Бернштейн, Самуил Борисович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Самуил Борисович Бернштейн
SBBernstein.jpg
Дата рождения 21 декабря 1910 (3 января 1911)
Место рождения
Дата смерти 6 октября 1997(1997-10-06) (86 лет)
Место смерти
Страна
Научная сфера славистика
Место работы
Альма-матер
Учёная степень доктор филологических наук
Учёное звание профессор
Научный руководитель М. Г. Долобко,
Г. А. Ильинский,
А. М. Селищев
Ученики Н. Е. Ананьева,
В. К. Журавлёв,
В. М. Иллич-Свитыч,
Т. С. Тихомирова,
Н. И. Толстой,
В. Н. Топоров,
Р. П. Усикова
Награды и премии Орден «Знак Почёта» RUS Imperial Order of Saint Andrew ribbon.svg
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке
В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Бернштейн.

Самуи́л Бори́сович Бернште́йн (21 декабря 1910 [3 января 1911], с. Баргузин, Забайкальская область — 6 октября 1997, Москва) — советский и российский лингвист-славист, балканист, диалектолог, специалист по болгарскому языку, лингвистической географии. Доктор филологических наук, профессор. Автор мемуаров, историк науки.

Иностранный член Болгарской и Македонской академий наук[2].

Биография[править | править код]

Родился в семье Бориса Самойловича Бернштейна (1887—1938?) и Софьи Моисеевны Дубниковой. Б. С. Бернштейн в 18 лет за революционную деятельность был приговорён к 4 годам каторги, которую отбывал в Горном Зерентуе, и последующей пожизненной ссылке. После окончания каторги Борис Самойлович поселился в Баргузине, где встретил свою будущую жену, работавшую фельдшерицей. В 1915 года семья перебралась в Читу, потом в Верхнеудинск, а затем на Сахалин[3].

В 1928 году С. Б. Берштейн окончил среднюю школу в Никольск-Уссурийске и отправился поступать в Московский университет на философский факультет, от чего его отговорил секретарь приёмной комиссии. Тогда Бернштейн изменил свой выбор в пользу историко-этнологического факультета. Как сын служащего он не имел права на поступление в университет, однако благодаря помощи общества политкаторжан был допущен к вступительным экзаменам, которые успешно сдал[4][5].

Специализировался по славистике, занимался на отделении западных и южных славян, его учителями были члены-корреспонденты АН СССР А. М. Селищев и Г. А. Ильинский. В 1931 году окончил университет и поступил в аспирантуру Московского научно-исследовательского института языкознания при Наркомпросе. Бернштейн был последовательным противником «яфетической теории» и являлся членом антимарристской группы «Языкофронт»[6]. Когда «проработкам» марристов начал подвергаться научный руководитель Бернштейна А. М. Селищев, Самуил Борисович был единственным, кто выступил в его поддержку. В январе 1932 года Селищев был уволен из Научно-исследовательского института языкознания, а спустя месяц из аспирантуры Института, а также из «Языкофронта» был исключён и сам Бернштейн. Летом 1932 года в ситуацию вмешался нарком просвещения А. С. Бубнов, и учёных восстановили в Институте[7].

В 1934 году на глазах Бернштейна разворачивалось «Дело славистов», в ходе которого были арестованы Г. А. Ильинский и А. М. Селищев. Был нанесён тяжёлый урон советскому славяноведению, и в послевоенный период именно на плечи Бернштейна во многом легла задача восстановления в СССР этой области знания. В связи с ликвидацией НИЯЗ продолжать работу над кандидатской диссертацией «Тюркские элементы в языке дамаскинов XVII—XVIII века» Бернштейн был вынужден в Ленинграде под руководством М. Г. Долобко. В 1934 году состоялась защита диссертации, в роли оппонентов выступили М. Г. Долобко и Н. К. Дмитриев.

В 1934—1938 годах руководил кафедрой болгарского языка и литературы Одесского педагогического института, а в 1937—1939 был заведующим кафедрой языкознания и деканом литературного факультета в Одесском университете[8][9]. В 1938 году был репрессирован отец Бернштейна, получивший «десять лет без права переписки» (реабилитирован в 1956 году)[8][10].

С осени 1939 года Бернштейна пригласили в Московский институт философии, литературы и истории, в 1941 влившийся в состав МГУ, где он читал лекции по введению в славянскую филологию, сравнительной грамматике славянских языков и отдельным славянским языкам. В 1941—1943 годах филологический факультет МГУ находился в эвакуации в Ашхабаде, где Бернштейн был исполняющим обязанности заведующего кафедрой славяно-русского языкознания и декана факультета. После возвращения в 1943 году в Москву номинально стал заместителем заведующего новооткрытой кафедрой славянской филологии академика Н. С. Державина, однако фактически именно на Бернштейна легла вся организаторская работа.

В 1943 году поступил в докторантуру Института языкознания АН СССР. 6 декабря 1946 года там же защитил докторскую диссертацию на тему «Язык валашских грамот XIV—XV ст.». Оппонентами выступили Н. С. Державин, Л. А. Булаховский, М. В. Сергиевский и Б. А. Ларин. С 1947 года стал работать также в новообразованном Институте славяноведения АН СССР, где сначала исполнял обязанности заведующего сектором филологии. 10 января 1948 года Бернштейну было присвоено звание профессора[11].

С осени 1948 года Бернштейн стал заведующим кафедрой славянской филологии и славянским отделением факультета[11][12]. В МГУ Бернштейн читал лекции по широкому спектру предметов: введению в славянскую филологию, сравнительной грамматике славянских языков, истории и диалектологии болгарского, сербохорватского, чешского и польского языков, истории болгарского литературного языка, болгарской лексикологии и лексикографии, старославянскому языку, турецкому языку, общему языкознанию и истории отдельных славянских литератур[13].

Дневниковая запись С. Б. Бернштейна от 09.05.1950

Сегодняшний день оглушил нас всех, не только лингвистов, но и всех гуманитариев. Произошло почти чудо: в сегодняшнем номере газеты «Правда» напечатана огромная для газеты статья профессора Тбилисского университета Чикобавы «О некоторых вопросах советского языкознания». В статье даётся беспощадный анализ теории Марра. Автор показывает, что новое учение о языке коренным образом противоречит марксизму и данным языкознания. В основных своих частях статья убедительна. Публикация статьи в «Правде» вне зависимости от конкретных исходов дискуссии показывает, что возврата к прежнему положению быть не может.[14]

В 1950 году, когда марризм почти добился статуса господствующей в советском языкознании концепции, Бернштейна обвинили в попытке «продлить агонию индоевропеистики» и оповестили о том, что в должности заведующего кафедрой славянской филологии он останется ещё лишь год, чтобы подготовить себе смену[15]. Ситуацию спас начавшийся в этом же году возврат к традиционному сравнительно-историческому языкознанию, произошедший после появления в «Правде» статей А. С. Чикобавы и Сталина. Должность заведующего кафедрой в МГУ Бернштейн занимал до 1970 года, после чего остался на кафедре в должности профессора[11].

В 1951 году в Институте славяноведения был выделен сектор славянского языкознания, который возглавил Бернштейн. В 1977 году сектор был разделён и Бернштейн стал руководителем Группы этнолингвистики и славянских древностей. С 16 марта 1981 года Бернштейна назначили руководителем Группы общекарпатского диалектологического атласа. 30 июня 1986 года Бернштейн вышел на пенсию, однако продолжил работать в Институте ведущим научным сотрудником-консультантом[11].

С. Б. Бернштейн был научным руководителем большого количества аспирантов Института славяноведения. Среди них будущие академики Н. И. Толстой, В. Н. Топоров и О. Н. Трубачёв; такие учёные как Е. И. Демина, В. К. Журавлёв, В. М. Иллич-Свитыч, Н. А. Кондрашов, Т. В. Попова, Е. В. Чешко, Г. Михаилэ, Р. Эккерт[16]. В МГУ аспирантами Бернштейна были Н. Е. Ананьева, Т. С. Тихомирова, Р. П. Усикова и др.

Умер в 1997 году. Похоронен на Введенском кладбище (4 уч.).

Научное наследие[править | править код]

Автор более 400 печатных работ, в том числе более 20 монографий, учебников и словарей. Из них наиболее заметны неоконченный, но весьма подробный «Очерк сравнительной грамматики славянских языков» (ч. 1, 1961, ч. 2, 1974), а также историко-филологическая монография «Константин-философ и Мефодий» (1984).

Одной из основных сфер деятельности Бернштейна была болгаристика и в первую очередь болгарская диалектология. Уже в 30-е годы он начинает заниматься изучением болгарских говоров на территории Украины. В послевоенные годы создание Института славяноведения позволило придать этой работе планомерный характер. В 40-60-е годы под руководством Берштейна в болгарских сёлах на территории СССР (Бессарабия и Приазовье) было собрано большое количество болгарского диалектного материала, опубликованного и проанализированного в десятках статей и нескольких монографиях. Вышло десять выпусков серии «Статьи и материалы по болгарской диалектологии». Главным итогом работы стал «Атлас болгарских говоров в СССР», подготовленный Бернштейном совместно с Е. В. Чешко и Э. И. Зелениной и изданный в 1958 году. Затем совместно с болгарским диалектологом С. Стойковым Бернштейн разработал концепцию «Болгарского лингвистического атласа» и участвовал в подготовке первого тома (последующие тома выходили уже без участия советских диалектологов)[17][18].

Опыт, накопленный при работе над «Атласом болгарских говоров в СССР», помог Бернштейну при разработке концепции Общеславянского лингвистического атласа. В 1958 году Бернштейн совместно с Р. И. Аванесовым выступил на IV Международном съезде славистов с докладом «Лингвистическая география и структура языка», посвящённым будущему атласу. Затем Самуил Борисович принимал участие в решении теоретических и практических проблем на первом этапе создания Общеславянского лингвистического атласа (подготовка вопросника, определение сетки обследуемых населённых пунктов). Однако впоследствии из-за внутренних конфликтов в коллективе атласа Бернштейн некоторые другие сотрудники Института славяноведения были вынуждены самоустраниться от работы над атласом[19][20][21].

В 1961 году Бернштейн стал работать над проектом «Карпатского диалектологического атласа». В 1967 году атлас, посвящённый украинским говорам Карпат, был издан. В его подготовке кроме самого Самуила Борисовича участвовали его ученики — В. М. Иллич-Свитыч, Г. П. Клепикова, Т. В. Попова, В. В. Усачёва. Впоследствии Бернштейн пришёл к идеи расширения исследуемой области и привлечения неславянского языкового материала, о чём в 1973 году он сделал доклад на Международном съезде славистов. В 1983, 1989, 1991, 1993, 1994 и 1997 годах вышли выпуски «Общекарпатского диалектологического атласа», подготовленного при участии учёных Польши, Чехословакии, Венгрии, Болгарии и Югославии[22][23].

Бернштейну принадлежит свыше 50 работ по истории славистики. В 1940-е годы он пишет ряд очерков о выдающихся славистах — В. Ягиче, А. И. Томсоне, А. М. Селищеве, Н. С. Державине. Впоследствии из-под пера Бернштейна выходит множество биографий и некрологов как славистов предшествующих поколений, так и современников, также учеников: П. И. Кёппена, И. И. Срезневского, В. И. Григоровича, П. С. Билярского, М. С. Дринова, Б. М. Ляпунова, В. Н. Щепкина, Л. А. Булаховского, Н. К. Дмитриева, А. Теодорова-Балана, Л. Милетича, А. Белича, М. Фасмера, Т. Лер-Сплавинского, В. Дорошевского, И. Лекова, С. Стойкова, Р. И. Аванесова, О. Н. Трубачева, В. М. Иллич-Свитыча и других. Кроме того, Бернштейн писал обобщающие очерки о различных направлениях славистики: «Вклад учёных Московского университета в изучение болгарского языка», «Из истории изучения южных славянских языков в России и СССР», «Русское славяноведение о серболужицких языках», «Советской славянской филологии 50 лет», «Cyrillo-methodiana в России». Статью «Трагическая страница из истории славянской филологии (30-е годы XX в.)» Бернштейн посвятил «Делу славистов». Уже после смерти учёного под названием «Зигзаги памяти» были частично изданы его дневниковые записи[24].

Труды[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. LIBRIS — 2012.
  2. Иванов В. В. Самуил Борисович Бернштейн // Общеславянский лингвистический атлас. Материалы и исследования. 1994—1996. — 2000. — С. 220.
  3. Топоров В. Н. Самуил Борисович Бернштейн // Балто-славянские исследования. 1997. — 1998. — С. 620.
  4. Топоров В. Н. Самуил Борисович Бернштейн // Балто-славянские исследования. 1997. — 1998. — С. 620—621.
  5. Венедиктов Г. К. Восемьдесят лет старейшине советских славистов // Советское славяноведение. — 1991. — № 1. — С. 67—68.
  6. Алпатов В. М. История одного мифа: Марр и марризм. — М.: УРСС, 2004. — С. 95.
  7. Алпатов В. М. История одного мифа: Марр и марризм. — М.: УРСС, 2004. — С. 98.
  8. 1 2 Топоров В. Н. Самуил Борисович Бернштейн // Балто-славянские исследования. 1997. — 1998. — С. 622.
  9. Венедиктов Г. К. Восемьдесят лет старейшине советских славистов // Советское славяноведение. — 1991. — № 1. — С. 68.
  10. Толстой Н. И. 60 лет служения славистике // Studia slavica. К 80-летию С. Б. Бернштейна. — 1991. — С. 19—20.
  11. 1 2 3 4 Венедиктов Г. К. Восемьдесят лет старейшине советских славистов // Советское славяноведение. — 1991. — № 1. — С. 69.
  12. Ананьева Н. Е. С. Б. Бернштейн – профессор Московского университета // Современная славистика и научное наследие С. Б. Бернштейна. — 2011. — С. 3.
  13. Ананьева Н. Е. С. Б. Бернштейн – профессор Московского университета // Современная славистика и научное наследие С. Б. Бернштейна. — 2011. — С. 4—5.
  14. Бернштейн С. Б. Зигзаги памяти. — М.: Институт славяноведения РАН, 2002. — С. 148.
  15. Алпатов В. М. История одного мифа: Марр и марризм. — М.: УРСС, 2004. — С. 167.
  16. Венедиктов Г. К. Восемьдесят лет старейшине советских славистов // Советское славяноведение. — 1991. — № 1. — С. 70.
  17. Венедиктов Г. К. Восемьдесят лет старейшине советских славистов // Советское славяноведение. — 1991. — № 1. — С. 70—72.
  18. Толстой Н. И. 60 лет служения славистике // Studia slavica. К 80-летию С. Б. Бернштейна. — 1991. — С. 21.
  19. Вендина Т. И. С. Б. Бернштейн и Общеславянский лингвистический атлас // Современная славистика и научное наследие С. Б. Бернштейна. — 2011. — С. 51—54.
  20. Толстой Н. И. 60 лет служения славистике // Studia slavica. К 80-летию С. Б. Бернштейна. — 1991. — С. 21—22.
  21. Иванов В. В. Самуил Борисович Бернштейн // Общеславянский лингвистический атлас. Материалы и исследования. 1994—1996. — 2000. — С. 221.
  22. Толстой Н. И. 60 лет служения славистике // Studia slavica. К 80-летию С. Б. Бернштейна. — 1991. — С. 22—23.
  23. Иванов В. В. Самуил Борисович Бернштейн // Общеславянский лингвистический атлас. Материалы и исследования. 1994—1996. — 2000. — С. 221—222.
  24. Досталь М. Ю. О значении трудов С. Б. Бернштейна в области истории славяноведения // Современная славистика и научное наследие С. Б. Бернштейна. — 2011. — С. 5—7.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]