагуаской культуры: рукописи на языке науатль и других языках, кодексы, произведения искусства, такие как Камень Солнца (ошибочно называемый Ацтекским календарём) и скульптура Коатликуэ (в юбке из змей).

Исследованиями культуры и философии нагуа занимались Карлос де Сигуэнса-и-Гонгора, Джованни Ф. Джемелли Каррери, Хуан Хосе де Эгиара-и-Эгурен, Лоренсо Ботурини Бенадучи, Франсиско Хавьер Клавихеро, Дон Мануэль Ороско-и-Берра, Дон Алфредо Чаверо, первый историк философии Мексики Дон Эметерио Вальверде Тельес, представители «немецкой школы» и другие.

Учёные и лжеучёные[править | править код]

Тламатини, наблюдающий звезды («Мендосский кодекс»)

Философов на языке науатль называли тламатини, что переводится как «тот, кто знает кое-что» или «тот, кто знает нечто». Существует много записей о самих философах, характеризующих их как «большой факел, который не дымит», мачицтли — «владеющий знанием», теихтламачтиани — «тот, кто обогащает или передаёт что-то другому», тетецкавиани — «ставящий зеркало другим» и множество других однозначно указывающих, что в нагуаской культуре существовало близкое к нашему понятие Философ. Философам было поручено составлять, рисовать, знать и обучать песням и поэмам, в которых хранились их науки.

Существовало, так же, и понятие софиста или лжеучёного — амо кали тламатини. И тот и другой стремятся воздействовать на людей, обучая: один — истине, другой, как колдун, «закрывает вещи», «заставляет людей гибнуть, все таинственно уничтожает».

Согласно верованиям нагуа, философы были «обречены знать», размышляя и испытывая непреодолимое желание исследовать и познать потусторонность.

Космологические идеи нагуа[править | править код]

Неужели правда, что мы живем на земле?
На земле мы не навсегда: лишь на время.
Даже яшма дробится,
даже золото разрушается,
даже перья кетцала рвутся,
на земле мы не навсегда: лишь на время.

Рассматривая проблему о фундаменте или основе мира философы нагуа задавали два вопроса:

  • Что все-таки сохраняется?
  • Чем является то, что хорошо кончается?

Будучи уверенными в том, что мир, в котором даже «золото и яшма разрушаются», более похож на сон и сам по себе не обладает той основой, которую они искали, тламатиниме попытались найти её в области метафизики. Ответы на вопросы, касающиеся происхождения и основы мира и вещей, сформулированы в одном старом рассказе из «Анналов Куаутитлана» (Anale.s de Cuauhtitlan). Решение вопроса символически приписывается Кетцалькоатлю — богу, герою толтекской культуры.

Опорой земли считался бог Ометеотль — двойственное начало, открытое в результате долгого размышления и символически отображённое в образе Кетцалькоатла. Ометеотль (бог дуальности) в своей двойственной женско-мужской форме: тлалламанак «дает основу земле» и тлалличкатл «одевает землю хлопком (облаками)».

Омейокан (место дуальности), находящееся выше «девяти перекладин», образующих небеса. Ометеотль — старый бог Гуэгуэтеотл, как его иногда называют, не одинок перед Вселенной. В силу своей основной созидательной функции он является «матерью и отцом богов». Он породил четырёх сыновей, изображаемых разными цветами — красным, черным, белым и голубым и отождествляемых с естественными элементами, сторонами света и периодами времени, находящимися под их влиянием.

  • Красный Тескатлипока идентифицируется с востоком;
  • Черный Тескатлипока связан с ночью и областью мертвых, расположенной к северу;
  • Белый Тескатлипока (ночь и ветер) связан с западом, областью плодородия и жизни;
  • Голубой Тескатлипока связан с югом, областью, которая находится слева от Солнца;

Через шестьсот лет после рождения четыре бога-брата создали огонь, половину солнца, мужчину и женщину, дни и разделили их на месяцы, дав каждому месяцу 20 дней, и таким образом получилось 18 месяцев и 360 дней в году. Потом они создали женатую пару богов ада, небеса, вплоть до тринадцатого, и воду, в которой вырастили большую рыбу из которой сделали землю.

Литература[править | править код]