Германская медиатизация

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Медиатизация в Германии (нем. Reichsdeputationshauptschluss) — реорганизация политических единиц, составлявших Священную Римскую империю, которая была осуществлена в 18031806 годах под руководством наполеоновского министра Талейрана[источник не указан 638 дней]. В результате реформы количество немецких государственных образований уменьшилось почти в десять раз:

Медиатизированные государи оказывались подчинёнными власти императора не непосредственно, как прежде, а через посредство правителя более крупного государства, сохраняя при этом юридическое с ним равноправие. За счёт поглощения территории мелких княжеств Наполеон нарастил территорию своих союзников, и в первую очередь Баварии и Бадена.

Многие из государств, которые устояли во время медиатизации, повысили свой статус — вместо княжеств стали герцогствами или великими герцогствами, а вместо курфюршествкоролевствами. В 1806 году они объединились в Рейнский, а в 1815 году — в Германский союз. Тем самым был открыт путь к давно назревшему объединению Германии.

Предыстория[править | править вики-текст]

Карта Священной Римской империи (1400)

В отличии от сумевших централизоваться соседних государств, к XIX веку Германия этим путём так и не пошла. Священная римская империя (СРИ) в значительной мере сохранила средневековую политическую структуру,[1]. К началу реформации в неё входило 136 церковных и 173 светских владений, а также 85 имперских городов, к концу XVIII века число участников составляло менее 300.[2] Традиционное объяснение этому указывает на усиление власти князей во времена правления Штауфенов и Вестфальскому миру, сделавшему императора «первым среди равных» среди европейских правителей. В последние десятилетия ряд историков объясняют фрагментированность Германии, изначально превосходившей по размерам своих соседей, географической протяжённостью и силой местной аристократии и духовенства. Уже к XII веку последние не считали себя подчинёнными императора, гораздо меньше — его подданными, но как правители были готовы защищать имеющуюся у них власть.[3] К моменту смерти императора Фридриха II он уже решил считать regnum teutonicum «аристократией с монархической головой».[4]

Среди этих государств и территорий, церковные княжества являлись уникальными для Германии. Представители Саллической и Оттоновской династии использовали аббатов и епископов как агентов Короны, которые в отличии от герцогов были более верными и не могли создать независимые наследственные владения. Императоры увеличивали власть Церкви, особенно епископов, передачей земельных участков и многочисленных гарантий защиты и неприкосновенности, а также широких судебных прав, что способствовало возникновению светских владений епископов (также известны как hochstift). Немецкий епископ стал «имперским князем» и прямым вассалом императора за свой hochstift,[5] продолжая заниматься пасторством на вверенном диоцезе. Личное назначение епископов императором стало причиной пятидесятилетней борьбы за инвеституру XI—XII века, итогом которой стало ослабление его влияния. Теперь епископы чаще всего выбирались независимыми кафедральными собраниями каноников, чем назначались императором или папой римским, после чего получали подтверждение своей власти на равных правах со светскими князьями.

Секуляризация[править | править вики-текст]

Ранняя секуляризация (XVI—XVII век)[править | править вики-текст]

Со временем князья-епископы столкнулись с активным расширением владений их светских коллег, из-за чего их собственное положение явно ухудшилось. В ходе Реформации ряд епархий на севере и северо-востоке Германии были секуляризованы, в основном в пользу протестантских государей. В XVI веке благодаря контрреформации вопрос о судьбе этих владений являлся одним из важнейших проблем Вестфальского мира, подтвердившего новый статус архиепископств Бремена и Магдебурга вместе с шестью епископствами,[6] перешедшими под власть Брандербурга, Мекленбурга и Швеции. При этом Хильдесхайм и Падеборн, уже десятилетия принадлежавшие протестантам, восстановили свой епископальный статус.[7] Документ также подтверждал имперский статус и фактическую независимость князей-епископов, имперских аббатов, вольных имперских городов, имперских графов и рыцарей. По оценке Дерека Билса, 65 церковных князя контролировали 1/7 территории и 12 % (3 500 000) населения Священной римской империи.[8]

Тридцатилетняя война, нанёсшая разрушительный урон Германии, заставили местных правителей впервые за историю империи ориентироваться на законы и правовые структуры. Благодаря этому духовные и светские государства смогли сохраниться и развиваться в окружении мощных государств с постоянной армией вроде Австрии, Баварии и Пруссии.[9]

Попытки секуляризации в XVIII веке[править | править вики-текст]

Княжества-епископства к 1780 году

Хотя после Вестфальского мира ещё 150 лет никакой секуляризации так и не состоялось, разговоры и слухи о ней имели место. Существование независимых епископальных княжеств, уникального явления Священной римской империи, чаще всего рассматривалось как анахронизм светскими владыками, желавшими поживиться за счёт их земель. В ходе Австрийской войны (1743 год) министр Фридриха II Генрих Граф фон Подевилс опубликовал меморандум, предлагавший расширить владения курфюста Баварии и императора СРИ Карла VII за счёт епископальных княжеств Аугсбурга, Пассау (вместе с одноимёнными имперскими городами) и Регенсбурга[10] а также имперского города Ульм. Фридрих лично добавил к списку архиепископство Зальцбурга, а Карл — епископства Айхштетское и Фрайзингское. План вызвал возмущение среди князей-епископов, свободных имперских городов и других представителей имперских сословий, епископства договорились организовать войско в 40 000 солдат для своей защиты от кровожадного императора, по тексту клятвы обязанного их защищать.[11] Внезапная смерть Карла прекратила эту интригу, хотя секуляризацию и потом обсуждали в ходе Семилетней войны, марш-манёвров Иосифа II во время войны за баварское наследство[12] и его позднего плана обмена Баварии на Австрийские Нидерланды с попутной секуляризацией Зальцбургского архиепископства и Берхтесгаденского пробства. Ни один из этих проектов так и не был осуществлён из-за нежелания открыть ящика Пандоры и разрушить конституционную основу СРИ.

Фактор великой французской революции[править | править вики-текст]

К концу XVIII века в Священной римской империи отсутствовали какие-либо серьёзные внутренние угрозы для её существования. Только зарубежная Великая французская революция смогла потрясти её основы и стать причиной гибели в 1808 году.

К 1794 году в ходе войны первой коалиции французские войска заняли Австрийские Нидерланды и большую часть левого берега Рейна. К этому времени руководство Первой французской республики решило при удобном случаев так или иначе аннексировать эти земли. Необходимость убедить немецкие государства и княжества, ставших объектами экспроприации, смириться с этим в обмен на территориальную компенсацию на правом берегу Рейна стала главной целью революционеров, а затем и консула Наполеона Бонапарта. Этой привилегии были лишены все церковные князья (которые и так теряли больше всех в земельном плане), как представители католического духовенства — ярого врага «безбожной» республики. Нелюбовь к ним была также вызвана их непротивлением эмигрантам-роялистам, которые вели контрреволюционную агитацию с территории Германии. С другой стороны, компенсация светским правителям основывалась на секуляризации церковных земель и собственности с правого берега.[13][14]

Карта Священной Римской империи накануне медиатизации (1789)

Уже Базельский мир между Пруссией и Францией оговаривал «компенсацию» в будущем мирном договоре со Священной римской империей и после передачи республике всех немецких земель к западу от Рейна (включая и прусские анклавы). Согласно подписанной этими странами тайной конвенции от августа 1796 года, такой компенсацией выступят Мюнстерское княжество-епископство и Фест-Реклингхаузен.[15] Также в статье 3 предусматривалось, что принц Оранский-Нассау (родственник прусского короля), в случае утраты штатгальтерства из-за возникновения дочерней Батавской республики получит земельную компенсацию за счёт бамбергского и вюрцбургского епископств.[16] Кроме того, подписанные в то время мирные договоры республики с Баденом и Вюртембергом также содержали секретные статьи, в которых Франция была готова уступить им конкретные церковные территории, если территориальные потери партнёров будут существенными[17]

Подписанное по итогам крупных побед над австрийцами в октябре 1797 года Кампо-Формийский мирный договор гарантировал компенсацию Австрии за утрату Австрийских Нидерландов в виде Ломбардии с Венецией и Далмацией. Секретная статья, не утверждённая к тому моменту, также добавляла архиепископство Зальцбург и часть Баварии. Договор предусматривал проведение конгресса в Раштатте, где имперская депутация от Австрии, Пруссии и членов СРИ подпишут мир с Францией. Франция требовала уступку земель к западу от Рейна с возмещением пострадавшим от этого местным правителям за счёт церковных владений к востоку от Рейна.[18][19] 9 марта 1798 года делегаты Раштаттского конгресса приняли этот план, и 4 апреля 1798 года была утверждена секуляризация всех церковных государств, кроме архиепископств-курфюршерств Кёльна, Майнца и Трира, участвовавших в выборах императоров СРИ.[20] Действовавший до разгона австрийцами в 1799 год конгресс не смог прийти к компромиссу по другим вопросам из-за разногласий по поводу раздела церковных земель, и недостаточного контроля Франции, вызванного борьбой за власть в Париже.

В марте 1799 года Австрия в союзе с Россией возобновила войну с Францией. Ряд поражений и выход России из войны принудили империю подписать 9 февраля 1801 года Люневильский мир, подтверждавший основные требования предыдущего мирного договора и договоренностей в Раштатте.[21] Статья 7 соглашения предусматривал выплату возмещения СРИ наследственных князьям, терявшим земли на левом берегу Рейна[22] Договор был подписан Францом II не только от лица Австрии, но и от имени Священной римской империи.[23].

Принятие вышеуказанного мирного договора дало начало серьёзному обсуждению радикальных перемен в Империи на страницах памфлетов и прессы, политической переписке в германских землях и внутри имперской депутации.[24] Защитники церковных территории называли антиконституционным и незаконным факт роспуска участников СРИ, понятие компенсации противоречило принципу индивидуальной ответственности, существовавшему в прежних договорах. Они настаивали на ограничении компенсации размером утраченной территорией или дохода от неё, возмещать которые должны все участники СРИ, а не только церковники. Полная секуляризация оценивалась ими как смертельный удар по империи.[24][25] Их оппоненты менее активно участвовали в спорах, так как ход событий был на их стороне. Хотя они и соглашались с рядом аргументов противников секуляризации, по их мнению Notreich (закон необходимости) сделал её неизбежной: её проведение требовала победившая Франция, и необходимость пожертвовать частью СРИ для сохранения всего государства оправдана.[26] Австрия была проигравшей стороной от этих перемен, так как с епископами и прелатами из имперских штатов исчезала традиционная опора императорской власти.[27] Секуляризацию не взлюбили курфюсты Ганновера и Саксонии, но не из симпатии к католической церкви (правящие династии этих государств были протестантскими), а из-за боязни усиления Австрии, Баварии и Пруссии.[24]

Заключительное постановление 1803 года[править | править вики-текст]

Заключительное постановление имперской депутации (нем: Reichsdeputationshauptschluss) 25 февраля 1803 года обычно известен как имперский закон о территориальной реструктуризации империи через передачу церковных государства и имперских городов других имперским государствам. Однако в реальности, постановление и имперская депутация на тот момент не играли важной роли в этом процессе, так как многие ключевые решения уже были приняты в Париже до начала работы депутаций. Само заключительное постановление было необходимо для легитимации и конституционного одобрения политических и территориальных преобразований на территории Священной римской империи.

Предыстория[править | править вики-текст]

Вскоре после Люневильского мира и обретения Бонапартом титула первого консула, Империя была поставлена перед требованием составить окончательный план компенсаций (Entschädigungsplan). Имперский сейм решил перепоручить это задание императору, как полномочному представителю СРИ, оставив за собой функцию окончательного решения. Однако Франц II отклонился от этой доли, не желая нести ответственность за все будущие деяния, совершаемые под диктовку французов. После месяцев дебатов в ноябре 1801 года было решено делегировать дело о компенсации имперской депутации (Reichsdeputation), а Франция будет выступать 'посредником'. Депутация состояла из представителей курфюстов Майнца, Саксонии, Брандербурга/Пруссии, Богемии и Баварии, а также герцога Вюртембергского, ландграфа Гессена и великого мастера Тевтонского ордена.[28][29]

Карта раздела Мюнстера

Ключевые германские правители вскоре отправили своих представителей во Францию для защиты полагавшихся им компенсаций, это проходило при поддержке французского правительства.[30] Наполеон посвятил в детали своего министра иностранных дел Талейрана, известного своей тягой к взяточничеству.[31][32] В это время консул, желая заложить основу дружественным отношениям с новым российским императором Александром I, согласился с включением России в вышеуказанный процесс в качестве второго посредника. 19 октября 1801 года две страны подписали соглашения о совместных действиях в этом качестве.[30] По сути, Александр, чья жена и мать принадлежали к правящим домам Бадена и Вюртемберга, хотел должного отношения к своей немецкой родне (в последующей дипломатической переписке с Талейраном российский посол граф Аркадий Морков также просил учесть интересы герцога Мекленбург-Шверинского и епископа Любекского[33]). Это совпадало с намерением Франции укрепить расположенные между ней и Австрией южные немецкие княжества Бавария, Баден, Гессен-Дармштадт и Вюртемберг, . the arch-foe.[34][35] Бурные дискуссии и сделки касались не только посредников и немецких князей, но и соседних правительств. В прусском кабинете одна группа выступала за расширение на западном направлении за счёт Вестфалии, в то время как другая — на южном за счёт Франконии, победу одержала первая партия.[36] С июля 1801 по май 1802 года предварительные компенсационные соглашения были заключены с Баварией, Вюртембергом и Пруссией, более формальные договорённости были достигнуты с Баденом, Гессеном-Касселем, Гессеном-Дармштадтом и другими государствами среднего размера.[30]

Во время сессии имперских депутаций и штатов также шли отчаянные споры. Многие средние и небольшие правители, не имевшие влияния в Париже, (среди них герцоги Аренберг, Лооз и фон Крой, князь Зальм-Кирбург, графы Вартенберг и Зиккинген) пытались через взятки французским представителям добиться дополнений и изменений в основном компенсационном плане.[37] Все эти претензии были рассмотрены, в них обнаружили завышение потерь и фиктивность. Имперская депутация очень редко рассматривала обвинения и претензии к работе французских дипломатов, которые обычно пересылали местным французским чиновникам или к самому Талейрану.[38][39]

Компенсационный план[править | править вики-текст]

«Основной компенсационный план» стал плодом заключенных в Париже формальных и неформальных соглашений, разработанным Талейраном в июне 1802 года и одобренный Россией с незначительными изменениями,[40]. Документ был представлен почти в ультимативной форме имперской депутации, созванной на первое заседании в Регенсбурге 24 августа 1802 года. В преамбуле указывалось, что страны-посредники были вынуждены разработать компенсационный план из-за «непримиримых разногласий между немецкими князьями» о деталях компенсации. Авторы утверждали, что «основанный на расчётах неоспоримой объективности» план пытается возместить понесённые убытки при «сохранении довоенного баланса между ключевыми германскими правителями», при этом вышеуказанные утверждения противоречили друг другу.[41] Изначальное модель компенсации, основанная на возмещении только территориальных потерь, по политическим причинам была изменена для поощрения могущественных или имевших хорошие связи правителей, а также привлечения потенциальных союзников.

Территориальные потери (зелёный) и приобретения (жёлтый) Пруссии (окрашена в голубой цвет)

Изолированный от переговоров представитель Австрии в Париже смог ознакомиться с планом после публикации в Le Moniteur. В ускоренном режиме им были разработаны поправки, подтверждавшие имперские прерогативы Франца II как правителя Австрии и СРИ. Позже в этот план включили новые епископства для секуляризации.[42] Хотя император был против этой меры, её неминуемость заставила его бороться за собственную выгоду от этого процесса. Важным требованием являлось адекватная компенсация родному брату Франца II Фердинанду III, утратившему секундогенитуру великого герцогства Тосканского после итальянского похода французов.

Имперская депутация, которая изначально и должна была заниматься компенсациями, в итоге стала послушным инструментом для стран-посредников и ключевых немецких государств. Это было продемонстрировано прусско-французским договором от 23 мая 1802 года, гарантировавший компенсацию прусскому королю и принцу Оранскому-Нассау сразу после ратификации компенсационного плана, хотя имперская депутация тогда ещё не была даже созвана.[43] Через две недели король издал прокламацию со списком всех территорий, отходивших Пруссии, оккупация которых началась в первую неделю августа. В тот же месяц баварские войска вступили в Бамберг и Вюрцбург спустя неделю после отправки писем местным епископам от короля Максимилиана I, в которых он информировал о скорой оккупации их владений.[44] Осенью 1802 года Австрия, Бавария, Баден, Гессен-Дармштадт и Вюртемберг продолжили захват территорий епископальных княжеств и вольных имперских городов, на формальное оформление смены власти и создание гражданской администрации обычно уходило ещё несколько недель. Такая спешка была вызвана опасениями, что опубликованный июньский план не является окончательным, из-за чего спокойней было бы сразу занять отведённые документом территории. Эта стратегия не всегда была успешной: Бавария была вынуждена покинуть территорию епископства Айхштетт, большая часть которого по итогам австро-французской конвенции от 26 декабря 1802 года переходило в компенсационный список Габсбургов.[45] Правителям небольших графств и княжеств приходилось дожидаться выхода заключительного постановления, чтобы получить свою компенсацию — секуляризованное аббатство или несколько маленьких имперских городов.

Ратификация и заключительное постановление[править | править вики-текст]

Первая страница заключительного постановления имперской депутации

8 октября 1802 года посредники предоставили депутации второй компенсационный план, учитывавший многочисленные замечания, заявления, петиции и требования со всех сторон. Третий план был передан в ноябре, а финальный в середине февраля 1803 года. Именно он стал основой для заключительного постановления, выпущенного имперской депутацией на 46-й встрече 25 февраля 1803 года.[46] 24 марта было получено одобрение имперского сейма, 27 апреля император Франц II ратифицировал документ.[30] Последний сделал оговорку в отношении перераспределения голосов и мести в имперском сейме. Приняв вступление новых десяти членов коллегии выборщиков, позволивших впервые сформироваться протестантскому большинству,[47] он возражал против протестантского большинства в новом созыве коллегии принцев (77 протестантов против 53 католиков, плюс четыре чередующихся голоса), взамен предлагая религиозный паритет.[48] Обсуждения этой ситуации продолжались вплоть до роспуска империи в 1806 году.

Последствия[править | править вики-текст]

Роспуск епископальных княжеств[править | править вики-текст]

Изгнание князя-епископа Трира

Согласно заключительному постановлению, все церковные образования (аббатства, архиепископства, епископства) расформировывались, за исключением Майнц, Мальтийского и Тевтонского орденов. Архиепископ и курфюст Майнца Карл Дальберг убаждал Наполеона сохранить свой статус имперского архиканцлера для сохранения функционирования Священной римской империи. Так как его владения были присоединены к Франции, архиепископство Ашаффенбург было переведено в Регенсбург и дополнено рядом бывших владений курфюршества к востоку от Рейна. Дальберг сохранил титул выборщика и имперского архиепископа, и получил титул примаса Германии.[49][50] По настоянию Франца II были сохранены Мальтийский и Тевтонский (его великий магистр был австрийским эрцгерцогом) ордена, чьи рассеянные владения пополнились несколькими соседними аббатствами. Это делалось для финансового обеспечения 700 знатных членов кафедрального собрания каноников, чьё имущество и поместья были экспроприированы при секуляризации.[51][52] Ряд епископств были переданы одному владельцу, в то время как другие делились на части или раздавались анклавами для соседних правителей. Значительная часть собственности и имения епископов также были экспроприированы.

Заключительное постановление детально описывало финансовые обязательства новых правителей перед своими предшественниками, сановниками, администраторами, военными и гражданскими чиновниками упразднённых церковных княжеств. Бывшие князья-епископы и князья-аббаты сохраняли свой статус в системе СРИ. Они сохраняли судебную власть в гражданском и уголовном (отдельные статьи) над местным населением (ст. 49). Титул князя-епископа и князя-аббата оставался их неприкосновенной собственностью на всю оставшуюся жизнь, как и право на ряд наград и и привилегий (ст. 50). Однако дворцовые резиденции перешли к новым правителям, епископы довольствовались более скромными жилищами и летними резиденциями. Бывшие князья-епископы, князья-аббаты, имперские аббаты и аббатиссы получали право на ежегодную пенсию в диапазоне 3000—6000, 6000—12000, 20000—60000 гульденов, зависевшую от предыдущих заработков (ст. 51). Лишившись политической власти и собственных княжеств, епископы могли продолжать пасторскую работу в своих епархиях и диоцезах. Однако ряд священнослужителей[53], вроде зальцбурского архиепископа Иеронима фон Коллоредо отказались от своих обязанностей и уехали в родовые поместья.

Роспуск имперских городов[править | править вики-текст]

51 вольный имперский город[54] занимавший 7365 кв. км и имевший 815 000 жителей, приманивал светских князей своим независимым статусом и географической близостью. За рядом исключений, города управлялись хуже церковных княжеств, из-за чего имели плохую репутацию.[55][56]

Несколько имперских городов были включены в секуляризационные планыe XVIII века, так как занимали смежные территории/входили в состав искомых епископальных княжеств. Уже к открытию конгресса в Раштатте в конце 1797 года вовсю ходили слухи о присоединении нескольких вольных городов. Из-за этого имперские города Швабского округа, где находилась половина от их общей численности, в начале марта 1798 года провели специальную конференцию для изучения ситуации.[57] Однако это не вызвало большого общественного интереса, так как с самого начала было известно о сохранении независимости влиятельнейших и крупнейших вольных городов.[58] Судьба оставшихся имперских городов висела на волоске: хотя занимавшие места в имперском сейме и имперском камеральном суде Вецлар и Регенсбург в компенсационном плане от июня 1802 года сохраняли независимость, через несколько месяцев их включили в состав княжества Ашаффенбург. Только Аугсбург, Бремен, Любек, Нюремберг и Франкфурт пережили медиатизацию 1803 года.

Уничтожение имперских графов и рыцарей[править | править вики-текст]

Заключительное постановление не касалось вопроса существования практически 300 независимых имперских рыцарей и 99 имперских графов, контролировавших 4 500 квадратных миль. Зимой 1803 года Бавария, Гессен-Кассель и Вюртемберг начали захватывать эти анклавы с помощью эдиктов сдачи-передачи (Abtretungs- und Überweisungspatenten) и военной силы. Этому примеру последовали и более мелкие правители, вроде князя Лейнингена. Это событие стало известно как Rittersturm.[59]

В январе 1804 года Франц II признал эти захваты незаконными, хотя большинство рыцарских земель были заняты к осени 1803 года. Хотя он и не мог отменить произошедшее, силовая угроза приостановила дальнейшие аннексии. Пресбургский мир 1805 года ослабил СРИ, вторая волна медиатизации следующем году лишила земель остававшихся на плаву графов и рыцарей. Формально эта процедура проводилась по 25 пункту Договора о конфедерации Рейна (Rheinbundakte), санкционировавшего односторонние действия государств внутри собственной территориальной юрисдикции.

Политические и религиозные последствия[править | править вики-текст]

Территориальные и демографические изменения
Потери Приобретения
ПруссияFlag of Prussia (1892-1918).svg Пруссия 2 000 км²
140 000 человек
12 000 км²
600 000 человек
Королевство БаварияFlag of Bavaria (state).svg Королевство Бавария 10 000 км²
600 000 человек
14 000 км²
850 000 человек
Великое герцогство БаденFlagge Großherzogtum Baden (1871-1891).svg Великое герцогство Баден 450 км²
30 000 человек
2 000 км²
240 000 человек
Flagge Königreich Württemberg.svg Вюртемберг 400 км²
30 000 человек
1 500 км²
120 000 человек

Хотя изначально планировалось выплачивать компенсации секуляризованным правителям только за утраченную землю, в итоге это коснулось только мелких правителей и графов. Они иногда получали настолько скромные компенсации, что их более удачливые коллеги доплачивали им до прежнего уровня доходов[60].

Крупные немецкие государства получили больше, чем теряли. Компенсация также коснулась правивших великим герцогством Тосканским и герцогством Модена представителей династии Габсбургов[61], хотя эти земли не входили в состав СРИ. То же самое касалось и принца Оранского-Нассау. Все 112 имперских владения были разделены между 72 светскими правителями в рамках компенсации[61].

Состоявшаяся медиатизации являлась крупнейшим переделом собственности в истории Германии вплоть до 1945 года. Около 73 000 км2 (28 000 кв. миль) церковных земель с 2,36 жителями и 12,72 млн гульденов годового дохода перешил к новым владельцам[62].

Позиции Римско-католической церкви в Германии (Reichskirche) были практически полностью уничтожены. Она теряла важную конституционную роль в жизни империи, большая часть католических университетов была закрыта, как и сотни монастырей и религиозных объединений. Влияние заключительных постановлений на сферу земельной собственности сравнивалось с переменами, совершёнными во Франции революцией[63].

Медиатизация с 1806 года[править | править вики-текст]

Карта Германии после медиатизации (1812)

12 июня 1806 года Наполеон основал Рейнский союз для защиты восточной границы Франции. 6 августа 1806 года Франц II объявил о роспуске Священной Римской империи. Для получения поддержки от соседних немецких государств он поддержал предложенную Наполеоном идею об медиатизации оставшейся 100 небольших владений их более крупными соседями, большая часть из которых входила в вновь созданный союз.

После разгрома Наполеона передел европейских границ занимался Венский конгресс. За время работы было решено не восстанавливать подвергшиеся медиатизации вольные города и секуляризованные княжества. Взамен этого сохранившие голос в имперском сейме бывшие правители получат новый аристократический статус, брак с которыми признавался королевскими домами равноценными, а также право на компенсацию. В 1825 и 1829 годах эти медиатизированные дома были формализованы правящими домами в одностороннем порядке, хотя это коснулось не всех. По итогам Венского конгресса 1815 года сохранилось только 39 немецких государств.

Разделы[править | править вики-текст]

Архиепископства и княжества-епископства[править | править вики-текст]

Получатель Медиатизированное государство
Франция и её клиентские государства
Герцогство Аренберг
Эрцгерцог Австрии
Маркграфство Баден
Баварское курфюршество
Герцог фон Крой
Курфюршерство Ганновер
Ландграфство Гессен-Дармштадт
Герцогство Лооз-Корсварем
Княжество Нассау
Княжество Нассау-Оранское-Фульда
Герцогство Ольденбург
Королевство Пруссия
Архиепископство Регенсбург
Княжество Зальм
Зальцбургское курфюршерство

Имперские аббатства, монастыри и провострии[править | править вики-текст]

Awarded to Mediatized state
Франция и её клиентские государства
Граф Аспремонт-Линден
Маркграфство Баден
Курфюшество Бавария
Duke of Breisgau-Modena
Prince of Bretzenheim
Duke of Brunswick-Wolfenbüttel
Prince of Dietrichstein
Prince of Ligne Шаблон:Plainlist
Князь Меттерних
Prince of Nassau-Orange-Fulda
Граф Оштейн
Граф Плеттенберг-Виттем
Королевство Пруссия
Граф Квадт
Регенсбургское епископство
Орден Святого Иоанна Иерусалимского
Курфюшество Зальцбурга
Граф Шаесберг-Ритерсберг
Князь Зинцендорф
Граф Штернберг-Мандершайд
Князь Турн-и-Таксис
Граф Тёрринг-Йеттенбах
Граф Вальдбот фон Бассенхайм
Графство Вартенберг
Герцогство Вюртемберг

The only ecclesiastical entities in Germany not abolished in 1803 were:

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. John G. Gagliardo, Germany Under the Old Regime, 1600—1790, Longman Publishing Group, 1991, p. viii)
  2. К ним не относятся сотни земель имперских рыцарей, являвшихся полунезависимыми вассалами императора.
  3. Lens Scales, The Shaping of German Identity. Authority and Crisis, 1245—1414, Cambridge University Press, 2015, p. 71.
  4. Arnold, Count and Bishop in Medieval Germany. A Study of Regional Power, 1100—1350, University of Pennsylvania Press, 1992, pp. 273, 352.
  5. Arnold, p. 13.
  6. В отличии от них, несколько секуляризованных княжеств-епископств на севере и северо-востоке, вроде Брандербурга, Хафелберг, а Лебуса, Мейсена, Мерзебурга, Наумбург-Цайца, Шверина и Камина были лишены независимости и присоединены к соседним княжествам ещё до Реформации. Тем самым, они были княжествами-епископствами лишь на бумаге. Joachim Whaley, Germany and the Holy Roman Empire, Volume I, Maximilian I to the Peace of Westphalia, Oxford University Press, 2012, p. 89.
  7. Peter Wilson, The Holy Roman Empire 1495—1806, Studies in European History, Second Edition (2011), pp. 94—95.
  8. Derek Beales, Prosperity and Plunder. European Catholic Monasteries in the Age of Revolution, 1650—1815, Cambridge University Press, 2003, p. 59.
  9. Anton Schindling, «The Development of the Eternal Diet in Regensburg», The Journal of Modern History, Vol. 58, Supplement: Politics and Society in the Holy Roman Empire, 1500—1806 (Dec., 1986), p. S66.
  10. John Gagliardo, The Holy Roman Empire as Idea and Reality, 1763—1806, Indiana University Press, 1980, p. 196.
  11. Joachim Whaley, Germany and the Holy Roman Empire, Volume II, The Peace of Westphalia to the Dissolution of the Reich, Oxford University Press, 2012, pp. 376—377.
  12. Gagliardo, p. 196.
  13. Gagliardo, p. 209.
  14. Whaley, vol. II, pp. 566—568.
  15. Agatha Ramm, Germany 1789—1919. A Political History, Methuen & Co., 1967, p. 43.
  16. Guillaume de Garden, Histoire générale des traités de paix et autres transactions principales entre toutes les puissances de l’Europe depuis la paix de Westphalie, Volume 5, Paris, Amyot, 1848, pp. 360—361
  17. Garden, volume 5, pp. 353—357.
  18. Ramm, p. 43.
  19. Peter H. Wilson, Bolstering the Prestige of the Habsburgs: The End of the Holy Roman Empire in 1806, The International History Review, Vol. 28, No. 4 (Dec., 2006), p. 715. .
  20. Gagliardo, pp. 189—190.
  21. Gagliardo, pp. 191—192.
  22. http://www.napoleon.org/en/reading_room/articles/files/treaty_luneville.asp#ancre5.
  23. Peter H. Wilson, Bolstering the Prestige of the Habsburgs: The End of the Holy Roman Empire in 1806, p. 715.
  24. 1 2 3 Whaley, vol. II, p. 612.
  25. Gagliardo, Reich and Nation, p. 206—209, 214—215.
  26. Gagliardo, p. 214.
  27. Gagliardo, p. 215.
  28. Whaley, pp. 618—619.
  29. Gagliardo, pp. 192—193.
  30. 1 2 3 4 Gagliardo, p. 193.
  31. Бывший член Директории Баррас в своих мемуарах обвинял Талейрана и его подчинённых в обогащении на 15 млн. франков в процессе составления компенсационного плана. Manfred Wolf, , Die Entschädigung des Herzogs von Croy im Zusammenhang mit der Säkularisierung des Fürstbistums Münster.
  32. Whaley, vol. II, pp. 619—620.
  33. Тарле Е.В. Талейран. — Москва: Издательство Академии Наук СССР, 1962. — С. 68-69.
  34. Whaley, vol. II, p. 619.
  35. Michel Kerautret, Les Allemagnes napoléoniennes.
  36. Lars Behrisch, Christian Fieseler, Les cartes chiffrées: l’argument de la superficie à la fin de l’Ancien Régime en Allemagne.
  37. A letter of Talleyrand to Laforest, the head of the French delegation in Regensburg, alludes to millions being paid by, among others, the three Hanseatic Cities (Hamburg, Lübeck, Bremen) Frankfurt and Württemberg. Manfred Wolf, pp. 147—153.
  38. Manfred Wolf, pp. 130—131.
  39. Der 24. Februar 1803. Reichsdeputationshauptschluß.
  40. Whaley, vol. II, p. 620.
  41. Guillaume de Garden, Histoire générale des traités de paix et autres transactions principales entre toutes les puissances de l’Europe depuis la paix de Westphalie, Volume 7, Paris, Amyot, 1848, pp. 148—149.
  42. Wilson, pp. 718—719.
  43. Garden, vol. 7, p. 143.
  44. Günter Dippold, Der Umbruch von 1802/04 im Fürstentum Bamberg., pp. 23-24.
  45. Garden, vol. 7, p. 231.
  46. Garden, vol. 7, pp. 200, 238.
  47. Габсбургские императоры не имели проблем с переизбранием после обретения контроля над двумя голосами выборщиков (Богемия и Зальцбург) вместо одного (Богемия), ибо протестантские выборщики никогда не поддерживали общего кандидата-единоверца. Whaley, vol. II, p. 628—629.
  48. Garden, vol. 7, pp. 381, 388—389.
  49. Whaley, 620—621
  50. Gagliardo, p. 331, note 32
  51. Gagliardo, p. 194
  52. Whaley, p. 620
  53. Dippold, p. 34.
  54. Также существовало 5 имперских деревень (Reichsdörfer) (imperial villages), чья численность в средневековье доходила до 200, выживших благодаря защите императора. В отличии от имперских городов, они не входили в имперский сейм и имперские округа.
  55. Wilson, p. 714—715
  56. Gagliardo, p. 221—222
  57. 1802/03 Das Ende der Reichsstädte Leutkirch,Wangen, Isny, Manuskripte der Vorträge Herausgegeben vom Stadtarchiv Leutkirch, 2003, p. 3.
  58. Gagliardo, p. 221
  59. Whaley, p. 626
  60. For example, the Count of Metternich received compensation in the form of the Abbey of Ochsenhausen, subject however to the obligation to pay a total of 20,000 Gulden in annual pension to three as part of their compensation package: the Count of Aspremont (850 Gulden), the Count of Quadt (11,000 Gulden) and the Count of Wartenberg (8,150 Gulden).Hauptschluß der ausserordentlichen Reichsdeputation vom 25. Februar 1803, § 24.
  61. 1 2 Whaley, vol. II, p. 621.
  62. Whaley, J., Germany and the Holy Roman Empire (1493—1806), Oxford University Press, 2011, vol. 2, p. 620.
  63. Whaley, p. 623.

Ссылки и источники[править | править вики-текст]