Деконструкция

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Деконстру́кция (от лат. de «сверху вниз -> обратно» и constructio «сооружение», «осмысление») — понятие современной философии и искусства, означающее понимание посредством разрушения стереотипа или включения в новый контекст.

Исходит из предпосылки, что смысл конструируется в процессе прочтения, а привычное представление либо лишено глубины (тривиально), либо навязано репрессивной инстанцией автора. Поэтому необходима провокация, инициирующая мысль и освобождающая скрытые смыслы текста, не контролируемые автором. Разработано Жаком Деррида, однако восходит к понятию деструкции Хайдеггера — отрицания традиции истолкования с целью выявления сокрытий смысла. Понятие деконструкции было усилено психоаналитическими, дзэн-буддистскими и марксистскими аллюзиями.

Теория деконструкции Ж. Деррида[править | править код]

«О грамматологии»[править | править код]

Концепция деконструкции представлена Ж. Деррида в его программной работе «О грамматологии», вышедшей в 1967 году.

Деррида критикует традиционную европейскую философию за её логоцентризм — структурирование мысли вокруг центрального элемента (в данном случае — слова или звука) и вытеснение из сферы познаваемого элементов, оказывающихся не-мыслью, не-мыслимым. Логоцентризм предполагает самодостаточность любых смысловых единиц, в то время как Деррида утверждает, что символы всегда отсылают к другим символам, существуя только в системе связей друг с другом, и отрицает их стабильность и универсальность[1].

Логоцентризм обуславливает существование бинарных оппозиций (формально-логических, мифологических, диалектических), составляющих основу европейского мышления и придающих ему иерархичность, т. к. одна из них непременно превалирует (добро и зло, рациональность и эмоции и т. д.). Задача деконструкции – проанализировать такую оппозицию и уравнять в правах оба компонента. На следующем этапе проблема рассматривается на таком уровне, где важна становится не сама оппозиция, но возможность или невозможность её существования[2]. Одним из заблуждений логоцентризма как метафизики присутствия — позиционирование настоящего над прошлым. Этот тезис во многом базируется на работе М. Хайдеггера «Бытие и время», где рассматривается связь между феноменом «присутствия», историей и историографией.

Деконструкция — это механический разбор на составные части и анализ их происхождения с целью понять, как работает целое. В случае текста — выявление противоречий между логикой и риторикой, между смыслом, содержащимся в тексте, и тем, что его (текст) вынуждает означать язык-посредник. Это своеобразная игра текста против смысла и выяснение степени самостоятельности языка по отношению к смысловому наполнению[1].

В своей работе Деррида оперирует рядом им же введённых терминов: наличие (присутствие), логоцентризм, метафизика, след, различие, письмо, восполнение[3].

Концепцию деконструкции Деррида применяет и на собственном тексте[1].

Для Деррида главное — не итоговая картина, а процесс работы: ему важно, чтобы вязкая толща языка-посредника, в которой барахтается человек, не затвердела, и он старается разбить её трещинами, расчленить и перерасчленить. От этого — намеренная парадоксальность его терминологии: «след» (неизвестно чего), «письмо» до языка (потому что сквозь толщу посредников звучащая речь не доходит, и письменная становится важнее); от него же — демонстративная нестандартность стиля, напряжённо стремящегося выговорить языком нечто отрицающее язык.

— Автономова Н. С. Деррида и грамматология

Шаги[править | править код]

Другие работы Деррида[править | править код]

Помимо «О грамматологии» Деррида опубликовал несколько напрямую связанных с ней работ, расширяя или иллюстрируя действие концепции деконструкции. Среди них «Письмо и различие», «Голос и феномен», «Поля философии».

Развитие концепции[править | править код]

Рецепция деконструкции[править | править код]

Теория деконструкции чрезвычайно важна в условиях постмодерна, в котором меняется само понятие текста[4], а язык из инструмента превращается в самостоятельное действующее лицо[5]. Деконструктивистский подход предполагает смещение фокуса с явного содержания текста на язык-посредник, выявление маловероятных деталей, маргиналий, которые раскрывают, «выдают» текст[4].

В более широком смысле деконструкция ассоциируется с критическим переосмыслением литературных, философских, исторических и других канонов[4].

В Европе деконструкция являлась реакциией на структурализм и легла в основу многих постструктуралистских подходов[6].

В 1970-е годы деконструкция использовалась преимущественно в философии и литературной критике.

В 1980-е годы деконструкция нашла применение во многих радикальных подходах в различных областях гуманитарных и социальных наук[7]: юриспруденция[8][9], антропология, историография[10], психоанализ, архитектура, теология, феминизм, квир-исследования, политическая теория и теория кино[11].

Теория деконструкции легла в основу школ левого деконструктивизма, герменевтического деконструктивизма и феминистской критики[12].

Деконструкция в литературной критике и историографии[править | править код]

В конце 1960-х — начале 1980-х годов концепция деконструкции активно развивалась в США представителями группы, впоследствии известной как Йельская школа. Среди её представителей — Поль де Ман, Джон Хиллис Миллер, Джеффри Хартман и др. Применительно к литературной критике деконструкция означала субъективность восприятия художественного текста и абсолютную независимость интерпретации от текста и наоборот[12]. Мысль о самостоятельности текста по отношению к автору, его биографии и намерениям развивает Р. Барт в эссе 1967 года «Смерть автора»[13].

Деконструктивистский подход кардинально изменил историографию, привнеся в неё элемент постмодернизма. Алан Манслоу в труде «Деконструируя историю» (1997) рассматривает новые проблемы и вопросы, стоящие перед постмодернистской историографией[14].

Деконструкция в юридических исследованиях[править | править код]

Теоретики критических юридических исследований (P. M. Унгер, Р. В. Гордон, М. Дж. Горвиц, Д. Кенни и др.) рассматривают иерархию, существующую в обществе, как основной источник правовой логики и формы. Они утверждают, что закон неотделим от политики и не может быть нейтрален. Чтобы продемонстрировать неопределённость существующих правовых доктрин и законодательств, эти учёные часто применяют такие методы, как лингвистический структурализм или философскую деконструкцию. Это позволяет уточнить и сузить широкий смысл категорий и терминов в правоведческих текстах и речи[9].

Деконструкция в архитектуре[править | править код]

Концепция Деррида породила новое течение в архитектуре, получившее название деконструктивизм. Для него характерны отступление от классических форм, визуальная усложнённость и асимметричность, изломанные и нарочито деструктивные формы, а также подчёркнуто агрессивное вторжение в облик города[15].

Деконструкция в массовой культуре[править | править код]

Применительно к массовой культуре термин «деконструкция» закрепился в значении ревизионизма — переосмысления традиционных или устоявшихся сюжетов и тропов. Это яркое проявление культуры постмодернизма, которая оперирует готовыми формами и художественными стилями, обращается к вечным сюжетам и темам — и сквозь призму иронии и самоиронии показывает их неестественность и неприменимость к современной реальности[5].

Деконструкция понимается как разбор тропа с целью лучше понять его смысл. Часто это означает выявление неизбежных в архетипической структуре тропа противоречий и доказательство его несостоятельности в другой ситуации или в реальной жизни. Простейший и самый распространённый способ применения деконструкции к тропам в произведениях массовой культуры — постановка вопроса «Какие последствия возымел бы данный троп в реальности? Какими обстоятельствами было бы обусловлено его появление?» Отдельно выделяют деконструкцию жанра, когда критической и/или иронической оценке подвергается целый набор характерных для конкретного жанра тропов, сюжетных ходов и характеров. Нередко (но не обязательно) деконструкция исходного произведения носит мрачный и даже циничный характер. Пародия может рассматриваться как форма деконструкции[16].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 Автономова Н. С. Деррида и грамматология // Деррида Ж. О грамматологии / Пер. с фр. и вст. ст. Н. Автономовой. — М.: Ad Marginem, 2000.
  2. Грицанов А., Можейко М. Постмодернизм. Энциклопедия
  3. Деррида, Ж. О грамматологии / Пер. с фр. и вст. ст. Н. Автономовой. — М.: Ad Marginem, 2000.
  4. 1 2 3 Зыбайлов Л. К., Шапинский В. А. Культура постсовременности: гносис и праксис
  5. 1 2 Малахов В. С. Посмодернизм // Энциклопедия «Кругосвет».
  6. Jacques Derrida, "Letter to a Japanese Friend," in Derrida and Différance, ed. David Wood and Robert Bernasconi (Warwick: Parousia Press, 1985).
  7. Deconstruction (Criticism). // Encyclopædia Britannica
  8. J.M. Balkin. Deconstruction Архивная копия от 21 апреля 2016 на Wayback Machine. – Yale Law School, 1995
  9. 1 2 Критические юридические исследования. Понятия и Категории — Исторический Проект ХРОНОС
  10. Munslow Alun. Deconstructing History, published 1997, 2nd. Edn. Routledge, 2006
  11. Deconstruction (Criticism). // Encyclopædia Britannica
  12. 1 2 Деконструкция. Новая философская энциклопедия. — Институт философии РАН
  13. Барт Р. Смерть автора. Избранные работы: Семиотика. Поэтика. — М., 1994
  14. Munslow Alun. Deconstructing History, published 1997, 2nd. Edn. Routledge, 2006
  15. Деконструктивизм в архитектурном журнале «Корпус»
  16. Phiddian, Robert. Are Parody and Deconstruction Secretly the Same Thing? – “New Literary History”, 1997 – vol. 28, no. 4, 673-696

Литература[править | править код]