Джавид, Гусейн

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Гусейн Джавид»)
Перейти к: навигация, поиск
Гусейн Джавид
азерб. Hüseyn Cavid
Hüseyn Cavid.jpg
Имя при рождении

Гусейн Абдулла оглы Расизаде

Псевдонимы

Джавид Эфэнди,
Шекспир Востока

Дата рождения

24 октября 1882(1882-10-24)

Место рождения

Нахичевань,
Нахичеванский уезд,
Эриванская губерния,
Российская империя

Дата смерти

5 декабря 1941(1941-12-05) (59 лет)

Место смерти

село Шевченко, Тайшетский район, Иркутская область

Гражданство (подданство)

Флаг Азербайджана
Flag of the Soviet Union.svg СССР

Род деятельности

драматург, поэт

Годы творчества

19061937

Жанр

драматургия, романтизм

Язык произведений

азербайджанский

Подпись

Подпись

Логотип Викитеки Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Файлы на Викискладе

Гусе́йн Джави́д (азерб. حسین جاوید, Hüseyn Cavid; имя при рождении Гусе́йн Абдулла́ оглы́ Расизаде́, 24 октября 1882, Нахичевань — 5 декабря 1941, село Шевченко Тайшетского района) — азербайджанский поэт и драматург. Являлся ярким представителем романтизма в Азербайджане начала XX века. Гусейн Джавид сыграл огромную роль в формировании азербайджанской литературы XX века. Своими произведениями, в которых нашли отражение мотивы философской лирики, вопросы гуманизма и человеколюбия, исторические драмы, Гусейн Джавид открыл новую страницу в литературе и драматургии Азербайджана.

Биография[править | править код]

Гусейн Расизаде родился 24 октября 1882 года в городе Нахчиван, куда его семья переехала из с. Шахтахты. Оба деда Гусейн Джавид были хлебопашцами, а один из них, по материнской линии, Мешади Кули, был известен как большой любитель поэзии[1]. По словам самого Г. Джавида его отец «в дореволюционный период занимался духовной деятельностью», в то время как Рухулла Ахундов назвал его «известным муллой-плакальщиком»[2]. Помимо него, в семье были ещё четверо сыновей и трое дочерей. Старший брат шейх Мохаммед Расизаде получил духовное образование, а позднее учительствовал; средний — Ахмед выступал в качестве певца, порой мерсиехана; младший — Алирза был учителем, публицистом и революционером.[1]

В течение пяти лет Гусейн Расизаде обучался в моллахане, а затем по совету просветителя того времени Курбанали Шарифова (англ.) он в 1895 году оставил моллахану и в тайне от отца поступил в школу Мохаммеда Таги Сидги «Мектеби-тербие»[3]. Позднее в письме к К. Шарифову Г. Джавид писал: «Если бы я рос по программе отца, то, кто знает, кем бы я сейчас был... Это вы вовлекли меня в школу Сидги»[4].

Получив образование в родном городе, Джавид уезжает в Тебриз и поступает в духовную школу — медресе. Здесь он изучает арабский и персидский языки и классическую литературу Востока. Через год из-за болезни глаз Джавид вынужден бросить учёбу; он возвращается в Нахичевань, где упорно занимается самообразованием. В 1905 году Джавид едет в Турцию и поступает учиться на литературное отделение Стамбульского университета. В Стамбуле он знакомится с видными турецкими писателями и поэтами. В 1909 году Джавид возвращается на родину и длительное время преподаёт азербайджанский язык и историю литературы в азербайджанских школах Тифлиса, Гянджи, Нахичевани. В 1918 году Джавид переезжает в Баку. В 1926 году Джавид лечился в Германии, жил в Берлине. Впечатления от пребывания в Западной Европе отразились в его большой поэме «Азер», над которой поэт трудился в 19261937 гг.

Марка Азербайджана, посвящённая 130-летию со дня рождения Джавида

Арест и гибель[править | править код]

Поэт Гусейн Джавид уже в первое десятилетие своего творчества снискал всеобщее признание как крупнейший представитель азербайджанского прогрессивного романтизма XX века[5]. Российские учёные Ф. Д. Ашнин, В. М. Алпатов, Д. М. Насилов полагают, что он и является самым авторитетным из арестованных в то время азербайджанских писателей[2]. Заметим, что газеты 1920-х годов писали о нём как о «самом известном и прославленном поэте Кавказа», «самом могучем поэте в Азербайджане»[6].

В качестве основания для его ареста стала поддержка контрреволюционных связей с «целым рядом мусаватистов, с коими ведёт мусаватские беседы… Группирует вокруг себя к.-р. национал. настроенных молодых поэтов, коих обрабатывает в мусаватском духе»[7]. Поэт виновным себя не признавал; на первом и втором заседании «тройки» решение по его делу вынести не смогли и он продолжал содержаться в тюрьме[8]. Весной 1938 года, при новом руководстве НКВД Азербайджана, было составлено заключение, в соответствии с которым Гусейн Джавид обвинялся изобличённым по ст. 72 и 73 УК Азербайджанской ССР[8].

Особое совещание в Москве, куда отправили дело, не стало его рассматривать, а затем и вовсе — оно было возвращено в Баку. При перепроверке дела в Баку к ранее подтверждённым обвинениям добавилась ещё ст. 68 (шпионаж)[8]. Согласно обвинительному заключению «установлено, что Гусейн Джавид долгое время проживал в Турции, а затем в Германии и, по данным НКВД, Гусейн Джавид предназначался для шпионской работы»[9]. 9 июня 1939 года поэта приговорили к 8 годам лагеря, но в приговоре обвинение в шпионаже отсутствует[9]. Гусейн Джавид скончался в 1941 году, согласно реабилитационному делу — в Заплаге (около Тайшета)[9].

Перезахоронение тела[править | править код]

12 октября 1982 года, в связи с готовящимся 100-летним юбилеем поэта, Партком Нахичеванской Республики принял решение о перезахоронении тела Джавида в Нахичевани. 14 октября председатель парткома Гамид Джафаров, полковник Тельман Алиев и депутат республики Закир Алиев вылетели в Иркутск и 21 октября прибыли на кладбище села Шевченко. Делегация нашла место захоронения гроба № 59 и была проведена эксгумация. 24 октября делегация вместе с останками Джавида вылетела из Иркутска. По плану из Иркутска необходимо было вылететь в Москву, оттуда — в Ереван, а оттуда — в Нахичевань. Но по распоряжению Гейдара Алиева, самолёт вылетел в Баку (поскольку в Сибирь Джавид был отправлен также из Баку). 26 октября самолёт приземлился в Баку. Было даже предложено похоронить поэта на Аллее почётного захоронения. После прощальной церемонии во дворце Ширваншахов, 1 ноября, ночью тело Джавида привезли в дом, в котором он жил. Наконец, 3 ноября Джавида привезли в Нахичевань и перезахоронили рядом с отчим домом под тутовым деревом. После того, как над могилой поэта был воздвигнут мавзолей, 13 сентября 1996 года в нём были перезахоронены тела жены поэта Мюшкюназ (из Баку) и сына Эртогрула, а 12 сентября 2004 года в мавзолее была похоронена дочь поэта Туран Джавид[10].

Творчество[править | править код]

Гусейн Джавид с женой Мюшгюназ и детьми, сыном Эртогрулом и дочерью Туран. 1936 год.

Первое стихотворение Джавида было напечатано в бакинском журнале «Фиюзат» в 1906 году. В 1913 году был издан первый сборник его стихотворений — «Минувшие дни», отпечатанный в Тбилиси в азербайджанской типографии. В 1917 году в Баку издается новый сборник — «Весенняя роса». Уже в раннем творчестве Г. Джавида дают о себе знать социальные мотивы, связанные с общественным переустройством и противоречиями, положением бедняков и обездоленных людей. И хотя, как признается поэт, его «бог — красота и любовь», но жизнь с её глубокими противоречиями и проблемами вторгается в мир его поэтических раздумий, побуждая думать о многом и многих, в частности, о тех, кто в поисках пропитания обрекает себя на тяжкий, нечеловеческий труд на нефтяных промыслах.

Для поэта-гуманиста «черный ад» промыслов, а также безумие разразившейся мировой войны, её «чудовищный шум» невыносимы. Катаклизмы века, его противоречия и события подводят Г. Джавида к необходимости преодолеть абстрактно-политические выводы и представления, ставить и решать важнейшие проблемы современности, обращаться к прошлому своего народа и других стран, чтобы на историко-легендарном материале раскрыть природу контрастов и противоречий века, обещавшего быть эпохой прогресса и развития цивилизации, но, увы, оказавшегося полным социальных и иных кризисов, потрясений и несчастий, уготованных для трудящегося человека.

Г. Джавид раскрыл власть темных сил и контрасты эпохи в своих драматургических произведениях «Шейда» (1913), «Шейх Санан» (1914), «Дьявол» (19171918), «Князь» (1929), «Сиявуш» (1933), «Хайям» (1935) и других, представив в них целую галерею сильных, протестующих неординарных героев, бунтующих против несправедливости, тирании, произвола. Именно эти пьесы стали важным достижением романтизма, его ведущим жанром, сохранившим на десятилетия обаяние и идейно-эстетический мир этого направления, возникшего в азербайджанской литературе. При чтении пьес и трагедий Г. Джавида, как бы открывается новый и, в то же время, такой привычный нам по книгам Пушкина, Лермонтова, Байрона, Гюго и других классиков романтический мир.

В пьесах Г. Джавида также есть мятущийся, наделённый сильными страстями и беспокойством герой-одиночка, который находится в трагическом разладе с обществом и целым миром, представлены остро драматические конфликты. Один за другим в его творчестве возникают образы, навеянные легендами древнего Востока и романтическими традициями, усвоенными поэтом не только по книгам, но и в результате непосредственного наблюдения действительности, которая их породила, во время его пребывания в Турции, Иране, Германии, Грузии, в родном Азербайджане. Это Шейх Санан, Сиявуш, Хайям, Дьявол (Иблис). Или образы, порожденные самим временем — Шейда, Князь, другие персонажи, взаимодействующие с ними в одноимённых пьесах.

Название «Иблис», то есть «Демон», должно было вызвать ассоциацию с такими известными образами мировой литературы, как Сатана Мильтона, Мефистофель Гете, Люцифер Байрона, лермонтовский Демон… В том, что тема Иблиса вписывается в эту портретную галерею мировой «демонианы», нет ничего необычного. Ведь Г. Джавиду, как романтику, близки и понятны ощущения и умонастроения такого рода, и среди них мотивы разочарования, мировой скорби, космического неблагополучия, которые были выражены в европейской романтической поэзии, возникшей с самого начала XIX века. И даже то, что всплеск романтизма в Азербайджане пришёлся на конец XIX века, не снизил того внимания, с каким Джавид обратился к этим мотивам. Наоборот, именно обострившиеся исторические катаклизмы его времени (первая мировая война, канун революции и т. п.) позволили ему воочию увидеть в этих событиях подлинно трагические воплощения сатанизма, которые в своё время вызревали в «экспериментальных колбах» романтизма, рождая всего лишь героев мефистофелевского типа.

Избранные произведения Джавида на азербайджанском языке были изданы в Баку в 1958 году, сборник пьес — в 1963.

Семья и родственники[править | править код]

Сын — Эртогрул Джавид.

Среди родственников Гусейн Джавида такие известные личности, как просветитель и публицист Алирза Расизаде, и премьер-министр Азербайджана Артур Расизаде.[источник не указан 962 дня]

Память[править | править код]

Марка Азербайджана, посвящённая 125-летию Джавида
  • Указом президента Азербайджанской Республики Ильхама Алиева Министерству культуры и туризма совместно с Министерством образования, Национальной академией наук, Верховным меджлисом Нахичеванской Автономной Республики и Союзом писателей было предписано подготовить и реализовать план мероприятий, посвященных 125-летнему юбилею Гусейна Джавида.[11]
  • К 100-летнему юбилею художника, в 1981-м году был создан дом-музей поэта (в некоторых источниках годом рождения поэта указывается 1881 год). Он размещается в здании института рукописей, в здании, в котором Гусейн Джавид жил с 1920 по 1937 годы. Это здание было построено знаменитым азербайджанским нефтепромышленником и меценатом — Гаджи Зейналабдином Тагиевым и изначально предназначался для мусульманской женской школы. Общая площадь музея 245 м², всего в музее находятся 4250 экспонатов. В фойе музея находится изображение планеты, носящей имя поэта. В музее есть отдельная комната, которая называется «Трагедия Джавида». Здесь все предметы сохранены в первозданном виде: письменный стол, письма родственникам и близким, написанные поэтом, будучи в ссылке, и другие предметы.

Фотогалерея[править | править код]

Примечания[править | править код]

Ссылки[править | править код]

Литература[править | править код]

  • Ашнин Ф. Д., Алпатов В. М., Насилов Д. М. Репрессированная тюркология. — М.: «Восточная литература» РАН, 2002. — С. 157.
  • Джафар М. Гусейн Джавид. — Баку: Элм, 1982.