Процесс Галилея

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Галилей перед Инквизицией
(картина Кристиано Банти, 1857 год)

Процесс Галилея — инквизиционный процесс над 70-летним физиком и астрономом Галилео Галилеем, состоявшийся в 1633 году в Риме. Галилей был обвинён в публичной поддержке запрещённой гелиоцентрической системы мира Николая Коперника, которую католическая церковь ранее осудила как еретическое учение (1616). В результате процесса, несмотря на согласие отречься от коперниканства и покаяться, Галилей был приговорён к пожизненному заключению в тюрьме, которое вскоре было заменено на домашний арест и пожизненный надзор инквизиции.

Процесс Галилея впоследствии стал символом противостояния науки и религии — или, в более широком смысле, свободомыслия и догматического (политического или религиозного) учения, претендующего на абсолютную духовную монополию;[1] ссылка на этот процесс часто используется как аргумент в полемике на подобные темы.

Предыстория[править | править вики-текст]

Ещё в молодости Галилей познакомился с книгой Коперника и стал убеждённым сторонником гелиоцентрической модели мира.[2] Первоначально, в XVI веке, католическая церковь ещё снисходительно относилась к коперниканству, хотя многие видные теологи уже тогда осуждали его как ересь. Они указывали на то, что гипотеза о движении Земли прямо противоречит текстам Псалмов (Псал. 103:5), стиху из Экклезиаста (Екк. 1:5), а также эпизоду из «Книги Иисуса Навина» (Нав. 10:12), где, по их мнению, ясно говорится, что Земля неподвижна, а Солнце ходит вокруг Земли.

Позицию церкви проясняет письмо влиятельного кардинала Беллармино, направленное 12 апреля 1615 года теологу Паоло Антонио Фоскарини, защитнику коперниканства[3]. Кардинал поясняет, что церковь не возражает против трактовки коперниканства как удобного математического приёма, но принятие его как реальности означало бы признание того, что прежнее, традиционное толкование библейского текста было ошибочным. А это, в свою очередь, пошатнёт авторитет церкви:

Во-первых, мне кажется, что Ваше священство и господин Галилео мудро поступают, довольствуясь тем, что говорят предположительно, а не абсолютно; я всегда полагал, что так говорил и Коперник. Потому что, если сказать, что предположение о движении Земли и неподвижности Солнца позволяет представить все явления лучше, чем принятие эксцентриков и эпициклов, то это будет сказано прекрасно и не влечёт за собой никакой опасности. Для математика этого вполне достаточно. Но желать утверждать, что Солнце в действительности является центром мира и вращается только вокруг себя, не передвигаясь с востока на запад, что Земля стоит на третьем небе и с огромной быстротой вращается вокруг Солнца,— утверждать это очень опасно не только потому, что это значит возбудить всех философов и теологов-схоластов; это значило бы нанести вред святой вере, представляя положения Святого Писания ложными.
Во-вторых, как вы знаете, собор запретил толковать Священное Писание вразрез с общим мнением святых отцов. А если ваше священство захочет прочесть не только святых отцов, но и новые комментарии на книгу «Исхода», Псалмы, Экклезиаст и книгу Иисуса, то вы найдёте, что все сходятся в том, что нужно понимать буквально, что Солнце находится на небе и вращается вокруг Земли с большой быстротой, а Земля наиболее удалена от неба и стоит неподвижно в центре мира. Рассудите же сами, со всем своим благоразумием, может ли допустить церковь, чтобы писанию придавали смысл, противо­положный всему тому, что писали святые отцы и все греческие и латинские толкователи?

Текст письма (итал.)

19 февраля 1616 года по запросу инквизиции перед теологической комиссией так называемых квалификаторов были поставлены на рассмотрение два положения, вобравшие в себя суть учения Коперника.

24 февраля на заседании экспертов и консультантов было решено вынести следующий вердикт[4]:

Первое предположение: Солнце является центром мироздания и, следовательно, неподвижно. Вердикт: все считают, что это заявление нелепое и абсурдное с философской точки зрения, и кроме того формально еретическое, так как выражения его во многом противоречат Священному Писанию, согласно буквальному смыслу слов, а также обычному толкованию и пониманию Отцов Церкви и учителей богословия.
Второе предположение: Земля не есть центр мироздания, она не является неподвижной и движется как целостное (тело) и к тому же совершает суточное обращение. Вердикт: все считают, что это положение заслуживает такого же философского осуждения; с точки зрения богословской истины, оно, по крайней мере, ошибочно в вере.

26 февраля кардинал Беллармин по поручению Папы объявил Галилею о запрете «разделять и защищать» гелиоцентрические идеи (оставляя возможность рассматривать теорию Коперника как способ вычислений). 5 марта 1616 года декретом конгрегации было запрещено издание книг, в которых гелиоцентризм признавался бы отражением реальности. Этим декретом книга Коперника включалась в индекс запрещённых книг «до её исправления», где продержалась до 1835 года. В 1620 году рекомендованные небольшие исправления, представляющие гелиоцентризм лишь математической моделью, были опубликованы, и книгой, при условии внесения этих цензурных правок владельцем, можно было пользоваться снова.

Церковный запрет гелиоцентризма, в истинности которого Галилей был убеждён, был неприемлем для учёного. Он вернулся во Флоренцию и стал размышлять, как, формально не нарушая запрета, продолжать защиту истины. В конце концов он решил издать книгу, содержащую нейтральное обсуждение разных точек зрения. Он писал эту книгу 16 лет, собирая материалы, оттачивая аргументы и выжидая благоприятного момента.

Процесс[править | править вики-текст]

Мотивация устроителей[править | править вики-текст]

В 1623 году новым Папой, под именем Урбан VIII, был избран кардинал Маттео Барберини, давний знакомый и почитатель Галилея, автор стихотворной оды в честь учёного. В апреле 1624 года Галилей поехал в Рим, надеясь добиться отмены запрета 1616-го года. Он был принят со всеми почестями, награждён подарками и лестными словами, однако в главном вопросе ничего не добился. Запрет гелиоцентризма был отменён только два столетия спустя, в 1818 году.

Фронтиспис «Диалога» Галилея

В марте 1630 года книга «Диалог о двух главнейших системах мира — птолемеевой и коперниковой», итог почти 30-летней работы, в основном завершена, и Галилей, решив, что момент для её выхода благоприятен, представил тогдашнюю версию своему другу, папскому цензору Риккарди. Почти год он ждёт его решения, затем решает пойти на хитрость. Он добавляет к книге предисловие, где объявляет своей целью развенчание коперниканства и передаёт книгу тосканской цензуре, причём, по некоторым сведениям, в неполном и смягчённом виде. Получив положительный отзыв, он пересылает его в Рим. Римская цензура требует прислать им экземпляр окончательной версии для собственной оценки; Галилей, ссылаясь на трудности пересылки из-за эпидемии чумы, согласен прислать только предисловие и заключение[5]. Наконец, летом 1631 года ватиканский секретарь Чамполи, симпатизировавший Галилею, присылает долгожданное разрешение от имени Папы. Впоследствии Папа Урбан отрицал, что он давал такое разрешение, Риккарди и Чамполи были смещены с их должностей[6].

В начале 1632 года «Диалог» вышел в свет. Книга написана в форме диалога между двумя сторонниками Коперника и Симпличио, приверженцем Аристотеля и Птолемея.[7] В предисловии Галилей, со свойственной ему саркастической иронией, пишет о декрете 1616 года: «Некоторые безрассудно утверждали, что декрет явился результатом не трезвого исследования, но недостойной злобы; поговаривали даже, что виновникам его, как совершенно невежественным в астрономических вопросах, не следовало бы своими поспешными запрещениями обрезывать крылья мыслящих умов».[8] Далее он обещает опровергнуть этих «некоторых». В действительности, хотя в книге нет авторских выводов, сила аргументов в пользу системы Коперника говорит сама за себя. Немаловажно, что книга написана не на учёной латыни, а на «народном» итальянском языке.

Галилей надеялся, что Папа отнесётся к его уловке так же снисходительно, как ранее к аналогичной по идеям его книге «Письма к Инголи» (1624), однако просчитался. В довершение всего он сам безрассудно разослал 30 экземпляров своей книги влиятельным духовным лицам в Риме. Незадолго перед тем (1623) Галилей вступил в конфликт с иезуитами;[9] защитников у него в Риме осталось мало, да и те, оценив опасность ситуации, предпочли не вмешиваться.

Папа Урбан VIII

Большинство биографов Галилея сходится во мнении, что в простаке-Симпличио римский Папа узнал самого себя, свои аргументы (из прежних бесед его с Галилеем), и посчитал это личным оскорблением. Историки отмечают такие характерные черты Урбана, как деспотизм, упрямство и невероятное самомнение[10]. Сам Галилей позже считал, что инициатива процесса принадлежала иезуитам, которые представили Папе крайне тенденциозный донос о книге Галилея (см. ниже письмо Галилея к Диодати).

Существует и другая версия: надобность в процессе вытекала из насущной политической обстановки. Её сторонники опираются на тот факт, что престиж Папы Урбана VIII был тогда низким, как никогда прежде: сказались и его беззастенчивое покровительство родственникам за счёт церкви, и беспринципные интриги во время Тридцатилетней войны, когда Папа неожиданно вступил в союз с протестантской Швецией против католического австро-испанского блока. Посланник Модены писал из Рима, что Папа Урбан в ярости, «он потерял голову и делает величайшие глупости».[10] В этой обстановке расправа над своевольным Галилеем должна была, по этой версии, послужить уроком для врагов Урбана VIII и укрепить авторитет Папы. Первая из этих двух версий более распространена — возможно, потому, что она лучше объясняет, отчего гнев Папы Урбана был настолько силён, что пережил и процесс, и Галилея, и даже (отчасти) самого Урбана.

Уже через несколько месяцев «Диалог» был запрещён и изъят из продажи, а 30 сентября 1632 года Галилея вызвали в Рим на суд Инквизиции по подозрению в ереси. Покровитель Галилея, Великий герцог Тосканский Фердинанд II поручил Никколини, своему послу в Риме, заступиться за учёного, но успеха не имел. Никколини сообщил герцогу, что Урбан, разгневанный до предела, заявил ему: «Ваш Галилей вступил на ложный путь и осмелился рассуждать о самых важных и самых опасных вопросах, какие только можно возбудить в наше время». В другой беседе, спустя несколько дней, Папа добавил: «Он запутал себя в сложном деле. Вещь очень опасная и книга крайне вредная. Дело хуже, чем думает великий герцог, — прошу ему написать.»[11].

После неудачных попыток добиться отсрочки по причине плохого здоровья и продолжающейся эпидемии чумы (Урбан на это пригрозил доставить его насильно в кандалах) Галилей подчинился, отбыл положенный чумной карантин и прибыл в Рим 13 февраля 1633 года. Никколини, по указанию герцога Фердинанда II, поселил его в тосканском посольстве.

Судебное следствие[править | править вики-текст]

Добившись приезда Галилея, инквизиция тем не менее не спешила с его вызовом. Первый допрос состоялся только спустя 2 месяца, 12 апреля 1633 года. Следствие тянулось с 21 апреля по 21 июня.

На первом допросе Галилею предъявили обвинение по нескольким пунктам, основными из которых были:[12]

  • Галилей в своей книге излагает запрещённое учение как истинное и приводит многочисленные аргументы в его защиту;
  • он не полностью исполнил указания цензора и ввёл его в заблуждение относительно направленности книги.
Галилей перед судом инквизиции. Картина Жозефа-Николя Робер-Флёри, 1847, Лувр.

В первый же день инквизиция пустила в ход прямой подлог. В предъявленный Галилею протокол заседания инквизиции от 25 февраля 1616 года были добавлены слова о том, что Галилею якобы было официально предписано воздерживаться от защиты коперниканства «в каком бы то ни было виде». Эта фраза означала, что Галилей сознательно пошёл против церкви и его следует квалифицировать как «закоренелого еретика», подлежащего костру (именно по этой статье была казнена Жанна д'Арк). Современная тщательная криминалистическая экспертиза выявила явные признаки фальсификации документа, в частности, фразы «в каком бы то ни было виде» в оригинале не было[13]. К счастью, Галилей проявил в том 1616 г. благоразумную предусмотрительность и запасся письмом кардинала Беллармино, из которого ясно следовало, что официальной процедуры запрещения лично для Галилея в этом году не было, инквизиция ограничилась «увещеванием», нарушение которого влекло гораздо менее радикальные юридические последствия.[13] Кроме того, Галилею в письме было предписано только «не защищать» коперниканство, но не было запрещено обсуждать его. После этого затея с подлогом была оставлена, и суд сосредоточился на главном пункте обвинения.

Судя по сохранившимся документам и письмам, никакие научные темы на процессе не обсуждались. Основными были два вопроса: сознательно ли Галилей нарушил эдикт 1616 года, и раскаивается ли он в содеянном.[14] В итоге учёный был поставлен перед выбором: либо он покается и отречётся от своих «заблуждений», либо его постигнет участь Джордано Бруно и многих других, замученных инквизицией. Галилей не стал упорствовать и на первом допросе объявил, что не является коперниканцем, а в книге хотел не защитить, а развенчать мнение о движении Земли.

По окончании допроса обвиняемого взяли под арест. Галилей провёл под арестом всего 18 дней (с 12 по 30 апреля 1633 года) — эта необычная снисходительность, вероятно, была вызвана согласием Галилея покаяться, а также влиянием тосканского герцога Фердинанда II, непрестанно хлопотавшего о смягчении участи своего старого учителя. Принимая во внимание его болезни и преклонный возраст, в качестве тюрьмы была использована одна из служебных комнат в здании инквизиционного трибунала[15].

На втором допросе, 30 апреля 1633 года Галилей признал, что приводя в книге аргументы сторонника Коперника, он «из тщеславия» увлёкся и придал этим аргументам бо́льшую силу, чем намеревался. Галилей предложил инквизиции дать ему возможность «исправить» свою книгу, но в этом ему было решительно отказано.[15]

Франсиско Гойя. Галилей в руках инквизиции.

Историки исследовали вопрос, применялась ли к Галилею пытка в период заключения. Документы процесса опубликованы Ватиканом не полностью, а то, что увидело свет, возможно, подверглось предварительному редактированию.[16] Тем не менее в приговоре инквизиции были обнаружены следующие слова:[14]

Заметив, что ты при ответах не совсем чистосердечно признаёшься в своих намерениях, мы сочли необходимым прибегнуть к строгому испытанию.

Приговор Галилею (лат.)

После «испытания» Галилей в письме из тюрьмы (23 апреля) осторожно сообщает, что не встаёт с постели, так как его мучает «ужасная боль в бедре». Биограф Галилея Е. А. Предтеченский пишет:[14]

Что могло означать это «строгое испытание»? Очевидно, это не допрос или что-нибудь другое, напоминающее допрос, потому что все допросы и без того были нешуточными, а стало быть, не нужно было бы употреблять прилагательное «суровый» или «строгий» — «rigorosum», если бы речь шла о допросе; это — во-первых, а во-вторых, — потому, что и Никколини в своём письме говорит «о допросе и испытании», то есть отличает второе от первого. Кроме того, Либри в своей «Истории математических наук в Италии» говорит, что во всех сочинениях об инквизиции и во всех инквизиционных процессах «examen rigorosum» означает именно пытку и что пытка всегда употреблялась, когда сомневались в намерении подсудимого.

И. Р. Григулевич в своей книге «Инквизиция» также подтверждает, что термин «строгое испытание» подразумевал пытку.[11] Всё же многие историки считают версию о применении пытки не доказанной; документально подтверждена лишь угроза пыткой, часто сопровождавшаяся имитацией самой пытки. В любом случае, если пытка и была, то в умеренных масштабах, так как уже 30 апреля учёного, по личному указанию Папы, отпустили обратно в тосканское посольство[17]:

Достопочтенный брат Винченцо Макулано да Фиренцуола, Генеральный секретарь святой Римской и всемирной Инквизиции, ввиду плохого здоровья и преклонного возраста, вышеупомянутого Галилео Галилея, посоветовавшись сначала со Святейшим [Папой], приказал ему жить во дворце посла великого герцога Этрурии [Тосканы], объяснив ему, что названный дворец должен служить местом заключения, и что он не должен разговаривать ни с кем, кроме слуг и жильцов названного дворца, и являться в Инквизицию по всякому требованию под страхом наказания по усмотрению Святой Конгрегации.

Третий допрос состоялся через 10 дней, 10 мая, и не содержал ничего нового. Тем временем три эксперта инквизиции дали заключение: книга нарушает запрет на пропаганду «пифагорейской доктрины» о вращении Земли. 16 июня инквизиция провела пленарное заседание с участием Урбана VIII, где постановила[18]:

Ознакомившись со всем ходом дела и выслушав показания, Святейший определил допросить Галилея под угрозой пытки и, если устоит, то после предварительного отречения как сильно подозреваемого в ереси… приговорить к заключению по усмотрению Святой Конгрегации. Ему предписано не рассуждать более письменно или устно каким-либо образом о движении Земли и о неподвижности Солнца… под страхом наказания как неисправимого.

Этот документ содержит следы редактирования, и немецкий исследователь Вольвиль высказал предположение, что в подлинном тексте предписывалось применить пытку, а не угрозу пытки[19].

Никколини продолжал хлопотать о смягчении участи Галилея, но Урбан был непреклонен: «Я ещё раз повторяю, что нельзя сделать никакого облегчения Галилею… Синьор Галилей был моим другом; мы часто беседовали с ним запросто и ели за одним столом, но дело идёт о вере и религии».[11]

Последний допрос Галилея состоялся 21 июня. Галилей подтвердил, что согласен покаяться; на этот раз его не отпустили в посольство и снова взяли под арест.

Приговор[править | править вики-текст]

Жан Антуан Лоран. Галилей в тюрьме.

22 июня 1633 года Галилею вручили заранее подготовленный текст отречения. Сначала объявили приговор: Галилей виновен в распространении «ложного, еретического, противного Св. Писанию учения» о движении Земли. Он осуждается к тюремному заключению на срок, который установит Папа. Галилея объявили не еретиком, а «сильно заподозренным в ереси»; такая формулировка также была тяжким обвинением, однако спасала от костра.

Приведём текст приговора с незначительными сокращениями:[20] [21]

…Ты, Галилей, сын флорентийца Винченцо Галилея, имеющий 70 лет от роду, в 1615 г. был обвинён в сем Святом судилище в том, что считаешь за истину и распространяешь в народе лжеучение, по которому Солнце находится в центре мира неподвижно, а Земля движется вокруг оси суточным вращением, в том, что ты имел учеников, которым преподавал это учение, в том, что ты по поводу этого учения вёл переписку с некоторыми германскими математиками [Кеплером], в том, что ты издал несколько писем о солнечных пятнах, в которых вышеуказанное учение объявлял истинным.
Когда же тебе беспрерывно напоминали о твоём заблуждении, делая тебе возражения на основании Св. писания, ты отвечал, что Св. Писание вне твоего понимания. Наконец, явился на свет экземпляр твоего сочинения, в виде письма к одному из прежних учеников твоих, и ты в нём, следуя бредням Коперника, развивал некоторые положения, противоречащие здравому смыслу и Св. писанию…
Но так как нам угодно было пока поступить с тобою снисходительно, то в Св. Конгрегации, собравшейся в присутствии господина нашего 25 февраля 1616 г., было решено, чтобы высокопреосвященнейший кардинал Беллармино тебе внушил, чтобы ты вполне отступился от вышеуказанного лжеучения; то же самое тебе было повторено и через комиссария Св. судилища, в присутствии нотариуса и свидетелей, под страхом тюремного заключения — впредь не говорить и не писать в пользу осуждённой коперниковской системы; затем ты был ею отпущен.
В прошлом же 1632 г. появилась книга, изданная во Флоренции, заглавие которой доказывает, что ты её автор… Вышеназванная книга по тщательном её рассмотрении обнаружила, что ты явно преступил сделанное тебе внушение и продолжал защищать мнения, уже проклятые и осуждённые Св. Церковью. В сказанной книге ты разными способами ухищряешься представить вопрос не вполне решённым, а мнение Коперника весьма вероятным, но и это есть уже страшное заблуждение, так как никаким образом не может быть вероятным то, что Св. Церковь окончательно признала ложным и противным Св. Писанию.
Посему, вызванный сюда по нашему требованию, ты предстал перед Св. судилищем и на допросе под присягою признался, что означенная книга сочинена и выпущена в свет тобой. Ты также признался, что писать её начал лет 10 или 12 назад, уже после сделанного тебе вышеупомянутого внушения, и выпрашивая позволения для издания своего сочинения, ты не предупредил цензоров, что тебе было уже запрещено придерживаться системы Коперника и каким бы то ни было образом распространять её.
Точно так же ты покаялся, что текст означенного сочинения составлен таким образом, что читатель может скорее поддаться приведённым ложным доводам и стать на стороне ложного учения; при этом ты оправдываешься тем, что, написав сочинение в разговорной форме, ты увлёкся желанием придать наибольшую силу доказательств в пользу своих мнений, и говоришь, что и всякий человек, рассуждая о чём-нибудь, тем скорее пристращается к любимому положению, чем труднее его доказать, чем оно неосновательнее, хотя и кажется вероятным.
Так как нам казалось, что ты не совсем чистосердечно сознаёшься в своём намерении, то мы рассудили, что нужно подвергнуть тебя строгому испытанию, на котором, вопреки прежним твоим показаниям и объяснениям, ты отвечал, как истинный католик. Вследствие этого, рассмотрев и зрело обсудив все стороны твоего дела и приняв во внимание твои показания и извинения, равно как и сущность канонических правил, мы пришли касательно тебя к следующему заключению:
Вследствие рассмотрения твоей вины и сознания твоего в ней присуждаем и объявляем тебя, Галилей, за всё вышеизложенное и исповеданное тобою под сильным подозрением у сего Св. судилища в ереси, как одержимого ложною и противною Священному и Божественному Писанию мыслью, будто Солнце есть центр земной орбиты и не движется от востока к западу, Земля же подвижна и не есть центр Вселенной. Также признаём тебя ослушником церковной власти, запретившей тебе излагать, защищать и выдавать за вероятное учение, признанное ложным и противным Св. писанию.
По этой причине ты подлежишь всем исправлениям и наказаниям, Св. канонами и другими общими и частными узаконениями возлагаемым за преступления подобного рода. Освободиться от них можешь ты только в том случае, когда от чистого сердца и с непритворной верою отречёшься перед нами, проклянёшь и возненавидишь как вышеозначенные заблуждения и ереси, так и вообще всякое заблуждение, всякую ересь, противную Католической римской церкви, в выражениях, какие нам заблагорассудятся.
Но, дабы столь тяжкий и вредоносный грех твой и ослушание не остались без всякой мзды и ты впоследствии не сделался бы ещё дерзновеннее, а, напротив, послужил бы примером и предостережением для других, мы постановили книгу под заглавием «Диалог» Галилео Галилея запретить, а тебя самого заключить в тюрьму при Св. судилище на неопределённое время. Для спасительного же покаяния твоего предписываем, чтобы ты в продолжении 3 лет раз в неделю прочитывал 7 покаянных псалмов…
Так мы говорим, произносим, объявляем за приговор, постановляем, присуждаем властию, нам данной, наилучшим образом и по крайнему нашему разумению.

Копии приговора по личному распоряжению Папы Урбана были разосланы во все университеты католической Европы.[22]

Отречение[править | править вики-текст]

После оглашения приговора Галилей зачитал текст отречения:[11]

Я, Галилео Галилей, сын Винченцо Галилея, флорентинец, на семидесятом году моей жизни лично предстоя перед судом, преклонив колена перед вами, высокие и достопочтенные господа кардиналы Вселенской христианской республики, имея перед очами Святое Евангелие, которого касаюсь собственными руками, клянусь, что всегда веровал, теперь верую и при помощи Божией впредь буду верить во всё, что содержит, проповедует и чему учит святая Католическая и Апостольская Церковь. Но так как от сего Святого судилища мне было давно уже сделано законное внушение, дабы я покинул ложное мнение, полагающее Солнце в центре Вселенной и неподвижным, дабы не держался этого мнения, не защищал его, не учил ему каким бы то ни было способом, ни устно, ни письменно, а я между тем сочинил и напечатал книгу, в которой излагаю осуждённое учение и привожу в пользу его сильные доводы, хотя и не привожу окончательного заключения, то вследствие сего признан я находящимся под сильным подозрением в ереси, то есть что думаю и верю, будто Солнце есть центр Вселенной и неподвижно, Земля же не центр и движется.
Посему, желая изгнать из мыслей ваших, высокопочтенные господа кардиналы, равно как и из ума всякого истинного христианина, это подозрение, законно против меня возбуждённое, от чистого сердца и с непритворной верою отрекаюсь, проклинаю, возненавидев вышеуказанную ересь, заблуждение или секту, не согласную со Св. Церковью.
Клянусь впредь никогда не говорить и не рассуждать, ни устно, ни письменно, о чём бы то ни было, могущем восстановить против меня такое подозрение; когда же узнаю кого-либо, одержимого ересью или подозреваемого в ней, то о таком обязуюсь донести сему Св. судилищу или же инквизитору, или ординарию ближайшего места. Кроме того, клянусь и обещаю уважать и строго исполнять все наказания и исправления, которые наложило или наложит на меня сие Св. судилище.
В случае нарушения мною (да хранит меня Бог) чего-либо из этих слов, свидетельств, клятв и обещаний подвергаюсь всем наказаниям и исправлениям, назначенным Св. канонами и другими общими и частными постановлениями против преступлений сего рода. В этом да поможет мне Господь и святое его Евангелие, которого касаюсь собственными руками.
Я, поименованный Галилео Галилей, отрёкся, поклялся и обязался, как сказано выше. В подтверждение прикладываю руку под сиею формулою моего отречения, которое прочёл во всеуслышание от слова до слова. Июня 22 дня 1633 г. в монастыре Минервы в Риме.
Я, Галилео Галилей, от вышесказанного отрёкся собственноручной подписью.

Общеизвестна легенда, по которой после суда Галилей сказал «И всё-таки она вертится!». Однако доказательств тому нет. В своей книге Витторио Мессори пишет, что данный миф был создан и запущен в обращение в 1757 году журналистом Джузеппе Баретти.[23]

Жизнь Галилея после суда[править | править вики-текст]

Папа не стал долго держать осуждённого в тюрьме. После вынесения приговора Галилея поселили на одной из вилл Медичи, откуда он был переведён во дворец своего друга, архиепископа Пикколомини в Сиене. Спустя 5 месяцев Галилею было разрешено вернуться домой в Арчетри. Здесь он провёл остаток жизни под домашним арестом (как «узник инквизиции» и под постоянным её надзором). Режим содержания Галилея не отличался от тюремного, и ему постоянно угрожали переводом в тюрьму за малейшее нарушение режима.[22] Галилею не дозволялось посещение городов, хотя тяжелобольной узник нуждался в постоянном врачебном наблюдении. В первые годы ему запрещено было принимать гостей под страхом перевода в тюрьму; впоследствии режим был несколько смягчён, и друзья смогли навещать Галилея — правда, не более чем по одному.[22] Инквизиция следила за пленником до конца его жизни; даже при кончине Галилея присутствовали два её представителя.[24]

Сохранилось письмо Галилея к его другу Элиа Диодати (1634), где он делится новостями о своих злоключениях и их причинах[25]. Письмо было послано через доверенное лицо, и Галилей в нём вполне откровенен:

В Риме я был приговорён Святой инквизицией к заточению по указанию Его Святейшества… местом заточения для меня стал этот маленький городок в одной миле от Флоренции., со строжайшим запрещением спускаться в город, встречаться и беседовать с друзьями и приглашать их…
Когда я вернулся из монастыря вместе с врачом, посетившим мою больную дочь перед её кончиной, причём врач сказал мне, что случай безнадёжный и что она не переживёт следующего дня (как оно и случилось), я застал дома викария-инквизитора. Он явился, чтобы приказать мне, по распоряжению Св. инквизиции в Риме…, что я не должен был обращаться с просьбой разрешить мне вернуться во Флоренцию, иначе меня посадят в настоящую тюрьму Св. инквизиции…
Это происшествие и другие, о которых писать было бы слишком долго, показывает, что ярость моих весьма могущественных преследователей постоянно возрастает. И они в конце концов пожелали раскрыть своё лицо: когда один из моих дорогих друзей в Риме, тому около двух месяцев, в разговоре с падре Христофором Гринбергом, иезуитом, математиком этой коллегии, коснулся моих дел, этот иезуит сказал моему другу буквально следующее: «Если бы Галилей сумел сохранить расположение отцов этой коллегии, он жил бы на свободе, пользуясь славой, не было бы у него никаких огорчений и он мог бы писать по своему усмотрению о чём угодно — даже о движении Земли» и т. д. Итак, Вы видите, что на меня ополчились не из-за того или иного моего мнения, а из-за того, что я в немилости у иезуитов.

В конце письма Галилей высмеивает невежд, которые «подвижность Земли объявляют ересью» и сообщает, что намерен анонимно опубликовать новый трактат в защиту своей позиции, но прежде хочет закончить давно задуманную книгу по механике[26]. Из этих двух планов он успел осуществить только последний, заложив тем самым основу классической механики.

Галилей умер 8 января 1642 года, в возрасте 78 лет, в своей постели. Папа Урбан запретил хоронить Галилея в семейном склепе собора Санта Кроче во Флоренции. Похоронили его в Арчетри без почестей, ставить памятник Папа тоже не позволил. [27]

Последствия процесса[править | править вики-текст]

Результаты суда над Галилеем произвели тягостное впечатление на образованную Европу. Декарт отменил планы публикации уже готового философского трактата «Мир» (Le Monde), в котором движение Земли излагается в гелиоцентрическом духе[28]. Осенью 1633 года Декарт писал Мерсенну об осуждении Галилея[29]:

Это меня так поразило, что я решил сжечь все мои бумаги, по крайней мере никому их не показывать; ибо я не в состоянии был вообразить себе, что он, итальянец, пользовавшийся расположением даже Папы, мог быть осуждён за то, без сомнения, что хотел доказать движение Земли… Признаюсь, если движение Земли есть ложь, то ложь и все основания моей философии, так как они явно ведут к этому же заключению.

Трактат «Мир» был опубликован в 1664 году, посмертно[30].

Французский астроном-коперниканец Буллиальд, один из авторов закона всемирного тяготения, также приостановил издание своего труда «Филолай» до 1639 года, причём в конце концов опубликовал книгу в Голландии без указания имени автора.[31] Ряд учёных, в том числе и Декарт, переселились в более терпимые протестантские страны. Отметим также, что итальянская научная школа, ранее прославленная такими именами, как Леонардо да Винчи, Кардано, Торричелли, сам Галилей и многие другие, вскоре после осуждения Галилея переживает упадок длительностью в два столетия, и в списке выдающихся учёных этого периода практически нет итальянских имён[32].

Однако надолго приостановить победу гелиоцентризма Ватикану не удалось. Книга, дорого стоившая Галилею, сразу вызвала огромный интерес, и судебный процесс этот успех только усилил. В протестантских странах она была сразу переведена (с помощью вышеупомянутого Диодати) на латинский язык (1635) и выдержала несколько изданий, в скором времени появились переводы её на французский, английский и фламандский языки.

Дополнительным ударом по геоцентризму стали открытые Кеплером (несколькими годами ранее процесса) три закона движения планет, и особенно его исключительно точные астрономические таблицы, составленные в рамках гелиоцентрической модели. Уже спустя полвека практически все видные учёные Европы стали коперниканцами, и истинность гелиоцентрической системы перестаёт быть предметом обсуждения.[33]

Историки указывают, что в конечном счёте процесс нанёс серьёзный ущерб не новой астрономии, а репутации католической церкви: «Урбан VIII открыл период неуклонного падения авторитета римской курии. Тридцатилетняя война подкосила её светский авторитет, процесс Галилея — её моральный авторитет»[34]. Сам Галилей также проницательно предупреждал[35]: «Берегитесь, теологи, желающие сделать из вопроса о движении или покое Солнца и Земли догмат веры… Вы сами создаёте почву для ересей, считая без всякого основания, что писание гласит то, что вам угодно, и требуя, чтобы люди знающие отрешились от собственного мнения и неопровержимых доказательств.»

В 1737 году прах Галилея, как он и просил, был перенесён в семейный склеп собора Санта Кроче, где 17 марта он был торжественно погребён рядом с Микеланджело. В 1758 году Папа Бенедикт XIV велел вычеркнуть работы, защищавшие гелиоцентризм, из «Индекса запрещённых книг»; впрочем, эта работа проводилась неспешно и завершилась только в 1835 году.[36]

С 1979 по 1981 годы по инициативе Папы Иоанна Павла II работала комиссия по реабилитации Галилея, и 31 октября 1992 года Папа Иоанн Павел II официально признал, что инквизиция в 1633 году совершила ошибку, силой вынудив учёного отречься от теории Коперника. [37] Тем не менее современные теологи Ватикана утверждают, что приговор Галилею был гуманным, а значительная доля вины за случившееся ложится на самого Галилея. К этой точке зрения присоединился и православный богослов Андрей Кураев.[38] В 1980-х годах появилась версия Пьетро Редонди о том, что церковь судила Галилея за гелиоцентризм, чтобы спасти его от более тяжкого обвинения — в атомизме, поскольку сам Галилей после суда в своей последней рассуждал об атомизме.[39] Эта гипотеза в среде историков считается бездоказательной и не обсуждается[40][41][42][43], хотя и продолжает излагаться Кураевым; см. об этом: «Галилей и обвинение в атомизме».

Культурное влияние[править | править вики-текст]

История суда над Галилеем — одна из популярных тем в литературе и искусстве.

…Ведь каждый день пред нами солнце ходит,

Однако ж прав упрямый Галилей.

(А. С. Пушкин, «Движение» (1821)[44])

Твердили пастыри, что вреден
и неразумен Галилей,
но, как показывает время:
кто неразумен, тот умней.

Учёный, сверстник Галилея,
был Галилея не глупее.
Он знал, что вертится Земля,
но у него была семья.

(Евгений Евтушенко, «Карьера» (1957)[45])

Феликс Кривин включил притчу «Отречение Галилея» в свой цикл «Божественные истории».[46]

Признание Галилея упоминается в фильме «Тот самый Мюнхгаузен» режиссёра Марка Захарова по сценарию Григория Горина.

Допрос инквизиции и процесс над Галилеем фигурируют в пьесе Бертольда Брехта «Жизнь Галилея» (1939)[47], а также в опере композитора Н.Мартынова на основе либретто автора, написанного по мотивам пьесы Б.Брехта (1985 год)

Интересные факты[править | править вики-текст]

Титульный лист анти-коперниканского трактата, Россия, 1815

Русское духовенство выступало с критикой гелиоцентрической системы мира вплоть до начала XX века. До 1815 года c одобрения цензуры издавался трактат «Разрушение коперниковской системы», в котором автор называл гелиоцентрическую систему «ложной системой философической» и «возмутительным мнением»[48]. Последним таким произведением стала книга священника Иова Немцева «Круг земли неподвижен, а солнце ходит», вышедшая в 1914 году, в которой автор «опровергал» систему Коперника цитатами из Библии и творений отцов Церкви.[49]

См. также[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Баюк Д. А. Галилей и инквизиция: новые исторические контексты и интерпретации. О книге А. Фантоли «Галилей: в защиту учения Коперника и достоинства Святой Церкви». М.: 1999.
  2. В 1597 году в письме к Кеплеру Галилей сообщает, что он примкнул «уже много лет назад… к учению Коперника». См. Д. Антисери, Дж. Реале. Западная философия от истоков до наших дней. — СПб.: Пневма, 2002. — Т. II. От Возрождения до Канта. — С. 206. — ISBN 5-9014151-05-4.
  3. Кузнецов Б. Г., 1964, с. 117
  4. А. Фантоли, Галилей: в защиту учения Коперника и достоинства Святой Церкви. — М: МИК, 1999, с.161 (неточности перевода скорректированы)
  5. Кузнецов Б. Г., 1964, с. 156
  6. Кузнецов Б. Г., 1964, с. 158.
  7. По-итальянски имя «Симпличио» означает «простак», но сам Галилей утверждал, что имел в виду известного комментатора Аристотеля, Симпликия.
  8. Берри А. Краткая история астрономии. — 2-е изд. — М.-Л.: Гостехиздат, 1946. — С. 150. — 363 с.
  9. Sharratt, Michael. Galileo: Decisive Innovator. — Cambridge: Cambridge University Press, 1996. — P. 135, 175—178. — ISBN 0-521-56671-1.
  10. 1 2 Кузнецов Б. Г., 1964, с. 200-202
  11. 1 2 3 4 Григулевич И. Р. «Раскаяние» Галилея. Указ. соч.
  12. Шмутцер Э., Шютц В. Галилео Галилей. Указ. соч. — С. 77.
  13. 1 2 Кузнецов Б. Г., 1964, с. 211-212
  14. 1 2 3 Предтеченский Е. А. Галилео Галилей. Указ. соч., Глава 2-я.
  15. 1 2 Кузнецов Б. Г., 1964, с. 214
  16. Документы по процессам над Галилеем и Джордано Бруно (история публикации). Проверено 10 марта 2009. Архивировано из первоисточника 30 марта 2012.
  17. Кузнецов Б. Г., 1964, с. 211-215
  18. Кузнецов Б. Г., 1964, с. 215-216
  19. Кузнецов Б. Г., 1964, с. 216
  20. Григулевич И. Р. «Раскаяние» Галилея. Указ. соч.
    Оригинал приговора Галилею (лат.).
  21. Giorgio de Santillana. The Crime of Galileo (University of Chicago Press 1955). — С. 306-310.
    Приговор Галилею.  (англ.)
  22. 1 2 3 Шмутцер Э., Шютц В. Галилео Галилей. Указ. соч. — С. 84.
  23. A. Rupert Hall. Galileo nel XVIII secolo. Rivista di filosofia, 15 (Turin, 1979), pp. 375—378, 383.
  24. Спасский Б. И. История физики. — М.: Высшая школа, 1977. — Т. 1. — С. 93.
  25. Кузнецов Б. Г., 1964, с. 2220-221
  26. Кузнецов Б. Г., 1964, с. 223
  27. Shea, William R., Artigas, Mario. Galileo in Rome: The Rise and Fall of a Troublesome Genius. — Oxford: Oxford University Press, 2003. — P. 199. — ISBN 0-19-516598-5.
  28. Соколов В. В. Философия духа и материи Рене Декарта. Предисловие к I тому Собрания сочинений Декарта в 2 томах (Серия «Философское наследие», т. 106). М.: Мысль, 1989, стр. 10-11.
  29. Никифоровский В. А. Из истории алгебры XVI-XVII вв. — М.: Наука, 1979. — С. 132. — 208 с. — (История науки и техники).
  30. Д. Антисери, Дж. Реале. Западная философия от истоков до наших дней. — СПб.: Пневма, 2002. — Т. II. От Возрождения до Канта. — С. 229. — ISBN 5-9014151-05-4.
  31. J. L. Russel. Catholic Astronomers and the Copernican System after the Condemnation of Galileo. Annals of Science, 1989, V. 46, pp. 365—386.
  32. Кузнецов Б. Г. Эволюция картины мира. — М.: Издательство АН СССР, 1961 (2-е издание: УРСС, 2010). — С. 132. — 352 с. — (Из наследия мировой философской мысли: философия науки). — ISBN 978-5-397-01479-3..
  33. Берри А. Краткая история астрономии. — 2-е изд. — М.-Л.: Гостехиздат, 1946. — С. 155. — 363 с.
  34. Кузнецов Б. Г., 1964, с. 202
  35. Галилей Г. Избранные труды в 2-х томах. — М.: Наука, 1964. — Т. I. — С. 556-557.
  36. McMullin Ernan, editor. The Church and Galileo. — Notre Dame, IN: University of Notre Dame Press, 2005. — P. 6. — ISBN 0-268-03483-4.
  37. Discourse of His Holiness Pope Pius XII given on 3 December 1939 at the Solemn Audience granted to the Plenary Session of the Academy. — Discourses of the Popes from Pius XI to John Paul II to the Pontifical Academy of the Sciences 1939—1986. — Vatican City. — P. 34.
  38. Наука и христианство.
  39. Галилео Галилей. Избранные труды в двух томах. — М.: Наука, 1964. — Т. 2. — С. 131 и далее.
  40. «Попытки Пьетро Редонди… оказались несостоятельны» Эрнан Макмаллин. Дело Галилея (рус.). Проверено 22 мая 2010. Архивировано из первоисточника 13 августа 2011.
  41. Ferrone, Vincenzo; Firpo, Massimo. From Inquisitors to Microhistorians: A Critique of Pietro Redondi's Galileo eretico // The Journal of Modern History. — 1986. — Т. 58. — № 2. — С. 485—524.
  42. Finocchiaro, Maurice A. The Galileo Affair: A Documentary History. — Berkeley: University of California Press, 1989.
  43. Westfall, Richard S. Essays on the Trial of Galileo. — Vatican City: Vatican Observatory, 1989. — P. 84—99.
  44. ДВИЖЕНИЕ.
  45. Карьера. ссылка проверена 1 мая 2009
  46. Божественные истории
  47. «Бертольт Брехт. Театр. Пьесы. Статьи. Высказывания» В пяти томах. Т. 2, М., Искусство, 1963, Перевод Л. Копелева, сайт lib.ru ссылка проверена 1 мая 2009
  48. Б. E. Райков. Очерки по истории гелиоцентрического мировоззрения в России. Л.: 1947. С. 364—376.
  49. Б. E. Райков. Очерки по истории гелиоцентрического мировоззрения в России. Л.: 1947. С. 375