Армяно-татарская резня (1905—1906)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Казачий патруль возле сожжённых нефтепромыслов в Баку. 1905.

Армя́но-тата́рская резня́ 1905—1906 годов — кровавые столкновения в Закавказье между армянами и азербайджанцами (которых в России в то время называли закавказскими татарами[1]) во время революции 1905 года. Наиболее жестокие столкновения имели место в Баку в феврале и августе и в Нахичевани в мае 1905 года. По данным американского тюрколога-азербайджановеда Тадеуша Свентоховского, в ходе столкновений 1905 года было разрушено около 158 азербайджанских и 128 армянских поселений и погибло, по разным оценкам, от 3 до 10 тыс. человек[2].

Несмотря на попытки, с одной стороны, христианских армянских и, с другой стороны, мусульманских духовных деятелей Закавказья положить конец кровопролитию, царские власти практически не предприняли никаких усилий, чтобы восстановить порядок[3].

Предпосылки и общий ход резни[править | править вики-текст]

Как указывает историк Йорг Баберовски, одной из предпосылок враждебного отношения к армянам, проявившегося в российском Закавказье в последние десятилетия XIX века, стала непредставленность мусульманского населения в местных органах власти. В частности, согласно реформе 1870 года, нехристианам полагалось не более трети мест в городских советах (а с 1892 года — не более 20 %). Эти меры, изначально направленные против евреев, в Закавказье затронули в первую очередь мусульман[4], хотя, например, в Баку они, будучи основными владельцами собственности, составляли около 80 % электората[5].

С другой стороны, отсутствие русского большинства в городах Закавказья затрудняло проведение политики русификации. Поэтому с течением времени чрезмерно усилившееся представительство армян в органах городского управления и на промышленных предприятиях стало восприниматься российской государственной властью как угроза. В 1882 году царь Александр III поручает министру внутренних дел Толстому принять меры в отношении армянского национализма.

В конце 1880-х почти все армяне увольняются с высших государственных должностей, среди высшего кавказского чиновничества распространяются антиармянские настроения, в чём-то схожие с антисемитскими. В 1885 закрываются армянские школы[6], в 1889 из школьного обучения исключается курс истории и географии Армении.

В 1890-х годах армянский национализм вступает в противоречие с ассимиляционной политикой и драматическим разворотом русско-армянских отношений. Царские власти начинают эксплуатировать существующую напряжённость между мусульманами и армянами. В 1896 году кавказским наместником назначается Григорий Голицын. Он проводит ряд мер в пользу азербайджанцев, в то же время роль армян снижается. Например, он уволил часть армян с государственных должностей и назначил на их должности мусульман.[7] Пик антиармянской кампании приходится на 1903 год, когда власти конфискуют имущество армянской церкви. В ответ армянское национальное движение начинает усваивать террористические методы. Покушение совершено на самого Голицына, после которого в 1903 году он покидает Кавказ. Правление кавказского наместника Григория Голицына было единственным случаем отхода царизма от проармянских позиций.[8] Нападения членов из армянской организации Дашнакцутюн на царских чиновников дают властям возможность проверить лояльность мусульман. В январе 1905 году в чайханах распространяется слух, что армяне хотят напасть на мусульман во время шиитского праздника Магеррам. В таких условиях похороны любой жертвы заказного убийства, ареной которых тогда был Баку, превращались в общенациональные демонстрации. 6 февраля после расстрела армянами рабочего-азербайджанца в Баку началась паника[источник не указан 31 день]. Вооружённые группы мусульман, съехавшиеся или собранные в центре Баку, убивали всех встречных армян. На второй день погрома толпа стала грабить армянские лавки и докатилась до бараков нефтяной фирмы Питоева, где только 8 февраля было убито более 40 армян. Погромы продолжались пять дней. Местные власти не принимали никаких мер к зачинщикам. Как отмечает Баберовски, хотя подозрение, что губернатор сам спровоцировал погромы окончательно не подтвердилось, однако участие в насилии властей не вызывает сомнения[4]. Этот конфликт быстро вышел из-под контроля и к лету 1905 охватил целые округа Бакинской и Елизаветопольской губерний. Подавить беспорядки власти смогли только в 1906 году, направив на Кавказ экспедицию под командованием генерала Максуда Алиханова-Аварского (впоследствии убит революционерами-дашнаками), проявившего необузданную жестокость и, по утверждениям российской прессы, открыто покровительствовавшего татарам вообще и своим родственникам ханам Нахичеванским в особенности в резне армян[9][10][11][цитата не приведена 1714 дней]. Назначенный в апреле 1905 года наместником Кавказа князь Воронцов-Дашков добился смягчения антиармянской позиции власти и возврата имущества армянской церкви. После внешнеполитических конфликтов с Османской империей позиция власти снова становится проармянской.[4].

Фируз Каземзаде полагает, что «Дашнакцутюн» как партия несёт основную долю ответственности за то, что он был основной движущей силой в совершении резни[12].

Эти события до последнего времени не были и не могли являться предметом научного исследования в русскоязычной литературе. На Западе данный вопрос затрагивался в трудах ряда исследователей, однако специальных исследований, посвящённых ему, также не было.

Оценки современниками характера и причин резни[править | править вики-текст]

Общественное мнение, и в особенности революционеры, обвиняли царские власти не только в намеренном бездействии и попустительстве, но и в активном провоцировании резни. Утверждалось, что власть натравила лояльное (в силу малой политизированности) мусульманское население на проникнутых революционным духом армян, стремясь запугать их. Это же мнение разделяли и за рубежом. «Татары взялись наказать свободолюбивых армян, идеалы которых представляют большую опасность для правительства», — писала, например, парижская «Матэн»[13]. С этим согласовывалась и другая популярная в те времена оценка происходившего как «борьбы варварства против цивилизации». Так, парижская «Тан» полагала, что «армяне — самая образованная и трудолюбивая нация» на Кавказе, тогда как татары консервативны и привержены традициям, которые «диктуют им уважать царское самодержавие»[14]. По мнению итальянского наблюдателя Луиджи Виллари, эти события не только «являлись частью кровавой драмы армяно-татарской вражды», но вместе с тем были «частью более широкой вражды между современными идеями и азиатским варварством», проявлением борьбы за свободу, ведущейся на всём Востоке и в России «между азиатской и средневековой автократией и современным прогрессом»[15]. В изданной в 1905 году в Лондоне книге «Баку: история, полная событий» приводятся отрывки из репортажа журналиста «Таймс» о том, что русские, грузины и иностранцы утверждали в разговорах с ним, что виновником начала и продолжения насилия в Баку и Шуше были Армянские комитеты[16].

Армянский публицист И.Алибегов видел «основную причину всех ужасов армяно-татарских столкновений» в «общем полицейско-бюрократическом режиме „самодержавной“ власти», под сенью которого, по Алибегову, нашли пристанище «панисламисты, провокаторы, любители „чужого добра“, разоряющиеся мусульманские феодалы, кровожадные агенты „самодержавнаго“ правительства и прочие подонки общества», «провокационной агитации» которых он и приписывает резню[17] Кроме того, армяне, рассматривавшие события в России на фоне резни армян в Турции, считали их частью панисламистского заговора, направленного на истребление христиан, и приписывали агитации агентов турецкого султана Абдул-Хамида[18]. В этой связи русский писатель и публицист А. В. Амфитеатров указывал на конкретные факты «мусульманского заговора» сторонников Абдул-Хамида, раскрытого, по его словам, в Елисаветполе (Гяндже) в конце девяностых годов[19] Главным центром антиармянской агитации и даже заговора и организации резни армяне считали бакинский «панисламический комитет»[20], то есть группу татарской интеллигенции панисламистского и пантюркистского направления во главе с Ахмедом Агаевым и Алимардан-беком Топчибашевым, издававшую газеты «Каспий» (на русском) и «Гэят» (на азербайджанском языке). Луиджи Виллари отмечал, что «татарская интеллигенция является неистово антиармянской» и пользуется поддержкой правительства, видящего в ней противовес национальным и социалистическим устремлениям армян[21].

Со своей стороны, сторонники правительства и татары возлагали ответственность за резню на армянскую революционно-националистическую партию Дашнакцутюн. Так азербайджанский публицист Мамед Саид Ордубади насчитывает четыре причины резни[22]:

  1. «Армянский комитет Дашнакцутюн установил столь деспотический стиль правления, что вызвал на Кавказе ряд кровавых событий»;
  2. «Правительственные чиновники продемонстрировали полное бессилие в период военных действий» (запуганные армянским террором);
  3. «Невежество и отсталость азербайджанцев», не позволившие им дать адекватный ответ на армянские провокации[23];
  4. «Мечта армян об автономии».

Британские дипломаты считали причиной неспособность и нежелание русских властей поддерживать межнациональное равновесие и, в частности, их антиармянский настрой, пришедший на смену настрою проармянскому. По их мнению, «русские власти вместо того, чтобы улучшить отношения между двумя расами путём беспристрастного администрирования, пошли путём принципа „разделяй и властвуй“. Определённое время они выказывали фаворитизм армянам за счёт татар. Все небольшие должности были даны первым, что дало преимущество им против татар, которых они раздражали коррупцией и взысканиями. Позже русские власти поменяли политику, считая, что армяне становятся доминирующими, и из-за растущей деятельности армянских революционных обществ»[24].

Российский наместник на Кавказе граф Воронцов-Дашков полагал, что невозможно возлагать вину за резню на какую-либо сторону (армянскую или татарскую). «Какая из сторон являлась в отдельных случаях виновницею начала резни, установить точно нет возможности. В Шуше начали массовую стрельбу, по-видимому, армяне, в Баку при вторичных беспорядках (в августе 1905 года) — татары, получившие отпор от охранявших город войск и бросившиеся на разгромление нефтяных промыслов, в Елисаветполе — татары, в Тифлисе — армяне.»[25].

Источники и примечания[править | править вики-текст]

  1. Энциклопедия «Народы России» Издательство «Большая Российская энциклопедия» Москва 1994. статья азербайджанцы стр. 79
  2. Tadeusz Swietochowski. Russia and Azerbaijan: A Borderland in Transition. Columbia University Press, 1995. ISBN 0-231-07068-3, 9780231070683. p. 40.
  3. Mark Malkasian. «Gha-Ra-Bagh»: The Emergence of the National Democratic Movement in Armenia. Wayne State University Press, 1996, p.14.
  4. 1 2 3 Иорг Баберовски. Цивилизаторская миссия и национализм в Закавказье: 1828—1914 гг. // Новая имперская история постсоветского пространства: Сборник статей (Библиотека журнала “Аb Imperio”) / Под ред. И. В. Герасимова, С. В. Глебова. Л. П. Каплуновского, М. Б. Могильнер, Л. М. Семёнова. — Казань: Центр Исследований Национализма и Империи, 2004. — С. 307—352. — 652 с. — 1000 экз. — ISBN 5-85247-024-4, ISBN 9785852470249.
  5. Audrey L. Altstadt. The Azerbaijani Turks: power and identity under Russian rule. — Hoover Press, 1992. — P. 25. — 331 p. — (Studies of nationalities). — ISBN 0-8179-9182-4, ISBN 978-0-8179-9182-1.
  6. Хомизури Г. П. Социальные потрясения в судьбах народов (на примере Армении). М., 1997, стр. 29
  7. Tadeusz Swietochowski, Russian Azerbaijan, 1905—1920: The Shaping of National Identity in a Muslim Community (Cambridge and New York: Cambridge University Press, 1985), p. 40

    In response to their resentment over the disproportionately strong representation of Armenians in the civil service - allegedly 50 to 90 percent of the positions, he reduced the number of their officials and filled the vacancies with Muslims

  8. Audrey L. Altstadt. The Azerbaijani Turks: power and identity under Russian rule. — Hoover Press, 1992. — 331 p. — (Studies of nationalities). — ISBN 0-8179-9182-4, ISBN 978-0-8179-9182-1.

    Treatment of the religious establishments was also prejudicial. Except for the viceroyalty of Prince Grigorii Golitsyn (1896—1904), state policy was firmly anti-Muslim and anti-Turkish. Golitsyn responded to Azerbaijani complaints about overrepresentation of Armenians in the civil service by removing many and replacing them with Azerbaijani Turks. In 1903 he confiscated Armenian church lands, provoking attacks by Armenian terrorists. Church lands were restored. Golitsyn soon left his post. The appointment of Count I.I. Vorontsov-Dashkov in May 1905 signaled a return to the traditional pro-Armenian posture. Except for the Golitsyn episode, Armenian church properties and priests were not threatened or their work obstructed.15

    15. Tadeusz Swietochowski (Russian Azerbaijan 1905—1920; The Shaping of National Identity in a Muslim Community [Cambridge, Eng.: Cambridge University Press, 1985], p. 40) describes both Golitsyn and Vorontsov-Dashkov, viceroy from 1905 to 1915.

  9. «Санкт-Петербургские ведомости», 27.7.1905
  10. «Сын отечества», 7.9.1905
  11. «Санкт-Петербургские ведомости», 1.7.1905
  12. Firuz Kazemzadeh, The struggle for Transcaucasia (1917—1921), New York, 1951, p. 19.
  13. Matin, 20.09.1905.
  14. Le Temp, 15.09.1905.
  15. Luigi Villari. Fire and sword in the Caucasus. London, T. F. Unwin, 1906.
  16. Henry, J.D. Baku An Eventful History (With many illustrations and a map) London, Archibald Constable & Co. Ltd 16, James Street, Haymarket, November, 1905, p. 149—150.
  17. Армяно-татарские столкновения 1905—1906 гг.
  18. Armenians, Tartars, and the Russian Government
  19. А. В. Амфитеатров. Армянский вопрос. СПб., 1906, стр 53.
  20. «Тифлисский листок» 4.9.1905.
  21. Armenians, Tartars, and the Russian Government.
  22. Карабах в документах.
  23. «Азербайджанцев» — так в современной публикации.
  24. Kenneth Bourne, Cameron Watt. British Documents on Foreign Affairs: Reports and Papers From the Foreign Office Confidential Print, Volume 3, Russia 1905—1906, p.185-186.
  25. «Всеподданейшая записка по управлению кавказским краем генерала адъютанта графа Воронцова-Дашкова», СПб.: Государственная тип., 1907, с.12.

Ссылки[править | править вики-текст]