Халкидонский Символ веры

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Халкидонский символ веры (лат. Symbolum Chalcedonense) — Символ веры, принятый в 451 году на IV Вселенском (Халкидонском) соборе. Написан для уточнения некоторых понятий, а в богослужении православной церкви продолжает использоваться никео-цареградский символ веры.

Халкидонская догматическая формула подчеркивает единство личности Христа и различие его двух полноценных природ, божественной и человеческой, в единстве между собой. В отличие от Нестория она учит, что Христос имел ту же сущность, что и люди, и что обе его природы (человеческая и божественная) существуют нераздельно и неслиянно, не будучи поглощёнными одна другой.

Упоминание о Марии как Богородицы (Θεοτόκος), в этом символе веры вызывают некоторые сложности для протестантов. Но эта фраза являлась фундаментально христологичной, была включена для того, чтобы опровергнуть точку зрения Нестория. Великий богослов Кирилл Александрийский использовал ее против несторианской ереси на Третьем Вселенском Соборе в Эфесе в 431 г.

Суть в том, что о ребенке, рожденном от Марии, невозможно просто говорить как о «человеческом ребенке». Сын Марии, даже при унижении рождения, является Богом Сыном. Поэтому, как женщина, Мария по праву в том смысле мать Бога, что ей воплощённый Бог был рождён по человечеству. Эта фраза не говорит о Марии, как о сотворившей Бога или давшей Жизнь Логосу.[1]

Греческий текст[править | править исходный текст]

ἑπόμενοι τοίνυν τοῖς ἁγίοις πατράσιν, ἕνα καὶ τὸν αὐτὸν ὁμολογοῦμεν Υἱὸν τὸν Κύριον ἡμῶν Ἰησοῦν Χριστὸν, καὶ συμφώνως ἅπαντες ἐδιδάσκομεν, τέλειον τὸν αὐτὸν ἐν Θεότητι, τέλειον τὸν αὐτὸν ἐν ἀνθρωπότητι, Θεὸν ἀληθῶς, καὶ ἄνθρωπον ἀληθῶς, τὸν αὐτὸν ἐκ ψυχῆς λογικῆς καὶ σώματος, ὁμοούσιον τῷ Πατρὶ κατὰ τὴν Θεότητα, καὶ ὁμοούσιον τὸν αὐτὸν ἡμῖν κατὰ τὴν ἀνθρωπότητα, κατὰ πάντα ὅμοιον ἡμῖν, χωρὶς ἁμαρτίας·

πρὸ αἰώνων μὲν ἐκ τοῦ Πατρὸς γεννηθέντα κατὰ τὴν Θεότητα, ἐπ᾽ ἐσχάτων δὲ τῶν ἡμερῶν τὸν αὐτὸν δι᾿ ἡμᾶς καὶ διὰ τὴν ἡμετέραν σωτηρίαν ἐκ Μαρίας τῆς παρθένου τῆς Θεοτόκου κατὰ τὴν ἀνθρωπότητα,

ἕνα καὶ τὸν αὐτὸν Χριστόν, Υἱόν, Κύριον, μονογενῆ, ἐν δύο φύσεσιν ἀσυγχύτως, ἀτρέπτως , ἀδιαιρέτως, ἀχωρίστως γνωριζόμενον·

οὐδαμοῦ τῆς τῶν φύσεων διαφορᾶς ἀνῃρημένης διὰ τὴν ἕνωσιν, σωζομένης δὲ μᾶλλον τῆς ἰδιότητος ἑκατέρας φύσεως, καὶ εἰς ἓν πρόσωπον καὶ μίαν ὑπόστασιν συντρεχούσης,

οὐκ εἰς δύο πρόσωπα μεριζόμενον ἢ διαιρούμενον, ἀλλ᾽ ἕνα καὶ τὸν αὐτὸν Υἱὸν καὶ μονογενῆ, Θεὸν λόγον, Κύριον Ἰησοῦν Χριστόν·

καθάπερ ἄνωθεν οἱ προφῆται περὶ αὐτοῦ, καὶ αὐτὸς ἡμᾶς ὁ Κύριος Ἰησοῦς Χριστὸς ἐξεπαίδευσε, καὶ τὸ τῶν πατέρων ἡμῖν καραδέδωκε σύμβολον.[2]

Латинский текст[править | править исходный текст]

Sequentes igitur sanctos Patres, unum eumdemque confiteri Filium, et D.N.J.C. consonanter omnes docemus, eumdem perfectum in Deitate et eumdem perfectum in humanitate, Deum verè, et hominem verè, eumdem ex animà rationali, et corpore; consubstantialem Patri secundùm divinitatem, et consubstantialem nobis eumdem secundùm humanitatem per omnia nobis similem absque peccato (Hebr. 4:15);

ante secula quidem de Patre genitum secundum Deitatem, in novissimis autem diebus eumdem propter nos, et propter nostram salutem ex Marià Virgine Dei genitrice secundùm humanitatem;

unum eumdemque Christum Filium Dominum unigenitum, in duabus naturis inconfusè, immutabiliter, indivisè, inseperabiliter agnoscendum;

nusquam sublatà differentià naturarum propter unitionem, magisque salvà proprietate utriusque naturae, et in unam personam atque subsistentiam concurrente:

non in duas personas partitum aut divisum, sed unum eumdemque Filium, et Unigenitum, Deum Verbum D.J.C.,

sicut ante prophetae de eo, et ipse nos Jesus Christus erudivit, et Patrum nobis Symbolum tradidit.[3]

Русский текст[править | править исходный текст]

Итак, следуя за божественными отцами, мы все единогласно учим исповедовать Одного и Того же сына, Господа нашего Иисуса Христа, Совершенным по Божеству и Его же Самого Совершенным по человечеству; Подлинно Бога и Его же Самого подлинно человека: из разумной души и тела. Единосущным Отцу по Божеству и Его же Самого единосущным нам по человечеству. Подобным нам во всем, кроме греха (Евр. 4:15).

Прежде веков рожденным из Отца по Божеству, а в последние дни Его же Самого для нас и для нашего спасения (рожденного) по человечеству из Марии Девы Богородицы.

Одного и Того же Христа, Сына, Господа Единородного, познаваемым в двух природах неслитно, непревращенно, неразделимо, неразлучимо.

(При этом) разница природ не исчезает через соединение, а еще более сохраняется особенность каждой природы, сходящейся в одно Лицо и в одну Ипостась.

(Учим исповедовать) не рассекаемым или различаемым на два лица, но Одним и Тем же Сыном и Единородным, Богом-Словом, Господом Иисусом Христом.

Как изначала о Нем (изрекли) пророки и наставил нас Сам Господь Иисус Христос и как предал нам символ отцов наших.[4]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. А. Джеффри Бингэм: История церкви. Карманный справочник ISBN 966-8182-37-5 Изд. Ездра 2006, с. 47 (Originally published by InterVarsity Press 2002 as Pocket History of the Church by D. Jeffrey Bingham)
  2. Index Canonum: The Greek text, an English translation, and a complete digest of the intire Code of Canon Law of the undivided primitive Church; by John Fulton; New York 1892, pp. 170-72
  3. Theologiae cursus completus, Tomus sextus, Paris 1841, p. 973 (Regula fidei Catholicae, et collectio dogmatum credendorum)
  4. А. В. Карташёв: Вселенские соборы ISBN 5-250-01847-5 Республика 1994, c. 273