Шувалов, Пётр Андреевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Пётр Андреевич Шувалов
Shuvalov P A by-Kruger.jpg
Портрет графа П.А.Шувалова
работы[1] Ф.Крюгера. Государственный Эрмитаж (Санкт-Петербург)
Род деятельности:

Управляющий III Отд. Собст. Е. И. В. канцелярии (1861-64 и 1866-73)

Дата рождения:

15 (27) июля 1827({{padleft:1827|4|0}}-{{padleft:7|2|0}}-{{padleft:27|2|0}})

Место рождения:

Санкт-Петербург

Дата смерти:

10 (22) марта 1889({{padleft:1889|4|0}}-{{padleft:3|2|0}}-{{padleft:22|2|0}}) (61 год)

Место смерти:

Санкт-Петербург

Пётр Андреевич Шувалов на Викискладе

Граф Пётр Андре́евич Шува́лов (18271889) — генерал-адъютант (17 мая 1871), генерал от кавалерии, член Государственного Совета, шеф жандармов и начальник Третьего отделения (1861-64, 1866-74), генерал-губернатор Прибалтики (1864-66), чрезвычайный и полномочный посол в Великобритании (1874-79), а потом представитель России на Берлинском конгрессе. За своё огромное влияние на Александра II получил прозвище «Пётр IV»[2].

Биография[править | править вики-текст]

Происходил из старшей ветви рода Шуваловых. Отец его, граф Андрей Петрович, был обер-гофмаршалом и членом Государственного Совета. Мать Фёкла (Текла) Игнатьевна Валентинович (1801—1873), в первом браке была замужем за П.А.Зубовым. Братья и сёстры: Павел (1830—1908, дипломат), Софья (1829—1912, замужем за членом Государственного совета А. А. Бобринским), Ольга (1833—1859).

Служба[править | править вики-текст]

Шувалов воспитывался в Пажеском корпусе, по окончании которого камер-пажом был произведен 10 августа 1845 года в корнеты и начал свою военную службу в л.-гв. конном полку. В следующем году он был уже произведён в поручики, в 1851 году — в штаб-ротмистры, а в декабре 1852 г. — в ротмистры. В Крымской войне (18531856) был в составе войск, охранявших южное побережье Балтийского моря, в качестве командира 5-го эскадрона лейб-гвардии конного полка.

В августе 1854 года, назначенный адъютантом военного министра, Шувалов приехал в Санкт-Петербург и вскоре был командирован в Киев и в некоторые другие города, чтобы ускорить выступление в поход резервных бригад 8-й, 16-й и 17-й пехотных дивизий и батарей 5-й и 6-й артиллерийских дивизий. Кроме того, ему было поручено следить за транспортированием пороха в Крым. Выполнив возложенные на него поручения, Шувалов отправился в Севастополь, но пробыл там недолго, всего два месяца. Из Севастополя он был командирован в Казань для отправки в Крым пороха с казанского завода. Вернувшись в Севастополь, незадолго до занятия его союзными войсками, принимал участие в отбитии штурма 27 августа 1855 и за храбрость, оказанную в этом деле, был награждён орденом Святого Владимира 4-ой степени с мечами.

П. А. Шувалов в 1880-е гг.

По возвращении в Петербург он был назначен флигель-адъютантом в сентябре того же года, а в начале следующего года отправился в Париж вместе с князем А. Ф. Орловым, назначенным представителем России в Париже для заключения мирного трактата. Это были первые шаги Шувалова на дипломатическом поприще. Возвратясь в апреле того же года в Петербург, он был произведён в полковники, а в ноябре был командирован в 6-й армейский корпус для наблюдения за его расформированием и приведением в мирный состав.

По окончании этой командировки, выполненной вполне успешно, Шувалов в феврале 1857 года был назначен исправляющим должность Санкт-Петербургского обер-полициймейстера. С этого времени собственно и начинается его влияние на внутреннюю политику России. В декабре того же года он был произведён в генерал-майоры, назначен в свиту Е. И. В. и утверждён в занимаемой им должности обер-полицмейстера. Зная, какого невысокого мнения петербургское общество о своей полиции, он употреблял большие усилия, чтобы поднять репутацию последней в глазах населения столицы.

Пробыв три с половиной года во главе Санкт-Петербургской городской полиции, Шувалов в ноябре 1860 года был назначен директором департамента общих дел министерства Внутренних Дел и, кроме того, членом комиссии о губернских и уездных учреждениях. Занимая пост директора департамента, он примкнул к партии ярых противников отмены крепостного права, во главе которой стояли его отец, кн. В. В. Долгорукий и кн. А. С. Меншиков. Вслед за увольнением Ланского и Н. А. Милютина из министерства Внутренних Дел влияние Шувалова значительно усилилось, особенно со времени назначения его начальником штаба корпуса жандармов и управляющим III-им Отделением Собственной Его Императорского Величества канцелярии. Входил в Остзейский комитет по реформе землевладения в Остзейском крае.[3]

Спустя три года, в 1864 г., он был произведён в генерал-лейтенанты и назначен исправляющим должность Лифляндского, Эстляндского и Курляндского генерал-губернатора и командующего войсками Рижского военного округа. Назначение на эти важные и ответственные, особенно в то время, посты в такие молодые годы (ему было всего лишь 36 лет) ясно указывало на широкое доверие, с каким относилось к нему правительство. Однако, утвержденный в следующем году в занимаемых им должностях, он через год уже оставил Прибалтийский край, будучи назначен генерал-адъютантом к Е. И. B., а вслед за тем шефом жандармов и главным начальником III-го отделения Собственной Е. И. В. канцелярии(1866—1874).

Влиянию Шувалова на внутреннюю политику в течение семи лет (с 1866 г. по 1874 год) придавалось такое значение, что его называли «вице-императором» и «Петром IV». В то же время это далеко не светлые страницы в его биографии. Будучи ближайшим советником императора Александра II, он на посты министров внутренних дел и юстиции рекомендовал таких же противников всяких реформ, каким был сам. В 1872 г. Шувалов был произведён в генералы от кавалерии. Между тем влияние его на внутреннюю политику мало-помалу стало уменьшаться и переходить к Д. А. Милютину. Тогда Шувалов начал интересоваться нашей внешней политикой, и в 1874 г. был назначен членом Государственного Совета и чрезвычайным полномочным послом при Её Величестве королеве соединенных королевств Англии и Ирландии.

Это новое назначение оказалось для Шувалова неудачным, так как он не мог успешно бороться с такими крупными дипломатическими талантами, как Дизраэли лорд Биконсфильд. Он всегда легко его проводил, и он обыкновенно последний узнавал то, что должен был бы знать первым. Дипломатическая деятельность его полна самых непростительных промахов, начавшихся уже с первого года его заявлением о том, что мы не займем Хивы и её территории. Это заявление связало нам руки, когда наши войска взяли Хиву. Затем следовал целый ряд уступок англичанам в Афганистане, без всякой со стороны их компенсации.

Особенно же вредна была для России слабость Шувалова по отношению к англичанам во время Русско-турецкой войны 1877—78. Будучи противником вооруженного вмешательства в дела Балканского полуострова, он всячески старался оттянуть объявление войны, что дало возможность туркам прекрасно вооружиться. Действуя в этом направлении, он 31 марта 1877 подписал вместе с лордом Дерби протокол, в силу которого Европа соглашалась на улучшения участи турецких христиан.

Елена Ивановна Шувалова.
Художник Ф. К. Винтерхальтер, 1853 год

Однако, несмотря на это, через три недели война была объявлена. Тогда, уверяя русское правительство, что Англия решилась во что бы то ни стало воевать, он помог последней добиться того, что Россия обещала ей не переносить военных действий в восточную часть Средиземного моря. Следствием этого явилось полное бездействие нашего Балтийского флота, невозможность блокировать Константинополь и воспрепятствовать Египту открыто помогать Турции. Когда же русские войска перешли Балканы и подступили к стенам Константинополя, то, по настоянию гр. Шувалова, военные действия были приостановлены, что дало полную возможность Австро-Венгрии и Англии действительно приготовиться к войне.

Затем, принимая участие в пересмотре Сан-Стефанского договора и являясь одним из представителей России на Берлинском конгрессе, Шувалов своей недальновидностью содействовал тому, что конгресс держав свел на нет все то, что было так трудно добыто нами в Турецкую войну. После конгресса Шувалов ещё объехал европейские дворы с уверениями в миролюбивом настроении России и тогда уже вернулся в Лондон. В следующем году Германия заключила тайный союз с Австро-Венгрией против России. Узнав об этом, русское правительство направило Шувалова к Бисмарку и в Вену. Это было последнее данное ему дипломатическое поручение, так как в том же году он был уволен от звания великобританского посла.

По восшествии на престол императора Александра III Шувалов был послан к императору австрийскому и королю итальянскому с поручением доставить собственноручные известительные письма о восшествии императора Александра III на Всероссийский престол. По выполнении этого поручения ему повелено было присутствовать в департаменте законов Государственного Совета, но уже в следующем году он по болезни был уволен от этого присутствия. Затем, два года спустя, он был назначен членом особой комиссии, учреждённой для составления проектов местного управления.

Семья[править | править вики-текст]

С 1864 года граф Шувалов был женат на вдове графине Елене Ивановне Орловой-Денисовой (1830—1891), внучке графа Г. А. Строганова и сестре войскового наказного атамана Войска Донского М. И. Черткова. В браке имели одного сына Андрея (1865—1928). В последние годы Шувалов жил с женой отдельно, она принадлежала к секте пашковцев, затем перешла в штундизм. На похоронах мужа протестовала против обрядов православной церкви над покойным и протест свой закончила тем, что уехала с похорон[4].

Военные чины[править | править вики-текст]

Награды[править | править вики-текст]

иностранные:

Источник[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Государственный Эрмитаж. Западноевропейская живопись. Каталог / под ред. В.Ф. Левинсона-Лессинга; ред. А.Е. Кроль, К.М. Семенова. — 2-е издание, переработанное и дополненное. — Л.: Искусство, 1981. — Т. 2. — С. 220, кат.№ 7231. — 360 с.
  2. http://slovari.yandex.ru/шувалов/БСЭ/Шувалов%20Пётр%20Андреевич/
  3. Шульц П. А. Остзейский комитет в Петербурге в 1856-57 гг. Из воспоминаний. ГМ, 1915, № 1, с. 124—145; № 2, с. 146—170.
  4. В.Д. Новицкий. Воспоминания