Советско-польская комиссия по изучению истории двух стран

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Советско-польская комиссия учёных по изучению истории двух стран (комиссия по изучению «белых пятен», комиссия по трудным вопросам) — двусторонняя комиссия учёных СССР и ПНР по истории отношений между двумя странами. Работала в 1987—1990 гг. 19—20 мая 1987 г. провела в Москве своё первое пленарное заседание.

Состав комиссии[править | править вики-текст]

Советская часть комиссии: Польская часть комиссии:
Сопредседатель комиссии с советской стороны: Сопредседатель комиссии с польской стороны:
  • Ярема Мачишевский, профессор
  • Лучак Ч.
  • Мадайчик Ч.
  • Валихновский Т.
  • Лечик М.
  • Ковальский В. Т.
  • Танты М.
  • Сыдзек Б.
  • Козловский Э.
  • Назаревич Р.

«Белые пятна» истории[править | править вики-текст]

В апреле 1987 года во время краткого визита в Москву Первого секретаря ЦК ПОРП, Председателя Государственного Совета ПНР В. Ярузельского была подписана совместная «Декларация о советско-польском сотрудничестве в области идеологии, науки и культуры». Согласно декларации «белые пятна» истории отношений между двумя странами должны были «получить объективное и четкое истолкование с позиций марксизма-ленинизма, соответствующее нынешнему состоянию знаний». [1]

Основными темами, которые рассматривала созданная двусторонняя комиссия, были:

Тема «белых пятен» в Польше в 1950-е — начале 1980-х годов[править | править вики-текст]

В 1950-х — начале 1980-х гг. крайне важной и болезненной для общественного мнения Польши продолжала оставаться тема Катыни — она постоянно оставалась в центре общественного внимания, несмотря на то, что официально её старались замалчивать. Польский лидер Владислав Гомулка, писавший во время войны статьи в поддержку советской версии, в своих воспоминаниях признается, что впоследствии «имел совершенно другую точку зрения на катынское преступление».[2] Позже он публично не поддерживал «немецкий след», а с октября 1956 г. рекомендовал пропаганде молчание на катынскую тему. В «Большой всеобщей энциклопедии» Польского научного издательства была изъята статья «Катынь». На кресте в Катынской долине Воинского кладбища «Повонзки» в Варшаве было приказано не помещать никакой даты. Ходили слухи, что Хрущёв предлагал Гомулке разоблачить Катынь как сталинское преступление, но Гомулка отказался, убоявшись непредсказуемых политических последствий. Это, в частности, сообщает польский журналист Ровиньский со слов сотрудника ЦК КПСС П. К. Костикова.[2] Слухи об этом, в частности, отражены в фальшивых «мемуарах Гомулки», изданных в Израиле и частично читавшихся на Радио «Свобода». (Гомулка назвал эту публикацию «клеветой, сконструированной со злым умыслом».[2]).

Катынь и в дальнейшем широко использовалась Западом и польскими эмигрантскими кругами в их идеологическом противостоянии с советским блоком. Периодически активизировались пропагандистские кампании вокруг этого дела, направленные в первую очередь на граждан ПНР. Например, в 1957 в еженедельнике «Зибен Таге» (ФРГ) был опубликован так называемый «рапорт Тартакова», который был предоставлен редакции одним поляком, в годы войны работавшим в строительных отрядах Тодта. Из рапорта, в частности, следовало, что «…ликвидацию „Козельска“ осуществили под Смоленском части минского НКВД под прикрытием 190-го пехотного полка…». [3] Однако позднее было доказано, что «рапорт Тартакова» — фабрикация.[4][5]

Темы Катыни и секретных протоколов к пакту Риббентропа-Молотова занимали значительное место в многочисленных подпольных изданиях, выпускавшихся в Польше в 1970-е и 1980-е годы при поддержке Запада. Это вызывало серьёзное беспокойство в Политбюро, посчитавшем, однако, что лучшим решением будет не вступать по этим вопросам в публичную дискуссию.[6] В 1971 г. СССР энергично протестовал против показа в Англии документального фильма о Катыни, в 1972 г. — против планов установки в Лондоне по инициативе польских эмигрантов памятника жертвам. 5 апреля 1976 г. Политбюро посвятило «катынскому вопросу» специальное заседание. На нём отмечались многочисленные публикации и сообщения, связанные с Катынью, а также следующие акции:

«В июне 1975 г. в здании английского парламента была организована пресс-конференция, организаторы которой призвали Международный суд в Гааге „разобраться в этом деле“. (…)Целям поддержания антисоветской шумихи вокруг катынского дела служат такие провокационные акции, как открытие в ноябре 1975 г. В.Стокгольме на территории частного владения (…) памятника „жертвам Катыни“ с антисоветскими надписями. В настоящее время ведется кампания за сооружение такого рода памятника на одном из кладбищ Лондона».

В конце концов, решено было ничего не предпринимать, не вступать в публичную дискуссию и замалчивать вопрос.[7]

Памятник катынским жертвам в Лондоне в округе Челси-Кенсингтон был открыт в 1976 г. несмотря на давление, которое оказывало лейбористское правительство на муниципалитет округа, не желая портить отношения с СССР. Когда давление потерпело провал, был издан приказ, запрещающий армейским офицерам присутствовать на церемонии открытия в военной форме.[8]

21 марта 1980 года в Кракове ветеран Армии крайовой Валенты Бадыляк, в знак протеста против замалчивания темы Катыни, приковал себя цепями к гидранту на городском рынке и совершил самосожжение.

В Польше в память жертв Катыни было принято зажигать свечи на Военном кладбище в Варшаве. В мае 1981 года возник «негласный» комитет, приступивший к сбору средств на памятник жертвам Катыни. 31 июля 1981 года на Военном кладбище при большом стечении народа был установлен гранитный крест в память погибших; однако в ту же ночь он был демонтирован польской госбезопасностью. Это вызвало взрыв возмущения среди поляков.[9]

Перестройка в СССР[править | править вики-текст]

В 1985 во главе СССР встал М. С. Горбачев, провозгласивший курс на ускорение, перестройку, гласность и новое мышление. В том же году А. Н. Яковлев стал заведующим отделом пропаганды ЦК КПСС (а в 1986 и секретарем ЦК, курирующим вопросы идеологии, информации и культуры.) и по его предложению были назначены редакторы «перестроечных» изданий — газет «Московские новости», «Советская культура», «Известия»; журналов «Огонек», «Знамя», «Новый мир» и др.[10] В результате введения гласности, получили широкое освещение темы, до этого подвергавшиеся цензуре, в частности, с 1987 года в прессе и на телевидении начала открыто обсуждаться тема сталинских репрессий.

Создание комиссии историков и её работа[править | править вики-текст]

В мае 1987 после настойчивых обращений Ярузельского, мотивировавшего их тем, что польское руководство испытывает огромное давление со стороны общественности своей страны, и, прежде всего, интеллигенции, была создана двусторонняя комиссия учёных СССР и ПНР по истории отношений между двумя странами. Основными вопросами, которые интересовали польскую сторону, были война 1920, роспуск компартии Польши, секретный протокол к советско-германскому договору о ненападении 23 августа 1939, советская кампания 17 сентября 1939, депортации поляков с территории Западной Украины и Западной Белоруссии, Катынское дело, Варшавское восстание и другие сложные моменты общей истории.

С самого начала работы польская часть комиссии подвергла резкой критике версию комиссии Бурденко и, ссылаясь на провозглашенную в СССР политику гласности, требовала предъявить дополнительные материалы. Советская часть комиссии, не располагая никакими новыми документами, отказывалась менять прежнюю официальную позицию. Тем не менее, двухлетняя работа комиссии позволила развернуть в печати ПНР открытое обсуждение всех этих вопросов, и версия о виновности НКВД получила там повсеместное распространение.[1]

Прямых доказательств вины СССР комиссия не нашла, однако в декабре 1987 в польском секторе ЦК, на основе работы комиссии, была подготовлена «записка четырех» о необходимости признать вину сталинского режима. Её подписали секретари ЦК, члены Политбюро А. Н. Яковлев, В. А. Медведев, министр иностранных дел Э. А. Шеварднадзе и министр обороны маршал С. Л. Соколов. Однако тогда записка в повестку включена не была и на Политбюро не рассматривалась.[1]

Весной-летом 1989 г. были обнаружены документы, свидетельствующие, что дела поляков подлежали рассмотрению на Особом совещании при НКВД СССР, и что содержавшиеся во всех трех лагерях лица были этапированы в распоряжение областных управлений НКВД и в статистических отчетах в дальнейшем не фигурировали. 21 июля 1989 историк Юрий Зоря (сын прокурора Николая Зори, предположительно убитого или покончившего с собой в Нюрнберге из-за катынского вопроса) - сравнивая списки НКВД Смоленской области на выбывающих из лагеря в Козельске «в распоряжение управления делами НКВД Смоленской области» (весна 1940) с эксгумационными списками из немецкой «Белой книги» по Катыни, обнаружил, что это — одни и те же лица, причём очередность лежащих в могиле (по Белой книге) совпадала с очередностью списков на отправку. Зоря составил доклад начальнику КГБ Крючкову, но тот отказался продолжать расследование.[11]


Прекращение работы комиссии[править | править вики-текст]

Тем временем, в июне 1989, выборы в польский парламент привели к поражению коммунистов и образованию первого некоммунистического правительства в советском блоке. Премьер-министром стал оппозиционер Тадеуш Мазовецкий. Ярузельский продолжал оставаться президентом.

В январе 1990 г. ПОРП самораспустилась и перестала существовать имевшая от неё полномочия польская часть комиссии.

Визит Ярузельского в Москву и заявление ТАСС по Катыни[править | править вики-текст]

Президент СССР М. С. Горбачев передаёт Президенту Республики Польша В. Ярузельскому 13 апреля 1990 года копии документов о судьбах польских военнопленных

Весной-летом 1989 г. рядом советских историков, допущенных к архивам, были обнаружены документы, свидетельствующие о том, что дела поляков подлежали рассмотрению на Особом совещании при НКВД СССР, и что содержавшиеся во всех трёх лагерях лица были этапированы в распоряжение областных управлений НКВД и в статистических отчетах в дальнейшем не фигурировали.

22 февраля 1990 года В. Фалин направил на имя Горбачёва записку, в которой сообщил о новых архивных находках Ю. Зори, доказывающих связь между отправкой поляков из лагерей весной 1940 года и их расстрелом. Он указывал, что опубликование таких материалов полностью подорвёт официальную позицию советского правительства (о «недоказанности» и «отсутствии документов»), а потому рекомендовал срочно определиться с новой позицией. Желая «политически закрыть проблему и одновременно избежать взрыва эмоций» к 50-летию расстрела, предлагалось сообщить польской стороне, что прямых свидетельств, позволяющих назвать точное время и конкретных виновников катынской трагедии, найдено не было; однако, обнаруженные данные подвергают сомнению достоверность доклада Н. Бурденко, и на их основании можно сделать вывод о том, что гибель польских офицеров в районе Катыни дело рук НКВД и персонально Берии и Меркулова.[12]

13 апреля 1990 года, во время визита в Москву Ярузельского, было опубликовано заявление ТАСС о катынской трагедии, в котором советская сторона признавала совершение расстрела польских военнопленных в катынском лесу сотрудниками НКВД, возлагала непосредственную ответственность за расстрелы на Берию, Меркулова и их подручных, выражала глубокое сожаление в связи с катынской трагедией и заявляла, что эта трагедия представляет одно из тяжких преступлений сталинизма.[13]

Горбачёв передал Ярузельскому обнаруженные этапные списки НКВД из Козельска, Осташкова и Старобельска. Вслед за тем, Главная военная прокуратура СССР начала расследование по факту катынского убийства.

См. также[править | править вики-текст]

Российско-польская группа по сложным вопросам

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 Яжборовская и др. Катынский синдром… Глава 4
  2. 1 2 3 И. С. Яжборовская, А. Ю. Яблоков, B.C. Парсаданова Катынский синдром в советско-польских и российско-польских отношениях с.202-205 Глава 3 ISBN 5-8243-0197-2
  3. Л. Ежевский. «Катынь 1940», США, Telex, 1983
  4.  (польск.) Józef Mackiewicz, Katyń – zbrodnia bez sadu i kary
  5. Алексей Памятных, Катынские материалы - Еще раз о рапорте Тартакова. История одной фальшивки
  6. Выписка из протокола № 3 заседания Политбюро ЦК КПСС от 5 апреля 1976 года О мерах противодействия западной пропаганде по так называемому «Катынскому делу» [1]
  7. «О мерах противодействия западной пропаганде по так называемому „Катынскому делу“». Выписка из протокола № 3 заседания Политбюро ЦК КПСС от 5 апреля 1976 года
  8. Наталья Горбаневская О Катыни — двадцать пять лет назад и сегодня
  9. Катынская трагедия (реферат)
  10. Сайт международного фонда «Демократия». Биография: ЯКОВЛЕВ АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВИЧ
  11. Доклад Зори
  12. Докладная записка В. М. Фалина М. С. Горбачёву «Дополнительные сведения о трагедии в Катыни»
  13. Заявление ТАСС от 14 апреля 1990 года

Ссылки[править | править вики-текст]