Поход Хворостинина в Дагестан

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Поход Хворостинина в Дагестан
Основной конфликт: Русско-кумыкские войны
Дата 1594
Место Северо-Восточный Кавказ (Дагестан)
Итог

захват сулакского брода,

захват Тарков и дальнейшее отступление от последних
Противники

 Русское царство

Shamkhalate.jpg Тарковское шамхальство

Командующие

Хворостинин А. И.

Сурхай II

Силы сторон

5000 стрельцов и казаков

15 000 конницы
(не считая пешего ополчения и сил аварского хана)

Потери

3000

неизвестно

Поход русских войск в Дагестан в 1594 году — под командованием окольничего воеводы князя А. И. Хворостинина имел своей целью захват Сулакского брода, стратегически важного для укрепления южных рубежей Русского царства, и заложении на том месте Койсинского городка (Койсинского острога)[1], одного из составляющей кавказской линии. Другой целью был захват столицы Тарковского шамхала — Тарков — для стабилизации путей сообщения между Русским и Кахетинским царствами. Первая цель была достигнута. Вторая не увенчалась успехом.

Предпосылки[править | править код]

В конце XVI века Кавказ был ареной вооружённого противостояния между Османским, Персидским и Русским государствами, каждое из которых стремилось утвердить своё господство в данном регионе, периодически договариваясь о разделе сфер влияния. В ходе Ирано-турецких войн Кахетинское царство и армянское население в Закавказье испытывали жестокие притеснения. Кроме того Грузинские земли подвергались систематическим набегам северокавказских горцев. Кахетинский царь Александр II, стремившийся вступить в русское подданство, настойчиво просил царя Фёдора I послать на шамхала свою рать. Между тем отношения Терских воевод с Тарковским шамхалом Сурхаем складывались не в лучшую сторону. Последний, по сообщению С. М. Броневского: «наносил беспокойствия российским селениям»[2]. Кроме того, шамхал вероломно захватил служилого кабардинского мурзу Мамстрюка (брата царицы Марии Темрюковны) и, держа в заточении, безуспешно склонял его отказаться от царской службы. В 1589 году от 25 сентября Терский воевода Хворостинин писал царю, что шамхал послов присылает только с «бездельем» высматривать город, да людей ратных[3]. Воевода так же докладывал о успешных результатах столкновений казачьих отрядов с «горскими людьми»[4].

Вняв просьбам грузинских послов, в конце 1589 года Хворостинин послал на шамхала воеводу Г. Засекина, о чём царь Александр был тут же оповещён. Шамхал был ранен в битве и с большими потерями отступил в горы, оставив в руках русских р. Койсу (современный Сулак)[5]. Русскими войсками был сожжён Эндрий (Андреево селенье) и захвачено большое количество пленных. Зять шамхала, крымский царевич Мурад Герай (Мурат-Кирей), ходатайствовал перед царём, чтобы последний вернул свою рать, а шамхал, в свою очередь, «государю челом бить будет». Но данные действия не повлияли на Шамхала, и вскоре он совершил очередной набег на грузинские земли. Кахетинские азнауры отразили набег, а отрубленные неприятельские головы отправили к шамхалу. Последний отправил послов к османскому султану Мураду III, прося у него посылки на Грузию войска и защиты единоверцев от посягательства на их земли русских[3][4][6].

В 1592 году в Москву вновь прибыло грузинское посольство. Александр в своей грамоте уверял царя Фёдора, что для усмирения шамхала и очистки путей сообщения, необходимо занять Тарки и посадить туда «государевых людей»[7]. Со своей стороны Александр обязался выслать, для совместных боевых действий, грузинское войско во главе с царевичем Юрием (Георгием). На Шамхальство в Тарках планировалось посадить свата Александра Крым-Шамхала кабардино-балкарского[3][8]. Для утверждения совместных действий к царю Александру в 1593 году было отправлено русское посольство[4].

В то же время шах Персии Аббас I, с которым у царя Фёдора на тот момент были дружеские отношения, просил оказать давление на шамхала, который совершал набеги на персидские владения[9][10].

Сведения Аллаги[править | править код]

В походе принимал участие некий Аллаги (Уллу-Агъай) из Дербента, «который был в вожех» (проводником) при Хворостинине. Первый предоставил Терским воеводам достоверные данные о местонахождении и численности регулярной конницы дагестанских, самостоятельных или находящихся в феодальной зависимости от более крупных феодалов[6].

Численность конных дружин дагестанских феодалов[4][11]
Владение Владетель Вассалитет Численность
Эндирей Султан-Махмуд с братьями 200
Куен (местный мурза) вассал Султан-Махмуда 70
Карагач Нуцал (сын шамхала) вассал Султан-Махмуда 200
Тюменское владение Салтаней вассал Султан-Махмуда 100
Тарки Сурхай-шамхал 50
Казанище Сурхай-шамхал 200
Кумторкал (Таркалы) Сурхай (младший) вассал Тарковского шамхала 50
Тёплые воды («Горячий Колодезь») Ахмат-хан вассал Тарковского шамхала 30
Кафыр-Кумух (Кафыр-Кумык) Андий вассал Тарковского шамхала 150
Темир-Хан-Шура (Шурань) Темир-хан вассал Тарковского шамхала 10
Карабудахкент (местный мурза) вассал Тарковского шамхала 100
Губден (Когдень) (племянник шамхала) вассал Тарковского шамхала 200
кабак Бойнак (племянник шамхала) вассал Тарковского шамхала 20
кабак Ухли (зять шамхала) 50
кабак Акуша (Аркуша) Бурунчи вассал Тарковского шамхала 30
кабак Апшима Казый вассал Тарковского шамхала 20
кабак Доргели Мехдей (сын Крым-шамхала) 100
кабак Дженгутай (Юнгутей) Сурхай (племянник Крым-шамхала) 100
кабак Улушура Салтан (племянник шамхала) 30
кабак Хили Алибек вассал Тарковского шамхала 50
кабак Кадар (Калдар) Мирза 50
кабак Эрпели Будачей с братьями 400
Кази-Кумух Али-бек с братьями 500
кабак Харакула Салтан-Магмет 50
кабак Бортю (в нагорном Дагестане) Кайтмаз 30
Царкур (граничит с грузинскими землями) Адикорклю 200
кабак Калакура
(Кайтагское уцмийство)
уцмий (Усмый)
(Султан-Ахмед-хан — ?)
500 +
(700 пехоты)
кабак Утимиш Халебек 300
Табасаранское майсумство
(между «Кумык» и Дербентом)
майсум Кадит (сын Зихрара) 500

Насчитав 5000 регулярной конницы, Аллаги так же доносил:

«…а только соберутся кумыцкие и горские люди и черкасы, и всего их будет с 15 000 конных оприч [не считая] пеших людей[4].»

Однако в расчёт не был взят аварский хан, находившийся до того на службе у Терских воевод, но выславший своё войско на помощь шамхалу.

Поход[править | править код]

После возвращения в 1594 году из Грузии послов князя Звенигородского и дьяка Антонова начались приготовления к походу. Было велено выдать участникам предстоящей экспедиции: по «осмине» (¼ кади) муки на человека, круп и толокна по четверти (чети) «или больше» на каждые 10 человек и конным по четверти овса. «А если же они для нужды станут просить денег, то дать им по полтине на брата»[3][8]. Собранное в Астрахани войско из 1000 волжских и 500 яицких казаков выступило в назначенный пункт сбора Терки. Там к ним присоединились 1000 терских казаков. Общая численность походного войска со стрельцами составляла около 5000[12].

Шамхал с кумыками и ногайцами встретил русское войско на р. Койсу, но удержать переправы не сумел и отступил к Таркам[13]. Тут же, на месте сулакского брода, через который обычно переправлялась крымская конница[14], Хворостинин заложил опорный пункт (Койсинский острог)[15], и, оставив в нём гарнизон в 1000 стрельцов[7] под руководством князя-воеводы В. Долгорукова, с остальным войском двинулся на Тарки.

Тарковское сидение[править | править код]

Тарки. Вид со стороны Каспийского моря. Зарисовка Милютина Д. А.

Тарки, расположенные на склоне горы в виде амфитеатра, в то время не имели сложных укреплений, и русским не составило особого труда их захватить. Шамхал бежал в горы для сбора войска[6]. Хворостинин тут же приступил к сооружению укреплений, ожидая прихода Крым-Шамхала и грузинского войска с царевичем Юрием. Однако, по словам С. М. Соловьёва: «вместо них явились неприятели, разные горские народы»[8]. Шамхал не шёл на переговоры и избегал прямых столкновений с русскими, изматывая последних мелкими налётами и держа Тарки в широкой блокаде. Горцы не давали русским покоя ни днём, ни ночью[16]. По словам В. А. Потто: «Шамхал был сторонником выжидательного способа ведения войны и следовал дагестанскому правилу — Ловить скорпиона за хвост»[13]. Особой целью были тыловые сообщения русских. Ни один транспорт не доходил до Тарков и из них благополучно[3]. Между тем из-за усиленных работ в жаркую погоду и нехватки продовольствия в русском войске начала развиваться лихорадка. Число больных и раненных в боях с горцами росло с каждым днём. Тем временем войско шамхала пополнялось прибытием всё новых пополнений. Сильную поддержку шамхалу оказал аварский хан. Кольцо блокады постепенно сужалось[13].

Отход русских войск[править | править код]

Не дождавшись даже к осени грузинского войска и Крым-Шамхала, которого следовало посадить в Тарках, Хворостинин видел своё нахождение в них «безнадёжным и бесцельным». В этих обстоятельствах воевода принял решение о выводе своего войска на родину. Однако, ввиду тесной блокады Тарков крупными силами неприятеля, движение должно было сопровождаться большими потерями. Ситуацию усугубляло и большое количество среди русского войска больных и раненых. Боеспособными оставались едва половина от общего числа осаждённых[10]. На собранном совете, после непродолжительных споров, было решено оставить в Тарках излишние тяжести и ночью скрытно покинуть «своё завоевание».

Выбрав тёмную ночь, русское войско выступило из Тарков и сумело, минуя неприятельские кордоны, незаметно уйти на дальнее расстояние. Однако, благодаря той же темноте, войско сбилось с пути и зашло в болотистое низовье р. Шура-озени. Спохватились только, когда через туман проглянула предрассветная луна. Казаки бросились в разные стороны, разыскивая путь, и наткнулись на ногайский «кош» (общину), где схватили мальчика пастуха, не успевшего укрыться вместе со взрослыми. Последний только после рассвета смог вывести русских на нужную дорогу. Дагестанцы тем временем уже обнаружили, что русские покинули Тарки, и устремились за ними в погоню. Уходящую рать начали настигать конные отряды горцев, завязывая с ними бой. Стрельцы с казаками отражали налёты неприятеля и, ускоряя ход, продолжали движение. К полудню появились главные силы шамхала и начали со всех сторон производить неистовые атаки на двигающуюся колонну. Муллы с поднятыми над головами «священными свитками» (манускриптами) с завыванием читали стихи Корана, вдохновляя «правоверных мусульман» на битву с «кафирами». Русские периодически останавливались и, выстраиваясь в кольцо, упорно отбивали атаки. Затем, «устилая путь каждого перехода телами убитых и раненых своих и неприятельских»[13], двигались дальше. Приходилось бросать повозки не только с тяжёлым грузом, но и с больными и ранеными, на которых тут же набрасывались атакующие, производя поголовное их истребление[16]. Летописи сообщают, что при отступлении, в том бою погибли «государевы люди» — Иван Васильев сын Измайлов, Иван Петров сын Фёдоров и многие другие дворяне, головы стрелецкие и сотники.

К ночи, при приближении русской рати к опорному пункту на Сулаке, где находился князь Долгоруков с 1000 стрельцами, дагестанцы прекратили своё преследование.

Последствия[править | править код]

В Койсинский острог вошла ¼ часть, от общего числа войска, ранее выступавшего из него на Тарки[10][13]. Общие потери русского войска в том походе составили 3000 человек[5][6][8]. Согласно преданиям, из 1000 терских (гребенских) казаков, выступивших в поход, домой вернулось не более 300 человек[3][16].

Ответственность за поражение в походе всецело была возложена на царя Александра, не приславшего, согласно договору, своё войско. Александр указывал на непроходимость гор, однако царь Фёдор отвечал, что «если разбойник шамхал находит дорогу в Грузию, то и войско Иверийское могло бы найти путь к Таркам»[4][5][6][13].

См. также[править | править код]

Источники[править | править код]

  1. Косточкин В. В. Строительная деятельность конца XVI века // Государев мастер Фёдор Конь / Отв. ред. А. А. Тиц. — М.: Наука, 1964. — С. 17. — 174 с. — 1700 экз.
  2. Броневский С.М. Епоха I. От царя Ивана Васильевича до похода Петра Великаго в Персию // Историческия Выписки о сношениях России с Персиею, Грузиею и вообще с горскими народами, в Кавказе обитающими, со времен царя Иоанна Васильевича доныне / Отв. ред. Ю. А. Петросян. — СПб.: Институт востоковедения РАН, 1996 (репринт 1810 г.). — С. 34 (Л. 24/об.—26). — 240 с. — (Архив российского востоковедения).
  3. 1 2 3 4 5 6 Потто В. А. Два века Терского казачества (1577 – 1801) // в 2 томах = Два вѣка Терскаго Казачества (1577 – 1801). — Владикавказ (Ставрополь – Reprint): Кавказская библиотека, 1991 (Репринт 1912 г.). — Т. 1. Глава 5. — С. 55. — 383 с. — ISBN 5-88530-065-8.
  4. 1 2 3 4 5 6 Белокуров С. А. Сношения России с Кавказом. 1578 – 1613 гг. = Сношенія Россіи съ Кавказомъ. 1578 – 1613 гг. — Вып. 1-й. — М.: Унив. тип., 1889. — С. CIV—CVI, 73, 79, 202—203 252—253, 259—262, 292—293_(данные Аллаги). — 715 с.
  5. 1 2 3 Карамзин Н. М. Глава 3. Продолжение царствования Фёдора Иоановича. Г. 1591 - 1598 // История государства Российского = Исторія государства Россійскаго. — СПб.: Тип. Н. Греча, 1824. — Т. 10. — С. 196—198, (примечание к X т. 110—111). — 460 с.
  6. 1 2 3 4 5 Маршаев Р. Г. и Бутаев Б. Казикумухское шамхальство и Россия (XVI – XVII вв.) // История лакцев. — Махачкала, 1991. — С. 83—85. — 209 с.
  7. 1 2 Гаджиев В. Г. История Дагестана / Гл. ред. Г. Д. Даниялов. — М.: Наука, 1967. — Т. 1 // Глава 8. Углубление феодальной раздробленности (XVI – XVII вв.) // § 8. Русско-дагестанские отношения в XVI – XVII вв.. — С. 285—286. — 433 с.
  8. 1 2 3 4 Соловьёв С. М. История России с древнейших времен. Книга вторая = Исторія Россіи съ древнѣйшихъ временъ. — 2-е изд. — СПб.: Товарищество «Общественная польза», 1851—1879. — Т. 6—10. — С. 627—628, 640. — 1726 с. — ISBN 966-03-1050-1.
  9. Веселовскоий Н. И. Памятники дипломатических и торговых сношений Московской Руси с Персией = Памятники дипломатическихъ и торговыхъ сношеній Московской Руси съ Персіей. — СПб., 1890. — Т. 1. Царствование Фёдора Ивановича. — 446 с.
  10. 1 2 3 Шишов А. В. Глава 1. Кавказ среди исламского мира. Сближение с Россией // Схватка за Кавказ XVI – XXI века / Гл. ред. С. Н. Дмитриев. — М.: Вече, 2007. — С. 16—17. — 480 с. — (Военные тайны России). — ISBN 978-5-9533-2236-2.
  11. Ибрагимов М.-Р. А. Этническая география кумыков на рубеже XVI-XVII вв. // Ёлдаш : газета. — Махачкала, 2009.
  12. Атаев Б. М. Край равнинный-Кумыкия. — Махачкала, 1996. — С. 24—25. — 238 с.
  13. 1 2 3 4 5 6 Потто В. А. Глава 1. Кавказ до Петра // Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях // в 5 томах = Кавказская война въ отдѣльныхъ очеркахъ, эпизодахъ, легендахъ и біографияхъ. — 2-е изд. — СПб.: Тип. Е. Евдокимова, 1887. — Т. 1. От древнейших времен до Ермолова / Вып. 3. — С. 8—10. — 737 с.
  14. Идрисов Ю. М. Борьба Тарковского государства за независимость в XVI — XVII вв. // Вести КНКО. — Махачкала, 2008. — Вып. 12—14.
  15. Бакиханов А. К. Период Четвёртый. От вступления на престол Сефевидов до смерти Надир-шаха (906/1501 – 1160/1747 гг.) // Гюлистан-и Ирам = Ҝүлүстани-Ирəм / Под ред. З. М. Буниятова. — Баку: Элм, 1991 (репринт 1841 г.). — С. 109—110. — 304 с. Архивировано 9 декабря 2012 года. Архивная копия от 9 декабря 2012 на Wayback Machine
  16. 1 2 3 Попко И. Д. Терские казаки со стародавних времён. (Исторический очерк) = Терскіе казаки съ стародавнихъ временъ. — вып. 1. — СПб.: тип. Кулиша, 1880. — С. 35—37. — 518 с.

Первоисточники[править | править код]