Атональность

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Атона́льность, атона́льная му́зыка в гармонии XX века — принцип звуковысотной организации, выражающийся в отказе (иногда демонстративном) композитора от логики гармонической тональности. Атональность не тождественна пантональности[1].

Краткая характеристика[править | править код]

Атональность возникла как результат расширения тональности за счёт хроматизма, функциональной инверсии, «побочных доминант», «блуждающих» многозначных аккордов и других явлений гармонии в позднеромантической музыке Листа, Вагнера, Малера, Мусоргского, Скрябина, а также в музыке Дебюсси, Айвза, Стравинского, Бриттена, Бартока, Онеггера, Прокофьева, Мессиана и многих других композиторов, склонных к эксперименту. Начало атональности обычно связывают с финалом Второго струнного квартета Шёнберга (1908). Это был период трудных поисков новых законов музыкальной гармонии, способных заменить устаревшую систему тональности. Одновременно с Шёнбергом к атональности обратились его ученики Антон Веберн и Альбан Берг. Период атонализма в музыке композиторов «Новой венской школы» продолжался примерно до 1920—25 года, когда Шёнбергом (а также чуть раньше Хауэром) была изобретена и впервые применена «додекафония», или двенадцатитоновая техника. Однако принципы и эстетика атональной музыки были подхвачены многими другими композиторами XX века. Их можно обнаружить и в музыке нового XXI века.

Критика атональности[править | править код]

Арнольд Шёнберг, за которым закрепилась репутация «отца атональной музыки», не принимал этого термина:

Прежде всего я считаю, что «атональная музыка» — это самое неудачное определение, подобное тому, как если бы мы называли полёт «искусством не падать», а плавание — «искусством не тонуть».

— Арнольд Шёнберг. Style and idea (1958, p. 210)

Он трактовал слово «атональный» не как «лишённый тональности», но как лишённый «музыкальных тонов», и предпочитал атональности «пантональность», — термин, который означает не отрицание тональности, а «синтез всех тональностей»[2].

Аналогичных взглядов на беспредметность термина «атональный» придерживались ученики Шёнберга — Берг и Веберн:

Термин «атональный» стал генеральным определением музыки, в которой не только нет соотношения периферии с гармоническим центром [т. е. тоникой], но и которая не отвечает ни в общем, ни в мелочах другим требованиям музыки (таким как мелодия, ритм, форма), так что термин «атональный» сегодня означает почти то же, что «немузыка», «антимузыка» (нем. Unmusik). Её в самом деле трактуют как полную противоположность тому, что понималось под музыкой до сих пор. <...> Для обозначения нового искусства сам сатана не придумал бы более ужасного слова, чем atonal!

— Альбан Берг. Что значит atonal? (1930)

В русском музыкознании термин «атональность» активно критиковал Ю. Н. Холопов:

В популярном словоопределении «атональность» происходит от неслышания новой гармонии и представляет собой своего рода способ отмахнуться от необходимости определить то, что есть, ограничившись констатацией того, чего нет; всегда неудовлетворительное своей бессодержательностью научное недоразумение («музыка без звуков»[3])

— Ю. Н. Холопов. Гармония. Практический курс. Ч. 2, с. 515—516

Позиция Холопова была поддержана в книге «Теория современной композиции» (2007), выпущенной коллективом исследователей в Московской государственной консерватории. Вместо термина «атональность» авторы книги последовательно употребляют термин «новая тональность»[4]. Однако, несмотря на многочисленные аргументированные высказывания, термин «атональность» закрепился в музыкознании, особенно англоязычном[5].

В идеологии музыкальной культуры СССР термин «атональность» также имел негативную коннотацию:

Особенно плохо обстоит дело в области симфонического и оперного творчества. Речь идет о композиторах, придерживающихся формалистического, антинародного направления. Это направление нашло своё наиболее полное выражение в произведениях таких композиторов, как тт. Д. Шостакович, С. Прокофьев, А. Хачатурян, В. Шебалин, Г. Попов, Н. Мясковский и др., в творчестве которых особенно наглядно представлены формалистические извращения, антидемократические тенденции в музыке, чуждые советскому народу и его художественным вкусам. Характерными признаками такой музыки является отрицание основных принципов классической музыки, проповедь атональности, диссонанса и дисгармонии, являющихся якобы выражением «прогресса» и «новаторства» в развитии музыкальной формы, отказ от таких важнейших основ музыкального произведения, какой является мелодия, увлечение сумбурными, невропатическими сочетаниями, превращающими музыку в какофонию, в хаотическое нагромождение звуков...

Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) Об опере «Великая дружба» В. Мурадели 10 февраля 1948 г.

Другие значения термина[править | править код]

Влиятельный американский музыковед Э. Ловинский применял слово «атональность» (atonality) по отношению к западноевропейской многоголосной музыке XVI века (в частности, по отношению к мадригалам Карло Джезуальдо)[6]. При том, что тональные явления той музыки непосредственно фиксируются слухом, невозможно говорить о единой и централизованной тональности в смысле позднейшей мажорно-минорной тональности. Такую «тональную неопределённость» целого Ловинский и обозначил термином «атональность».

Библиография[править | править код]

  • Berg A. Was ist atonal? (интервью Венскому радио, 1930) // Eine Wiener Musikzeitschrift Nr. 26/27 (8.6.1936); англ. перевод: What is atonality? // Slonimsky N. Music since 1900. N. Y., 1949.
  • Rognoni L. Espressionismo e dodecafonia, Torino, 1954 (библ. с. 355—95).
  • Schoenberg A. Style and idea, N. Y., 1958.
  • Reti R. Tonality, atonality, pantonality. L., 1958 (рус. пер. — Тональность в современной музыке. — Л., 1968).
  • Друскин М. Пути развития современной зарубежной музыки // Вопросы современной музыки, Л., 1963.
  • Шнеерсон Г. О музыке живой и мертвой. — М., 1964.
  • Мазель Л. О путях развития языка современной музыки // Советская музыка, 1965, № 6, 7, 8;
  • Austin W. Music in the 20th century, N. Y., 1966 (библ. с. 552—662).
  • Perle G. Serial composition and atonality: An introduction to the music of Schoenberg, Berg, and Webern. 6th edition (revised). — Berkeley, Los Angeles: University of California Press, 1991.
  • Холопов Ю. Н. «Атональность» — новая тональность // Гармония. Практический курс. Ч.2. — М., 2003. — С. 512—524.

Примечания[править | править код]

  1. Музыкальный словарь Гроува. — М.: Практика, 2007. — С. 651; Акопян Л. О. Музыка XX века. Энциклопедический словарь. — М.: Практика, 2010. — С. 408.
  2. Светлана Осеева. Арнольд Шёнберг: начало и конец экспрессионизма. Планета писателя. Проверено 13 июня 2010. Архивировано 16 февраля 2012 года.
  3. Холопов иронизирует над термином, который состоит из отрицательной приставки «a» и «tonus» — звук, звучание.
  4. Теория современной композиции. Отв. ред. В. С. Ценова. М.: Музыка, 2007, с. 152 et passim.
  5. Например, Рудольф Рети употребляет прилагательное атональный и существительное атональность последовательно в известном исследовании «Tonality, atonality, pantonality» (книга написана в 1957, опубликована в 1958, в русском переводе — «Тональность в современной музыке», 1968).
  6. Lowinsky, Edward. Tonality and Atonality in Sixteenth-Century Music. Berkeley, 1961. См. статью о Ловинском в англ. Википедии.

Ссылки[править | править код]