Муравский шлях

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Муравский шлях на примерной схеме шляхов центральной-южной Руси.
Часть карты (перевёрнута, для того чтобы север был сверху) Г. де Боплана с Муравским шляхом.

Муравский шлях или Муравская сакма — один из главных путей (дорога, сакма) нападения и торговли крымских татар и ногайцев в XVI — первой половине XVII века на Русское государство.

Описание (маршрут)[править | править код]

1-е описание[править | править код]

«Одна дорога шла по левой стороне реки Ворсклы к северо-востоку, между верховьями рек Ворсклы, Северского Донца, Сейма и Оскола и далее шла вдоль правого берега реки Тим. Эта дорога была самая бойкая и сохранила название «Муравской» или «Муравки»[1].

2-е описание[править | править код]

Шёл от Перекопа через Дикое поле по водоразделу рек Ворскла, Северский Донец и Сейм, между верховий притоков Оки и Дона через Куликово поле, далее следовал через броды Упы и её притоков до Тулы, где открывалась прямая дорога к Серпухову и переправам через Оку.

3-е описание[править | править код]

Западная дорога — Муравская, или Муравский шлях — начиналась у верховьев р. Самары, притока Днепра, и дугой огибала притоки Северского Донца. Далее Муравский шлях проходил по водоразделу Ворскла — Северский Донец, оставляя к востоку крайние русские села и деревни Белгородского уезда. Севернее Белгорода, в степи, у истоков Северского Донца, Псла и Донецкой Сеймицы находился Думчий курган. Здесь была развилка степных дорог. Главная отходила на восток, где у верховьев р. Сейма Муравская дорога соединялась с Изюмской. На запад от Думчего кургана поворачивал между Пслом и Сеймом Бакаев шлях, в северо-западном направлении к верховьям Оки шел Пахнуцкий шлях.

Историческая география[править | править код]

Исторически Муравский шлях существовал задолго до его фиксации под этим названием в письменных источниках. Когда с окончанием последнего ледникового периода сформировались речные долины и водоразделы бассейнов рек, близкие по своим очертаниям современным, пути передвижения стадных животных, табунов лошадей, а затем и отрядов кочевников постепенно пришли к тому оптимальному варианту, который просуществовал затем сотни лет.

При перемещении травоядных животных по одному маршруту в течение десятилетий происходил постоянный засев почвы семенами съеденных трав, что вело к формированию специфической растительности в полосе такого воздействия. От окружающего ландшафта такой путь, шириной от сотен метров до нескольких километров, достаточно сильно отличался своим цветом и структурой растительности.

До начала малого ледникового периода в XIV веке, в течение всего малого климатического оптимума степные и лесостепные пути уже получили хорошо сложившуюся структуру и активно использовались разными народами для торговых связей и военных походов. Тогда же произошло формирование и включение в хозяйственный оборот и систему военно-политических связей такого протяжённого географического объекта, как Куликово поле.

Понятия дороги как таковой, в современном понимании, для таких огромных пространств просто не существовало. Были лишь направления, многовариативные пути, более или менее удобные и безопасные для передвижения.

По Книге Большого Чертежа и документам XVI века о станицах и сторожах, Муравский шлях шёл муравой[2] (откуда и его название[~ 1], другие с этим не согласны[3], избегая переправ через значительные реки, большей частью по безлюдной степи, окруженный по сторонам высокой травой. Начинался он у Тулы и шел на Ливны, мимо Белгорода на Молочные воды и в Перекоп. На всем этом протяжении было пять сторожевых станиц.

И голове стояти под Муравским шляхом на реке на Мерле, а розъезду от тое головы быти направо до Кончаковского шляху днища, а ехати к Кончаковскому шляху станице от головы степью, меж Орчика и Коломака к Лихачеву бояраку, а коли надобет, переехати нижние шляхи, и той голове велети ехати станице к Днепру на усть Арели четыре днища; а налево от Мерла быти розъезду через Муравской шлях, да через Обышкинской шлях, да через Шебалинской шлях, да через Совинской шлях, да через Березцкой шлях, и до Соленых озёр на Донец, а переезду от Мерла до Соленых озёр полчетверта днища, а Соленые озера на сей стороне Донца, против Берек пониже Чепеля.

Станичные казаки, в пределах которых тянулся Муравский шлях на расстоянии 200 верст, называли его «отвечным, бескрайним». Судя по сообщениям Герберштейна, шляхом ходили московские станичники и в царствование Василия Ивановича. В XVII веке, после возведения крепостей-городов в Слободской Украине, татары стали избегать Муравского шляха и он сделался главным путем для казаков, направлявшихся на набеги в Крым.

Оценки[править | править код]

Польский историк и археолог З. Глогер считал его природной восточной границей Киевщины[4]. Имел несколько ответвлений — Бакаев шлях, Кальмиусский шлях, Изюмский шлях, Кончаковский шлях и так далее.

История исследования[править | править код]

Историография Муравского шляха разделяется на дореволюционный, советский и современный периоды.

В дореволюционной историографии господствовали умозрительные представления кабинетных ученых при том, что Муравский шлях существовал вплоть до массовой распашки земель на юге империи во второй половине 19 века. Как правило историки ссылались на Книгу Большого Чертежу даже не пытаясь анализировать её текст или соотнести её данные с точными картами. Такой подход был закреплен в работах историков Платонова и Багалея.

В то же время в дореволюционной историографии предпринимались единичные попытки отдельных авторов (Ловягин, Артемьев, Марков) призвать научное сообщество исследовать Муравский шлях и другие степные дороги в реальности. Наибольшим успехом стало решение предварительного комитета 12-го археологического съезда в Харькове в 1902 году постановившего исследовать татарские шляхи археологически, но эта затея не была реализована из-за недостатка средств.

В советский период все что было связано с историей татарского народа получило негативную оценку. В работе Сыроечковского была утверждена формула о том, что татарские шляхи исследованы в имперский период. При этом давалась ссылка на Книгу Большого Чертежу, работы Платонова и Багалея. Фактически о татарских шляхах было забыто.

В современный период истории России появился ряд новых публикаций основанных как на исследовании источников, так и на работе с картами и полевыми поездками.

Использование[править | править код]

Муравским шляхом пользовались также московские и польские посольские и купеческие караваны, которые пользовались также такими ответвлениями шляха, как Старый и Новый Посольский, Ромодановский, Сагайдачный и другие. На всем этом протяжении было пять сторожевых станиц. Запорожские казаки, в пределах которых тянулся Муравский шлях на расстоянии 200 вёрст, называли его «отвечным, бескрайним».

За первые пятьдесят лет XVI века было совершено сорок три зафиксированных документами крупных набега.

В 1555 году на Муравском шляхе возле села Судбищи (Сторожевое) произошло знаменитое сражение между семитысячным русским войском под предводительством Ивана Шереметьева и шестидесятитысячным войском Крымского ханства под командованием хана Девлет-Гирея. Русские воины остановили крымцев и заставили их отступить. В сражении погибли около пяти тысяч русских воинов и втрое больше татар. После сражения люди избегали ездить по «нехорошему» месту и трасса шляха была перенесена примерно на пять вёрст восточнее, между современными селами Залесное и Дарищи.

Для охраны от нападений крымских татар была возведена Белгородская засечная черта с крепостями — Ливны (1586), Белгород (1589), Оскол (1586), Валуйки (1599) и другие. После возведения этих крепостей татары стали избегать Муравского шляха; зато он сделался главным путём для казаков, направлявшихся в Крым.

См. также[править | править код]

Комментарии[править | править код]

  1. Мурава — трава

Примечания[править | править код]

  1. Белгород (очерки по истории города), Белгород, А. Иванчихин, 1957, с. 5
  2. Рудаков В. Е.,. Муравский шлях // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  3. Евгений Альбовский Валки, украинный город Московскаго Государства. Харьков. Типография «Печатное дело» кн. К. Н. Гагарина 1905 г.
  4. Zygmunt Gloger, Geografia historyczna ziem dawnej Polski, ss. 239—241

Литература[править | править код]

  • Днепро-Донское междуречье в эпоху раннего средневековья: Сб. ст. / Отв. ред. А. З. Винников; Воронеж. гос. ун-т, Ист. фак. — Воронеж: Истоки, 2005. — 124 с.
  • Восточнославянский мир Днепро-Донского междуречья и кочевники южно-русских степей в эпоху раннего Средневековья: Материалы науч. конф. : (Памяти А. Н. Москаленко). — Воронеж: Истоки, 2008. — 106 с. — ISBN 978-5-88242-636-0.
  • Архипов А. Б. К топографии Мамаева побоища // Реквием филологический. Памяти Е. С. Отина. Сборник научных трудов / Ред. колл.: В. М. Калинкин (отв. ред.), Л. П. Борисова, К. В. Першина, Н. А. Ярошенко, К. С. Федотова; Рец.: д-р филол. наук, проф. В. М. Шаклеин, д-р филол. наук, проф. Е. А. Андрущенко. — К.: Издат. дом Дмитрия Бураго, 2015. — С. 218—225. — 640 с. — ISBN 978-617-7349-13-5. (Об исторической географии и этимологии Муравского шляха)

Ссылки[править | править код]