Гельфанд, Владимир Натанович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Владимир Натанович Гельфанд
Gelfand1.JPG
Владимир Гельфанд, Германия, 1945
Дата рождения:

1 марта 1923({{padleft:1923|4|0}}-{{padleft:3|2|0}}-{{padleft:1|2|0}})

Место рождения:

Новоархангельск (Кировоградская область)

Дата смерти:

25 ноября 1983({{padleft:1983|4|0}}-{{padleft:11|2|0}}-{{padleft:25|2|0}}) (60 лет)

Место смерти:

Днепропетровск, СССР

Гражданство:

СССРFlag of the Soviet Union.svg СССР

Род деятельности:

писатель

Направление:

реализм

Жанр:

мемуары

www.gelfand.de
Commons-logo.svg Владимир Натанович Гельфанд на Викискладе


Влади́мир Ната́нович Ге́льфанд (1 марта 1923 года, с. Новоархангельск Кировоградской области, УССР — 25 ноября 1983 года, Днепропетровск) — писатель-мемуарист, участник Великой Отечественной войны.

Известен как автор опубликованных дневников о годах службы в Красной Армии (1941—1946), неоднократно издававшихся в переводах на немецком и шведском языке.

Биография[править | править вики-текст]

Владимир Гельфанд родился 1 марта 1923 года в бедной еврейской семье в поселке Новоархангельск Кировоградской области (Восточная Украина). Мать Владимира, Надежда Владимировна Городынская (1902—1982), была родом из малообеспеченной семьи, в которой росло восемь детей. В юности она зарабатывала деньги, давая частные уроки. Уже в 1917 году она вступила в РСДРП(б) и, как упоминал Владимир в своей биографии, принимала участие в гражданской войне. Отец, Натан Соломонович Гельфанд (1894—1974), работал на цементном заводе в Днепродзержинске. В отличие от своей супруги, он оставался беспартийным.

В поисках средств к существованию молодая семья переехала на Кавказ. В 1926 году Владимир с родителями обосновались в Ессентуках, где жили родители отца, но уже в 1928 году вернулись на Украину. Здесь отец работал бригадиром на металлургическом заводе и, по словам сына, был «ударником». Мать была воспитателем в заводском детском саду, в который среди прочих детей ходил и Владимир. В 1932 году она сменила работу, перейдя в отдел кадров крупного предприятия. В 1933 году семья переехала в Днепропетровск.

Родители Владимира развелись ещё до того как он пошел в школу. Тем не менее, он успешно учился. В школьные годы активно участвовал в общественной жизни: был редактором стенгазеты, организатором конкурсов художественной декламации, агитатором-пропагандистом, вступил в комсомол. В то время шло строительство социалистического общества и для создания «нового человека» придавалось огромное значение искусству слова. Гельфанд решил, что он обязан овладеть сложной и в то же время политически значимой профессией советского писателя. Происходившие в то время сталинские «чистки» едва ли попадали в его поле зрения, так как лично его они не коснулись, а сообщения прессы о борьбе с «предателями» и «врагами народа» были для Владимира, как и большинства людей его поколения, вполне убедительны. После средней школы, Владимир поступил на Днепропетровский индустриальный рабфак, успев до начала войны проучиться там три курса.

Нападение Германии на Советский Союз прервало его образование. Когда в августе 1941 предприятия и общественные учреждения города эвакуировались,он переезжает в Ессентуки. Владимир находит квартиру у тети. Отец едет к брату в Дербент. Там он принимал участие в тыловых работах до тех пор, когда он, как военнообязанный, призывается для «рабочей армии» в город Шахты в Донбассе.

Владимир Гельфанд в Ессентуках находит работу ремонтным рабочим. В апреле 1942 он обращается в военкомат и 6 мая 1942 становится военнослужащим РККА. Он проходит подготовительное обучение в маленькой артиллерийской школе вблизи от Майкопа на западном Кавказе и получает воинское звание сержанта.

Когда нефтяные месторождения при Майкопе стали прямой целью немецких нападений в августе 1942 и вермахт продвигался вперед на Кавказ, Владимир Гельфанд находится с июня на южном фланге Харьковского фронта.

Гельфанд испытывает хаотичное отступление армии в районе Ростова. В середине июля 1942 его воинская часть окружена и уничтожена. С маленькой группой солдат Владимиру удалось вырываться из окружения и снова присоединиться к воинскому подразделению, которое сражается вблизи Сталинграда. Сержант Гельфанд назначается заместителем командира взвода по политической работе. Он пишет заявление в Коммунистическую партию и получает кандидатский партбилет.

К концу года боевые действия в районе Сталинграда концентрировались. С ранением руки в декабре 1942 он попал в военный госпиталь вблизи от Саратова, к востоку от Волги. В феврале 1943 Владимир выписан и получил направление в стрелковую школу офицеров около Ростова.

Летом 1943 Владимир Гельфанд восстанавливает почтовое сообщение с матерью, которая нашлась в Средней Азии. От неё он узнал, что почти все его родственники по отцовской линии в занятых Ессентуках убиты при фашистских акциях уничтожения евреев. Живыми остались только его отец и брат отца в незанятом Дербенте.

Трехмесячное обучение на курсах офицеров оканчивает Владимир в воинском звании младший лейтенант. В конце августа 1943 он переводится в 248 стрелковое подразделение, где принимает команду в минометном взводе.

248 стрелковая дивизия, формируясь дважды полностью была уничтожена и снова по-новому сформирована, она получила при третьем формировании в 1942 вполне дипломированные силы из различных школ младших офицеров пехоты и военных госпиталей фронта.

Гельфанда минометный взвод направляется к югу от Мелитополя — 150 км. Осенью 1943 года 248 стрелковая дивизия входит в состав 3 Украинского фронта.

В конце января 1944 Владимир Гельфанд получил звание лейтенанта. С ноября 1943 он становится полноправным членом ВКП(б).

Дневник[править | править вики-текст]

В течение всего времени — на фронте, в военном госпитале и в школе младших офицеров он ведет дневник. В передышках между атаками и бомбардировками противника, на маршах, при фортификационных работах и подготовке наступлений он ищет духовное занятие. В местностях, которые проходила его часть, он обшаривал библиотеки и спрашивал в квартирах о книгах. Он писал стихотворения и предлагал их различным фронтовым газетам. Он посылал статьи и стихи в центральные газеты, выпускал стенные газеты и составлял боевые листки. Владимир выступал на комсомольских и партийных собраниях, обсуждал речи Сталина и директивы командования.

В начале 1944 Гельфанда часть участвует в сражениях на юге Днепра. В начале мая 1944 его часть форсирует Днестр вблизи Григориополя. Новое наступление в южной части фронта привело Гельфанда в августе 1944 в Бессарабию. Все чаще встречались колонны военнопленных и предателей из собственных рядов, коллаборационистов. В дневнике он описывает ненависть красноармейцев по отношению к пленным.

При переходах части ему удавалось, как и многим другим, передвигаться самостоятельно, вне обоза, перемещаться более удобными дорогами, находить транспортные средства и места ночевок.

Осенью 1944 его подразделение находится в регионе к востоку от Варшавы. Дневник заполняется заметками о встречах с польским гражданским населением. В конце ноября 1944 он уже более двух месяцев вне боевых действий.

Когда Владимир Гельфанд попытался обратить к своим чувствам фронтовую подругу командира дивизии, он обратил личную ярость комдива Галая на себя. В декабре 1944 он должен был объяснять военному прокурору самовольное оставление подразделения.

В начале 1945 Красная армия готовилась к двум сильным операциям нападения: наступлению на Вислу-Одер и наступлению на Восточную Пруссию. Более чем 3 миллиона советских солдат по-новому формировались c этой целью, снабжались и готовились к наступлению. Битва должна была следовать за успешными наступлениями вокруг Берлина. Красной Армии противостоял все ещё могущественный враг, который был готов у границ своей страны к упорному сопротивлению. 12 и 13 января советская армия пошла в наступление.

Гельфанд инструктировался в начале января 1945 в 1052 Стрелковом полку 301 дивизии. 301 стрелковый полк принадлежал с октября 1944 к 5 Армии генерал-полковника Берзарина в пределах 1 Белорусского фронта при генерале армии Жукове. Владимир Гельфанд получил в 3 батальоне командование в минометном взводе и на этот раз дела действительно шли в самую переднюю боевую линию. Вероятно, это было для него что-то вроде штрафной перестановки, так как Гельфанда старое подразделение в 5 Армии занимало стратегический плацдарм за 301 дивизией.

Утром 14 января 1945 началось наступление к югу от Варшавы на реке Пилице. 1052 стрелковый полк через 2 недели достиг нарушенной в 1939 вермахтом границы империи. Гельфанда записи дневника свидетельствуют об истощении, но также и о гордости и ожидании победы.

В начале февраля 1945 его часть с севера наступала на западном берегу Одера. В воспоминаниях командира дивизии полковника Антонова сообщается, что 3 батальон 1052 Стрелкового полка должен был отражать особенно жестокие контратаки противника.

В преддверии Берлинской операции в штаб генерала Антонова в конце марта 1945 года Гельфанд назначен в штаб 301 дивизии, чтобы вести Журнал боевых действий. В это время 301 дивизия переходила в середине апреля при Кюстрине к нападению на Берлин. Он самостоятельно посещал позиции, посещал только что захваченные части. В конце апреля 301 Стрелковая дивизия вошла в Берлин.

2 мая 1945 капитулировала немецкая столица.

Гельфанд первые мирные недели в занятом Берлине и округе — штабной офицер в различных использованиях: передвижения войск, новые формирования, увольнения, техническое круглое обновление а также политическая и общая предварительная подготовка команд. По июнь 1945 «непостоянное положение» (запись от 3 июня 1945) оставалось для Гельфанда, затем он должен был присоединяться к подразделению.

Гельфанд хотел домой, «полная апатия, безразличие», — записал он в дневнике (запись от 12 июня 1945). Все лето он надеялся на увольнение из военной службы. Однако, критерии увольнения Владимира Гельфанда не касались, он не был замечен ни первой волной демобилизации соответственно указа от 23 июня 1945, ни вторым громким указом от 25 сентября 1945.

Без определенного задания, он проводил июнь в неустойчивых отношениях с командованием. Когда Научная библиотека должна была грабиться, он считал это «позорным варварством» (запись от 16/17 июня).

В начале июля 1945 он прибыл в правление офицерского резерва близ деревни Рюдерс. Он был возмущен, когда в августе был запрещен личный контакт с немцами, но он продолжал поездки в Берлин.

После того, как Берзарин погиб в середине июня 1945 в Берлине при транспортной аварии, 5 Армия, была из Берлина выведена, подразделение расформировали. Гельфанд беспокоился о месте как политический офицер и предлагал себя, после языковых курсов, как переводчик. Вид на карьеру политического офицера казался ему в августе 1945 на Дальнем востоке возможным, после того, как СССР объявил Японии войну.

В октябре 1945 Гельфанд претендовал безуспешно на должность в части на юго-востоке от Берлина, как секретарь в Креммене и в октябре 1945 получил место на Базе материалов и оборудования, с зарплатой до 750 руб. Это была почти оплаченная в среднем содержании должность в оккупационной армии. В конце 1945 на Украине на рынке килограмм сахара стоил 250 руб., килограмм ржаного хлеба в среднем 24 руб., и, с его денежными переводами матери, он был слабым помощником.

Для Гельфанда постоянным местом стала техническая база снабжения — «База материалов и оборудования» при Креммене, северо-западнее от Берлина, которая была приписана к 21 Независимой бригаде трофеев. Там он служил до демобилизации в сентябре 1946.

Транспортное отделение Базы занимало первоначально три (в начале 1946 года), затем шесть офицеров а также технический персонал из сержантов. Лейтенант Гельфанд составлял поставки товаров и материала в советские части и сопровождал их, организовывал транспортировку и демонтаж имущества реституции. Во время его работы он постоянно находился между Науен, Потсдамом, Вельтеном, Кремменом, Хеннигсдорфом, Шоневальдом, Фюрстенбергом и Берлином. Кратковременно назначали его в начале 1946 для Кременнского лесопильного завода руководителем производства, где шесть солдат и две упряжки лошадей подчинялись ему. В базе кроме этого он должен был принимать караул. Весной 1946 откомандировывался Гельфанд на три месяца в Берлин.

Домой[править | править вики-текст]

В июле 1946 он ходатайствовал об отпуске. Вместе с родителями он прибегал к уловке: медицинские аттестаты о плохом состоянии здоровья матери обеспечивались, бедственные положения драматизировались. Мать даже обращалась с письмом к Сталину. Но отпуск ему предоставлен не был.

10 сентября 1946 с чемоданами подарков Владимир Гельфанд покинул Германию.

Владимир Гельфанд возвратился в Днепропетровск к матери. В сентябре 1947 он начал учёбу в Государственном университете Днепропетровска.

В 1949 он сочетается браком с девушкой, которую он знал со школьного времени и во время войны с ней был в переписке. Берта Давидовна Койфман была дочь преподавателя. Её родители жили в Молотове (сегодня Пермь). В апреле 1950 родился сын Александр.

В 1952 Владимир Гельфанд заканчивал учёбу в Молотовском университете. Он писал дипломную работу о романе Ильи Эренбурга «Буря» 1947. В феврале 1951 года Гельфанд встречается с Ильей Эренбургом в Москве.

Начиная с августа 1952 Владимир работает преподавателем истории, русского языка и литературы в техникуме Железнодорожников № 2 в Молотове. Скоро брак с Бертой попадает в кризис. В 1954 Владимир жену и сына оставил и возвратился в Днепропетровск. Он поступил на работу преподавателем в городской Технический техникум.

В 1957 он знакомится с выпускницей института Педагогического образования Махачкалы, Беллой Ефимовной Шульман. Через год они заключают брак. Владимир разводится с его первой женой.

От брака с Беллой рождаются двое сыновей: в 1959 — Геннадий, в 1963 — Виталий. Родители тяжело работали, однако, не получали место преподавателя в 10-классной школе. Белла приписывает сегодня это латентному, частично даже открытому антисемитизму. «До тех пор пока я являюсь здесь школьным районным советом, — говорил один, — никакой еврей не устроится в средней школе». Таким образом Белла с её законченным высшим образованием работала в детском саду, и Владимир оставался всю жизнь преподавателем обществоведения, истории и политэкономии в профессиональных училищах, сначала в 12, с 1977 в 21 училищах города Днепропетровска.

Гельфанд оставался активным членом партии, принимал также функции в партийной группе школы. Там происходили время от времени жесткие дискуссии. Антисемитские оскорбления в педагогическом коллективе и даже со стороны коллег не были редкостью.

Гельфанд писал непрерывно. Гельфанд предлагал местной прессе не только сообщения о школьных буднях и результатах работы, но и воспоминания из его времени на фронте. Поздние семидесятые годы были его самыми производительными. Коллекция газетных публикаций охватывает 7 статей из 1968 года, 20 — из 1976 года, 30 — из 1978 года. Они появлялись на украинском и русском языках в местных партийных газетах и газетах комсомола, а также в газетах для строителей.

Условия жизни оставались тяжелыми, до тех пор пока наследство из-за границы не принесло впервые финансовую стабильность. В конце шестидесятых годов Белла с ходатайствами добилась сдаваемую внаем квартиру для семьи участника войны и преподавателя. Через более чем 10 лет 4 Гельфанда переселились из их 10 м² жилого помещения.

У Гельфанда появились проблемы со здоровьем. В 1974 умер отец, в 1982 — мать. Владимир Гельфанд пережил её только на год.

Гельфанда литературный интерес характеризовался писательскими величинами Советского Союза тридцатых годов. Он любил ещё из школьных времен Демьяна Бедного, Янка Купала, Иосиф Уткин, Алексея Толстого и Вересаева. Он ценил Максима Горького, Николая Тихонова и Всеволода Вишневского. На войне он читал в газетах фронта многое из Ильи Эренбурга, при случае он брал себе — согласно дневнику — романы Лиона Фейхтвангера и Марка Твена. Во время учёбы он интересовался ленинградской поэтессой Верой Инбер.

«Я испытал гораздо больше на войне чем они», — писал он в 1947 после чтения блокадного дневника Инбер. «Я должен был бы смочь писать хотя бы поэтому гораздо более захватывающе, чем они…». Из собственного опыта он хотел записывать против озарения «сурового ядра» в русской солдатской душе, так же как он занимался Михаилом Шолоховым.

В семидесятые годы Гельфанд частично опубликовал фрагменты его военных воспоминаний, но Гельфанд не смог избежать самоцензуры. Таким образом он не цитировал стихи, которые он оставлял в 1945 на Рейхстаге и в 1946 на Колонне Победы (запись от 24 августа и 18 октября 1945, письма с 6 августа 1945), никогда больше в оригинале. «Победа в Берлине» в газете «Советский Строитель» от 25 апреля 1975, якобы оставленный в Берлине стих, вместо первоначальных строк «Я смотрю и плюю на Германию — На Берлин, побежденный, плюю!» были заменены безвредным: «Посмотрите, здесь я являюсь, победитель Германии — в Берлине я победил!»

Медиа[править | править вики-текст]

[1]«Дневник советского солдата. Его сила в описании действительности, которая отрицалась долгое время и никогда не описывалась в перспективе будней. Несмотря на все ужасы, это захватывающее чтение, дошедшее до нас через много лет. Более чем радостно, что эти записи, даже с 60-летним опозданием, стали доступны, по крайней мере для немецкой публики, поскольку именно такой перспективы не хватало. Эти записи впервые показывают лицо красноармейских победителей, что дает возможность понять внутренний мир русских солдат. Для Путина и его постсоветских стражей будет тяжело закрыть этот дневник в шкафчик с ядами враждебной России пропаганды».

[2]«„Немецкий дневник 1945-46“ Гельфанда примечателен во многих отношениях. Это необычное описание очевидцем освобождения Красной армией Польши и Восточной Германии. Поскольку в Красной армии было запрещено вести дневник, наверное по соображениям безопасности, то читатели уже имеют причину быть благодарными украинскому лейтенанту Владимиру Гельфанду, который смело нарушил этот запрет. Несмотря на то, что дневник недостаточен в некоторых отношениях, он может быть определенным противовесом той армии исторических ревизионистов, которые работают, чтобы превратить большую победу человечества над гитлеризмом в жестокое нападение сталинских гвардий на западную цивилизацию».

[3]«Это очень частные, не подвергнутые цензуре свидетельства переживаний и настроений красноармейца и оккупанта в Германии. При всем том показательно, как молодой красноармеец видел конец войны и крушение немецкого общества. Мы получаем полностью новые взгляды на боевое содружество Красной Армии и её моральное состояние, которое слишком часто было прославлено в советских изображениях. Кроме того дневники Гельфанда противостоят распространенным тезисам и военные успехи Красной Армии нужно приписывать преимущественно системе репрессий. По личным переживаниям Гельфанда можно видеть, что в 1945/46 имелись также заботливые отношения между мужчинами-победителями и женщинами-побежденными. Читатель получает достоверную картину, что и немецкие женщины искали контакт с советскими солдатами, — и это вовсе не только по материальным причинам или с потребностью защиты».

[4]«Среди многих рассказов очевидцев конца Второй мировой войны в Германии появился в 2005 году дневник молодого красноармейского лейтенанта, который участвовал в захвате Берлина и оставался в городе до сентября 1946. „Немецкий дневник“ Владимира Гельфанда был предметом широко распространенного интереса СМИ, который своими комментариями бросает по-новому свет на обзор существующих немецких рассказов о падении Берлина и отношении советских оккупантов к немецкому населению в то время».

[5]Дневник Гельфанда отражает настроения советских войск на заключительном этапе Второй мировой войны и после ее окончания. Еврей украинского происхождения попадает в Германию с большой непосредственностью и растущей жаждой мести, которая вилась среди войск, участвующих в операции «Висла-Одер». Ненависть к врагу все больше и больше отождествляется со всем немецким народом. Гельфанд является свидетелем разрушений, мародерств, смертей и предательств. В дневниках записаны несколько случаев насилия и изнасилования немецких женщин. Он является чувствительным наблюдателем и соучастником в одном лице и не пытается скрывать акты мести и грабежей. Дневники Гельфанда являются уникальной хроникой начала советской оккупации Германии.

Другое[править | править вики-текст]

  • Различные предметы из личной коллекции Владимира Гельфанда: письма, документы, оригинал Журнал боевых действий 301 стрелковой дивизии, трофеи и другое (приблизительно 150 экспонатов), находятся во владении Германо-российского музея «Берлин-Карлсхорст» (Deutsch-Russisches Museum Berlin-Karlshorst).
  • [6] Театральная постановка, 2007 «Русско-немецкий солдатский разговорник. История одного диалога» и «Das deutsch-russische Soldatenwörterbuch — Zwei Räume im Dialog», с использованием выдержек из: Wladimir Gelfand: Deutschland-Tagebuch 1945—1946. Aufzeichnungen eines Rotarmisten ©Aufbau Verlagsgruppe GmbH.

Библиография[править | править вики-текст]

Большое количество выдержек из дневников Владимира Гельфанда и Гельфанда фотографии из оккупированной Германии использованы в книгах:[7][8][9][10][11][12][13][14][15][16][17][18][19][20][21]

Публикации[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

  • Владимир Гельфанд *
  • Военная Литература [miLitera] *
  • РТР Культура «Широкий формат с Ириной Лесовой», «Русско-немецкий солдатский разговорник» *
  • Das Erste, Kulturreport, «Удивительные воспоминания советского лейтенанта о занятой Германии» * (de)
  • Издательство «Aufbau Verlag» * (de)
  • Издательство «Ersatz» * (sv)
  1. * Пер Ландин (Per Landin), Швеция, Новости дня (Дагенс Нюхетер) (sv)
  2. * Штефан Линдгрен (Stefan Lindgren), Швеция, Фламман (Flamman) (sv)
  3. Д-р Эльке Шерстяной (Dr. Elke Scherstjanoi), Институт современной истории Мюнхен-Берлин (Institut für Zeitgeschichte) (de)
  4. Энн Боден (Anne Boden), Брэдфордская Конференция по Современной немецкой Литературе (Trinity College Dublin) (en)
  5. Università Ca' Foscari Venezia Stupri sovietici in Germania (1944-45). Schede bibliografiche. (it)
  6. * Аргументы и Факты «Европа»
  7. Gregor Thum Traumland Osten. Deutsche Bilder vom östlichen Europa im 20. Jahrhundert. Vandenhoeck & Ruprecht ISBN 3-525-36295-1 2006, Германия, Гёттинген
  8. Paul Steege Black Market, Cold War: Everyday Life in Berlin, 1946—1949. Cambridge University Press, ISBN 978-0521864961 2007, США, Нью-Йорк, ISBN 978-0521745178 2008
  9. Roland Thimme Rote Fahnen über Potsdam 1933—1989: Lebenswege und Tagebücher. Hentrich & Hentrich ISBN 978-3938485408 2007, Германия, Берлин
  10. Sven Reichardt, Malte Zierenberg Damals nach dem Krieg: Eine Geschichte Deutschlands — 1945 bis 1949. Deutsche Verlags-Anstalt ISBN 978-3421043429 2008, Германия, Мюнхен; Goldmann Verlag ISBN 978-3442155743 2009, Германия, Мюнхен
  11. Lothar Gall, Barbara Blessing Historische Zeitschrift. Oldenbourg Wissenschaftsverlag ISBN 978-3486644609 2008, Германия, Мюнхен
  12. Ingeborg Jacobs Freiwild: Das Schicksal deutscher Frauen 1945. Propyläen Verlag ISBN 9783549073520 2008, Ullstein Verlag ISBN 3548609260 2009, Германия, Берлин
  13. Ingo von Münch Frau, komm!: die Massenvergewaltigungen deutscher Frauen und Mädchen 1944/45. Stocker Verlag ISBN 978-3902475787 2009, Австрия, Грац
  14. Roland Thimme Schwarzmondnacht: Authentische Tagebücher berichten (1933—1953). Nazidiktatur — Sowjetische Besatzerwillkür. Hentrich & Hentrich ISBN 978-3938485965 2009, Германия, Берлин
  15. Heinz Schilling Jahresberichte für deutsche Geschichte: Neue Folge. 60. Jahrgang 2008. Oldenbourg Akademieverlag ISBN 978-3050045900 2009, Германия, Берлин
  16. Jürgen W. Schmidt Als die Heimat zur Fremde wurde. Verlag Dr. Köster ISBN 978-3895747601 2011, Германия, Берлин
  17. Frederick Taylor Exorcising Hitler: The Occupation and Denazification of Germany. Bloomsbury Publishing ISBN 978-1596915367 2011, E-book ASIN B004ZP4P1Q 2011, ISBN 978-1408812389 2011, ISBN 978-1408822128 2012, Великобритания, Лондон
  18. Michael Jones Total War: From Stalingrad to Berlin. John Murray ISBN 978-1848542297 2011, E-book: ASIN B0052RMNBK 2011, ISBN 978-1848542310 2012, Великобритания, Лондон
  19. Frederick Taylor Zwischen Krieg und Frieden: Die Besetzung und Entnazifizierung Deutschlands 1944—1946. Berlin Verlag ISBN 978-3827010117 2011, Германия, Берлин
  20. Michael Jones El trasfondo humano de la guerra: con el ejército soviético de Stalingrado a Berlín. Editorial Crítica ISBN 978-8498923223 2012, E-book: ASIN B0077112JI 2012, Испания, Барселона
  21. Michael David-Fox, Peter Holquist, Alexander M. Martin: Fascination and Enmity: Russia and Germany As Entangled Histories, 1914—1945. University of Pittsburgh Press ISBN 978-0822962076 2012 Питтсбург, США