Великое расхождение

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Оценка ВВП на душу населения по паритету покупательной способности для отдельных европейских и азиатских стран между 1500 и 1950 годами[1], показывающая взрывной рост некоторых европейских государств с начала XIX века.
Разница в выпуске книгопечатной продукции между 500 и 1800 годами н. э. составила 100 000 раз. Росту во многом способствовала книгопечатная революция в 1450 годах[2].

Великое расхождение (Великая дивергенция) ― термин, введённый политологом Самюэлем Хантингтоном[3] (также известен другой вариант названия ― Европейское чудо: этот термин был введён Эриком Джонсом в 1981 году)[4]. Обозначает процесс, посредством которого Западный мир (то есть в первую очередь Западная Европа и части Нового Света) преодолел сдерживающие развитие факторы и в XIX веке стал наиболее сильной и богатой цивилизацией всех времен, затмив своей мощью империю Цин, империю Великих Моголов, сёгунат Токугава и Османскую империю.

Термин «Великая дивергенция» был введён американским политологом Сэмюэлом Хантингтоном[5] в 1996 году и был также использован Кеннетом Померанцем в его книге «The Great Divergence: China, Europe, and the Making of the Modern World Economy» (2000). Этот же феномен исследовал Эрик Джонс, чья книга «The European Miracle: Environments, Economies and Geopolitics in the History of Europe and Asia» популяризировала альтернативный термин «Европейское чудо»[6]. В целом и общем, оба термина обозначают социально-экономический сдвиг, в результате которого европейские страны продвинулись вперёд в развитии в период Нового времени[7].

Этот процесс сопровождался и подкреплялся достижениями эпохи великих географических открытий и последовавшим за ней возникновением колониальных империй. Значительную роль также сыграли эпоха просвещения, революция цен, научная революция и, наконец, промышленная революция. Ученые предложили множество теорий, чтобы объяснить природу великого расхождения: в них учитывались географические факторы, колониализм, доступ к ресурсам, а также традиции и обычаи западных народов.

До Великой дивергенции самыми развитыми регионами на земле была Западная Европа, Восточная Азия, Индийский субконтинент и Ближний Восток. Каждая из этих областей, имея различные политические и культурные институты, в конечном итоге вознеслась на различные степени развития. Западная Европа, Китай и Япония достигли относительно высокого уровня и начали сталкиваться с ограничениями в земельных площадях и прочих ресурсах, в то время как Индия все ещё обладала большим объёмом неиспользованных ресурсов.

Во время Европейского чуда технологические достижения, такие как железные дороги, пароходы, развитые орудия горнодобывающей промышленности и сельского хозяйства в большей степени оказались распространены на Западе, чем на Востоке. Технологии привели к развитию процесса индустриализации и усложнению экономики в сферах сельского хозяйства, торговли, топлива и ресурсов, всё дальше отделяя Восток и Запад. В Западной Европе использование угля в качестве энергетического заменителя древесины в середине XIX века привело к началу становления энергетики в её современном виде.

Хотя в Китае уголь использовался и раньше, ещё во времена правления династии Сун, его использование впоследствии сократилось из-за перемещения основных центров производства на юг страны (где не было крупных месторождений) из-за разрушительных нашествий монголов и чжурчженей между 1100 и 1400 годами. Западные державы также имели преимущество перед странами Востока, располагая более крупными партиями сырья и выходом к торговым рынкам, которые располагались, в частности, в колониях. Китай и остальные страны Азии принимали участие в мировой торговле, но тем не менее колонизация принесла неоспоримое преимущество Западу[8]. В XX веке Великая дивергенция достигла своего пика к началу Первой мировой войны, на котором находилась вплоть до начала 1970-х годов. Затем, спустя два десятилетия неопределенных колебаний, в конце 1980-х годов, ей на смену пришла Великая конвергенция (Great Convergence) ― тогда большинство стран третьего мира достигли значительно более высоких темпов экономического роста, чем основная часть стран Первого мира[9].

Термин[править | править код]

Установление временных рамок Великой дивергенции является предметом спора среди историков. Традиционная датировка даётся началом XVI века: исследователи утверждают, что Европа вышла на траекторию более высоких темпов роста начиная именно с этого времени[10]. В то же время Померанц и другие историки утверждают, что период наиболее быстрого расхождение имел место в XIX веке. Ссылаясь на данные о питании и дефицит товаров в Средневековье, эти ученые утверждают, что именно до XIX века страны Азии, а особенно Китай, были более богатыми и продвинутыми[11][12]. Другие, признавая равенство доходов между самых процветающими районами Китая и Европы около 1800 года, прослеживают первые значительные изменения в экономике европейских стран ещё в XVII веке[13]. Есть и те, кто предполагают, что культурные факторы, обусловившие этот феномен, прослеживаются и в ещё более ранние периоды, например, ко временам Ренессанса[14][15].

Ситуация в различных странах до Великого расхождения[править | править код]

В отличие от современной экономики индустриальных стран, аграрная экономика имела большое количество условий, которые сдерживали её рост. Хотя в важнейших регионах Евразии был достигнут относительно высокий уровень жизни ещё к XVIII веку, нехватка земли, уменьшение плодородия почвы, вырубка лесов, отсутствие надежных источников энергии и другие экологические факторы ограничивали рост доходов на душу населения[16]. Быстрые темпы обесценивания капитала послужили причиной того, что большая часть сбережений в условиях досовременной экономики тратилось на возмещение убытков, что затрудняло процесс накопления капитала[17]. Массовые количества топлива, земель, продовольствия и прочих ресурсов оказались необходимы для возможности дальнейшего роста и накопления капитала, что привело к становлению колониализма[18]. Промышленная революция преодолела эти ограничения, в результате чего стал возможен быстрый, устойчивый рост доходов на душу населения, причём произошло это впервые в истории человечества.

Западная Европа[править | править код]

После того, как набеги викингов, а также вторжения мусульман и венгров сошли на нет к X веку, Европа вступила в эпоху процветания, роста численности населения и территориальной экспансии. Период этот стал известен как Средние века. Торговля и коммерция оживилась, установилась специализация производства между различными районами, а также между жителями сельской местности и ремесленниками в городах. К XIII веку все лучшие земли оказались заняты и доходы от сельского хозяйства начали падать, хотя торговля и коммерция продолжала развиваться, особенно в Венеции и в других северных городах Италии. XIV век принес ряд бедствий: голод, войны, чума и прочие эпидемии.

Падение численности населения привело к уменьшению арендных ставок и росту заработной платы, а также подрыву феодальных и вотчинных отношений, которые были характерны для средневековой Европы[19].

В эпоху великих географических открытий мореплаватели находили новые пути из Европы в страны Америки и Азии.

Развивалась коммерция, появлялись различного рода инновации, такие как акционерные общества и прочие различные финансовые учреждения. Новых военные технологии привели к укрупнению боевых единиц, что, в свою очередь, послужило одной из причин концентрации власти в тех государствах, где основной статьёй доходов в казну являлась торговля. Во Франции и Испании произошёл переход к абсолютной монархии, которая была связана с высокими налогами и государственной монополией в экономической сфере, что привело к рецессии. В Голландской республике власть осуществлялась видными представителями купеческого сословия, в то время как парламент в Англии получил контроль над управлением страной после долгой борьбы с монархом, кульминацией которой стала Славная революция.

Эти механизмы управления оказались более благоприятными для экономического развития[20]. В конце XVI века Лондон и Антверпен стали отдаляться в лучшую сторону от других европейских городов по размерам реальной заработной платы[21]:

European cities real wages.png

Запад имел ряд уникальных преимуществ по сравнению с Азией: большое количество угольных месторождений; открытие Нового Света, которое смягчило экологические ограничения экономического роста (такие как нехватка земли), а также прибыли от колонизации[22].

Китай[править | править код]

Сравнительный график, показывающий численность населения (в миллионах) Китая и континентальной Европы в период между 1000 и 1975 годами[23].

Китай имел большую численность населения, чем Европа, на протяжении всей нашей эры[23]. В отличие от Европы, Китай также был политически объединённым в течение длительных периодов.

Во время династии Сун (960—1279) в стране произошла революция в областях сельского хозяйства, водного транспорта, финансов, урбанизации, науки и техники. Около 1100 года китайская экономика стала самой передовой в мире[24]. Технология заливного поля для выращивания риса открылась для доселе слаборазвитого юга страны, в то время как северный Китай оказался опустошён в результате набегов монголов и чжурчженей, а также наводнений и эпидемий. Центры промышленности, а также население переместились от Хуанхэ на юг страны, и эта тенденция продолжалась вплоть до XV века, когда север страны стал заново заселяться[25].

В конце имперского периода (1368―1911), во время правления династий Мин и Цин, налогообложение было низким, а ВВП и население росло значительными темпами, хотя и без существенного увеличения производительности труда[26]. Китайские товары, такие как шёлк, чай и керамика, пользовались большим спросом в Европе, что привело к притоку серебра, расширению денежной массы и содействию росту конкурентоспособности и стабильному рынку[27]. К концу XVIII века плотность населения в Китае была выше, чем в Европе[28]. В то же время в Китае было больше крупных городов, но гораздо меньше мелких, чем в современной Европе[29].

Возможные факторы[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Maddison 2007, p. 382, Table A.7
  2. Buringh, Eltjo; van Zanden, Jan Luiten: «Charting the „Rise of the West“: Manuscripts and Printed Books in Europe, A Long-Term Perspective from the Sixth through Eighteenth Centuries», The Journal of Economic History, Vol. 69, No. 2 (2009), pp. 409—445 (416—417, tables 1&2)
  3. Frank, 2001.
  4. Jones, 2003.
  5. Frank, 2001, pp. 36, 219–225.
  6. Jones, 2003, p. 77.
  7. Frank, 2001, p. 548.
  8. Pomeranz, 2000, pp. 242–243.
  9. Korotayev A., Goldstone J., Zinkina J. Phases of global demographic transition correlate with phases of the Great Divergence and Great Convergence. Technological Forecasting and Social Change. Volume 95, June 2015, p. 163
  10. Maddison, 2001, pp. 51–52.
  11. Pomeranz, 2000, pp. 36, 219–225.
  12. Hobson, 2004, p. 77.
  13. Allen, 2009, p. 548.
  14. Justin Yifu Lin, «Demystifying the Chinese Economy», 2011, Cambridge University Press, Preface xiv, http://assets.cambridge.org/97805211/91807/frontmatter/9780521191807_frontmatter.pdf
  15. Chen, 2012.
  16. Pomeranz, 2000, p. 219.
  17. Pomeranz, 2000, p. 187.
  18. Pomeranz, 2000, p. 241.
  19. North, Thomas, 1973, pp. 11–13.
  20. North, Thomas, 1973, pp. 16–18.
  21. Allen, 2001.
  22. Pomeranz, 2000, pp. 31–69, 187.
  23. 1 2 Feuerwerker, 1990, p. 227.
  24. Elvin, 1973, pp. 7, 113–199.
  25. Elvin, 1973, pp. 204–205.
  26. Elvin, 1973, p. 137, pp. 91–92, 203–204.
  27. Myers, Wang, 2002, pp. 587, 590.
  28. Myers, Wang, 2002, p. 569.
  29. Myers, Wang, 2002, p. 579, pp. 62–66.

Литература[править | править код]