Ваад четырёх земель

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Точная репродукция листа пинкоса Ваада четырех стран

Ваад четырех стран или областей (также Сейм или Синод, ивр. וַעַד אַרְבַּע אֲרְצוֹת‎) — центральный орган автономного еврейского общинного самоуправления в Речи Посполитой, действовавший с середины XVI до половины XVIII веков. Состоял из семидесяти делегатов кагалов, представлявших четыре исторически области: Великая Польша, Малая Польша, Червоная Русь и Волынь. Обычно проводился два раза в год в Люблине и Ярославе.

Первоначально создавался для взаимодействия евреев с королевской властью, где обсуждалось количество налогов, взимаемых в пользу государства. Позже стал органом самоуправления, местом урегулирования споров между кагалами, согласования общих действий против угрозы еврейской автономии.

Возникновение и первоначальное развитие[править | править вики-текст]

Значительное число еврейского населения в Речи Посполитой и его важное значение для торгово-промышленной жизни страны в связи с его национальной обособленностью являются причинами того, что польские евреи образовали особый класс, пользовавшийся широкой автономией в области общинного управления и духовной жизни, автономией, сосредоточенной в образцовой общинной организации. Еврейская община с ее административными, юридическими, религиозными и благотворительными учреждениями составляла автономную единицу. Термин «кагал» означал и общину, и общинную администрацию; оба понятия были тождественны.

Административные функции кагала — распределение государственных и общинных налогов, заведование благотворительными учреждениями и т. д. — исполнялись выборными кагальными старшинами (seniores, םיםנרפ), между тем как на раввинов (doctores judaeorum) возлагалась забота ο религиозных и юридических делах. Необходимость установления солидарности между кагалами и раввинами разных местностей сперва осуществилась в юридической области. Раввинский суд руководствовался в своих решениях нормами талмудического законодательства; но эти нормы часто допускали различные толкования, и потому являлась надобность созывать собрания раввинов для выяснения спорных пунктов. Исходя из основного принципа самоуправления — права быть судимыми лицами своего народа, a не чужими — евреи должны были создать в дополнение к низшим общинным судам высшую апелляционную инстанцию. Необходимость подобного высшего суда сказывалась особенно тогда, когда возникали спорные вопросы между кагалами или между частным лицом и кагалом. В таких случаях в определенные сроки устраивались периодические раввинские съезды. В первой половине 16 в. эти съезды происходили во время многолюдных ярмарок. Главным сборным пунктом служила ярмарка в Люблине (ןילנול), где жил отец польского раввинизма, р. Шахна, учеником которого был знаменитый Моисей Иссерлес. Сюда еще в царствование Сигизмунда I съезжались раввины и разбирали гражданские тяжбы «согласно своему закону». Сам король в грамоте 1533 г. охарактеризовал одно из таких решений, как решение высшего суда для евреев («Русско-евр. арх.», Ι, № 152). Раввины и кагальные старшины разных областей Польши и Литвы (ץראה ינײד; הנידמה יםנרפ, Isseries, Responsa, № 63, 64, 73; относятся к периоду 1550—58) принимали участие в периодических сессиях Люблинского высшего суда, на которых обсуждались также вопросы духовного свойства, касавшиеся всего польского еврейства; так, напр., раввины и «роше-иешибот» (ректоры талмудических школ) трех стран (תונידמ שלש) — Польши, Руси и Литвы — санкционировали печатание вавилонского Талмуда в Люблине (1559—80) под условием, чтобы экземпляры издания употреблялись во всех школах (эта апробация — «haskamah» — была напечатана на заглавных страницах отдельных трактатов для общего сведения). Здесь уже намечена классификация участников Люблинского съезда по трем областям: из Польши (Великой и Малой, вместе), Литвы (теснее связанной с Короной после Люблинской унии 1569 г.) и Руси (то есть Подолии, Волыни и Галиции, или Червонной Руси). Эти «ярмарочные съезды» составили ядро великой центральной организации, прочно установившейся в последнюю четверть 16 в. под названием «Ваад областей» (תוצראה דעו). Широкая автономия польских евреев вызвала необходимость в таком учреждении, которое могло бы служить не только высшей инстанцией в юридических и религиозных вопросах, но также центральным совещательным и законодательным органом для регулирования деятельности всех местных установлений. Вот почему люблинские ярмарочные съезды превратились в правильные периодические собрания представителей кагалов и стали генеральными сеймами, «Congressus judaicus», или «Sejm» в польских документах. Если возникновение Ваада и было вызвано насущными потребностями и условиями внутреннего развития польского еврейства, то все же следует иметь в виду и внешние факторы, обусловившие и упрочившие существование этой единственной в своем роде общееврейской организации, факторы фискального характера. Еще Сигизмунд I пытался централизовать сбор еврейских податей, назначив для сего Михеля Иозефовича и Авраама Богемского. С введением поголовной подати во 2-й половине 16 в. правительство сперва пыталось взимать таковую в отдельных общинах, но после неудачных опытов сейм всей Польши («wałny») постановил поручить подскарбию в согласии с так наз. «шафарами» (сборщиками податей) установить общую сумму еврейских налогов. Раскладка этой общей суммы (15.000 пол. зл. для евреев в «Короне» и 15.000 пол. зл. для евр. Вел. кн. Литовского) по кагалам была возложена на представителей общин, которые для этой цели стали собираться периодически. «Так-то возник В., если и не по прямому приказанию правительства, то во всяком случае с его согласия, и руководители В., раввины и парнесы, решили сделать эти съезды постоянными и обсуждать на них все вопросы национальной и религиозной жизни. Можно полагать, что не в продолжение года и не десяти лет развилась эта автономная организация, но благодаря привычке и обычаю, утвердившимся во мнении евреев и в глазах правительства, в течение одного или двух поколений» (Раббинович в еврейск. пер. Греца). Не отрицая, таким образом, медленного эволюционного пути в истории возникновения В., приходится приписать существование его, главным образом, фискальным целям, a не съездам раввинов на люблинских ярмарках. Ярмарочные съезды явились той организацией, которой правительство поручало дело раскладки и взимания податей, a эта деятельность упрочила съезды и придала им характер влиятельной общественной организации.

Ваад областей[править | править вики-текст]

Общее обозначение «Ваад областей», תוצראה דעז, меняется в соответствии с числом областей, представленных на съезде. В более ранних актах часто встречается определение «Ваад трех областей» наряду с названием «Ваад четырех областей». В ту же эпоху съезды, сравнительно редко, назывались Ваадами пяти областей, то есть Великой Польши, Малой Польши, Руси, Литвы и Волыни (ср. Liva ben Bezalel, Netibot Olam, Прага, 1596, гл. IX, где приводятся решения Ваада пяти областей 1587 г.).

Среди председателей В. в конце 16 в. особенно известен Мордехай Яффа, гродненский и познанский раввин, автор целого ряда комментариев на Шулхан-Арух под общим именем «Lebuschim»; Грец приписывает ему даже организацию института В. С течением времени упрочилось название «Ваад четырех областей», как видно из документов 17 в. Четыре области посылали своих представителей: Великая Польша (столица Познань), Малая Польша (Краков), Червонная Русь (Подолия и Галиция со столицей Львовом) и Волынь (главный город Острог, или Кременец). Литва имела периодическое или чрезвычайное представительство при Вааде до 1623 г., когда образовался особый «Ваад главных общин литовского края» (см. Литовский Ваад), функционировавший самостоятельно. В таком кристаллизованном состоянии Ваад четырех областей описан авторами середины 17 века, напр. Иом-Тоб Липман Геллером (в его автобиографии «Megillat Ebah», где речь идет ο Вааде 1635 года) и летописцем Натаном Ганновером ("Jewen Mezulah, («Пучина бездонная») Венеция, 1653). Последний говорит следующее: «Собрание представителей (םיםנרפ) четырех областей имело заседание два раза в год на люблинской ярмарке, между Пуримом и Пасхой, и на ярмарке в Ярославе (Галиция) в месяце Абе или Элуле. Собрание представителей четырех областей напоминало Синедрион, некогда заседавший в гранитной палате иерусалимского храма (תכשל תיזגה). Они творили суд над всеми евреями польского королевства, издавали охранительные предписания и обязательные постановления (תונקת) и по своему усмотрению налагали взыскания. Всякое трудное дело представлялось на их суд. Чтобы облегчить себе работу, представители четырех стран выбирали (особую комиссию) так называемых „областных судей“ (הנידמ ינײד), которые разбирали имущественные споры; сами же они (в полном составе) рассматривали дела уголовные, дела ο хазаке (право владения и давность) и прочие трудные тяжбы». Это свидетельство современника характеризует эпоху расцвета деятельности Ваада за период 1600—1648 гг. Пинкос В., в котором записывались принятые решения, не сохранился, и сомнительно, будет ли он когда-либо найден; пока имеются только семь отдельных листов из пинкосов Ваада в Ярославе за 1654—1671 гг. (см. отд. иллюстрацию — факсимиле одного листа). Однако в рукописных кагальных пинкосах сохранилось значительное число копии решений Ваада. Часть опубликована в старых раввинских сочинениях, респонсах и т. д., другие решения были изданы в последнее время с рукописей в монографиях по истории польско-русских евреев. На основании этого материала, рукописного и печатного, возможен довольно подробный очерк организации и деятельности В.

Организация[править | править вики-текст]

Сперва В. собирался ежегодно в Люблине во время больших весенних ярмарок, начинавшихся с католического праздника Громнице в феврале и продолжавшихся около месяца. С начала 17 в. вторым сборным пунктом стал галицкий город Ярослав, где главные ярмарки происходили в конце лета. Были и другие сроки, напр. в месяце Сиване, «Zielone świątki» (Троица) и Кислеве, в день Симона и Иуды (а также в день праздника св. Станислава — 1 мая). В эпоху расцвета своей деятельности В. собирался дважды в год: перед Пасхой, в Люблине, и перед осенними праздниками, в Ярославе. В чрезвычайных случаях заседания В. происходили и в иное время и — редко — в других местах: в Тышовце, Пинчове, Пршеворске в Галиции, Ленчне, Белжице (1635), Ополе (ныне посад Новоалекс. уезда Люблинской губ.), Рычыволе (ныне Радомской губ.), Константинове (ןיטאנםאק) и в местности, обозначаемой в евр. источниках ץילשט. Весьма усиленную деятельность В. развил после катастроф 1648—55 гг. — резни Хмельницкого и шведских войн, когда общинный строй, сильно поколебленный во многих частях Польши, нуждался в реорганизации. В течение второй половины 17 в. заседания В. происходили раз или два раза в году, чаще в Ярославе, чем в Люблине. В 1671 г. было решено не собираться более в самом Ярославе, потому что это было «опасное и вредное место», a в 10 милях от города; впоследствии это решение было отменено.

Число участников B. точно определить нельзя. Натан Ганновер говорит в вышеупомянутой летописи (1653), что парнесы избирались каждым кагалом — по одному делегату — и что, кроме этих кагальных представителей, в заседаниях В. участвовали 6 важнейших раввинов Польши. Из кагальных пинкосов видно, однако, что лишь главнейшие кагалы каждой области или страны посылали своих делегатов. Метрополии (Познань, Краков, Львов и Острог) «четырех областей» посылали по два (было постановлено посылать одного бывшего делегата и одного «нового», дабы он мог научиться обязанностям «парнеса» В.) или даже более делегатов. Число подписей на решениях колеблется между 15 и 25; впрочем, часто имеются подписи одних только 6 раввинов. Полное число делегатов вместе с раввинами, по-видимому, достигало 30. — В 18 в. деятельность В. стала все более и более ограничиваться; нередко заседания происходили с длинными промежутками и в большинстве случаев в Ярославе. Один из последних важных съездов состоялся в Ярославе в 1753 году, когда, между прочим, был обсужден знаменитый спор между Эмденом и Эйбеншютцом ο саббатианском движении, причем Эйбеншютц был признан причастным к ереси. В 1764 году Польский сейм распорядился об упразднении B. (Pol. Leg., VII, 50), чем и закончилась его деятельность. Раздел Польши изменил всю кагальную систему и создал условия, неблагоприятные для существования таких автономных организаций, каким являлся В.

Деятельность[править | править вики-текст]

Деятельность В. может быть разделена на

  1. законодательную,
  2. административную,
  3. юридическую и
  4. духовно-культурную.

Законодательная деятельность[править | править вики-текст]

Законодательная деятельность В. состояла в выработке определенных правил и предписаний для разных учреждений самоуправления в Польше и в издании чрезвычайных предписаний, вызванных требованиями момента. Таковыми были решения в Тышовцах в 1583 г. ο выборе кагальных старшин и раввинов в еврейском квартале без вмешательства местных христианских властей. Ваады 1587, 1590, 1635 и 1640 гг. категорически запретили добиваться раввинского поста путем подкупа кагалов или ходатайства перед польскими властями. Ваады 1671, 1677 и др. годов запретили арендовать у поляков недвижимое имущество и другие доходные статьи без ведома кагала, к которому данный еврей причислен; купцам Ваад вменял в обязанность обходиться с нееврейскими торговцами честно и не позволять себе незаконных действий, дабы не вызывать недовольства населения и правительства. В. неоднократно издавал постановления относительно банкротов. Наиболее характерным является регламент Ваада 1607 г., направленный к урегулированию экономической и религиозной жизни; он содержит правила для кредитных операций и меры для обуздания ростовщичества; регламент был составлен по поручению В. люблинским раввином Иошуею-Фалк Когеном (председательствовавшим на В.) и впоследствии был им издан в комментарии к Хошен Мишпат, «Sefer Meirat Enaim» (сокращенно ע״מםה םרטנוק).

Административная деятельность[править | править вики-текст]

Административная деятельность В. была очень тесно связана и часто тождественна с законодательной. В. принимал необходимые меры для улучшения общего положения польских евреев или для предотвращения грозившей всем евреям опасности. Он посылал своих уполномоченных («штадланов») в Варшаву во время сессии сейма в целях представления интересов еврейства перед правительством и делегатами. Здесь благодаря переговорам, деньгам и подаркам, исходатайствовались новые привилегии и предупреждались законодательные ограничения. В. имел для этого особый фонд из сумм, вносившихся каждой из «четырех областей». Особое рвение проявляли штадланы во время коронационных сеймов, когда, согласно обычаю, от каждого нового короля ждали подтверждения прав и привилегий, данных его предшественниками, и когда нужно было быть на страже, дабы победить антиеврейские настроения и влияния на сейме. Β. порою не удавалось предотвратить репрессивные меры; тогда он старался своим авторитетом внушить общинам строгое исполнение правительственных распоряжений. Так, в 1580 г. последовало постановление правительства, запретившее евреям брать в откуп государственные пошлины и другие доходные статьи в Великой и Малой Польше и в Мазовии. Объявляя об этом, В. присовокупляет, что «люди, жаждущие наживы и обогащения посредством обширных аренд, могут навлечь на многих великую опасность». В. заботился также ο том, чтобы евреи не поселялись в местах, запрещенных им для жительства. Такие приказания читались публично во всех синагогах с угрозой херема (отлучения) ослушникам. В. издавал многие приказания также с целью прекращения внутренних раздоров в общинах, требуя подчинения кагальной дисциплине и преследования тех, кто своими вредными занятиями возбуждает недовольство правительства и нееврейского населения. Однако случалось, что постановления В. не приводились в исполнение и правительству приходилось поддерживать его авторитет. Так, напр., «еврейские коронные старшины» жаловались в 1687 г. от имени ярославского Ваада, что ввиду уклонения от платежа податей многих евреев, которые пользуются покровительством панов и даже королевской канцелярии и не признают авторитета «коронных старшин», последние не могут нести ответственность за поступление подати; тогда последовал указ короля против «такого замешательства и беспорядка», под угрозою тяжелых кар вменивший кагалам в обязанность подчиниться авторитету Β. и признавать его раскладку податей, как и юрисдикцию. Оставаясь строго в пределах существующих государственных законов, В. был неутомим в борьбе против нарушения законных прав евреев со стороны местной администрации и судебных учреждений; он апеллировал к высшим инстанциям: главному трибуналу, сейму, высшим сановникам и королю. Особенно энергично боролся Ваад с такими наветами, подсказанными религиозным фанатизмом и предрассудками, как обвинения в ритуальных убийствах, осквернение Св. Даров и пр. В. заботился также ο том, чтобы государственные подати евреев не повышались несправедливо и чтобы они правильно распределялись по четырем областям, или «странам», Польши; дальнейшее распределение в областях и кагалах было делом областных ваадов и кагальных управлений. В. был ответствен перед правительством за правильное поступление податей и состоял в сношениях с подскарбием (или даже в подчинении ему); последний между прочим определял, когда следует созывать сейм (см. Levin, выписки из познанского архива, в Neue Materialien zur Gesch. d. Vierländersynode, II. 38).

Юридическая деятельность[править | править вики-текст]

B. пользовался очень обширными юридическими полномочиями; главным образом он был занят разбором нередко многолетних споров, возникавших между соседними кагалами относительно границ юрисдикции; в зависимости от последней находился вопрос ο сумме податей, какую должен был вносить тот или другой кагал. В обязанности В. входило также разграничение сферы влияния кагальных судебных округов, определение компетенции нижнего и верховного раввинских судов и передача разбора дел тому или другому. В этом отношении В. в общем и его раввинская коллегия в частности служили высшей инстанцией для всех польских евреев. Копии документов В., сохранившиеся в кагальных пинкосах, состоят преимущественно из подобных юридических постановлений.

Духовно-культурная деятельность[править | править вики-текст]

Духовно-культурная деятельность В. имела главной задачею укрепление иудаизма и установление общей внутренней дисциплины как средства национального единения евреев. Вскоре после своего возникновения В. постановил (1594), что еврейские книги, печатаемые в Польше (В. 1696 г. дал санкцию трем типографиям: в Кракове, Люблине и Жолкиеве; ввоз древнеевр. книг из-за границы в Польшу в интересах жолкиевской типографии был запрещен В. в 1699 г.) могут выходить лишь с разрешения раввинов, которые снабжали сочинение своею апробацией (гаскама). Важные издания одобрялись раввинами во время заседаний В. Последний издавал также правила и программы для училищ (хедеров и иешиботов). С целью сохранить в народе нравственно-религиозный и национальный дух В. опубликовывал суровые правила. В упомянутом регламенте Люблинского съезда 1607 г. В. предписал, между прочим, строгое соблюдение ритуальных законов ο пище и запретил пить вино с христианами в харчевнях, дабы не прослыть опороченным членом общины и не лишиться права быть избранным на кагальные должности; одежда евреев должна отличаться покроем от христианской; следует соблюдать скромность в одежде, особенно женщинам; надо заботиться ο целомудрии женщин, преимущественно в деревнях, где семьи евр. арендаторов разбросаны среди христиан и пр., и пр. В первой половине 18 века В. повел усиленную борьбу с саббатианством, которое распространилось среди польских евреев и было источником франкистского движения, приверженцы которого приняли католицизм (в 1759 г.) благодаря преследованиям со стороны единоверцев. Стоя таким образом на страже раввинизма, В., по-видимому, готовился для борьбы с зародившимся хасидским движением; однако именно в этот момент В. должен был прекратить свою деятельность. Уже в 20-х годах 18 в. стали раздаваться голоса в пользу упразднения «огульного» обложения евреев и вместе с тем — органа, установленного для этой цели, ваада. Куявский сеймик поручил в 1729 г. послам на всеобщем сейме Короны предложить, чтобы отныне евреи были обложены поголовно: «послы должны добиваться этого, так как они (евреи) сами сознаются, что старшины их притесняют и обременяют». Эти ходатайства были повторены в 1736 г. И вот генеральная конфедерация, предшествовавшая избранию Станислава-Августа, решила ввести подушную подать. Правительство мотивировало свое постановление тем, что прежде, когда евреи огульно платили подать, взималась гораздо большая сумма, чем при взносе подати каждым евреем в отдельности, и что, кроме поголовного, кагалом производились еще другие сборы на общественные нужды, что крайне обременяло евр. население. Правительство рассчитывало, что при новой податной системе от евреев поступит большая сумма, что их платежеспособность скрывалась от правительственных органов. Впредь евреи должны были вносить подати через кагальных старшин в казначейство; последние теряли таким образом важную функцию по распределению налогов, и правительство более не считало нужным поддерживать авторитет кагала. Высшие органы самоуправления — Ваад и областные съезды — утратили свое значение; они были признаны лишними и даже вредными и потому были упразднены.

Вышеприведенные со слов депутатов куявского сеймика жалобы евреев на В. имеют известное основание. В. не являлся настоящим народным представительством. «Делегаты В. не избирались для этой цели общинами, но вербовались из раввинов и старшин главных общин, из среды нотаблей и влиятельных лиц» (Дубнов). Однако и при этой несовершенной, олигархической организации работа В. много содействовала становлению прочного общественного строя и усилению дисциплины в польском еврействе.

В десятилетие после 1764 г. раввины собирались по старому обычаю на ярмарках и принимали разные решения: в Абе 1767 г., в Пилице (вблизи Кракова) и в Хенцинах; в Пилице присутствовал известный львовский раввин Хаим Рапопорт. В 1772 г. в Бродах был объявлен херем на хасидов в присутствии представителей «бесконечно многих общин» (Jost, Gesch. d. Judent. und seiner Sekten, III, 193).

Следует еще указать, что В. влиял на еврейскую общественную жизнь и за пределами Польши, хотя это влияние не представляется столь значительным, как полагали раньше. В Бреславле (см.), где скоплялось много евр. купцов из Польши, В. долгое время назначал раввинов, a на съездах в Ярославе в 1682 и 1683 гг. обсуждался спор амстердамской ашкеназской общины с раввином Давидом Лида, причем парнесам общины было приказано признать Давида раввином ввиду того, что возбужденные против него обвинения лишены всякого основания.

Акты и решения В. составлялись обыкновенно на раввинском языке, между тем как документы, предназначенные для оповещения в синагогах (так назыв. םיזורכ), писались на евр. жаргоне. Приводим два образца таких документов в оригинале и в переводе. Первый документ — декрет 1678 г., которым В. постановил предоставить Тыкоцинскому, или Тиктинскому, кагалу иметь постоянного представителя при В. (документ заимствован из старого рукописного пинкоса города). Второй документ — часть воззвания, изданного В. в Ярославе в 1671 г. ο необходимости прекратить раздоры, возникшие среди евреев Холмского округа (взят из сохранившихся листков пинкоса Ваада).


(Перевод: «Сегодня мы исполнили просьбу старшин Тыкоцинского кагала, упомянутую на странице… иметь представителя на Вааде четырех стран. Мы согласились с их требованием иметь представителя от нынешнего дня, по способу, изложенному на странице… и опять на странице сегодняшнего дня. Вот слова Ваада четырех областей. Сегодня, среда, 4 Сивана 5438 г. в Люблине»).


(Перевод: «Главари Ваада доводят до сведения: ввиду того, что в Холмском округе возникли ссоры и распри, которые едва не явились гибельными для всего округа и не подорвали благо состояния всего Израиля, причем истрачено из-за них много тысяч — представители Ваада четырех областей наказали зачинщиков и участников, имена которых не разглашаются из уважения к их положению. Если в общинах творятся подобные дела, люди устраивают неслыханные подвохи и интриги, нарушают старинные запреты и приводят общины к разрушению, и подобные неурядицы препятствуют исполнять обязанности правильной уплатой королевских налогов, вследствие чего целые общины и округа впадают в долги дворянству и духовенству, что грозит большой опасностью… главари и представители Ваада четырех стран предоставляют полное право старшинам округов и общин преследовать подобных людей и наказывать их херемом, штрафами, заточениями и даже предавать их коронному суду, a расходы возложить на зачинщиков. Эти люди должны навсегда быть лишены права занимать какие-либо должности в общине или округе, не могут также пользоваться правом хазаки,.. потому что они не имеют жалости и к самим себе, ни к общине или округу, ни ко всему еврейству… и они забывают, насколько мы ничтожны и презренны в глазах других народов. Подобные люди особенно нас унижают; известно ведь, как много толков вызывают в высших сферах подобные дела. Поэтому пусть каждый старается идти по правильному пути и не совершает ничего предосудительного. Воззвание это внесено в пинкос Ваада четырех областей»).

— Прилагаемый образец (см. отд. иллюстрацию) точная репродукция листа пинкоса Ваада четырех областей.


Оборотная сторона страницы из пинкоса «Ваада четырех стран» (Jew. Encycl., IV).


Страница из пинкоса «Ваада четырех стран» с подписями делегатов (Jew. Encycl., IV).

Подлинник содержит вышеупомянутое решение ваада в Ярославе (сент. 1671 г.); так как заседания В. происходили не в самом Ярославе, a в 10 милях от него, то окончательное решение относительно места следующего заседания было отложено до съезда В. весною в Люблине. Следуют 14 подписей представителей В. из Кракова, Познани, Львова, Люблина, Лудмыра (Владимира-Волынска, Пшемысла и др.). О подлинности подписей свидетельствует различие почерков, причем ясно, что это не копия. Документ заимствован из немногих сохранившихся листов старого пинкоса Ваада четырех областей, найденных в Дубно и ныне составляющих собственность С. М. Дубнова.

Литература[править | править вики-текст]

  • Ваад четырех стран или областей // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона. — СПб., 1906—1913..
  • Wettstein, Kadmonijot mi-Pinkese Krakow, в Ozar ha-Sifrut, IV;
  • A. Гаркави, приложение םינשי םג םישדח к евр. переводу Греца. т. VII, Варшава, 1899;
  • idem, Ha-Assif, VI, 155—163, ib., 1894;
  • S. Buber, Ansehe Sehern, приложение, 1895;
  • L. Lewin, Neue Materialien zur Gesch. d. Vierländersynode, I и II, Франкфурт-на-М., 1905 и 1906;
  • Aron Freimann, Rabbi David Lida wehiztadkuto b’bcejr Eissek, в לנויה רפם по поводу 25-летия литерат. деятельности Соколова, 1904;
  • Dembitzer-Kelilat Jofi, 1893; id., Michtebe Bikkoret, Ozar ha-Sifrtit, IV, 193—254. — Grätz, Gesch., 3-е изд., X;
  • A. Гаркави, «Исторические очерки Синода четырех стран», «Восход», 1884, II и IV;
  • С. П. Рабинович (ר״פש) в евр. перев. Греца, VΙΙ — VIII, passim;
  • C. Дубнов, «Исторические сообщения», «Восход», 1893—94;
  • idem, «Евр. история», II, 306—07, 318—19, 363, 413;
  • idem, Всеобщая ист. евреев, III, 122—125, 305—08;
  • idem, ןילפנ תוצרא ענרא דעז תולהקה לא וםוחיו, в לנויה רפם, 1904;
  • M. Schorr, Organizacya żydów w Polsce, Львов, 1899;
  • idem, «Центральные съезды евр. общин в Польше», «Восход», 1901, I и II (перев. с польского);
  • M. Brann, Gesch. d. Landrabbinats in Schlesien, в Grätz-Jubelschrift, 1887, 228;
  • A. Pawinski, Dzieje ziemi Kujawskiej;
  • Heppner-Herzberg, Aus Vergangenheit, u. Gegenwart d. Jud. in d. Posener Ländern, 1909, 73—80. [Ст. C. Дубнова в Jew. Enc., IV, 304—308 с доп. M. B.].

Источники[править | править вики-текст]

Рукописные источники:
  • фрагменты первоначального пинкоса Ваада четырех стран (семь листов), содержащие акты, 1654—71;
  • решения В., скопированные в кагальном пинкосе Тыкоцина (28 документов, 1621—1700);
  • пинкос главных общин Литвы, 1623—1761 (целиком печатается в «Еврейской старине» с 1909, I)
  • разные другие пинкосы, хранящиеся в архивах научных обществ и y частных лиц;
Печатные источники:
  • Kunteres ha-Sema, Зульцбах, 1692;
  • Н. Ганновер, «Пучина бездонная», Венеция, 1653;
  • Lipmann Heller, Megillat Eba, Бреславль, 1818;
  • раввинские сочинения 17 и 18 вв., особенно респонсы, где встречаются решения В.