Бернштейн, Самуил Борисович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Самуил Борисович Бернштейн
SBBernstein.jpg
Дата рождения:

21 декабря 1910 (3 января 1911)

Место рождения:

Баргузин, Баргузинский уезд, Забайкальская область, Российская империя

Дата смерти:

6 октября 1997(1997-10-06) (86 лет)

Место смерти:

Москва, Россия

Страна:

Flag of the Soviet Union.svg СССР
Flag of Russia.svg Россия

Научная сфера:

филология

Место работы:

МГУ им. М. В. Ломоносова, Институт славяноведения РАН

Учёная степень:

доктор филологических наук

Учёное звание:

профессор

Альма-матер:

МГУ им. М. В. Ломоносова

Научный руководитель:

А. М. Селищев, М. Г. Долобко

Известные ученики:

Н. Е. Ананьева В. М. Иллич-Свитыч, Т. С. Тихомирова, Н. И. Толстой, В. Н. Топоров, Р. П. Усикова

Самуи́л Бори́сович Бернште́йн (21 декабря 1910 [3 января 1911], с. Баргузин, Забайкальская область — 6 октября 1997, Москва) — российский лингвист-славист, балканист, диалектолог, специалист по болгарскому языку, лингвистической географии. Автор мемуаров, историк науки.

Иностранный член Болгарской и Македонской академий наук[1].

Биография[править | править вики-текст]

Родился в семье Бориса Самойловича Бернштейна (1887—1938?) и Софьи Моисеевны Дубниковой. Б. С. Бернштейн в 18 лет за революционную деятельность был приговорён к 4 годам каторги, которую отбывал в Горном Зерентуе, и последующей пожизненной ссылке. После окончания каторги Борис Самойлович поселился в Баргузине, где встретил свою будущую жену, работавшую фельдшерицей. В 1915 года семья перебралась в Читу, потом в Верхнеудинск, а затем на Сахалин[2].

В 1928 году С. Б. Берштейн закончил среднюю школу в Никольск-Уссурийске и отправился поступать в Московский университет на философский факультет, от чего его отговорил секретарь приёмной комиссии. Тогда Бернштейн изменил свой выбор в пользу историко-этнологического факультета. Как сын служащего он не имел права на поступление в университет, однако благодаря помощи общества политкаторжан был допущен к вступительным экзаменам, которые успешно сдал[3][4].

Специализировался по славистике, учился на отделении западных и южных славян, его учителями были А. М. Селищев и Г. А. Ильинский. В 1931 году окончил университет и поступил в аспирантуру Московского научно-исследовательского института языкознания (научный руководитель — А. М. Селищев). Однако в связи с ликвидацией московского НИЯЗ при Наркомпросе продолжать работу над кандидатской диссертацией «Тюркские элементы в языке дамаскинов XVII—XVIII века» Бернштейн был вынужден в Ленинграде под руководством М. Г. Долобко. В 1934 году состоялась защита диссертации, в роли оппонентов выступили М. Г. Долобко и Н. К. Дмитриев. В 1934—1938 годах руководил кафедрой болгарского языка и литературы Одесского пединститута, а в 1937—1939 был заведующим кафедрой языкознания и деканом литературного факультета в Одесском университете[5][6].

Бернштейн был последовательным антимарристом. Являлся членом антимарристской группы «Языкофронт»[7]. Когда «проработкам» марристов начал подвергаться научный руководитель Бернштейна, Самуил Борисович был единственным, кто выступил в его поддержку. В январе 1932 года Селищев был уволен из Научно-исследовательского института языкознания, а спустя месяц из аспирантуры Института, а также из «Языкофронта» был исключён и сам Бернштейн. Летом 1932 года в ситуацию вмешался нарком просвещения А. С. Бубнов, и учёных восстановили в Институте[8].

В 1934 годы на глазах Бернштейна раскручивалось «Дело славистов», в ходе которого были арестованы учителя Самуила Борисовича — Г. А. Ильинский и А. М. Селищев. Был нанесён тяжёлый урон советскому славяноведению, и в послевоенный период именно на плечи Бернштейна во многом легла задача восстановления славистики в СССР. В 1938 году был репрессирован отец Бернштейна, получивший «десять лет без права переписки» (реабилитирован в 1956 году)[5][9].

С осени 1939 года Бернштейна пригласили в Московский институт философии, литературы и истории, который в 1941 влился в состав МГУ, где он читал лекции по введению в славянскую филологию, сравнительной грамматике славянских языков и отдельным славянским языкам. В 1941—1943 годах филологический факультет МГУ находился в эвакуации в Ашхабаде, где Бернштейн был исполняющим обязанности заведующего кафедрой славяно-русского языкознания и декана факультета. После возвращения в 1943 году в Москву номинально стал заместителем заведующего новооткрытой кафедрой славянской филологии Н. С. Державина, однако фактически именно на плечи Бернштейна легла вся организаторская работа. С осени 1948 года Бернштейн стал заведующим этой кафедрой и славянским отделением[10][11].

Дневниковая запись С. Б. Бернштейна от 09.05.1950

Сегодняшний день оглушил нас всех, не только лингвистов, но и всех гуманитариев. Произошло почти чудо: в сегодняшнем номере газеты «Правда» напечатана огромная для газеты статья профессора Тбилисского университета Чикобавы «О некоторых вопросах советского языкознания». В статье дается беспощадный анализ теории Марра. Автор показывает, что новое учение о языке коренным образом противоречит марксизму и данным языкознания. В основных своих частях статья убедительна. Публикация статьи в «Правде» вне зависимости от конкретных исходов дискуссии показывает, что возврата к прежнему положению быть не может.[12]

В 1950 году, когда марризм почти добился статуса господствующей в советском языкознании концепции, Бернштейна обвинили в попытке «продлить агонию индоевропеистики» и оповестили о том, что в должности заведующего кафедрой славянской филологии он останется ещё лишь год, чтобы подготовить себе смену[13]. Ситуацию спас начавший в этом же году возврат к традиционному сравнительно-историческому языкознанию, произошедший после появления в «Правде» статей Чикобавы и Сталина. Должность заведующего кафедрой в МГУ Бернштейн занимал до 1970 года, после чего остался на кафедре в должности профессора[10].

В МГУ Бернштейн читал лекции по лекции по широкому спектру предметов: введению в славянскую филологию, сравнительной грамматике славянских языков, истории и диалектологии болгарского, сербохорватского, чешского и польского языков, истории болгарского литературного языка, болгарской лексикологии и лексикографии, старославянскому языку, турецкому языку, общему языкознанию и истории отдельных славянских литератур[14].

В 1943 году поступил в докторантуру Института языкознания АН СССР, 6 декабря 1946 года там же защитил докторскую диссертацию на тему «Язык валашских грамот XIV—XV ст.». Оппонентами выступили Н. С. Державин, Л. А. Булаховский, М. В. Сергиевский, Б. А. Ларин. 10 января 1948 года Бернштейну было присвоено звание профессора[10].

С 1947 года до стал работать также в новообразованном Институте славяноведения АН СССР, где сперва исполнял обязанности заведующего сектором филологии. В 1951 году был выделен сектор славянского языкознания, который возглавил Бернштейн. В 1977 году сектор был разделён и Бернштейн стал руководителем Группы этнолингвистики и славянских древностей. С 16 марта 1981 года Бернштейна назначили руководителем Группы общекарпатского диалектологического атласа. 30 июня 1986 года Бернштейн вышел на пенсию, однако продолжил работать в Институте ведущим научным сотрудником-консультантом[10].

С. Б. Бернштейн был научным руководителем большого количества аспирантов Института славяноведения. Среди них такие учёные, как Н. И. Толстой, О. Н. Трубачёв, Е. И. Демина, В. К. Журавлёв, Н. А. Кондрашов, Т. В. Попова, В. Н. Топоров, Е. В. Чешко, В. М. Иллич-Свитыч, Г. Михаилэ, Р. Эккерт[15].

Научное наследие[править | править вики-текст]

Автор более 400 печатных работ, в том числе более 20 монографий, учебников и словарей. Из них наиболее заметны неоконченный, но весьма подробный «Очерк сравнительной грамматики славянских языков» (ч. 1, 1961, ч. 2, 1974), а также историко-филологическая монография «Константин-философ и Мефодий» (1984).

Одной из основных сфер деятельности Бернштейна была болгаристика и в первую очередь болгарская диалектология. Уже в 30-е годы он начинает заниматься изучением болгарских говоров на территории Украины. В послевоенные годы создание Института славяноведения позволило придать этой работе планомерный характер. В 40-60-е годы под руководством Берштейна в болгарских сёлах на территории СССР (Бессарабия и Приазовье) было собрано большое количество болгарского диалектного материала, опубликованного и проанализированного в десятках статей и нескольких монографиях. Вышло деcять выпусков серии «Статьи и материалы по болгарской диалектологии». Главным итогом работы стал «Атлас болгарских говоров в СССР», подготовленный Бернштейном совместно с Е. В. Чешко и Э. И. Зелениной и изданный в 1958 году. Затем совместно с болгарским диалектологом С. Стойковым Бернштейн разработал концепцию «Болгарского лингвистического атласа» и участвовал в подготовке первого тома (последующие тома выходили уже без участия советских диалектологов)[16][17].

Опыт, накопленный при работе над «Атласом болгарских говоров в СССР», помог Бернштейну при разработке концепции Общеславянского лингвистического атласа. В 1958 году Бернштейн совместно с Р. И. Аванесовым выступил на IV Международном съезде славистов с докладом «Лингвистическая география и структура языка», посвящённым будущему атласу. Затем Самуил Борисович принимал участие в решении теоретических и практических проблем на первом этапе создания Общеславянского лингвистического атласа (подготовка вопросника, определение сетки обследуемых населённых пунктов). Однако впоследствии из-за внутренних конфликтов в коллективе атласа Бернштейн некоторые другие сотрудники Института славяноведения были вынуждены самоустраниться от работы над атласом[18][19][20].

В 1961 году Бернштейн стал работать над проектом «Карпатского диалектологического атласа». В 1967 году атлас, посвящённый украинским говорам Карпат, был издан. В его подготовке кроме самого Самуила Борисовича участвовали его ученики — В. М. Иллич-Свитыч, Г. П. Клепикова, Т. В. Попова, В. В. Усачёва. Впоследствии Бернштейн пришёл к идеи расширения исследуемой области и привлечения неславянского языкового материала, о чём в 1973 году он сделал доклад на Международном съезде славистов. В 1983, 1989, 1991, 1993, 1994 и 1997 годах вышли выпуски «Общекарпатского диалектологического атласа», подготовленного при участии учёных Польши, Чехословакии, Венгрии, Болгарии и Югославии[21][22].

Бернштейну принадлежит свыше 50 работ по истории славистики. В 1940-е годы он пишет ряд очерков о выдающихся славистах — В. Ягиче, А. И. Томсоне, А. М. Селищеве, Н. С. Державине. Впоследствии из-под пера Бернштейна выходит множество биографий и некрологов как славистов предшествующих поколений, так и современников, также учеников: П. И. Кёппена, И. И. Срезневского, В. И. Григоровича, П. С. Билярского, М. С. Дринова, Б. М. Ляпунова, В. Н. Щепкина, Л. А. Булаховского, Н. К. Дмитриева, А. Теодорова-Балана, Л. Милетича, А. Белича, М. Фасмера, Т. Лер-Сплавинского, В. Дорошевского, И. Лекова, С. Стойкова, Р. И. Аванесова, О. Н. Трубачева, В. М. Иллич-Свитыча и других. Кроме того, Бернштейн писал обобщающие очерки о различных направлениях славистики: «Вклад ученых Московского университета в изучение болгарского языка», «Из истории изучения южных славянских языков в России и СССР», «Русское славяноведение о серболужицких языках», «Советской славянской филологии 50 лет», «Cyrillo-methodiana в России». Статью «Трагическая страница из истории славянской филологии (30-е годы ХХ в.)» Бернштейн посвятил «Делу славистов». Уже после смерти учёного под названием «Зигзаги памяти» были частично изданы его дневниковые записи[23].

Труды[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Иванов В. В. Самуил Борисович Бернштейн // Общеславянский лингвистический атлас. Материалы и исследования. 1994—1996. — 2000. — С. 220.
  2. Топоров В. Н. Самуил Борисович Бернштейн // Балто-славянские исследования. 1997. — 1998. — С. 620.
  3. Топоров В. Н. Самуил Борисович Бернштейн // Балто-славянские исследования. 1997. — 1998. — С. 620-621.
  4. Венедиктов Г. К. Восемьдесят лет старейшине советских славистов // Советское славяноведение. — 1991. — № 1. — С. 67-68.
  5. 1 2 Топоров В. Н. Самуил Борисович Бернштейн // Балто-славянские исследования. 1997. — 1998. — С. 622.
  6. Венедиктов Г. К. Восемьдесят лет старейшине советских славистов // Советское славяноведение. — 1991. — № 1. — С. 68.
  7. Алпатов В. М. История одного мифа: Марр и марризм. — М.: УРСС, 2004. — С. 95.
  8. Алпатов В. М. История одного мифа: Марр и марризм. — М.: УРСС, 2004. — С. 98.
  9. Толстой Н. И. 60 лет служения славистике // Studia slavica. К 80-летию С. Б. Бернштейна. — 1991. — С. 19—20.
  10. 1 2 3 4 Венедиктов Г. К. Восемьдесят лет старейшине советских славистов // Советское славяноведение. — 1991. — № 1. — С. 69.
  11. Ананьева Н. Е. С. Б. Бернштейн – профессор Московского университета // Современная славистика и научное наследие С. Б. Бернштейна. — 2011. — С. 3.
  12. Бернштейн С. Б. Зигзаги памяти. — М.: Институт славяноведения РАН, 2002. — С. 148.
  13. Алпатов В. М. История одного мифа: Марр и марризм. — М.: УРСС, 2004. — С. 167.
  14. Ананьева Н. Е. С. Б. Бернштейн – профессор Московского университета // Современная славистика и научное наследие С. Б. Бернштейна. — 2011. — С. 4-5.
  15. Венедиктов Г. К. Восемьдесят лет старейшине советских славистов // Советское славяноведение. — 1991. — № 1. — С. 70.
  16. Венедиктов Г. К. Восемьдесят лет старейшине советских славистов // Советское славяноведение. — 1991. — № 1. — С. 70-72.
  17. Толстой Н. И. 60 лет служения славистике // Studia slavica. К 80-летию С. Б. Бернштейна. — 1991. — С. 21.
  18. Вендина Т. И. С. Б. Бернштейн и Общеславянский лингвистический атлас // Современная славистика и научное наследие С. Б. Бернштейна. — 2011. — С. 51-54.
  19. Толстой Н. И. 60 лет служения славистике // Studia slavica. К 80-летию С. Б. Бернштейна. — 1991. — С. 21-22.
  20. Иванов В. В. Самуил Борисович Бернштейн // Общеславянский лингвистический атлас. Материалы и исследования. 1994—1996. — 2000. — С. 221.
  21. Толстой Н. И. 60 лет служения славистике // Studia slavica. К 80-летию С. Б. Бернштейна. — 1991. — С. 22-23.
  22. Иванов В. В. Самуил Борисович Бернштейн // Общеславянский лингвистический атлас. Материалы и исследования. 1994—1996. — 2000. — С. 221-222.
  23. Досталь М. Ю. О значении трудов С. Б. Бернштейна в области истории славяноведения // Современная славистика и научное наследие С. Б. Бернштейна. — 2011. — С. 5-7.

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]