Барт, Карл

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Karl Barth 1955

Карл Барт (нем. Karl Barth; 10 мая 1886, Базель, — 10 декабря 1968, Базель) — швейцарский кальвинистский теолог, один из основателей так называемой диалектической теологии. Его «Церковная догматика» в 13 томах стала значительным событием в христианском мире XX века.

Биография[править | править исходный текст]

Родился в Базеле в семье пастора. Во время своей конфирмации в 1902 г. Барт решает посвятить свою жизнь теологии. Изучает её в Берне, Берлине, Тюбингене и Марбурге. В 1908 г. его назначают помощником пастора реформатской церкви Женевы, и он проповедует на том же месте, где 350 лет назад проповедовал Кальвин. В 1911 г. Барт переезжает в Сафенвил, небольшой городок на границе Швейцарии и Германии, где получает свой приход. Первый крупный труд Барта «Послание апостола Павла к Римлянам» (1918) связан с идеями Кьеркегора и настойчиво подчеркивает несоизмеримость Божественного и человеческого: предмет откровения и человеческих знаний различны, а потому вера есть колеблющееся между «да» и «нет» дерзание, отважный прыжок в пустоту. Во имя такого понимания веры Барт полемизирует с либеральным протестантизмом и католическим религиозным рационализмом. Наряду с этим Барт энергично требует от церкви социальной ответственности, усматривая в этом критерий для различения «истинной» и «ложной» церкви. С 1923 г. он начинает занимать должности профессора в университетах. В молодости Барт участвовал в движении христианского социализма, а в 1933 г. выступил как вдохновитель христианского сопротивления гитлеровскому режиму (в это время Барт преподавал в Германии), основал т. н. Исповедническую церковь. После Мюнхенского соглашения 1938 г. одобрял вооружённую борьбу с фашизмом как священную. После Второй мировой войны резко критиковал политику холодной войны с позиции «третьего пути», демонстративно поддерживая отношения с теологическими кругами как ФРГ, так и ГДР.

Теология[править | править исходный текст]

Доктринальная система Барта своим центром имеет учение о Боге, Который абсолютно непознаваем:

«Дело обстоит не таким образом, что на долгом пути поисков и томлений по божественному достигнуто определённое пристанище в виде христианского исповедания веры. Бог христианского исповедания, в отличие от всех богов, не найденный или изобретённый бог, наконец-то открытый человеком, это Бог, Который не является реализацией, пусть даже последней, высшей и лучшей реализацией того, что издавна искал и стремился обрести человек» (Очерк догматики, с. 57-58).

В вере человек встречается с такой действительностью, которую он сам по себе нигде и никогда не искал и тем более не находил. Бог отделён от человека бесконечным качественным отличием. Человек не способен сам по себе познать Бога или принять Божественное откровение. В природе нет ничего подобного Богу. Бог не вовлечён в природу и не зависит от неё. Он непознаваем с помощью разума, Его невозможно понять ни через природу, ни через культуру, ни через историю. Он всегда открывает Себя Себе и другим лишь Сам, а не вследствие наших поисков и обнаружений, наших чувств и мыслей. Именно Этот Бог в вышних повернулся к человеку, одарил Собой человека, сообщил ему о Себе. Тот, Кто зовётся Богом в Священном Писании, неисследуем, то есть Он не был открыт каким-либо человеком. Барт считает, что преувеличение значимости откровения причиняет вред, поскольку незаметно, но неизбежно разрушает Евангелие, так как подчиняет его культуре. Но если Бога с помощью рациональных средств познать невозможно, то можно ли Его вообще познать? Да, отвечает Барт, Бога можно познать в Слове Божием, в Его откровении о Себе.

Бог явил Себя в истории однажды — в Иисусе Христе, Он явил Себя, а не просто открыл какую-то информацию о Себе, не показывая, как нужно жить. По Барту, Слово Божие существует в трёх формах: во-первых, это Сам Иисус Христос, Его жизнь, смерть и Воскресение, во-вторых, это Писание, где отражено Божественное откровение, и, в-третьих, это церковная проповедь Евангелия. Последние две формы — это условное Слово Божие, поскольку они становятся им только тогда, когда Бог использует их, чтобы явить Иисуса Христа. Барт утверждает, что Библия — это попытка человека повторить Слово Божье человеческими словами. Оно может стать вновь истинным Словом Божьим для человека, если Бог решит явить Себя через неё ему. Библия — это сообщение о том, что откровение было, но не запись того, что оно собой представляло. Это свидетельство и обещание того, что откровение снова может произойти. Бог может возобновить свое откровение и повторить то, что он совершил в библейской ситуации. Когда это происходит, Библию можно назвать Словом Божьим.

В целом, теология Барта христоцентрична, что превращает его теологические взгляды в систему. Иисус Христос — это единственное, уникальное самооткровение Бога, Он — Слово Божье в личности. Однако понимание Бартом откровения наложило свой отпечаток на понимание человеческой природы Иисуса. Барт полностью признаёт человечность Иисуса, однако не видит в ней ничего особенного. Человеческая жизнь Иисуса не вносит большого вклада в раскрытие природы Бога. Фактически информация о Нём, которую можно получить в результате исторического исследования, способствует скорее сокрытию, чем обнаружению его Божественности.

Доктрина об откровении также повлияла на представления Барта о предопределении. Он полностью отвергает традиционную кальвинистскую точку зрения, согласно которой Бог предвечно определил избранных и неизбранных. Барт считает, что это заблуждение, возникшее из-за неверного понимания отношения Бога к миру, которое представлялось статичным. Воля Бога не есть неизменное решение, которая Его же и ограничивает. Бог волен изменять Свои решения, приостанавливать их исполнение, но неизменным остаётся одно: Бог постоянен в свободно выбранной любви. Бог избрал Иисуса Христа, а в Нём — сообщество, которое свидетельствует о Христе, а в сообществе — людей. Все люди избранные, однако не все живут как избранные — образ жизни зависит от их собственного выбора. И задача избранного сообщества состоит в том, чтобы объяснить последним факт избрания их Богом. Нет существенного различия между верующими и неверующими, ибо избраны все. Первые осознали, что избраны, и живут соответственно, а вторые живут так, как будто неизбраны, хотя они и избраны Богом во Христе.

Вероучение Церкви и изъяснение догматов — любимая тема для Барта, написавшего более шести миллионов слов во всех своих «догматиках». Папа Пий XII отозвался о Барте как о втором богослове после Фомы Аквинского. Барт в некоторых своих положениях особенно близок к православию:

«Бога можно познать только благодаря Самому Богу. И если мы имеем возможность говорить о чём-то в вере, то это означает: я славословлю, я благодарю за то, что Бог-Отец, Бог-Сын и Бог-Святой Дух есть то, что Он есть и что делает; за то, что Он открыл и явил мне Себя» (Очерк догматики, с. 27).

 — Здесь Барт сближается скорее с православным пониманием богословия (в отличие от науки теологии) как дара говорить о Боге на основании того, что Он откроет нам. Также проявляется связь с католичеством. Барт сам признался в том, что самые значительные мысли были восприняты им у схоластов. Однако свою деятельность он считал более сравнимой с творчеством Кальвина, пытаясь вернуться к представлениям периода Реформации о ключевой роли Христа и приоритете Писания.

Сочинения[править | править исходный текст]

  • Gesammelte Vorträge, Bd 1—3, Münch., 1928—57;
  • Die kirchliche Dogmatik, Bd 1-9, Zollikon — Z., 1932—55;
  • Theologische Existenz heute, 9 Aufl., B., 1934;
  • Mensch und Mitmensch, Gött., 1955.

Публикации на русском языке[править | править исходный текст]

См. также[править | править исходный текст]

Литература[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]