Гюльбенкян, Галуст

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Галуст Саркис Гюльбенкян
Caloustegulbenkian.jpg
Род деятельности:

нефтепромышленник, коллекционер, меценат.

Дата рождения:

23 марта 1869({{padleft:1869|4|0}}-{{padleft:3|2|0}}-{{padleft:23|2|0}})

Место рождения:

Стамбул, Османская империя

Гражданство:

Османская империяFlag of the Ottoman Empire.svg Османская империя
ВеликобританияFlag of the United Kingdom.svg Великобритания
ФранцияFlag of France.svg Франция
ПортугалияFlag of Portugal.svg Португалия

Дата смерти:

20 июля 1955({{padleft:1955|4|0}}-{{padleft:7|2|0}}-{{padleft:20|2|0}}) (86 лет)

Место смерти:

Лиссабон, Португалия

Галуст Саркис Гюльбенкян на Викискладе

Галуст Саркис Гюльбенкян (арм. Գալուստ Սարգիս Կիւլպէնկեան, тур. Kalust Sarkis Gülbenkyan, порт. Calouste Sarkis Gulbenkian; 23 марта 1869, Стамбул — 20 июля 1955, Лиссабон) — предприниматель и миллиардер армянского происхождения, крупнейший нефтяной магнат середины XX века. Соучредитель и посредник множества нефтяных компаний. Основатель «Iraq Petroleum Company», заложивший начало нефтедобычи на Ближнем Востоке. В России прежде всего известен как основной покупатель полотен из коллекции Эрмитажа.

Известен так же как «Нефтяной Талейран» и «Господин 5 процентов».

Биография[править | править вики-текст]

Галуст Гюльбенкян родился 23 марта 1869-го года в Константинополе, в квартале Скютар, в семье успешного и состоятельного армянского коммерсанта Саркиса Гюльбенкяна. Начальное образование получил в школе Арамян-Унчян близ Кары, затем во французском училище Сурб Овсеп. Перед молодым Гюльбенкяном, благодаря успешному бизнесу отца, который, помимо традиционного для армян коврового дела, занимался торговлей нефтью и основал банковский дом, открывались хорошие перспективы для получения блестящего образования. Свой французский Галуст совершенствовал в Марселе. В Королевском оксфордском колледже Лондонского университета он изучал инженерное дело. В 1887 году, окончив с отличием Королевский колледж и получив диплом инженера-нефтяника, 22-летний Гюльбенкян опубликовал серьёзное исследование по истории разработок и эксплуатации нефтяных ресурсов на Среднем Востоке «La Transcaukasie et la Peninsule d’Apcheron-Souvenirs Vojage», заинтересовавшее министра шахт Османской империи, который и поручил молодому ученому составить справку о нефтяных месторождениях Месопотамии. С этого началась история разработки арабских нефтяных месторождений и история посредничества Галуста Гюльбенкяна.

Нефтяная деятельность[править | править вики-текст]

Получив от отца сумму в 30 000 фунтов стерлингов в качестве начального капитала, Галуст Гюльбенкян приступил к созданию собственного бизнеса. В 1892 он переехал в Лондон и активно занялся нефтяным бизнесом. Здесь же, в 1892-м году в Лондоне он женился на Нвард Есаян. В 1896-м году у него рождается первенец — Нубар Саркис, а еще через четыре года, опять же в Лондоне, — дочь Рита Сирвард. Гюльбенкян владел 30 процентами акций Турецкого национального банка, что обеспечивало ему 15- процентную долю в «Турецкой нефтяной компании».

В 1898 году Галуст Гюльбенкян был назначен экономическим советником османских посольств в Париже и Лондоне. Эта должность, наряду с британским гражданством, обеспечила Гюльбенкяну мощные политические позиции как в Европе, так и на Ближнем и Среднем Востоке, особенно в Османской империи. Добыча нефти постепенно становилась прибыльным делом, но если европейские страны и США еще не интересовались всерьез нефтяными богатствами Среднего Востока, то Галуст Гюльбенкян уже осознал перспективы их широкомасштабной разработки. Он начинает переговоры с известными магнатами и крупными компаниями своего времени и принимает участие в создании компании Royal Dutch Shell. Революция младотурок ни в коей мере не пошатнула ни его прочного политического, ни экономического положения, подкрепленного подданством Великобритании и связями в Европе. Галуст Гюльбенкян не только остался советником турецких посольств в Лондоне и Париже, но был назначен советником учрежденного в 1910 году Национального банка Турции.

Изначально концессию на разработку месопотамской нефти получили американцы. Встревоженные этим обстоятельством, британцы обратили свои взоры на Гюльбенкяна, ставшего в 1902 году британским подданным. С целью уменьшения доли Германии в нефтяном бизнесе на Востоке, по совету и инициативе Гюльбенкяна была создана Turkish Petroleum Company, 25 % акций которой принадлежали Royal Dutch Shell Group, 50 % — Англо-персидской нефтяной группе д’Арси, 25 % — Deutsche Bank. По условиям Соглашения министерства иностранных дел от 19 марта 1914 года англо-персидская группа и Shell отдавали Гюльбекяну по 2,5 % общей стоимости активов как бенефициару. Это означало, что он не имел голосующих акций, но мог пользоваться всеми выгодами подобного разделения активов. Так родился «Мистер Пять процентов», и именно так Гюльбекян получил известность.

Первая мировая война[править | править вики-текст]

Начавшаяся Первая мировая война изменила ситуацию в нефтяной сфере. В это самое время Галуст Гюльбенкян решил создать Comite General du Petrol, целью которого было приобретение немецкого Дойче-банка. После окончания войны и реорганизации Т. Р.К. в Iraq Petroleum Co. Ltd ее акции были поделены между Anglo-Persian Oil Company (нынешняя British Petroleum), Royal Dutch Shell Group, Compagnie Francaise des Petroles и Near East Development Corporation. Галусту Гюльбенкяну достались 5 % акций Iraq Petroleum Co. Ltd, из-за чего его и прозвали «господин 5 процентов». Само соглашение, положившее начало жесткой нефтяной монополии в регионе, получило название «Красная линия».

После Первой мировой войны германский бизнес выбыл из большой борьбы за нефть, и в июле 1928 года было заключено новое соглашение, распределившее прибыли между англо-иранской, французской и двумя американскими нефтяными компаниями. Галуст Гюльбенкян сохранил свою долю в 5 %. В годы Второй мировой войны американцы начали, в нарушение соглашений 1928 года, через компанию Arabian-American Oil Company (Aramco) тянуться к нефтяным богатствам арабского мира. Начались новые переговоры, и стороны пришли к соглашению, упразднившему «Красную линию».

Вспоминая знаменательную историю своего посредничества, вошедшего в историю, Гюльбенкян посмеивался: «Нефтяные бизнесмены подобны кошкам: по их воплям никогда нельзя понять, дерутся они или занимаются любовью».

С 1930 по 1932 годы Галуст Гюльбенкян занимал пост Председателя «Всеобщего армянского благотворительного Союза». С его помощью и на его пожертвования строились и открывались армянские школы и больницы в населенных армянами районах Турции, Ливана, Сирии, Ирака, Иордании, были построены армянские церкви на Среднем Востоке, в Ираке и Ливане, где сложились мощные армянские общины. Построенные им церкви находятся в Триполи, Багдаде, Киркуке.

В 1929 году Гюльбенкян построил знаменитую Библиотеку армянской патриархии в Иерусалиме и определил постоянную ренту Патриархии, которая, согласно завещанию Гюльбенкяна, выплачивалась и после его смерти. Построенная в стамбульском квартале Етигуле еще на пожертвования его родителей больница Сурб Пркич (Спасителя) также получала от него щедрое вспомоществование.

В 1922 году Гюльбенкян в память своих родителей возвел в Лондоне армянскую церковь Сурб Минас, кроме того, выделил 400 000 долларов на восстановление Первопрестольного Св. Эчмиадзина, содействовал строительству районов Нубарашен и Новая Кесария на окраинах Еревана. Однако после отставки с поста председателя ВАБС Галуст Гюльбенкян так и не смог поставить на службу родному народу большую часть своих возможностей и состояния.

Вторая мировая война[править | править вики-текст]

После капитуляции и покорения большей части Франции над Галустом Гульбенкяном, жившим тогда в Париже, нависла реальная опасность.

В апреле 1942 года Гюльбенкян при посредничестве иранского представителя при правительстве Виши и по приглашению посла страны выехал в Португалию, первоначально намереваясь отдохнуть там с неделю. Сложилось так, что Гюльбенкян провел в Португалии остаток своей жизни — 13 лет. Местом его успокоения стала церковь Св. Саркиса в Лондоне. Скончался Галуст Гюльбенкян 20 июля 1955 года на восемьдесят шестом году жизни.

О португальском периоде также сохранилась история, окрашенная чисто «гюльбенкяновским» колоритом. Каждый день он совершал пешие прогулки в сопровождении верного секретаря, несшего за ним складной стульчик. Однако, поскольку миллионер вскоре превратился в настоящую достопримечтельность Лиссабона, даже дети не давали ему прохода, окружая его всякий раз, как он присаживался на свой складной стульчик перевести дух. Очевидцы свидетельствуют, что и с этим бедствием миллионер боролся своим, «гюльбенкяновским» методом: детям было дозволено находиться рядом с ним при условии соблюдения ими полной тишины, за что каждый получал по монете.

Коллекционер[править | править вики-текст]

Гюльбенкян, «Меморандум» Пятакову, 17 июля 1930 года
(…) После всего сказанного Вы вправе спросить, почему же я пишу Вам об этом, когда и сам стремлюсь приобрести эти произведения.

Вы, вероятно, помните, что я всегда рекомендовал Вам и продолжаю советовать Вашим представителям не продавать Ваши музейные ценности, ну а если Вы все же собираетесь продавать их, то отдать мне предпочтение при равенстве цены, и просил держать меня в курсе того, что Вы намереваетесь продать.
В публике уже много говорят об этих продажах, которые, по моему мнению, наносят огромный ущерб Вашему престижу (особенно продажи г-ну Меллону, который очень на виду). Возможно, что в некоторых случаях в Америке Вам и удастся добиться более высоких цен, нежели предлагаемые мною. Однако невыгодность сделок, совершенных таким образом, настолько значительна с точки зрения престижа, пропаганды и огласки, что мне приходится лишь удивляться, что Вы все же идете на них.

Торгуйте чем хотите, но только не тем, что находится в музейных экспозициях. Продажа того, что составляет национальное достояние, дает основание для серьёзнейшего диагноза.

Если, несмотря на все сказанное, Вы все же решитесь на продажу ценностей из Ваших музеев (а я настаиваю на том, что этого делать Вам не следует), то вместо того, чтобы их продавать посредникам, пустите все в открытую продажу на рынке, ибо наивная игра в прятки, практикуемая сейчас, принесет только убытки. Те, кому поручены эти операции, не отдают себе в том отчета, игнорируют огромный косвенный вред, причиняемый ими же. Я рассмеялся, когда один из них заявил мне, что во время Французской революции также распродавались собрания Версаля. Что за наивное простодушие, что за незнание эпохи и обстоятельств!"

В отличие от других известных коллекционеров, начавших собирание предметов искусства уже в более или менее зрелом возрасте, страсть эта поразила Галуста еще в детстве. За 50 пиастров, полученных от отца за успехи в учебе, 14-летний подросток купил на стамбульском базаре старинные монеты, впоследствии ставшие основой его богатейшей коллекции греческих монет, считающейся лучшей в мире. Галуст Гюльбенкян обладал уникальным и своеобразным эстетическим вкусом и умением видеть красоту, которые со временем переросли в настоящую страсть. К этому, безусловно, прибавилось отличное знание искусства, позволившее Гюльбенкяну стать известнейшим коллекционером мирового масштаба. «Художественное полотно должно быть приятным, занимательным и привлекающим внимание. Да-да, приятным. И без того в жизни достаточно скучных вещей. Мы не должны увеличивать их число»,- сказал он однажды. Сфера интересов Гюльбенкяна в искусстве была широка. Наряду с художественными полотнами коллекционер с тем же воодушевлением приобретал раритетные издания, керамику и многое другое, причем при выборе руководствовался девизом «меня может удовлетворить только лучшее». В начале 20-х годов он приобрел в Париже дом на авеню Йены 51, выстроенный в модном по тем временам стиле и оснащенный самыми современными системами, обеспечившими комфортные условия для размещенных в его стенах произведений искусства. С 1927 года вплоть до начала войны он служил ему домом, мастерской и своеобразным музеем без посетителей, так как владелец коллекции ревностно охранял ее и не допускал посторонних к своим «детям». Интересен тот факт, что в том же здании располагалась иранская дипмиссия, в которой Гюльбенкян служил советником по экономике. В годы Второй мировой войны, когда встал вопрос конфискации здания, зять Гюльбенкяна Геворк Есаян, благодаря своему дипломатическому таланту, смог отстоять здание и не допустить его передачи высокопоставленному немецкому военному.

В 19291934 годах советское правительство во главе со Сталиным предприняло акт распродажи полотен эрмитажной коллекции. Продажу полотен первого ряда предполагалась провести тайно, но информация распространилась между избранными западными торговцами. Первым покупателем шедевров Эрмитажа стал Гюльбенкян, торговавший тогда нефтью с Советской Россией. Г. Л. Пятаков, налаживавший с ним торговые контакты, с целью установления контакта за несколько лет до этого предложил коллекционеру приобрести некоторые картины. Гюльбенкян с радостью откликнулся и направил свой список, куда входили и «Юдифь» Джорджоне, «Блудный сын» Рембрандта и «Персей и Андромеда» Рубенса, но сделка не состоялась, и картины остались в Эрмитаже. Наконец в 1930-м г. было принято решение продолжить продажу шедевров первого ряда, поскольку они гарантированно найдут покупателя и будут проданы за достойную цену, что было необходимо, чтобы выполнить план по выручке валюты. Комиссары вспомнили об интересе Гюльбенкяна. Тогдашним наркомом внешней торговли Анастасом Микояном, хорошо знакомым с Гюльбенкяном, ему был продан ряд картин, большинство из которых сейчас находятся в постоянной экспозиции основанного его фондом музее Г. Гюльбенкяна в Лиссабоне. Продавцы остались недовольны результатами сделки с нефтепромышленником и стали искать новых покупателей. Сам Гюльбенкян не был удовлетворен действиями советских агентов, которых считал глупыми и непрофессиональными, о чём свидетельствует его письмо-меморандум. Всего за три сделки им был куплен 51 эрмитажный экспонат всего за 278 900 фунтов.

Вскоре, по мере пополнения коллекции, и этого помещения стало недостаточно, и часть картин переехала в Лондон. В 1931 году образцы египетского искусства были переданы Британскому музею, а лучшие полотна переехали в Национальную Галерею Лондона. В 1950 году часть полотен коллекции была перевезена в Америку, где и хранилась вплоть до 1960 года, когда местом их пристанища стал Лиссабон. Некоторые полотна, скульптуры, керамические изделия и образцы мебели коллекционер при жизни подарил Национальному музею искусств в Лиссабоне. Остальная часть коллекции была временно размещена во дворце маркиза Помбалa в городе Оэйраш. Музей Галуста Гюльбенкяна, собравший богатейшую коллекцию предметов искусства, открыл свои двери 2 октября 1969 года в Лиссабоне лишь спустя 11 лет после смерти коллекционера.

Меценатская деятельность[править | править вики-текст]

Памятник Галусту Гюльбенкяну рядом с его музеем
Музей Галуст Гюльбенкян

После смерти Гюльбенкяна и в исполнение его завещания был создан благотворительный фонд, унаследовавший не только нефтяную долю Гюльбенкяна, но и собранную им богатейшую коллекцию произведений искусства. Фонд собрал и сохранил большую часть его коллекций. В наше время музей имени Гюльбенкяна в Лиссабоне по праву считается одним из лучших в своем роде. В музее располагается Публичная библиотека фонда, насчитывающая 125 тысяч названий. В португальском городе Оэйраш находится Академия наук Гюльбенкян, в которой ведутся широкие исследования в области микробиологии, биотехнологии и генетики. В Париже, в бывшем доме Гюльбенкяна на проспекте Левана ныне располагается Гюльбенкяновский культурный центр. Начиная с 1969-го года здесь проводятся всевозможные публичные чтения и курсы, ведутся исследовательские работы, организуются научные конференции, проводятся концерты, фестивали и выставки. Есть здесь и доступная всем желающим публичная библиотека. Главной целью фонда «Галуст Гюльбенкян» является поддержка научных, культурных, образовательных, художественных и гуманитарных начинаний. Сегодня помощью фонда пользуются свыше 70 стран мира. В составе фонда действует Армянское отделение, ежегодный бюджет которого составляет около 3 млн 600 тыс. долларов США. Средства распределяются между научными, культурными, образовательными, медицинскими и другими учреждениями Диаспоры и Армении. Особое внимание уделяется поддержке и сохранению армянских учреждений в Сирии, Ливане и Турции. Выделяются средства также армянским общинам Франции, Греции, Италии и Южной Америки. Значительные суммы были ассигнованы на нужды Матенадарана и ЕрГУ. В 1988-1989 годах, помимо средств Армянского отделения, фонд выделил для помощи пострадавшим от землетрясения в Армении еще свыше миллиона долларов "То, как на протяжении своей жизни Гюльбенкян использовал свое состояние, и то, как он им распорядился в завещании, демонстрирует его понимание социальной функции богатства и соответствующим ей обязательствам, "- напишут в Португалии спустя 20 лет после смерти Галуста Гюльбенкяна.

См. также[править | править вики-текст]