Массовые убийства армян в 1894—1896 годах

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Zvartnots img 6965.jpg

История Армении

Армянские государства и образования
Араратское царство · Софенское царство · Малая Армения
Великая Армения · Коммагена · Анийское царство · Васпуракан · Хачен
Карс · Ташир-Дзорагет · Сюник · Царство Варажнуни
Киликийская Армения · Кесун · Пир · Эдесса · Мелитена
Княжество Орбелянов · Княжества Кюрикидов · Хамс
Первая Республика · Армянская ССР · Республика Армения · НКР
Административные единицы и исторические области
Айрарат · Сюник · Васпуракан · Арцах · Гугарк
Марзпанская Армения · Армянский эмират · Шах-Армен · Арран
Карабах · Чухур-Саад · Эриванское ханство
Нахичеванское ханство ·Армянская область
Эриванская губерния · Елизаветпольская губерния
Войны и сражения
Войны: Парфия · Турция· Грузия ·Азербайджан · Карабах
Сражения: Тигранакерт · Арташат · Рандея · Аварайр
Варнакерт · Севан · Манцикерт · Гарни · Ошакан
Битлис · Сардарапат · Апаран · Каракилис
Религии
Язычество · Митраизм
Армянская апостольская церковь
Павликиане · Тондракийцы · Католицизм
География
Армения (Западная · Восточная)
Армянское нагорье · Киликия
Царские династии
Хайкиды · Оронтиды · Арташесиды · Аршакиды · Багратиды
Арцруниды · Сюни · Кюрикиды · Рубениды · Хетумиды · Лузиньяны
Национально-освободительное движение
Арменакан · Гнчак · Дашнакцутюн · Фидаи · АСАЛА · Миацум
Тематические статьи
Армяне · Этногенез · Культура · Язык · Армянский вопрос
Геноцид · Армянофобия · Амшенцы · Диаспора
Столицы · Матенадаран · Арменистика · Дворянство ·
Хронология армянской государственности
Хронология

Массовые убийства армян в 1894—1896 годах, или Хамидийская резня (арм. Համիդյան կոտորածներ) — серия убийств армян в Османской империи в 1894—1896 годах, по разным оценкам унёсших жизни от 50 до 300 тысяч человек. Состояли из трёх основных эпизодов: резни в Сасуне, убийств армян по всей территории империи осенью и зимой 1895 года и резни в Стамбуле и в районе Вана, поводом для которой послужили протесты местных армян. На настоящий момент нет комплексного исследования этих преступлений. Наиболее кровавой и наименее изученной является вторая фаза. Не вызывает сомнения, что Порта была непосредственно замешана в убийствах, однако степень участия властей в организации убийств является предметом ожесточённых споров[1][2].

Резня в Сасуне[править | править исходный текст]

В районе Сасуна курдские вожди обложили данью армянское население в обмен на отказ от набегов. В то же время османское правительство потребовало погашения задолженностей по государственным налогам, которые до того прощались, учитывая факты курдских грабежей. Отказ местных курдских вождей от набегов не спасал армян от кочевых курдских племён, двигавшихся на летние пастбища. Армяне отказались пойти на двойные поборы. Обнищание и грабёж сделали их восприимчивыми к пропаганде гнчакистов, и к лету 1893 года жители деревни Талвориг начали вооружаться, чтобы противостоять курдским набегам. В следующем году курды и османские чиновники потребовали от армян уплаты дани и налогов, однако, встретив там сопротивление и оказавшись неспособными победить армян, пожаловались губернатору Битлиса Хасану Тексину, который послал на помощь курдам Четвёртый армейский корпус под командованием Зеки-паши. Больше месяца армяне сдерживали османскую армию и курдов и согласились сложить оружие только после обещанной амнистии и заверений, что их претензии будут услышаны правительством. Несмотря на обещания османского командующего, после разоружения начались убийства армян, две деревни Шеник и Семал были сожжены, а население, включая женщин, детей и священнослужителей, было подвергнуто насилию и жестоким убийствам. Оставшиеся в живых бежали в пещеры горы Андок, где были выслежены и уничтожены регулярными войсками и курдскими бандами. Было убито не менее 3000 человек. За эту операцию турецкий командир Зеки-паша получил от султана наградные. Попытки британских дипломатов посетить место резни были заблокированы чиновниками, утверждавшими, что в районе эпидемия холеры, однако сообщения корреспондентов и миссионеров дошли до Европы. Послы Британии, Франции и России предложили создать комиссию по расследованию, однако предложение было отклонено Портой, согласившейся только на присутствие европейских наблюдателей на слушаниях. Слушания прошли в начале 1895 года в Муше в атмосфере запугивания, тем не менее, несколько армян согласилось выступить в качестве свидетелей. Расследование пришло к выводу, что армяне участвовали в мятеже, но европейские наблюдатели не согласились с такой оценкой. Европейские державы действовали несогласованно, тем не менее, в мае 1895 года три посла направили султану меморандум и проект реформ, предусматривающий объединение армянских областей империи, участие европейских держав в назначении губернаторов, амнистию армянским политзаключённым. Также реформа предусматривала правительственный контроль над перемещением курдских племён, создание стимулов для их перехода к оседлому образу жизни и разоружение хамидие в мирное время[1][3][4][5].

Резня 1895 года[править | править исходный текст]

Карикатура на султана Абдул-Хамида II, «Le Rire», 29 мая, Париж, 1897
Дело Киркора Гульгульяна

Уроженец Байбурта, армянин Киркор Манук-Абаджи Гульгульян, 29 апреля 1899 года в Симферополе убил турецкого подданного турка Хассана, сына Батана, Милия-оглу. Дело слушалось в Симферопольском окружном суде с участием присяжных заседателей. Защищал Гульгульяна известный адвокат Карабчевский. На суде были представлены доказательства того, что 27 октября 1895 года главарь банды Хассан Милия-оглу во время погрома в Байбурте собственноручно зарезал отца и двух братьев Гульгульяна. После двух минут совещания присяжные заседатели вынесли подсудимому оправдательный приговор[6].

В течение лета продолжались переговоры между европейскими странами и Портой, во время которых последняя пыталась сначала отклонить программу реформ, а затем максимально уменьшить требования. Поскольку решений не принималось, гнчакисты в сентябре 1895 года решили провести большую демонстрацию до «Баб Али» — главных ворот Блистательной Порты — и поставили в известность западных послов, что мирный марш проводится в знак протеста против резни в Сасуне, террора против армян и политики выживания их с их исторической территории. 30 сентября около 2000 демонстрантов вышло на улицы с политическими требованиями, однако по дороге к «Баб Али» на пути демонстрантов встала полиция. Ожидая противодействия властей, многие демонстранты были вооружены. Против армян была выставлена толпа, поддерживаемая полицией и войсками. Когда полицейский ударил демонстранта, тот вытащил револьвер и выстрелил в полицейского. В результате начавшейся перестрелки десятки армян были убиты и сотни ранены. Полиция отлавливала армян и передавала их софтам — учащимся исламских учебных заведений Стамбула, которые забивали их до смерти. Резня продолжалась до 3 октября. Европейские послы в очередной раз выразили протест бессмысленным убийствам армян, включая убийства на территории полицейских участков. Во время этой резни 17 октября Абдул-Хамид под давлением Европы принял компромиссный вариант реформ. Он был значительно меньше предложенного европейцами плана, однако и это давало армянам надежду. Принимая официально этот план, Абдул-Хамид на деле готовил ответ, который должен был преподать урок армянам и европейцам, — резню 1895—1896 годов[1][7].

Одновременно с принятием варианта реформ 8 октября мусульмане убили и заживо сожгли около тысячи армян в Трабзоне. Нападение на армянскую часть города началось с сигнала горна, после чего толпа, включая одетых в форму солдат, начала убийства и грабежи. Это событие стало провозвестником организованной османскими властями серии массовых убийств армян в Восточной Турции: Эрзинджане, Эрзеруме, Гюмюшхане, Байбурте, Урфе и Битлисе. Посланные султаном провокаторы собирали мусульманское население в самой крупной мечети города, а потом объявляли от имени султана, что армяне начали восстание против ислама. Мусульманам предлагалось защитить ислам от неверных и, поощряя грабежи армян, разъяснялось, что присвоение мусульманином имущества мятежников не противоречит Корану. Другой тактикой Абдул-Хамида стало насильственное обращение армян в ислам. Эта операция была поручена Шакиру-паше, занимавшему должность инспектора отдельных округов в Азиатской Турции. По мнению Лорда Кинросса, задачами Шакира-паши были планирование и исполнение массовых убийств и сокращение численности с перспективой полного уничтожения армянских христиан. Резня происходила в регионах, которые должны были быть реформированы согласно плану европейских держав. На ноту послов Британии, Франции и России из Порты пришел ответ, что в беспорядках виновны прежде всего сами армяне. В ноябре резня была продолжена в ряде других городов. Были убиты тысячи армян, ещё большее количество должно было умереть от голода зимой 1895—1896 годов. Наиболее жестокой была вторая резня в Урфе, где армяне составляли до трети населения города. Осаждённые армяне спрятались в кафедральном соборе и потребовали у османских властей официальной защиты. Командующий войсками дал им такую гарантию, после чего группа армян направилась к местному шейху. Тот приказал бросить их на землю и, прочитав над ними молитву, перерезал всем горло. На следующее утро толпа мусульман подожгла собор, в котором спрятались армяне, и сожгла заживо от полутора до трёх тысяч человек. Находившиеся там войска стреляли в любого, кто пытался убежать. Днём чиновники-мусульмане, посланные оповестить армян, что убийств больше не будет, вырезали последние 126 армянских семейств. Общее число убитых армян в Урфе составило более восьми тысяч. Армянам удалось организовать противодействие в Зейтуне, где отряд из членов партии Гнчак нанес поражение османским войскам, захватил гарнизон и чиновников, а затем выдержал осаду регулярных войск. Армяне сложили оружие только после вмешательства европейских посредников; несколько представителей гнчакистов было выслано из Турции, взамен этого армяне получили общую амнистию, освобождение от прошлых налогов и христианского заместителя губернатора. В июне объединённые силы партий Арменакан, Гнчак и Дашнакцутюн защитили от резни город Ван[8][9].

Захват Оттоманского банка[править | править исходный текст]

Новые резни в Армении. Обложка газеты «La Libre Parole», 1897, Париж

Несмотря на то, что дашнаки воздерживались от публичных акций, резня 1895 года привела их к решению захватить здание Оттоманского банка в Стамбуле. После финансового банкротства Порты в 1882 году банк находился под совместным управлением европейских кредиторов, и захват банка должен был привлечь внимание европейцев к проблеме армян. 26 августа 1896 года группа хорошо вооружённых дашнаков захватила здание Оттоманского банка, взяла европейский персонал в заложники и, угрожая взрывом банка, потребовала от турецкого правительства провести обещанные политические реформы. В переданной петиции заговорщики осудили резню армян, потребовали от европейцев проведения реформ в шести армянских областях Турции, политических прав и освобождения политзаключённых. Также было выдвинуто требование о европейском комиссаре, который бы курировал реформы, и смешанной европейско-мусульманской жандармерии. В результате переговоров представитель российского посольства и директор банка, Эдгар Винсент, уговорили нападающих покинуть здание банка под личную гарантию безопасности. Также им было обещано, что европейские страны рассмотрят их требования, но обещание не содержало конкретных мер. Высказывались мнения, что дашнаки таком образом провоцировали антиармянские погромы для привлечения внимания европейцев, однако, несмотря на логичность такого вывода, для него мало убедительных доказательств. Однако власти распорядились начать нападения на армян ещё до того, как группа дашнаков покинула банк. Полицейские агенты, переодетые студентами мусульманских заведений, собирали толпы людей. Были также сообщения, что властям было заранее известно о заговоре, но ему дали совершиться, чтобы оправдать дальнейшие погромы. В течение двух дней при очевидном попустительстве властей турки забивали до смерти армян, убив более 6000 человек. На второй день бойни представители 6 европейских держав заявили протест Турции, а к вечеру англичане начали высадку военных моряков, что остановило убийства. Европейские державы направили в министерство иностранных дел Турции серию коллективных нот, в которых они констатировали, что резня не была спонтанным явлением, а проводилась под присмотром властей. Турецкие власти обещали произвести аресты виновных, но так и не сделали этого[8][10].

В Британии эти события вызвали кризис; 86-летний премьер-министр Великобритании Уильям Гладстон вернулся из отставки, чтобы выступить с последней речью против империи «непредсказуемого Турка», которая должна быть «стёрта с карты мира», как «позор цивилизации» и «проклятие человечества» (Ансари (англ.) объясняет это исламофобией Гладстона[11], а Блоксхэм его либеральными идеями). Политические мотивы помешали европейским странам провести, согласно Кипрской конвенции, интервенцию в Турцию. Франция и Германия имели экономические интересы в Турции, Британия не готова была идти на уступки России ради поддержки армян, а Россия не была заинтересована в создании независимой Армении. После начала греко-турецкой войны 1897 года за Крит западными державами не было сделано ничего для облегчения участи армян[8][12].

Историк Лорд Кинросс отмечает: «Непримиримое упрямство Абдул-Хамида принесло ему победу над Западом. Но холодная бесчеловечность его действий принесла ему вечный позор в глазах цивилизованного мира»[8].

Оценки и последствия[править | править исходный текст]

Регион / Область Численность армян в 1912 году
(по данным армянской патриархии)[13]
Шесть армянских областей
турецкой Армении
Эрзерум 215 000 1 018 000
Ван 185 000
Битлис 180 000
Арпут 168 000
Сивас 165 000
Диарбекир 105 000
Соседние, с шестью областями
турецкой Армении, области
145 000
Киликия 407 000
Западная Анатолия и европейская Турция 530 000
Всего 2 100 000

Европейские путешественники и исследователи оценивали армянское население середины XIX века в 2,5 миллиона человек. Армянская патриархия оценила размер паствы в 1882 году в 2 660 000 человек. Подсчёты патриархии в 1912 году показали 2 100 000 армян, уменьшение на 500 000, вероятно, связано с убийствами 1894—1896 годов и 1909 года, а также бегством армян на Кавказ, в европейские страны и США. В областях, соседних с шестью областями турецкой Армении, армянское население составляло меньшинство. Они были отделены от армянских областей во время реформы Абдул-Хамида по пересмотру границ, что расценивалось армянскими лидерами как джерримендеринг (перекройка избирательных округов с целью обеспечения результатов выборов). Статистика армянской патриархии оценивала этнический состав населения в шести основных армянских областях в следующей пропорции: армян 38,9 % (всего христиан, включая несторианцев и греков — 45,2 %), турок 25,4 %, курдов 16,3 %, однако эта статистика также манипулировала цифрами. Так, в ней не учитывались курдо- и турконаселённые санджаки на юге и западе региона, а неортодоксальные мусульмане проходили в категории «другие религии». Статистика оттоманского правительства резко отличалась от патриаршеской и показывала общую численность армян в империи 1 295 000 человек (7 %), в том числе в шести основных регионах 660 000 (17 %) армян против 3 000 000 мусульман[13]. В сентябре 1915 года губернатор Диарбекира сообщал, что он выслал из области 120 000 армян, что почти в два раза превышало количество армян согласно официальной османской статистике[14].

Этнический состав империи в 1914 году согласно официальной османской статистике

1914, Armenian population.

Точное число жертв резни 1894—1896 годов подсчитать невозможно. Ещё до окончания насильственных действий находящийся в это время в Турции лютеранский миссионер Иоганнес Лепсиус, используя немецкие и другие источники, собрал следующую статистику: убитых — 88 243 человека, разорено — 546 000 человек, разграбленных городов и деревень — 2493, обращено в ислам деревень — 456, осквернено церквей и монастырей — 649, превращено в мечети церквей — 328[15]. Оценивая общее число убитых, Кинросс приводит цифру 50—100 тыс.[8], Блоксхэм — 80—100 тыс.[16], Ованнисян — около 100 тыс.[17], Адалян и Тоттен — от 100 до 300 тыс.[18][19], Дадрян — 250—300 тыс.[20], Сюни — 300 тыс.[21]

В течение десятилетия после погромов 1894—1896 годов нападения малочисленных армянских революционных групп на чиновников, информаторов и представителей враждебных племенных образований происходили на территории Сасуна, Муша и Битлиса. Действия этих групп пользовались сочувствием среди армянского населения, однако не могли остановить обнищание крестьян и эмиграцию с территории исторической Армении[22].

В 1902 году представители Дашнакцутюн и Гнчак в числе сорока семи делегатов, представляющих турецкие, арабские, греческие, курдские, армянские, албанские, черкесские и еврейские организации, приняли участие в первом Конгрессе оттоманских либералов в Париже и заключили соглашение против султана. Конгресс потребовал равные права для всех граждан империи, местного самоуправления, защиту территориальной целостности империи и восстановление конституции, приостановленной в 1878 году. Принятие предложенной армянами резолюции, согласно которой европейским наблюдателям предоставлялись полномочия контролировать соблюдение прав меньшинств, было резко осуждено присутствовавшими турецкими националистами, полагавшими, что армяне не нуждаются в наблюдателях и особом статусе в будущей конституционной Турции. В 1904 году снова начались брожения в Сасуне, в ответ хамидие и османская армия предприняли карательную операцию в регионе. В это же время в Софии проходил третий конгресс Дашнакцутюн, который пришёл к выводу о личной ответственности Абдул-Хамида за убийства армян и принял решение устранить султана. Главный исполнитель Христофор Микаелян подорвался в 1905 году на предназначенной для султана взрывчатке, однако заговор был продолжен. Во время покушения Абдул-Хамид несколько отклонился от своего обычного пятничного маршрута, что спасло ему жизнь. Взрыв уничтожил карету султана и часть его свиты. В заговоре кроме армян участвовали представители и других этносов и конфессий[23].

Карта распределения армянского населения в Турецкой Армении и Курдистане в 1895 году

Карта распределения армянского населения в Турецкой Армении и Курдистане

С точки зрения Оттоманского государства резня 1894—1896 годов в политическом смысле представляла собой анархическое проявление примитивного национализма (включая террор и экспроприацию), а в религиозном смысле — неоконсервативную реакцию против «низшей», но быстро развивающейся религиозной группы. Также это служило предупреждением армянским националистам против требования реформ. Участие султана Абдул-Хамида в стамбульской и ванской резнях 1896 года не вызывает сомнений, степень его участия в других эпизодах неясна. Во втором, наиболее кровавом, эпизоде центральная координация была бы затруднена слабой инфраструктурой империи, поэтому основную роль в резне играли простые мусульмане и мухаджиры, в том числе курды и представители мусульманских студенческих образований. Возможно, султану докладывалась односторонняя информация, а сообщения европейских представителей подавались как антитурецкая пропаганда. Тем не менее, это не снимает с него ответственности за насаждение антихристианского исламского шовинизма, в атмосфере которого совершались убийства. Также надо учитывать, что поощрения Абдул-Хамидом должностных лиц, причастных к убийствам, означает, что, с его точки зрения, они действовали в интересах османского государства и в рамках проводимой им политики. Роль османских чиновников, армии и полиции различалась в разных эпизодах резни, однако в своей массе они считали, что это было всего лишь ответом на действия самих армян, при этом под действиями подразумевались в том числе как само существование армянских партий, так и полученные под пытками «признательные» показания армян. Распространённые в то время слухи о том, что за армянами стояла Британия, не соответствовали действительности. Действия армянских политических партий и план реформ 1895 года иногда служили катализаторами для резни, однако в любом смысле не оправдывали убийства армян[24].

Кроме государственного подстрекательства резня 1895—1896 годов была отмечена активным участием в ней и в грабежах турецкого населения Османской империи, что обуславливалось глубоким социальным и психологическим расслоением османского общества. Коммерческие таланты армян стереотипически приписывались хитрости и порочности армянского характера, что повышало у мусульман чувство собственного достоинства и позволяло им не задумываться о собственной отсталости. Прямым следствием этой зависти было широко распространённое после резни армянского населения мародёрство, как стимул и награда за погромы[25].

Уильям Лангер (англ.) в работе «Дипломатия империализма» (англ. «The Diplomacy of Imperialism») предположил, что революционные лидеры армян рассчитывали, что вызванные их действиями страдания армян привлекут внимание к армянскому вопросу[26]. Эта точка зрения была оспорена Дональдом Блоксхэмом и Рональдом Сюни, считавшими, что для такого утверждения нет никаких доказательств[16][27]. Этот «тезис провокации» был повторен в работе Стенфорда Шоу (англ.) 1977 года[28], где утверждалось, что резня была реакцией на армянскую провокацию и что гнчакисты намеревались создать социалистическую армянскую республику в шести анатолийских областях, в которых все мусульмане будут депортированы или убиты. Роберт Мелсон, анализируя это утверждение Шоу, отмечает, что подобное мнение не находит подтверждения у других историков, а сам Шоу делает подобное заключение без ссылок на какие-либо цитаты и не давая пояснений[29]. «Тезис провокации» является одним из методов, используемых отрицателями геноцида армян[30].

Пятно массового убийства армян было неприятно для Турецкой республики, ставшей преемником Османской империи. Кемалистская идеология также чувствительно относилась к традиционному представлению турок как варваров. Отказ признавать убийства армян превратился в Турции в миф о происхождении современного турецкого государства и стал фактором турецкой идентичности. Турецкая элита, наживавшаяся на реквизициях армянского имущества, достигших максимума во время геноцида армян, имела личные мотивы для отказа признавать происхождение украденных земель и имущества. Кроме того, после Второй мировой войны Турция не хотела, чтобы её история сравнивалась с нацистской Германией. Отказ признавать убийства армян остаётся для Турции заключительным этапом решения армянского вопроса[31].

Интересный факт[править | править исходный текст]

Под впечатлением резни армян в Османской империи английское грузовое судно «SS Indian» в 1895 году было переименовано хозяевами в «SS Armenian»[32].

Примечания[править | править исходный текст]

  1. 1 2 3 Bloxham. The great game of genocide: imperialism, nationalism, and the destruction of the Ottoman Armenians. — P. 51—57.
  2. Raymond Kévorkian. The Armenian Genocide: A Complete History. — I.B.Tauris, 2011. — P. 11. — 1008 p. — ISBN 1848855613, ISBN 9781848855618
  3. Лорд Кинросс. Расцвет и упадок Османской империи. — 1. — М.: Крон-пресс, 1999. — С. 606. — 696 с. — ISBN 5-232-00732-7
  4. Richard G. Hovannisian. The Armenian People from Ancient to Modern Times. — Palgrave Macmillan, 1997. — Vol. II. Foreign Dominion to Statehood: The Fifteenth Century to the Twentieth Century. — P. 219—221. — 493 p. — ISBN 0312101686, ISBN 9780312101688
  5. Melson. Revolution and Genocide: On the Origins of the Armenian Genocide and the Holocaust. — P. 59—61.
  6. Карабчевский Н. П. Рѣчи (1882—1901). — Спб., 1901. — С. 329—342. — 439 с.
  7. Richard G. Hovannisian. The Armenian People from Ancient to Modern Times. — Palgrave Macmillan, 1997. — Vol. II. Foreign Dominion to Statehood: The Fifteenth Century to the Twentieth Century. — P. 221—222. — 493 p. — ISBN 0312101686, ISBN 9780312101688
  8. 1 2 3 4 5 Лорд Кинросс. Расцвет и упадок Османской империи. — 1. — М.: Крон-пресс, 1999. — С. 600—611. — 696 с. — ISBN 5-232-00732-7
  9. Richard G. Hovannisian. The Armenian People from Ancient to Modern Times. — Palgrave Macmillan, 1997. — Vol. II. Foreign Dominion to Statehood: The Fifteenth Century to the Twentieth Century. — P. 222—226. — 493 p. — ISBN 0312101686, ISBN 9780312101688
  10. Richard G. Hovannisian. The Armenian People from Ancient to Modern Times. — Palgrave Macmillan, 1997. — Vol. II. Foreign Dominion to Statehood: The Fifteenth Century to the Twentieth Century. — P. 224—226. — 493 p. — ISBN 0312101686, ISBN 9780312101688
  11. Humayun Ansari (англ.). The infidel within: Muslims in Britain since 1800. — C. Hurst & Co. Publishers, 2004. — P. 80. — 438 p. — ISBN 1850656851, ISBN 9781850656852
  12. Bloxham. The great game of genocide: imperialism, nationalism, and the destruction of the Ottoman Armenians. — P. 53—54.
  13. 1 2 Richard G. Hovannisian. The Armenian People from Ancient to Modern Times. — Palgrave Macmillan, 1997. — Vol. II. Foreign Dominion to Statehood: The Fifteenth Century to the Twentieth Century. — P. 234—235. — 493 p. — ISBN 0312101686, ISBN 9780312101688
  14. Hans-Lukas Kieser. From «Patriotism» to Mass Murder: Dr. Mehmed Reșid (1873—1919) // A Question of Genocide: Armenians and Turks at the End of the Ottoman Empire‎. — P. 136-137.
  15. Richard G. Hovannisian. The Armenian People from Ancient to Modern Times. — Palgrave Macmillan, 1997. — Vol. II. Foreign Dominion to Statehood: The Fifteenth Century to the Twentieth Century. — P. 224. — 493 p. — ISBN 0312101686, ISBN 9780312101688
  16. 1 2 Bloxham. The great game of genocide: imperialism, nationalism, and the destruction of the Ottoman Armenians. — P. 51.
  17. Richard G. Hovannisian. The Armenian People from Ancient to Modern Times. — Palgrave Macmillan, 1997. — Vol. II. Foreign Dominion to Statehood: The Fifteenth Century to the Twentieth Century. — P. 222. — 493 p. — ISBN 0312101686, ISBN 9780312101688
  18. Israel W. Charny. Encyclopedia of genocide. — Santa Barbara, California. — P. 287.
  19. Totten, Bartrop, Jacobs. Dictionary of Genocide. — P. 23.
  20. Shelton. Encyclopedia of Genocide and Crimes Against Humanity. — P. 71.
  21. Suny. Looking toward Ararat: Armenia in modern history. — P. 99.
  22. Richard G. Hovannisian. The Armenian People from Ancient to Modern Times. — Palgrave Macmillan, 1997. — Vol. II. Foreign Dominion to Statehood: The Fifteenth Century to the Twentieth Century. — P. 226—227. — 493 p. — ISBN 0312101686, ISBN 9780312101688
  23. Richard G. Hovannisian. The Armenian People from Ancient to Modern Times. — Palgrave Macmillan, 1997. — Vol. II. Foreign Dominion to Statehood: The Fifteenth Century to the Twentieth Century. — P. 227—230. — 493 p. — ISBN 0312101686, ISBN 9780312101688
  24. Bloxham. The great game of genocide: imperialism, nationalism, and the destruction of the Ottoman Armenians. — P. 55—56.
  25. Stephan H. Astourian. Genocidal Process: Reflections on the Armeno-Turkish Polarization // The Armenian genocide: history, politics, ethics. — P. 59—60.
  26. William Leonard Langer (англ.). The diplomacy of imperialism: 1890-1902. — 2. — Knopf, 1951. — 797 p.
  27. Suny. Looking toward Ararat: Armenia in modern history. — P. 98.
  28. Stanford J. Shaw (англ.), Ezel Kural Shaw. History of the Ottoman Empire and Modern Turkey. — Cambridge University Press, 1977. — Vol. 2. Reform, Revolution, and Republic: The Rise of Modern Turkey 1808–1975. — 548 p. — ISBN 0521291666, ISBN 9780521291668
  29. Melson. Revolution and Genocide: On the Origins of the Armenian Genocide and the Holocaust. — P. 49—50.
  30. Ronald Grigor Suny. Writing Genocide // A Question of Genocide: Armenians and Turks at the End of the Ottoman Empire‎. — P. 24-25.
  31. Bloxham. The great game of genocide: imperialism, nationalism, and the destruction of the Ottoman Armenians. — P. 207.
  32. Tigran Kalaydjian. Built During the Hamidian Massacres, Sunk During the Genocide. Mirror-Spectator (20 марта 2013). Проверено 13 апреля 2013. Архивировано из первоисточника 17 апреля 2013.

Литература[править | править исходный текст]

Книги
Статьи
  • Stephan Astourian. The Armenian Genocide: An Interpretation // The History Teacher. — Society for the History of Education, 1969. — Vol. 23. — № 2 (Feb., 1990). — P. 111-160.
  • Selim Deringil (англ.). “The Armenian Question Is Finally Closed”: Mass Conversions of Armenians in Anatolia during the Hamidian Massacres of 1895–1897 // Comparative Studies in Society and History. — Society for the Comparative Study of Society and History, 2009. — Vol. 51. — № 2. — P. 344−371.

Ссылки[править | править исходный текст]