Реформы Штейна и Гарденберга

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Реформы Ште́йна и Гарденбе́рга — это преобразования 1807—1814 гг. в Пруссии, произведенные правительствами во главе с Генрихом Фридрихом Карлом фон Штейном и Карлом Августом фон Гарденбергом.

Предпосылки реформ[править | править вики-текст]

В начале 19в. Старый порядок находился в полном разложении: привилегированное и господствующее положение дворянства, пониженное и придавленное положение городского сословия, крепостное состояние, в котором находилось крестьянство.

Фридрих Вильгельм III

.

Вся государственная система Пруссии сводилась к господству бюрократии, руководимой непосредственным и личным вмешательством самого короля даже в мелочи администрации, суда и финансов. Фридрих II оставил, в сущности, неприкосновенной и ту военно-хозяйственную систему управления государством, которую унаследовал сам от своего отца, — систему полицейского государства с его бюрократией, как не тронул ни в одном существенном отношении и социального строя старой Пруссии, не сократил дворянских привилегий, не облегчил положения крепостных крестьян.[1]

Королю-философу наследовал его племянник Фридрих-Вильгельм II. Король был во власти кружка фаворитов, интриговавших против министров, а эти, в свою очередь, интриговали против влиятельных частных советчиков короля. Росло недовольство в оппозиционных кругах. В 1797г он оставил своему сыну Фридриху Вильгельму III в наследство совершенно расстроенные финансы и систему государственного управления, где правительственные учреждения, обязанные своим происхождением централизаторской политике королей, не вполне были согласованы с тем, что эти короли оставили нетронутым в провинциальном быту с его партикуляристическими традициями и учреждениями.[2] Поэтому также на очереди стояла и правительственная реформа. Старая система, в которой не было ни вполне законченной централизации, там где она была необходима, ни настоящего самоуправления, где оно продолжало ещё действовать, была источником путаницы и беспорядка во всех административных отношениях.

Решающей толчок для реформ дала проигранная Наполеону битва при немецком городе Йена 14 октября 1806 г. После сокрушительного поражения Пруссия оказалась на грани исчезновения, ей была наложена огромная контрибуция и у неё отобрали значительную часть земель. Ведущие в Пруссии люди поняли, что чтобы справиться с невиданными экономическими проблемами, надо было принципиально реформировать государство. Их главной идеей было создать общество свободных образованных людей и либеральную экономику, вообще обновить государство и общество, а для этого необходимо было обновление самих людей, их образа мыслей. Для этого нужно было новое образование. Поэтому образование и наука получили центральное место в реформах и были непосредственно связаны с освобождением крестьян (1807) и всеобщей воинской повинностью (1813/14). Можно сказать, что желание справиться с экономическими трудностями повлекло за собой реформы, которые затронули все стороны жизни, и полное преобразование общества.

Городская реформа[править | править вики-текст]

Административные реформы Штейна относятся уже к концу его министерства, именно к ноябрю 1808 г. 19 ноября Появилось новое городовое положение, за которым через пять дней — 24 ноября последовала реформа высшего управления.[3]

До реформы в Пруссии города были на государственных или на помещичьих землях. И в том, и в другом случае города были совершенно лишены права самоуправления. Члены городской думы на государственных землях назначались правительством, на помещичьих — помещиком. Города по новому положению получили самоуправление: гражданам дано было право избирать должностных лиц, заведовавших — под высшим надзором государства — городским хозяйством и разными общинными делами, то есть школой, благотворительностью и полицией. Но городская реформа не сопровождалась распространением таких же начал на сельскую и уездную жизнь.

Городское устройство для своего времени представляло значительный шаг вперед. Оно отдавало городам управление их финансовыми делами, их школьное дело и попечение о бедных. Центром городского управления оно сделало собрание городских гласных, которых должны были избирать граждане на основе хотя и не всеобщего, но ограниченного незначительным цензом избирательного права, притом равного и тайного, и свело наблюдение со стороны государства в сущности к проверке правильности городских выборов.[4]

В числе этих реформ обращает на себя внимание попытка Гарденберга устроить уездную администрацию по наполеоновскому образцу. Эдиктом 27 октября 1810г Гарденберг изменил административную систему Штейна, рассчитанную на введение самоуправления, усилив принцип централизации, а 30 июля 1812г был издан эдикт о жандармерии, заключавший в себе целую систему уездного управления[4], которая должна была установить в Пруссии подобие наполеоновских префектур, что совсем должно было ниспровергнуть первоначальный план Штейна. Впрочем, этот последний эдикт не был приведен в исполнение.

Реформа центрального управления[править | править вики-текст]

До проведения реформы Штейна в управлении Пруссии центральными учреждениями являлись три главных министерства: министерство иностранных дел, министерство юстиции и министерство генеральной директории, последнее из которых в свою очередь распадалось на министерство военное, финансовое, министерство государственных имуществ, министерство внутренних дел. При короле состоял совет, который большого значения не имел.

Карл Август фон Гарденберг

Реформа заключалась в том, что Генеральная директория была уничтожена и во главе управления были поставлены пять министров (внутренних дел, финансов, иностранных дел, военный и юстиции)[5], чем упрощено было все делопроизводство, разделенное прежде не по предметам, а по провинциям. Высшим учреждением в монархии с совещательным значением в законодательстве был сделан государственный совет, в состав которого должны были входить принцы крови, действительные или отставные министры и генералы, равно как другие лица, на которых пал бы королевский выбор. Этот государственный совет получил право обсуждения законов. Ему же поручалось общее ведение политики.

Гарденберг, частью завершивший, частью видоизменивший начатые Штейном административные реформы, обратил особое внимание на вопрос о национальном представительстве. Под его влиянием Фридрих-Вильгельм III в эдикте 27 октября 1810года пообещал дать стране провинциальное и национальное представительство.[6] В феврале 1811г Гарденберг созвал в Берлине собрание нотаблей, которое по своему преимущественно дворянскому составу далеко не соответствовало обещанному королем национальному представительству и, вместо того чтобы оказывать правительству поддержку, выступало только с самой упорной оппозицией. Гарденберг думал убедить сословных депутатов в необходимости уже сделанных и только ещё предпринятых преобразований, но они лишь жаловались на ниспровержение всех исконных порядков. Собрание, ничего не сделав, было распущено.

Обещание представительства было затем повторено королем ещё раз в эдикте от 7 сентября 1811года, и в апреле 1812года созваны были вновь нотабли в качестве временной замены национального представительства.[6] Но правительство продолжало свои реформы без этого собрания, имевшего ещё менее значения, нежели первое.

Крестьянский вопрос[править | править вики-текст]

Из эпохи «просвещенного абсолютизма» Пруссия вышла со всеми характерными чертами государства, сельские отношения которого были построены на началах средневекового феодального быта.

Вопрос об освобождении крестьян из крепостной зависимости был в Пруссии поставлен ещё раньше вступления Штейна во власть: когда он был призван к управлению государством, особой комиссией уже был разработан проект, который министру-реформатору пришлось только осуществить. Первая встреча Штейна с королем состоялась 30 сентября 1807года, назначение его министром — 5 октября, а 9 октября уже появился эдикт, отменявший в Пруссии крепостное состояние.[7]

Фридрих-Вильгельм III думал, однако, ограничить действие нового закона только двумя провинциями (Восточной и Западной Пруссией), но Штейн прямо настоял на том, чтобы мера была распространена на все области монархии. Эдикт 9 октября 1807года уничтожал крепостничество во всем королевстве и отменял прежнюю исключительность дворянского землевладения, провозгласив свободу перехода земель из рук в руки.[7] Крестьяне на государственных землях получили личную свободу, право выкупать барщину двояким путем: или они могли заплатить одновременную сумму, равную увеличенному в 25 раз годовому доходу с этой барщины, или же уплачивать постоянно 4-х процентную ренту. Выкупая барщину, они даром получали в собственность землю, на которой сидели.

Памятник Карлу фон Штейну в городе Веттер (Рур).

Гораздо труднее было провести реформу по отношению к помещичьим крестьянам. Они делились на 3 разряда: наследственных арендаторов, пожизненных арендаторов и срочных арендаторов. Наследственные сразу же получили личную свободу, для пожизненных и срочных было установлено несколько лет временно-обязанных отношений.[8] Далее последовал вопрос наделения этих крестьян землей. Первоначальный проект относительно земель был таков: если наследственные и пожизненные арендаторы отказывались от одной трети земли, которую возделывали, то остальные две трети поступали в их собственность. Срочному же арендатору, чтобы сделаться собственником земли, надо было отказаться от половины своего участка. Это был проект, представленные Савиньи. После 1807 г. Правительство во главе с Гарденбергом решило созвать собрание нотаблей, назначенных правительством, а не представителей страны, выбранных населением. Эта комиссия делает первое изменение в проект Савиньи, а именно решено было, что пожизненные арендаторы, так же как и срочные, должны отказаться в пользу последних не от одной трети, а от половины своего участка. Но и этот урезанный уже проект позднее подвергся новому изменению. В 1816 г. Был опубликован указ правительства, который радикально менял весь его характер. Этот указ облегчал решение земельного вопроса только для наследственных и зажиточных арендаторов, для пожизненных арендаторов было сделано очень мало. Значительная же часть срочных арендаторов была совсем лишена земли и перешла на положение батраков. Таким образом, возник незначительный разряд крестьян, получивших название Grossbauer.[9]

В эдикте 9 октября 1807г помещикам дозволялось присоединить к своим землям лишь те крестьянские дворы, которые, будучи разорены последней войной, не могли бы быть восстановлены по недостатку средств у помещика или у крестьян, но не иначе как по определению правительства и под условием определенного вознаграждения крестьян. Далее Штейн внес в эдикт положение о соединении нескольких хозяйств в одну более крупную, но крестьянскую аренду, поскольку при этом крестьянская земля оставалась все-таки в руках крестьян же.[10] Штейн поддержал принципы охраны государством крестьянского землевладения, тогда как многие были убеждены в несвоевременности сохранения этого принципа. Эдикт 9 октября 1807 г. немедленно освобождал от зависимости лишь таких крестьян, которые наследственно владели своими участками, но такие были в меньшинстве. Для всех же остальных свобода должна была прийти лишь через два года и один месяц.[11]

Этим эдиктом было положено начало решению крестьянского вопроса в Пруссии. Но, превратив крепостного крестьянина в свободного гражданина, прусская крестьянская реформа начала XIX в не устроила его поземельного быта и не избавила его от вотчинной власти его бывшего господина. Если в королевских доменах крестьяне с личной свободой приобрели на правах полной собственности бывшие в их владении участки земли, то помещичьи крестьяне, которым было предоставлено самим, без государственного вмешательства и помощи совершать выкуп, оставались по-прежнему в материальной зависимости от помещиков, тем более что владельцы рыцарских поместий, несмотря на намерение, выраженное в эдикте 25 февраля 1808г, остались в полном обладании старой вотчинной полицией и юстицией. Однако, первый удар по феодальным порядкам был нанесен эдиктом 9 октября 1807 г. Одновременно с крестьянской реформой происходит уничтожение общинных земель и раздел их между членами общин, раздел выгонов, леса и пахотной земли.

Военная реформа[править | править вики-текст]

Своим военным возрождением монархия Гогенцоллернов была обязана генералу Шарнгорсту, который после Тильзита был сделан председателем комиссии, учрежденной для преобразования армии. Когда во время войны в 1813 году он был смертельно ранен в сражении, его дело продолжил генерал Гнейзенау. Комиссия Шарнгорста, начавшего фактически играть роль военного министра, выработала общие положения системы, которые окончательно были введены в жизнь в 1814 г.[12]

Старый способ пополнения армии вербовкой и рекрутскими наборами заменялся всеобщей воинской повинностью, одинаково обязательной для всех сословий. Кроме действующей армии, было подготовлено особое запасное земское ополчение (Landwehr).[12] Вместе с тем было установлено, что право на повышение по службе будет даваться не происхождением или продолжительным занятием должностей, но лишь образованием и заслугами. Наконец, были отменены прежние строгости военного устава. И все наказания, оскорбляющие личное достоинство солдата. Все это в соединении с чисто техническими нововведениями совершенно преобразило прусскую армию: войско, выступившее в войне 1813г, уже не походило на то, которое было разбито 7 лет назад.

Реформа образования[править | править вики-текст]

Прочие социально-экономические реформы[править | править вики-текст]

Также рушился старый социальный и экономический быт в городах, благодаря отмене монополий и цеховых стеснений, а также провозглашению свободы торговли и промышленности.[13]

Происходит реформа налогов, ослабляется привилегированное положение дворянства, на него возлагаются некоторые подати, от которых оно прежде было свободно. Отменен налог, который прежде брали помещики с крестьян взамен отмены обязательства молоть хлеб на помещичьей мельнице. Был введен промысловый налог, позволявший всякому, заплатившему его, заниматься тем или другим промыслом.[13] Введение его было связано с уничтожением цехов. Отменены были стеснения, наложенные на продажу дворянских земель. Но несмотря на то, что крестьяне сделались лично свободными, за помещиками в значительной степени была удержана судебная и полицейская власть. В это же время прусское правительство провозгласило принцип всеобщей податной и воинской повинности, что уравнивало граждан в отбывании ими своих обязанностей по отношение к государству.

Итоги[править | править вики-текст]

Случилось так, что в Пруссии в чистом виде не были проведены ни программа Гарденберга, ни программа Штейна, но кое-что из обеих программ. Штейн слишком короткое время стоял во главе правления и был вынужден за время своего министерства осуществлять то, что было уже до него подготовлено людьми другого направления. Продолжать дело Штейна пришлось тому же Гарденбергу, который также был связан начинаниями Штейна.[14]

В октябре 1810г, после вынужденного ухода с поста Штейна, Фридрих-Вильгельм III снова призвал к управлению Гарденберга (который потом и находился во главе управления до самой смерти в 1822 г.).[15] Таким образом, Штейн оставил свой пост, не успев привести в исполнение задуманных преобразований. Затем наступил двухлетний перерыв в общей реформаторской деятельности прусского правительства. Наконец за оставленное дело взялся опять Гарденберг, но он столкнулся с настоящим сопротивлением со стороны приверженцев «старого порядка», и в результате получилось, что реформа Пруссии вышла односторонней, половинчатой и незаконченной. «Старый порядок» не был сокрушен, и то новое, что было введено в жизнь прусского государства, благодаря двоим министрам-реформаторам, не было настолько сильно, чтобы избавить страну от возможности весьма сильной реакции со стороны консервативных элементов общества.

Несмотря на незаконченность реформ Штейна и Гарденберга и несмотря на то, что между ними были даже внутренние противоречия, то, что было ими сделано для преобразования правительственных учреждений, не осталось бесследным. Но результат всех этих усилий был в сущности один. И Штейн, и Гарденберг, считали нужным прежде всего создать силу, которая могла бы совершить все другие намеченные ими преобразования, и с этой целью они направили все свои усилия на улучшение самих правительственных учреждений.

Они успешно разрешили свою задачу, внеся больше единства, стройности, порядка в деятельность центральных, провинциальных и уездных учреждений, но новая система была только усовершенствованием старого порядка бюрократической централизации, так как введение самоуправления (за исключением городского) так и осталось простым проектом. Если эта реформа и содействовала развитию городского благоустройства, то не дала таких результатов в деле политического воспитания нации, на которые рассчитывал Штейн, так как обособляло горожан от других сословий, что даже противоречило идее самого Штейна, стремившегося на почве совокупного участия в местных делах приучить отдельные сословия к солидарному общественному действию.

Таким образом, правительственная система реформами Штейна и Гарденберга была усовершенствована, но сословный партикуляризм не был сломлен. Прусские реформы оказали весьма большое моральное действие и на остальную Германию. Упорядочив внутренние отношения государства, подняв дух населения, создав хорошую армию, они сделали из Пруссии надежду всей немецкой нации, тяготившейся французским владычеством, тем более что эти преобразования были совершены по свободной инициативе самого прусского правительства, а не были продиктованы ему победителем. Это моральное действие прусских реформ с особой силой сказалось в войне за освобождение 1813г, когда обновленная Пруссия встала во главе национального движения, поставившего своей целью низвержение чужеземной власти.

На Пруссию, в которой были предприняты внутренние реформы, немецкие патриоты стали возлагать все свои надежды, и монархия Гогенцоллернов стала играть первую роль во время «войны за освобождение» Германии от французов в 1813 г. : без внутренних преобразований она не смогла бы стать центром борьбы с Наполеоном.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Кареев Н. И. История Западной Европы в новое время. Консульство, империя и реставрация XIX век. Консульство, империя и реставрация, Т. 4, 1894.- с.174
  2. Кареев Н. И. История Западной Европы в новое время. Консульство, империя и реставрация XIX век. Консульство, империя и реставрация, Т. 4, 1894. — с. 180
  3. Меринг Франц. История Германии с конца средних веков. М., 1923 — с. 43
  4. 1 2 Кареев Н. И. История Западной Европы в новое время. Т. 4, 1894. с.181
  5. Фортунатов С. Ф. История Германии XIX века. М., 1912. — с. 14
  6. 1 2 Кареев Н. И. История Западной Европы в новое время. Т.4, 1894. с.198
  7. 1 2 Кареев Н. И. История Западной Европы в новое время. Т.4, 1894. с. 200
  8. Фортунатов С. Ф. История Германии XIX века. М., 1912. — с. 19
  9. Фортунатов С. Ф. История Германии XIX века. М., 1912. — с. 20-21
  10. Кареев Н. И. История Западной Европы в новое время. Т.4, 1894. с. 533
  11. Кареев Н. И. История Западной Европы в новое время. Т.4, 1894. с. 534
  12. 1 2 Кареев Н. И. История Западной Европы в новое время. Т.4, 1894. с. 203
  13. 1 2 Кареев Н. И. История Западной Европы в новое время. Т.4, 1894. с. 210
  14. Кареев Н. И. История Западной Европы в новое время. Т.4, 1894. с. 192
  15. Кареев Н. И. История Западной Европы в новое время. Т.4, 1894. с. 195

Литература[править | править вики-текст]

1. Кареев Н. И. История Западной Европы в новое время. Консульство, империя и реставрация XIX век. Консульство, империя и реставрация, Т. 4, Спб, 1894.

2. Фортунатов С. Ф. История Германии XIX века. М., 1912

3. Меринг Франц. История Германии с конца средних веков. М., 1923