Крымская война

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Крымская война
Malakhov1.jpg
Деталь панорамы Франца Рубо Оборона Севастополя (1904)
Дата

4 (16) октября 1853
13 (25) февраля 1856

Место

Крым, Балканы, Кавказ, Чёрное море, Балтийское море, Белое море, Дальний Восток

Итог

Победа коалиции; Парижский мирный договор (1856)[~ 1]

Изменения

присоединение небольшой части Бессарабии к Османской империи

Противники
Коалиция:
Французская империяFlag of France.svg Французская империя
Османская империяFlag of the Ottoman Empire.svg Османская империя
Соединённое королевство Великобритании и Ирландии Британская империя
Сардиния Сардинское королевство
Российская империяFlag of Russia.svg Российская империя
Командующие
Вторая французская империя Наполеон III

Вторая французская империя Арман Жак Ашиль Леруа де Сент-Арно
Вторая французская империя Франсуа Сертен Канробер
Вторая французская империя Жан-Жак Пелисье
Османская империя Абдул-Меджид I
Османская империя Абдул-Керим-Надир-паша
Османская империя Омер-паша
Соединённое королевство Великобритании и Ирландии Виктория
Соединённое королевство Великобритании и Ирландии Джеймс Кардиган
Соединённое королевство Великобритании и Ирландии Фицрой Сомерсет Раглан
Соединённое королевство Великобритании и Ирландии Сэр Томас Джеймс Харпер
Соединённое королевство Великобритании и Ирландии Сэр Эдмунд Лайонс
Соединённое королевство Великобритании и Ирландии Сэр Джеймс Симпсон
Соединённое королевство Великобритании и Ирландии Дэвид Пауэлл Прайс
Соединённое королевство Великобритании и Ирландии Вильям Джон Кодрингтон
Сардиния Виктор Эммануил II
Сардиния Альфонсо Ферреро Ламармора

Российская империя Николай I

Российская империя Александр II
Российская империя Горчаков М. Д.
Российская империя Паскевич И .Ф.
Российская империя Нахимов П. С.
Российская империя Тотлебен Э. И.
Российская империя Меншиков А. С.
Российская империя Воронцов М. С.
Российская империя Муравьёв Н. Н.
Российская империя Истомин В. И.
Российская империя Корнилов В. А.
Российская империя Завойко В. С.
Российская империя Андроников И. М.
Знамя Мегрелии.gif Екатерина Чавчавадзе-Дадиани
Знамя Мегрелии.gif Григорий Леванович Дадиани

Силы сторон
Вторая французская империя Франция — 309 268

Османская империя Османская империя — 165 тыс.
Соединённое королевство Великобритании и Ирландии Великобритания — 250 864
Сардиния Сардиния — 21 тыс.
Герб Германского союза германская бригада — 4250
Герб Швейцарии швейцарская бригада — 2200
Славянский легион славянский легион — 1400 казаков

Российская империя Россия — 700 тыс.[2]

Герб Болгарии болгарская бригада — 3000
Герб Королевства Греция греческий легион — 800

Потери
Вторая французская империя Франция — 97 365 погибших, умерших от ран и болезней; 39 818 ранено

Османская империя Османская империя — 45 300 погибших, умерших от ран и болезней
Соединённое королевство Великобритании и Ирландии Великобритания — 22 602 погибших, умерших от ран и болезней; 18 253 ранено
Сардиния Сардиния — 2194 погибших; 167 ранено

Российская империя Россия
по общим оценкам 143 тыс. погибших:
25 тыс. убиты
16 тыс. умерли от ран
89 тыс. умерли от болезней[3]
  1. По итогам франко-прусской войны 1870—1871 годов, условия Парижского мирного договора 1856 года были пересмотрены и навигация российского военно-морского флота по Чёрному морю была возобновлена.
 Просмотр этого шаблона Крымская война
 Просмотр этого шаблона Россия Русско-турецкие войны Османская империя

Крымская война 1853—1856, также Восточная война — война между Российской империей, с одной стороны, и коалицией в составе Британской, Французской, Османской империй и Сардинского королевства, с другой. Боевые действия разворачивались на Кавказe, в Дунайских княжествах, на Балтийском, Чёрном, Азовском, Белом и Баренцевом морях, а также на Камчатке. Наибольшего напряжения они достигли в Крыму.

К середине XIX века Османская империя находилась в состоянии упадка, и только прямая военная помощь России, Англии, Франции и Австрии позволила султану дважды предотвратить захват Константинополя мятежным вассалом Мухаммедом Али Египетским. Кроме того, продолжалась борьба православных народов за освобождение от османского ига (см. восточный вопрос)[4][5]. Эти факторы привели к появлению у русского императора Николая I в начале 1850-х годов мыслей по отделению балканских владений Османской империи, населённых православными народами[6][7], чему противились Великобритания и Австрия. Великобритания, кроме того, стремилась к вытеснению России с черноморского побережья Кавказа[8] и из Закавказья[9]. Император Франции Наполеон III, хотя и не разделял планов англичан по ослаблению России, считая их чрезмерными, поддержал войну с Россией как реванш за 1812 год и как средство укрепления личной власти.

В ходе дипломатического конфликта с Францией по вопросу контроля над церковью Рождества Христова в Вифлееме[10], Россия, с целью оказать давление на Турцию, оккупировала Молдавию и Валахию, находившиеся под протекторатом России по условиям Адрианопольского мирного договора[11][12]. Отказ русского императора Николая I вывести войска привёл к объявлению 4 (16) октября 1853 Турцией, а за ней Великобританией и Францией 15 (27) марта 1854, войны России.

В ходе последовавших боевых действий союзникам удалось, используя техническое отставание русских войск[13][14] и нерешительность русского командования[15][16], сосредоточить количественно и качественно превосходящие силы армии и флота на Чёрном море, что позволило им произвести успешную высадку в Крыму десантного корпуса, нанести российской армии ряд поражений и после годичной осады захватить южную часть Севастополя — главной базы русского Черноморского флота. Севастопольская бухта, место дислокации российского флота, осталась под контролем России. На Кавказском фронте русским войскам удалось нанести ряд поражений турецкой армии и захватить Карс. Однако угроза присоединения к войне Австрии и Пруссии вынудила русских принять навязанные союзниками условия мира. Подписанный в 1856 году Парижский мирный договор потребовал от России вернуть Османской империи всё захваченное в южной Бессарабии, в устье реки Дунай и на Кавказе; империи запрещалось иметь боевой флот в Чёрном море, провозглашённом нейтральными водами; Россия прекращала военное строительство на Балтийском море, и многое другое. Вместе с тем, цели отторжения от России значительных территорий не были достигнуты. Условия договора отражали фактически равный ход боевых действий[источник не указан 98 дней], когда союзники, несмотря на все усилия и тяжёлые потери, не смогли продвинуться дальше Крыма, а на Кавказе потерпели поражения.

Предпосылки конфликта[править | править вики-текст]

Ослабление Османской империи[править | править вики-текст]

В 1820—1830-х годах Османская империя пережила ряд ударов, поставивших под вопрос само существование страны. Греческое восстание, начавшееся весной 1821 года, показало как внутриполитическую, так и военную слабость Турции, и привело к страшным жестокостям со стороны турецких войск (см. Хиосская резня). Разгон в 1826 году янычарского корпуса явился несомненным благом в долгосрочной перспективе, но в краткосрочной лишил страну армии. В 1827 году объединённый англо-франко-российский флот в битве при Наварине уничтожил практически весь оттоманский флот. В 1830 году, после 10-летней войны за независимость и русско-турецкой войны 1828—1829 г. г., Греция становится самостоятельной. Согласно Адрианопольскому мирному договору, завершившему войну между Россией и Турцией, российские и иностранные суда получили право свободно проходить через черноморские проливы, Сербия становилась автономной, а Дунайские княжества (Молдавия и Валахия) переходили под протекторат России[11].

Воспользовавшись моментом, в 1830 году Франция оккупировала Алжир, а в 1831 году от Османской империи откололся её самый могущественный вассал, Мухаммед Али Египетский. Османские войска были разбиты в ряде сражений, и неизбежность захвата Стамбула египтянами вынудила султана Махмуда II принять военную помощь России[17]. 10-тысячный корпус русских войск, высаженный на берега Босфора в 1833 году, позволил предотвратить захват Стамбула, а с ним, вероятно, и распад Османской империи.

Заключённый по итогам этой экспедиции Ункяр-Искелесийский договор, благоприятный для России, предусматривал военный союз между двумя странами в случае если одна из них подвергалась нападению. Секретная дополнительная статья договора разрешала Турции не посылать войска, но требовала закрытия Босфора для кораблей любых стран (кроме России).

В 1839 году ситуация повторяется — Мухаммед Али, недовольный неполнотой своего контроля над Сирией, возобновляет боевые действия. В битве при Низибе 24 июня 1839 года османские войска были снова наголову разбиты. Османскую империю спасло вмешательство Великобритании, Австрии, Пруссии и России, 15 июля 1840 года подписавших в Лондоне конвенцию, гарантировавшую Мухаммеду Али и его потомкам право наследовать власть в Египте в обмен на вывод египетских войск из Сирии и Ливана и признание формальной подчинённости османскому султану. После отказа Мухаммеда Али подчиниться требованиям конвенции, объединённый англо-австрийский флот блокировал дельту Нила, бомбардировал Бейрут и штурмом взял Акру. 27 ноября 1840 года Мухаммед Али принял условия Лондонской конвенции.

13 июля 1841 года, после истечения срока действия Ункяр-Искелесийского договора, под давлением европейских держав была подписана Лондонская конвенция о проливах (1841), лишившая Россию права блокировать вход военных кораблей третьих стран в Чёрное море в случае войны. Это открыло дорогу флотам Великобритании и Франции в Чёрное море в случае русско-турецкого конфликта и явилось важной предпосылкой Крымской войны.

Вмешательство европейских держав, таким образом, дважды спасало Османскую империю от распада, но привело к потере ею независимости во внешней политике. В сохранении Османской империи были заинтересованы Британская империя и Французская империя, которым было невыгодно появление России на Средиземном море. Этого же опасалась и Австрия.

Рост антироссийских настроений в Европе[править | править вики-текст]

Существенной предпосылкой конфликта было то, что в Европе (включая Греческое королевство) с 1840-х наблюдалось усиление антироссийских настроений.

В западной прессе подчёркивалось желание России овладеть Константинополем[18]. В реальности, Николай I изначально не ставил целей присоединения к России каких-либо балканских территорий[19]. Консервативно-охранительные принципы внешней политики Николая диктовали ему сдержанность в поощрении национальных движений балканских народов, что вызывало недовольство российских славянофилов[20].

Великобритания[править | править вики-текст]

Великобритания в 1838 г. заключила с Турцией договор о свободной торговле, который предоставил Великобритании режим наибольшего благоприятствования и освободил ввоз английских товаров от таможенных сборов и пошлин. Как указывает историк И.Валлерстайн, это привело к краху турецкой промышленности и к тому, что Турция оказалась в экономической и политической зависимости от Великобритании[21]. Поэтому в отличие от предыдущей русско-турецкой войны (1828—1829 гг.), когда Великобритания, как и Россия, поддерживала освободительную войну греков и получение Грецией независимости, теперь она не была заинтересована в отделении каких-либо территорий от Османской империи, фактически являвшейся зависимым от неё государством и важным рынком сбыта английских товаров.

«Какое применение Джек нашёл туркам под Балаклавой» (Карикатура из журнала «Панч», 1856 г.) Британский офицер: — Привет, Джек! Чем ты занимаешься? Джек: — Видите ли, Ваша честь, ездить верхом намного приятнее, чем ходить пешком, а когда этот парень устанет, я оседлаю другого голубка!

Зависимое положение, в котором оказалась Османская империя по отношению к Великобритании в тот период, иллюстрирует карикатура в лондонском журнале «Панч» (1856 г.)[22]. На рисунке изображён английский солдат, оседлавший одного турка и держащий на привязи другого.

Кроме того, Великобритания была обеспокоена экспансией России на Кавказе усилением её влияния на Балканах и опасалась её возможного продвижения в Среднюю Азию. В целом она рассматривала Россию как своего геополитического противника, против которого с её стороны велась т. н. Большая Игра (в соответствии с терминологией, принятой тогдашними дипломатами и современными историками), и велась всеми имеющимися средствами — политическими, экономическими и военными[23].

Ввиду указанных причин Великобритания стремилась предотвратить любое усиление российского влияния в османских делах. Накануне войны она усиливала дипломатическое давление на Россию, с тем, чтобы отговорить её от любых попыток территориального раздела Османской империи[24]. В то же время Британия заявляла о своих интересах в Египте, которые «не идут далее обеспечения скорых и верных сообщений с Индией»[25][26].

Британская пресса стала превозносить новых союзников, французского императора Наполеона III, которого ранее она же представляла, как имеющего окружение «из паразитов, сводников и проституток», и турецкое правительство, якобы вставшее на путь «цивилизационных преобразований». Публике были привиты настолько антироссийские мнения, что, по словам Р. Кобдена, сторонника мирного урегулирования конфликта, выступать перед ней на митинге было всё равно что перед «сворой бешеных псов»[27]. Также по Чёрному морю проходил ближайший и самый дешёвый торговый путь в Иран. В Трапезунде происходила выгрузка английских товаров для отправки в Иран. Угроза, что путь будет закрыт, вызывала огромную тревогу в Англии.

Франция[править | править вики-текст]

Во Франции значительная часть общества поддерживала идею реванша за поражение в наполеоновских войнах и была готова принять участие в войне против России, при условии что Англия выступит на их стороне[28][29].

Австрия[править | править вики-текст]

Со времён Венского конгресса Россия и Австрия состояли в Священном союзе, основной целью которого было предотвращение революционных ситуаций в Европе.

Летом 1849 года, по просьбе императора Австрии Франца-Иосифа I, русская армия под командованием Ивана Паскевича приняла участие в подавлении Венгерской национальной революции.

После всего этого Николай I рассчитывал на поддержку Австрии в Восточном вопросе:

Что касается Австрии, то я в ней уверен, так как наши договоры определяют наши отношения.

Но российско-австрийское сотрудничество не могло устранить противоречия, которые были между двумя странами. Австрию, как прежде, страшила перспектива появления на Балканах независимых государств, вероятно дружественных России, само существование которых вызвало бы рост национально-освободительных движений в многонациональной Австрийской империи.

Непосредственные причины войны[править | править вики-текст]

Наполеон III, император Франции (1852—1870)

Прелюдией к войне стал конфликт Николая I с Наполеоном III, пришедшим к власти во Франции после переворота 2 декабря 1851. Николай I считал нового французского императора нелегитимным, поскольку династия Бонапартов была исключена из французского престолонаследия Венским конгрессом. Чтобы продемонстрировать свою позицию, Николай I в поздравительной телеграмме обратился к Наполеону III «Monsieur mon ami» («дорогой друг»), вместо допустимого по протоколу «Monsieur mon frère» («дорогой брат»)[30]. Подобная вольность была расценена как публичное оскорбление нового французского императора[31].

Сознавая непрочность своей власти, Наполеон III хотел отвлечь внимание французов популярной в то время войной против России и вместе с тем удовлетворить чувство личного раздражения против императора Николая I. Пришедший к власти при поддержке католической церкви, Наполеон III стремился отплатить союзнику, защищая интересы Ватикана на международной арене, в частности в вопросе контроля над церковью Рождества Христова в Вифлееме, что привело к конфликту с православной церковью и, непосредственно, с Россией. При этом французы ссылались на договор с Османской империей от 1740 года, дающий Франции право контроля над христианскими святыми местами в Палестине, а Россия — на указ султана от 1757 года, восстановивший права Православной церкви в Палестине, и Кючук-Кайнарджийский мирный договор от 1774 года, давший России право защищать интересы христиан в Османской империи.

Франция потребовала, чтобы ключи от церкви (которые в то время принадлежали православной общине) были отданы католическому духовенству. Россия потребовала, чтобы ключи остались у православной общины. Обе стороны подкрепляли свои слова угрозами. Османы, не имея возможности отказать, пообещали выполнить и французские, и русские требования. Когда эта типичная для османской дипломатии уловка была раскрыта, в конце лета 1852 года Франция, в нарушение Лондонской конвенции о статусе проливов от 13 июля 1841 года, привела под стены Стамбула 80-пушечный линейный корабль «Charlemagne». В начале декабря 1852 года ключи от церкви Рождества Христова были переданы Франции[32]. В ответ российский канцлер Нессельроде от лица Николая I заявил, что Россия «не потерпит полученного от Османской империи оскорбления… vis pacem, para bellum!» (лат. хочешь мира, готовься к войне!) Началась концентрация российской армии на границе с Молдавией и Валахией.

В частной переписке Нессельроде давал пессимистичные прогнозы — в частности, в письме российскому посланнику в Лондоне Бруннову от 2 января 1853 года он предсказал, что в этом конфликте Россия будет воевать против всего мира одна и без союзников, поскольку Пруссии этот вопрос безразличен, Австрия будет нейтральна или благожелательна к Порте. Более того, Британия присоединится к Франции, чтобы утвердить своё морское могущество, поскольку «на удалённом театре боевых действий, не считая солдат нужных для десанта, потребуются в основном силы флота для открытия Проливов, после чего объединённые флоты Британии, Франции и Турции быстро покончат с российским флотом на Чёрном море»[33].

Николай I, император всероссийский (1825—1855)

Николай I рассчитывал на поддержку Пруссии и Австрии и считал невозможным союз между Британией и Францией. Однако английский премьер Абердин, опасаясь усиления России, пошёл на соглашение с французским императором Наполеоном III о совместных действиях против России.

11 февраля 1853 года в Турцию послом был отправлен князь Меншиков, с требованием о признании прав Элладской церкви на святые места в Палестине и о предоставлении России протекции над 12 миллионами христиан в Османской империи, составлявшими около трети всего османского населения. Всё это должно было быть оформлено в виде договора.

В марте 1853 года, узнав о требованиях Меншикова, Наполеон III послал французскую эскадру в Эгейское море.

5 апреля 1853 года в Константинополь прибыл Стратфорд-Редклиф, новый посол Британии. Он убедил османского султана удовлетворить российские требования, но только частично, обещая в случае войны поддержку Англии. В результате Абдул-Меджид I издал фирман (указ) о нерушимости прав греческой церкви на святые места. Но он отказался заключить с российским императором договор о протекции. 21 мая 1853 года Меншиков отбыл из Константинополя.

1 июня российским правительством был издан меморандум о разрыве дипломатических отношений с Турцией.

После этого Николай I приказал русским войскам (80 тыс.) занять подчинённые султану дунайские княжества Молдавию и Валахию «в залог, доколе Турция не удовлетворит справедливым требованиям России». В свою очередь английское правительство приказало средиземноморской эскадре идти в Эгейское море.

21 июня (3 июля) русские войска вступили в дунайские княжества.

Это вызвало протест Порты, который, в свою очередь, привёл к тому, что в Вене была созвана конференция уполномоченных Англии, Франции, Австрии и Пруссии. Результатом конференции стала Венская нота, компромиссная для всех сторон, потребовавшая от России эвакуации из Молдавии и Валахии, но дававшая России номинальное право защиты православных в Османской империи и номинальный контроль над святыми местами в Палестине.

Венская нота позволяла России выйти из ситуации без потери лица и была принята Николаем I, но отвергнута османским султаном, надеявшимся на обещанную Стратфордом-Редклифом военную поддержку Британии. Порта предложила различные изменения в упомянутой ноте. На изменения эти согласия со стороны русского государя не последовало.

Пытаясь использовать благоприятную возможность «проучить» Россию руками западных союзников, османский султан Абдул-Меджид I 27 сентября (9 октября) потребовал очищения дунайских княжеств в двухнедельный срок, а после того, как Россия не выполнила это условия, — 4 (16) октября 1853 объявил России войну. 20 октября (1 ноября) аналогичным заявлением ответила Россия.

Цели России[править | править вики-текст]

Россия стремилась обезопасить южные границы, обеспечить своё влияние на Балканах и установить контроль над черноморскими проливами Босфор и Дарданеллы, что было важно и с военной, и с экономической точек зрения. Николай I, осознавая себя великим православным монархом, стремился продолжать дело освобождения православных народов, находящихся под властью Османской Турции[34]. Однако, несмотря на наличие планов решительных военных действий, предусматривающих десанты в черноморские проливы и турецкие порты[15], был принят план, который предусматривал лишь занятие русскими войсками Дунайских княжеств. Согласно этому плану русские войска не должны были переправляться через Дунай и должны были избегать столкновений с турецкой армией. Считалось, что такая «мирно-военная» демонстрация силы принудит турок к принятию российских требований[11].

В российской историографии подчёркивается желание Николая оказать помощь угнетаемым православным жителям Турецкой империи[35]. Христианское население Турецкой империи, составлявшее 5,6 миллионов человек, и абсолютно преобладавшее в её европейских владениях, желало освобождения и регулярно бунтовало против турецкого владычества[4]. Восстание черногорцев в 1852-53 гг., подавляемое с большой жестокостью османскими войсками, стало одной из причин для оказания российского давления на Турцию. Притеснения турецкими властями религиозных и гражданских прав мирного населения Балканского полуострова и имевшие место убийства и насилия вызывали в то время возмущение не только в России, но и во многих других странах Европы.

В то же время, по мнению российского дипломата Константина Леонтьева, находившегося в 18631871 гг. на дипломатической службе в Турции, основной целью России была не политическая свобода единоверцев, а преобладание в Турции:

Война 53-го года возгорелась не из-за политической свободы единоплеменников наших, а из-за требований преобладания самой России в пределах Турции. Наше покровительство гораздо более, чем их свобода, — вот, что имелось в виду! Сам Государь считал себя вправе подчинить себе султана, как монарха Монарху, — а потом уже, по своему усмотрению (по усмотрению России, как великой Православной Державы), сделать для единоверцев то, что заблагорассудится нам, а не то, что они пожелают для себя сами. Вот разница — весьма, кажется, важная[36].
Совершенно таким же порядком шло освобождение и других племён Балканского полуострова: племя восставало против Турции; турки направляли на него свои силы; в известный момент Россия кричала Турции: «Стой!»; тогда Турция начинала готовиться к войне с Россией, война проигрывалась, и договором восставшее племя получало внутреннюю независимость, оставаясь под верховной властью Турции. При новом столкновении России с Турцией вассальная зависимость уничтожалась. Так образовалось Сербское княжество по Адрианопольскому договору 1829 г., греческое королевство — по тому же договору и по Лондонскому протоколу 1830 г. …[37].

Цели Великобритании и её союзников[править | править вики-текст]

Во время Крымской войны британская политика фактически сосредоточилась в руках лорда Пальмерстона. Его точка зрения была изложена им лорду Джону Расселу:

Аландские острова и Финляндия возвращаются Швеции; Прибалтийский край отходит к Пруссии; королевство Польское должно быть восстановлено как барьер между Россией и Германией (не Пруссией, а Германией); Молдавия и Валахия и всё устье Дуная отходит Австрии, а Ломбардия и Венеция от Австрии к Сардинскому королевству; Крым и Кавказ отбираются у России и отходят к Турции, причём на Кавказе Черкессия образует отдельное государство, находящееся в вассальных отношениях к Турции[38][39].

В то же время британский статс-секретарь по иностранным делам лорд Кларендон, не возражая против этой программы, в своей большой парламентской речи 31 марта 1854 года подчёркивал умеренность и бескорыстие Англии, которая, по его словам,

вовсе не боится за Индию, не нуждается ни в чём для своей торговли, а лишь благородно и высоко принципиально ведёт «битву цивилизации против варварства».

Наполеон III, с самого начала не сочувствовавший пальмерстоновской фантастической идее раздела России, по понятной причине воздерживался от возражений; программа Пальмерстона была составлена так, чтобы приобрести новых союзников: привлекались таким путём Швеция, Пруссия, Австрия, Сардиния, поощрялась к восстанию Польша, поддерживалась война Шамиля на Кавказе.

Но угодить всем потенциальным союзникам одновременно было практически невозможно. Кроме того, Пальмерстон явно переоценил подготовку Англии к войне и недооценил русских (Севастополь, который планировалось взять за неделю, успешно оборонялся почти год).

Единственная часть плана, которой мог симпатизировать французский император (и которая была довольно популярна во Франции), это идея свободной Польши[40]. Но именно от этой идеи союзникам пришлось отказаться в первую очередь, чтобы не оттолкнуть Австрию и Пруссию (а именно их Наполеону III было важно привлечь на свою сторону, чтобы покончить со Священным союзом).

Но Наполеону III отнюдь не хотелось ни слишком усиливать Англию, ни сверх меры ослаблять Россию. Поэтому, после того, как союзникам удалось захватить южную часть Севастополя, Наполеон III начал подкапываться под программу Пальмерстона и быстро свёл её к нулю[41].

Во время войны широкую популярность в России получило стихотворение В. П. Алферьева, напечатанное в «Северной пчеле» и начинающееся четверостишьем:

« Вот в воинственном азарте

Воевода Пальмерстон

Поражает Русь на карте

Указательным перстом…

»

В самой Англии значительная часть общества не понимала смысла Крымской войны, и после первых серьёзных военных потерь в стране и в парламенте возникла сильная антивоенная оппозиция. Позднее английский историк Д. Тревельян писал, что Крымская война «являлась просто глупой экспедицией в Чёрное море, предпринятой без достаточных оснований, потому что английскому народу наскучил мир… Буржуазная демократия, возбуждённая своими излюбленными газетами, подстрекалась к крестовому походу ради турецкого господства над балканскими христианами…»[42] Такое же непонимание целей войны со стороны Великобритании высказывает современный английский историк Д. Ливен, который утверждает что «Крымская война, в первую очередь, была французской войной»[43].

По-видимому, одной из целей Великобритании было стремление заставить Россию отказаться от проводимой Николаем I протекционистской политики и ввести благоприятный для импорта английских товаров режим. Об этом свидетельствует тот факт, что уже в 1857 г., менее чем через год после окончания Крымской войны, в России был введён либеральный таможенный тариф, снизивший до минимума российские таможенные пошлины, что, вероятно, являлось одним из условий, навязанных России Великобританией в ходе мирных переговоров. Как указывает И. Валлерстайн, в течение XIX в. Великобритания неоднократно прибегала к военному и политическому давлению на разные страны для заключения договора о свободной торговле. Примерами могут служить поддержка Великобританией греческого восстания и других сепаратистских движений внутри Османской империи, завершившаяся подписанием договора о свободной торговле в 1838 г., опиумная война Великобритании с Китаем, завершившаяся подписанием с ним в 1842 г. такого же договора и т. д.[44] Такой же характер носила антироссийская кампания в Великобритании накануне Крымской войны. Как писал историк М. Покровский о периоде, предшествовавшем её началу, «Под именем „русского варварства“, о защите против которого английские публицисты взывали к общественному мнению и своей страны, и всей Европы, речь шла, в сущности, о борьбе с русским промышленным протекционизмом»[45].

Состояние вооружённых сил России[править | править вики-текст]

Как показали дальнейшие события, Россия не была организационно и технически готова к войне. Боевая численность армии (в которую входил и не способный к бою корпус внутренней стражи) была далека от миллиона человек и 200 тысяч лошадей, значившихся по спискам; система резервов была неудовлетворительна. Средняя смертность среди рекрутов в мирные годы между 1826 г. и 1858 гг. составляла 3,5 % в год, что объяснялось отвратительным санитарным состоянием армии[46]. Кроме того, только в 1849 нормы выдачи мяса были увеличены до 84 фунтов мяса в год на каждого строевого солдата (100 граммов в день) и 42 фунта на нестроевого. Ранее даже в гвардии выдавалось всего 37 фунтов[47].

Россия вынуждена была, ввиду угрозы вмешательства в войну Австрии, Пруссии и Швеции, держать значительную часть армии на западной границе, и в связи с Кавказской войной 1817—1864 отвлекать часть сухопутных войск для борьбы с горцами.

Угрожающие масштабы приобрело техническое отставание российской армии и флота, связанное с коренным техническим перевооружением в середине XIX в. армий Великобритании и Франции, осуществивших Промышленную революцию.

Армия[править | править вики-текст]

В 1840—1850-х годах в европейских армиях активно шёл процесс замены устаревших гладкоствольных ружей на новые нарезные: к началу Крымской войны доля нарезных ружей в стрелковом вооружении русской армии не превышала 4—5 %, во французской же нарезные ружья составляли около трети стрелкового оружия, а в английской — более половины[13].

Пехота, вооружённая нарезными ружьями, при встречном бое (тем более — из укрытий), имела значительное превосходство благодаря дальнобойности и кучности своего огня: нарезные ружья имели прицельную дальность стрельбы до 1200 шагов, а гладкоствольные — не более 300 шагов[51] при сохранении убойной силы до 600 шагов[52].

Русская армия, как и союзники, имела гладкоствольную артиллерию, дальность поражающего выстрела которой (при стрельбе картечью) достигала 900 шагов. Это втрое превосходило дальность действительного огня гладкоствольных ружей, что наносило наступающей русской пехоте тяжёлые потери, тогда как пехота союзников, вооружённая нарезными ружьями, могла расстреливать артиллерийские расчёты русских орудий, оставаясь вне досягаемости картечного огня[53].

Стоит также отметить, что до 1853 года в русской армии на обучение пехоты и драгун отпускали 10 патронов в год на человека[13]. Впрочем, недостатки были присущи и армиям союзников. Так в британской армии времён Крымской войны была распространена архаичная практика комплектования армии офицерским составом путём продажи чинов за деньги.

Будущий военный министр в царствование Александра II Д. А. Милютин пишет в своих записках: «…Даже в деле военном, которым император занимался с таким страстным увлечением, преобладала та же забота о порядке, о дисциплине, гонялись не за существенным благоустройством войска, не за приспособлением его к боевому назначению, а за внешней только стройностью, за блестящим видом на парадах, педантичным соблюдением бесчисленных мелочных формальностей, притупляющих человеческий рассудок и убивающих истинный воинский дух».

Вместе с тем, ряд фактов указывает на то, что недостатки в организации русской армии были сильно преувеличены критиками Николая I. Так, войны России с Персией и Турцией в 1826—1829 гг. закончились быстрым разгромом обоих противников. Во время Крымской войны русская армия, значительно уступавшая в качестве своего вооружения и технической оснащённости армиям Великобритании и Франции, проявила чудеса храбрости, высокий боевой дух и военную выучку. При этом надо учитывать, что на главном театре боевых действий, в Крыму, союзному экспедиционному корпусу, в состав которого, наряду с армейскими частями, входили элитные гвардейские части, противостояли обычные русские армейские части, а также флотские экипажи.

Генералы, сделавшие свою карьеру после смерти Николая I (включая будущего военного министра Д. А. Милютина) и критиковавшие своих предшественников, могли это делать сознательно, с тем чтобы скрыть собственные серьёзные ошибки и некомпетентность. Так, историк М.Покровский приводил примеры бездарного ведения русско-турецкой кампании 1877—1878 гг. (когда военным министром был сам Милютин)[54]. Потери России и её союзников Румынии, Болгарии, Сербии и Черногории, которым в 1877—1878 гг. противостояла одна лишь слабая в техническом и военном отношении Турция, превзошли турецкие потери, что говорит в пользу плохой организации военных действий. В то же время в Крымской войне Россия, в одиночку противостоявшая коалиции четырёх держав, значительно превосходивших её в техническом и военном отношении, понесла меньшие потери, чем её противники, что свидетельствует об обратном. Так, по данным Б. Ц. Урланиса, боевые и небоевые потери в армии России составили 134 800 человек, а потери в армиях Великобритании, Франции и Турции — 162 800 человек, в том числе в армиях двух западных держав — 117 400 человек[55]. В то же время, следует учитывать, что во время Крымской войны русская армия действовала в обороне, а в 1877 г. — в наступлении, что и могло послужить причиной разницы потерь.

Боевые части, покорявшие Кавказ до начала войны, отличались инициативностью и решительностью, высокой слаженностью действий пехоты, кавалерии и артиллерии[56].

На вооружении русской армии имелись ракеты системы Константинова, которые применялись при обороне Севастополя[57], а также на Кавказе, на Дунае и на Балтике.

Флот[править | править вики-текст]

Великобритания и Франция вступили в войну с Россией, полагая, что парусные линейные корабли могут ещё иметь военное значение. Соответственно парусные суда участвовали в 1854 году в действиях на Балтике и на Чёрном море; однако опыт первых месяцев войны на обоих театрах боевых действий убедил союзников, что парусные корабли потеряли практическую ценность как боевые единицы[89]. Однако Синопское сражение, успешный бой русского парусного фрегата «Флора» с тремя турецкими пароходофрегатами, а также оборона Петропавловска-Камчатского, в котором с обеих сторон участвовали парусные корабли, свидетельствуют об обратном.

Союзники имели значительный перевес по всем типам кораблей, причём паровых линейных кораблей в российском флоте не было вообще. На тот момент английский флот по численности являлся первым в мире, французский был на втором, а русский на третьем месте.

Значительное влияние на характер боевых действий на море оказало наличие у воюющих сторон бомбических пушек, показавших себя эффективным оружием для борьбы как с деревянными, так и железными кораблями. В целом, Россия успела до начала войны в достаточной мере вооружить свои корабли и береговые батареи такими орудиями.

В 1851—1852 годах на Балтике началось строительство двух винтовых фрегатов и переделка в винтовые трёх парусных кораблей. Основная база флота — Кронштадт, была хорошо укреплена. В состав кронштадтской крепостной артиллерии, наряду со ствольной артиллерией, входили также ракетные установки, предназначенные для залпового огня по кораблям противника на дистанции до 2600 метров[90].

Особенностью военно-морского театра на Балтике являлось то, что из-за мелководья Финского залива крупные корабли не могли подойти непосредственно к Санкт-Петербургу. Поэтому в ходе войны для его защиты по инициативе капитана 2 ранга Шестакова и при поддержке великого князя Константина Николаевича в рекордно короткие сроки с января по май 1855 было построено 32 деревянные винтовые канонерские лодки. А в последующие 8 месяцев ещё 35 винтовых канонерок, а также 14 винтовых корветов и клиперов. Паровые машины, котлы и материалы для их корпусов были изготовлены под общим руководством чиновника особых поручений кораблестроительного департамента Н. И. Путилова в петербургских механических мастерских. Механиками на вводимые в строй винтовые военные корабли назначались русские мастеровые. Установленные на канонерских лодках бомбические пушки превращали эти небольшие корабли в серьёзную боевую силу. Французский адмирал Пэно писал по окончании войны: «Паровые канонерки, столь быстро построенные русскими, совершенно изменили наше положение».

Для обороны Балтийского побережья впервые в мире русские применили подводные мины с химическими контактными взрывателями, разработанными академиком Б. С. Якоби.

Руководство Черноморским флотом осуществлялось имевшими значительный боевой опыт адмиралами Корниловым, Истоминым, Нахимовым.

Основная база Черноморского флота — Севастополь от нападения с моря была защищена сильными береговыми укреплениями. До высадки союзников в Крыму укреплений для защиты Севастополя с суши не существовало.

В 1853 году Черноморский флот вёл активные боевые действия на море — обеспечивал переброску, снабжение и артиллерийскую поддержку русских войск на Кавказском побережье, успешно боролся с турецким военным и торговым флотом, вёл бои с отдельными паровыми кораблями англо-французов, проводил обстрелы их лагерей и артиллерийскую поддержку своих войск. После затопления 5 линейных кораблей и 2 фрегатов с целью блокады входа в Северную бухту Севастополя, остальные парусные корабли Черноморского флота использовались в качестве плавучих батарей, а пароходы для их буксировки.

В 1854—1855 годах мины на Чёрном море русскими моряками не применялись, несмотря на то, что сухопутные войска уже применяли подводные мины в устье Дуная в 1854 году[91] и в устье Буга в 1855 г.[91] В итоге возможность применения подводных мин для блокирования входа союзного флота в Севастопольскую бухту и другие гавани Крыма осталась неиспользованной.

В 1854 году для обороны побережья Северного моря Архангельское адмиралтейство построило 20 вёсельных 2-х пушечных канонерских лодок[92], и ещё 14 в 1855 г.[93]

Турецкий военно-морской флот насчитывал 13 линейных кораблей и фрегатов и 17 пароходов. Командный состав ещё до начала войны был усилен английскими советниками.

Кампания 1853[править | править вики-текст]

Начало русско-турецкой войны[править | править вики-текст]

27 сентября (9 октября), русский командующий князь Горчаков получил послание от командующего турецкими войсками Омера-паши, в котором содержалось требование очистить Дунайские княжества в 15-дневный срок. В начале октября, до наступления срока, указанного Омер-пашой, турки стали обстреливать русские передовые пикеты. Утром 11 (23) октября турки открыли огонь по русским пароходам «Прут» и «Ординарец», проходящим по Дунаю мимо крепости Исакчи. 21 октября (2 ноября) турецкие войска стали переправляться на левый берег Дуная и создавать плацдарм для наступления на русскую армию[94]. Более подробно см. Дунайская кампания Крымской войны.

На Кавказе русские войска разбили турецкую Анатолийскую армию в сражениях под Ахалцихом, где 13-14 ноября 1853 г. по ст. с. семитысячный гарнизон генерала Андроникова отбросил 15-тысячное войско Али-паши; и 19 ноября того же года под Башкадыкларом 10-тысячный отряд генерала Бебутова разгромил 36-тысячное войско Ахмеда-паши. Это позволило спокойно провести зимний период. Более подробно см. Кавказская кампания Крымской войны.

На Чёрном море русский флот блокировал турецкие корабли в портах.

20 (31) октября бой парохода «Колхида», перевозившего роту солдат для усиления гарнизона поста Св. Николая, расположенного на кавказском побережье. При подходе к берегу «Колхида» села на мель и попала под обстрел турок, захвативших пост и уничтоживших весь его гарнизон. Отразила попытку абордажа, снялась с мели и, несмотря на потери среди экипажа и полученные повреждения, пришла в Сухум.

4 (15) ноября захват без боя русским пароходом «Бессарабия», крейсировавшим в районе Синопа, турецкого парохода «Меджари-Теджарет» (вошёл в состав Черноморского флота под названием «Турок»).

5 (17) ноября первый в мире бой паровых кораблей. Русский пароходофрегат «Владимир» захватил турецкий пароход «Перваз-Бахри» (вошёл в состав Черноморского флота под названием «Корнилов»).

9 (21) ноября успешный бой в районе мыса Пицунда русского фрегата «Флора» с 3 турецкими пароходами «Таиф», «Фейзи-Бахри» и «Саик-Ишаде» под общим командованием английского военного советника Слейда. После 4-х часового боя «Флора» вынудила пароходы отступить, уводя на буксире флагманский «Таиф».

18 (30) ноября эскадра под командованием вице-адмирала Нахимова в ходе Синопского сражения уничтожила турецкую эскадру Османа-паши.

Вступление союзников[править | править вики-текст]

Синопский инцидент послужил формальным основанием для вступления Англии и Франции в войну против России[95][96][97].

По получении известия о Синопском сражении английская и французская эскадры вместе с дивизией оттоманского флота 22 декабря 1853 (4 января 1854) вошли в Чёрное море. Адмиралы, начальствующие над флотом, известили русские власти, что имеют задание ограждать турецкие суда и порты от нападений с русской стороны. На запрос о цели такого действия западные державы отвечали, что имеют в виду не только защищать турок от всякого нападения со стороны моря, но и способствовать им в снабжении своих портов, препятствуя вместе с тем свободному плаванию русских судов. 17 (29) января французский император предъявил России ультиматум: увести войска из Дунайских княжеств и начать переговоры с Турцией. 9 (21) февраля Россия отвергла ультиматум и объявила о разрыве дипломатических отношений с Англией и Францией[98].

Вместе с тем император Николай обратился к берлинскому и венскому дворам, предлагая им, в случае войны, соблюдать нейтралитет, поддержанный оружием. Австрия и Пруссия уклонились от этого предложения, равно как и от союза, предложенного им Англией и Францией, но заключили между собой отдельный договор. Особой статьёй этого договора было положено, что если не последует вскоре выступления русских из Дунайских княжеств, то Австрия потребует очищения их, Пруссия же поддержит это требование, и затем, в случае неудовлетворительного ответа, обе державы приступят к наступательным действиям, которые могут быть вызваны также присоединением княжеств к России или переходом русских за Балканы.

15 (27) марта 1854 года Великобритания и Франция объявили войну России. 30 марта (11 апреля) Россия ответила аналогичным заявлением.

Кампания 1854[править | править вики-текст]

В начале 1854 года вся пограничная полоса России была разделена на участки, подчинённые каждый особому начальнику на правах главнокомандующего армией либо отдельным корпусом. Участки эти были следующие:

Вторжение в Крым и осада Севастополя[править | править вики-текст]

В апреле союзный флот в составе 28 судов провёл бомбардировку Одессы, в ходе которой в гавани было сожжено 9 торговых судов. У союзников 4 фрегата были повреждены и отведены на ремонт в Варну. Кроме того, 12 мая в условиях густого тумана на мель в 6 милях от Одессы сел английский пароход „Тигр“. 225 человек экипажа были взяты в русский плен, а само судно потоплено.

3 (15) июня 1854 2 английских и 1 французский пароходофрегат подошли к Севастополю, откуда навстречу им вышли 6 русских пароходофрегатов. Пользуясь превосходством в скорости, противник после непродолжительной перестрелки ушёл в море.

14 (26) июня 1854 состоялся бой англо-французского флота в составе 21 корабля с береговыми укреплениями Севастополя.

В начале июля союзные войска в составе 40 тысяч французов, под начальством маршала Сент-Арно, и 20 тысяч англичан, под командой лорда Раглана, высадились под Варной, откуда часть французских войск предприняла экспедицию в Добруджу, но холера, развившаяся в страшных размерах во французском десантном корпусе, заставила отказаться на время от всяких наступательных действий.

Расположение оборонительных позиций русских войск в Севастополе, 1854 г.

Неудачи на море и в Добрудже заставили союзников обратиться теперь к выполнению давно задуманного предприятия — вторжению в Крым, тем более что общественное мнение Англии громко требовало, чтобы, в вознаграждение за все вызванные войной потери и издержки, были истреблены военно-морские учреждения Севастополя и русский Черноморский флот.

2 (14) сентября 1854 года началась высадка экспедиционного корпуса коалиции в Евпатории. Всего за первые дни сентября на берег было переправлено около 61 тысячи солдат. 8 (20) сентября 1854 года в сражении на Альме союзники нанесли поражение русской армии (33 тысячи солдат), пытавшейся преградить им путь к Севастополю. Русская армия была вынуждена отступить. Во время битвы впервые сказался качественный перевес нарезного оружия союзников над гладкоствольным русским. Командование Черноморского флота собиралось атаковать вражеский флот, чтобы сорвать наступление союзников. Однако Черноморский флот получил категорический приказ, в море не выходить, а оборонять Севастополь с помощью матросов и корабельных пушек.

22 сентября. Нападение англо-французского отряда в составе 4 пароходофрегатов (72 орудия) на крепость Очаков и находившуюся здесь русскую гребную флотилию в составе 2 малых пароходов и 8 гребных канонерских лодок (36 орудий) под командой капитана 2 ранга Ендогурова. После трёхчасовой перестрелки на дальней дистанции суда противника, получив повреждения, ушли в море.

Началась осада Севастополя. 5 (17) октября состоялась первая бомбардировка города, во время которой погиб Корнилов.

В тот же день флот союзников попытался совершить прорыв на внутренний рейд Севастополя, но потерпел поражение. В ходе боя проявилась лучшая подготовка русских артиллеристов, превосходивших по скорострельности противника более чем в 2,5 раза, а также уязвимость кораблей союзников, в том числе железных пароходов, от огня русской береговой артиллерии. Так, русская 3-пудовая бомба пробила все палубы французского линейного корабля „Шарлеман“, разорвалась в его машине и разрушила её. Остальные корабли, участвовавшие в бою, тоже получили серьёзные повреждения. Один из командиров французских кораблей оценил этот бой так: „Ещё одно такое сражение, и половина нашего Черноморского флота не будет годна ни к чему“[99].

29 сентября скончался Сент-Арно. За три дня до этого он передал командование французскими войсками Канроберу.

13 (25) октября произошло сражение под Балаклавой, в результате которого войска союзников (20 тысяч солдат) сорвали попытку русских войск (23 тысячи солдат) деблокировать Севастополь. В ходе битвы русским солдатам удалось захватить некоторые позиции союзников, оборонявшиеся турецкими войсками, которые пришлось оставить, утешаясь захваченными у турок трофеями (знамя, одиннадцать чугунных орудий и др.). Эта битва стала знаменитой благодаря двум эпизодам:

„Тонкая красная линия“. Роберт Гибб
  • Тонкая красная линия — В критический для союзников момент боя, пытаясь остановить прорыв русской кавалерии в Балаклаву, командир 93-го шотландского полка Колин Кемпбелл растянул своих стрелков в шеренгу не по четыре, как тогда было принято, а по два. Атака была успешно отбита, после чего в оборот в английский язык вошло словосочетание „тонкая красная линия“[100], обозначающее оборону из последних сил.
„Атака лёгкой кавалерии“. Ричард Вудвилл
  • Атака лёгкой бригады — выполнение бригадой английской лёгкой кавалерии неправильно понятого приказа, приведшее к самоубийственной атаке хорошо укреплённых русских позиций. Словосочетание „атака лёгкой кавалерии“ стало в английском языке синонимом отчаянной безнадёжной атаки. Эта лёгкая кавалерия, полёгшая под Балаклавой, числила в своём составе представителей самых аристократических фамилий. День Балаклавы навсегда остался траурной датой в военной истории Англии.

Стремясь сорвать планировавшийся союзниками штурм Севастополя, 5 ноября русские войска (общей численностью 32 тыс. человек) атаковали английские войска (8 тыс. человек) под Инкерманом. В развернувшемся сражении русские войска имели первоначальный успех; но приход французского подкрепления (8 тыс. человек) переломил ход сражения в пользу союзников. Особенно эффективно действовала французская артиллерия. Русским было приказано отступать. Согласно мнению ряда участников сражения с русской стороны, решающую роль сыграло неудачное руководство Меншикова, который не использовал имеющиеся резервы (12 000 солдат под командованием Данненберга и 22 500 под командованием Горчакова[101]). Отход русских войск к Севастополю прикрывали своим огнём пароходофрегаты «Владимир» и «Херсонес». Штурм Севастополя был сорван на несколько месяцев, что дало время укрепить город.

«Британские войска и Крымская война. Терпеливые герои». Карикатура из лондонского журнала «Панч» (1856 г.) Один оборванный английский солдат другому:
— Ну что, Джек! Есть хорошие новости из дома. Мы получим медаль.
— Это очень мило. Может быть, когда-нибудь мы получим шинель, к которой можно будет её приколоть.

14 ноября жестокий шторм у берегов Крыма привёл к потере союзниками более 53 кораблей (из них 25 транспортов). Дополнительно, под Евпаторией потерпели крушение два линейных корабля (французский 100-пушечный «Генрих IV» и турецкий 90-пушечный «Пеики-Мессерет») и 3 паровых корвета союзников[102][103]. В частности, были утеряны посланные десантному корпусу союзников запасы зимней одежды и медикаментов, что в условиях надвигающейся зимы поставило союзников в тяжёлое положение. Буря 14 ноября по тем тяжким потерям, какие она причинила флоту союзников и транспортам с припасами, приравнивалась ими к проигранной морской битве[104].

24 ноября пароходофрегаты «Владимир» и «Херсонес», выйдя с Севастопольского рейда в море, атаковали стоявший у Песочной бухты французский пароход и заставили его удалиться, после чего, подойдя к Стрелецкой бухте, обстреляли из бомбических орудий расположенный на берегу французский лагерь и неприятельские пароходы.

Другие театры военных действий[править | править вики-текст]

На Дунае в марте 1854 года русские войска переправляются через Дунай и в мае осаждают Силистрию. В конце июня, ввиду возросшей опасности вступления в войну Австрии, осада была снята и начат вывод русских войск из Молдавии и Валахии. По мере отступления русских, турки медленно продвигались вперёд, и 10 (22) августа Омер-паша вступил в Бухарест. Тогда же перешли границу Валахии австрийские войска, которые, по соглашению союзников с турецким правительством, сменили турок и заняли княжества.

На Кавказе русские войска 19 (31) июля заняли Баязет, 24 июля (5 августа1854 дали успешное сражение у Кюрюк-Дара в 18 км от Карса, но пока ещё не смогли приступить к осаде этой крепости, в районе которой была сосредоточена 60-тысячная турецкая армия. Была упразднена Черноморская береговая линия.

На Балтике две дивизии Балтийского флота были оставлены для усиления обороны Кронштадта, а третья — расположена у Свеаборга. Главнейшие пункты на балтийском побережье были прикрыты береговыми батареями, и деятельно строились канонерские лодки.

Бомбардировка Соловецкого монастыря. Лубок. 1868 год.

С очищением моря ото льда, сильный англо-французский флот (11 винтовых и 15 парусных линейных кораблей, 32 пароходофрегата и 7 парусных фрегатов) под командованием вице-адмирала Ч. Нейпира и вице-адмирала А. Ф. Парсеваля-Дешена вошёл в Балтику и блокировал русский Балтийский флот (26 парусных линейных кораблей, 9 пароходофрегатов и 9 парусных фрегатов) в Кронштадте и Свеаборге.

Не решившись атаковать эти базы из-за русских минных заграждений, союзники начали блокаду побережья и бомбардировали ряд населённых пунктов в Финляндии. 26 июля (7 августа1854 11-тысячный англо-французский десант высадился на Аландских островах и осадил Бомарсунд, который после разрушения укреплений сдался. Попытки других десантов (в Экенесе, Ганге, Гамлакарлебю и Або) окончились неудачей. Осенью 1854 года союзные эскадры покинули Балтийское море.

На Белом море действия союзной эскадры капитана Оманея ограничились захватом мелких купеческих судов, грабежом прибрежных жителей, двукратной бомбардировкой Соловецкого монастыря[105] Были попытки предпринятия десанта, однако от них отказались. Во время бомбардировки города Колы неприятельским огнём сожжено около 110 домов, 2 церкви (в том числе шедевр русского деревянного зодчества Воскресенский собор XVII века), магазины.[106]

На Тихом океане гарнизон Петропавловска-Камчатского под командованием генерал-майора В. С. Завойко 18—24 августа (30 августа5 сентября) 1854 года отразил нападение англо-французской эскадры под командованием контр-адмирала Дэвида Прайса, разбив высаженный ею десант (см. Петропавловская оборона).

Дипломатические усилия[править | править вики-текст]

В 1854 году в Вене при посредничестве Австрии велись дипломатические переговоры между воюющими сторонами. Англия и Франция в качестве условий мира потребовали запрета для России держать военный флот на Чёрном море, отказа России от протектората над Молдавией и Валахией и от притязаний на покровительство православным подданным султана, а также «свободы плавания» по Дунаю (то есть лишения России доступа к его устьям).

2 (14) декабря Австрия объявила о союзе с Англией и Францией. 28 декабря 1854 (9 января 1855) открылась конференция послов Англии, Франции, Австрии и России, но переговоры не дали результатов и в апреле 1855 года были прерваны.

26 января 1855 года к союзникам присоединилось Сардинское королевство, заключившее договор с Францией, после чего 15 тысяч пьемонтских солдат отправились под Севастополь. Согласно плану Пальмерстона, Сардинии за участие в коалиции должны были достаться Венеция и Ломбардия, отобранные у Австрии. После войны Франция заключила с Сардинией договор, в котором уже официально взяла на себя соответствующие обязательства (которые, впрочем, так и не были выполнены).

Кампания 1855[править | править вики-текст]

18 февраля (2 марта) 1855 года российский император Николай I скоропостижно скончался. Российский престол унаследовал его сын, Александр II.

Крым и осада Севастополя[править | править вики-текст]

Адмирал Нахимов на севастопольском бастионе
  • 5 (17) февраля русские войска предпринимают неудавшуюся попытку освобождения Евпатории.
  • 7 (19) марта гибнет Истомин.
  • 28 марта (9 апреля) предпринята вторая бомбардировка Севастополя.
  • 12 (24) мая англо-французский флот занял Керчь, гарнизон которой отошёл к Феодосии. Застигнутые в Керченской гавани 3 парохода, 10 транспортов и мелкие суда были сожжены своими экипажами. Винтовая шхуна Отдельного кавказского корпуса «Аргонавт», вступив в бой с английской паровой шхуной «Snake», имевшей превосходство в мощности машины и вооружении, причинила последней несколько повреждений, оторвалась от неприятеля и ушла в Бердянск.
  • 22—24 мая (35 июня) состоялась третья бомбардировка, после которой союзники, овладели Селенгинским и Волынским редутами и Камчатским люнетом и вышли вплотную к Малахову кургану — ключу к обороне Севастополя.
  • 20 июня ранен Тотлебен, руководивший инженерными работами по защите города.
  • 28 июня умер главнокомандующий английскими войсками лорд Раглан.
  • 10 июля от шальной пули гибнет Нахимов.
  • 16 августа русские войска предпринимают последнюю попытку снятия блокады с Севастополя, но в сражении на реке Чёрной терпят поражение.
Штурм Малахова кургана французскими зуавами
  • 1720 августа — пятая бомбардировка Севастополя. Потери русских войск составляли 900—1000 человек в день. Огонь неприятеля с 21 августа по 3 сентября был слабее, но выводил из строя ежедневно по 500—700 человек.
  • 47 сентября состоялась последняя, шестая бомбардировка.
  • 8 сентября французские войска захватили Малахов курган. 9 сентября русские войска оставили южную часть Севастополя.

После захвата южной части Севастополя союзные главнокомандующие, не решавшиеся двигаться с армией внутрь полуострова за недостатком обозов, стали угрожать движением на Николаев, который, с падением Севастополя, получил важное значение, так как там находились русские морские учреждения и запасы. С этой целью сильный союзный флот 2 (14) октября подошёл к Кинбурну и после двухдневной бомбардировки принудил его к сдаче.

Для бомбардировки Кинбурна французами, впервые в мировой практике, были применены бронированные плавучие платформы, оказавшиеся практически неуязвимыми для кинбурнских береговых батарей и форта, самым мощным вооружением которых были среднекалиберные 24 фунтовые пушки[107]. Их чугунные ядра оставляли на 4½-дюймовой броне французских плавучих батарей вмятины глубиной не более дюйма, а огонь самих батарей был настолько разрушителен что, по мнению присутствовавших английских наблюдателей, одних бы батарей хватило для разрушения стен Кинбурна за три часа[108][109].

Оставив в Кинбурне войска Базена и небольшую эскадру, англичане и французы отплыли к Севастополю, около которого стали устраиваться для предстоявшей зимовки.

Другие театры военных действий[править | править вики-текст]

Для действий на Балтийском море в 1855 году союзники снарядили 67 судов; флот этот в середине мая появился перед Кронштадтом, надеясь выманить в море стоявший там русский флот. Не дождавшись этого и убедившись, что укрепления Кронштадта усилены и во многих местах заложены подводные мины, неприятель ограничился набегами лёгких судов на разные места финского прибрежья.

25 июля (6 августа) союзный флот в течение 45 часов бомбардировал Свеаборг, но кроме разрушения строений почти никакого вреда крепости не нанёс.

На Кавказе крупной победой России в 1855 году стало взятие Карса. Первая атака на крепость произошла 4 (16) июня, её осада началась 6 (18) июня, а к середине августа приобрела тотальный характер. После крупного, но безуспешного штурма от 17 (29) сентября, Н. Н. Муравьёв продолжил осаду вплоть до капитуляции османского гарнизона, состоявшейся 16 (28) ноября 1855 г. Командовавший гарнизоном Вассиф-паша сдал противнику ключи от города, 12 турецких знамён и 18,5 тыс. пленных. В результате этой победы русские войска стали успешно контролировать не только город, но и всю его область, включая Ардаган, Кагызман, Олты и Нижне-басенский санджак.

Война и пропаганда[править | править вики-текст]

«Двуглавая (букв. „рассечённая“) ворона в Крыму». Карикатура в лондонском журнале «Панч», 29 сентября 1855. Два солдата союзников смотрят на убегающего двуглавого орла. Подпись под рисунком: «Двуглавая ворона в Крыму. Она получила жестокий удар! Добей её!»

Неотъемлемой частью войны была пропаганда. За несколько лет до Крымской войны (в 1848 г.) Карл Маркс, который сам активно публиковался в западноевропейской прессе, писал, что немецкой газете, для спасения либеральной репутации, нужно было «вовремя проявлять ненависть к русским»[110].

Ф.Энгельс в нескольких статьях в английской прессе, опубликованных в марте-апреле 1853 г., обвинял Россию в стремлении захватить Константинополь[111], хотя было хорошо известно, что русский ультиматум февраля 1853 года не содержал никаких территориальных претензий самой России в отношении Турции. В другой статье (апрель 1853 г.) Маркс и Энгельс ругали сербов за то, что они не хотят читать книжки, напечатанные на их языке на Западе латинскими буквами, а читают только книжки на кириллице, напечатанные в России; и радовались тому, что в Сербии, наконец, появилась «антирусская прогрессивная партия»[112].

В том же 1853 году английская либеральная газета Daily News уверяла своих читателей, что христиане в Османской империи пользуются большей религиозной свободой, чем в православной России и католической Австрии[113].

В 1854 г. лондонская «Таймс» писала: «Хорошо было бы вернуть Россию к обработке внутренних земель, загнать московитов вглубь лесов и степей». В том же году Д.Рассел, лидер Палаты общин и глава Либеральной партии заявил: «Надо вырвать клыки у медведя… Пока его флот и морской арсенал на Чёрном море не разрушен, не будет в безопасности Константинополь, не будет мира в Европе»[114].

Давно уже можно было предугадывать, что эта бешеная ненависть, которая с каждым годом всё сильнее и сильнее разжигалась на Западе против России, сорвётся когда-нибудь с цепи. Этот миг и настал… Это весь Запад пришёл выказать своё отрицание России и преградить ей путь в будущее. Фёдор Тютчев[114].

Широкая антизападная, патриотическая и ура-патриотическая пропаганда началась и в России, которая поддерживалась как официальными выступлениями, так и спонтанными выступлениями патриотически настроенной части общества. Фактически впервые со времён Отечественной войны 1812 г. Россия противопоставила себя крупной коалиции европейских стран, демонстрируя свою «особенную стать». В то же время, некоторые наиболее резкие ура-патриотические выступления николаевской цензурой не допускались к печати, что произошло, например, в 1854—1855 гг. с двумя стихотворениями Ф. И. Тютчева («Пророчество» и «Теперь тебе не до стихов»)[115].

Дипломатические усилия[править | править вики-текст]

После падения Севастополя в коалиции появились разногласия. Пальмерстон хотел продолжать войну, Наполеон III — нет. Французский император начал тайные (сепаратные) переговоры с Россией. Тем временем, о своей готовности присоединиться к союзникам заявила Австрия. В середине декабря она предъявила России ультиматум:

  1. замена русского протектората над Валахией и Сербией протекторатом всех великих держав;
  2. установление свободы плавания в устьях Дуная;
  3. недопущение прохода чьих-либо эскадр через Дарданеллы и Босфор в Чёрное море, воспрещение России и Турции держать на Чёрном море военный флот и иметь на берегах этого моря арсеналы и военные укрепления;
  4. отказ России от покровительства православным подданным султана;
  5. уступка Россией в пользу Молдавии участка Бессарабии, прилегающего к Дунаю.

Спустя несколько дней Александр II получил письмо от Фридриха Вильгельма IV, который призывал российского императора принять австрийские условия, намекая, что в противном случае Пруссия может присоединиться к антироссийской коалиции. Таким образом, Россия оказалась в полной дипломатической изоляции, что в условиях истощения ресурсов и нанесённых союзниками поражений ставило её в крайне трудное положение.

Вечером 20 декабря 1855 года в кабинете царя состоялось созванное им совещание. Было решено предложить Австрии опустить 5-й пункт. Австрия это предложение отвергла. Тогда Александр II созвал 15 января 1856 года вторичное совещание. Собрание единогласно решило принять ультиматум в качестве предварительных условий мира.

Итоги войны[править | править вики-текст]

13 (25) февраля 1856 начался Парижский конгресс, а 18 (30) марта был подписан мирный договор.

  • Россия возвращала османам город Карс с крепостью, получая в обмен захваченный у неё Севастополь, Балаклаву и другие крымские города.
  • Чёрное море объявлялось нейтральным (то есть открытым для коммерческих и закрытым для военных судов в мирное время), с запрещением России и Османской империи иметь там военные флоты и арсеналы.
  • Плавание по Дунаю объявлялось свободным, для чего русские границы были отодвинуты от реки и часть русской Бессарабии с устьем Дуная была присоединена к Молдавии.
  • Россия лишалась предоставленного ей Кючук-Кайнарджийским миром 1774 года протектората над Молдавией и Валахией и исключительного покровительства России над христианскими подданными Османской империи.
  • Россия обязалась не возводить укреплений на Аландских островах.

В ходе войны участникам антироссийской коалиции не удалось добиться всех своих целей, но удалось предотвратить усиление России на Балканах и временно лишить её Черноморского флота.

Последствия войны[править | править вики-текст]

Россия
  • Война привела к расстройству финансовой системы Российской империи (Россия потратила на войну 800 млн рублей, Британия — 76 млн фунтов): для финансирования военных расходов правительству пришлось прибегнуть к печатанию необеспеченных кредитных билетов, что привело к снижению их серебряного покрытия с 45 % в 1853 г. до 19 % в 1858, то есть фактически более чем к двукратному обесцениванию рубля (см. реформы Е. Ф. Канкрина)[116][117].
    Снова выйти на бездефицитный госбюджет Россия смогла в 1870 году, то есть через 14 лет после окончания войны[118]. Установить стабильный курс рубля к золоту и восстановить его международную конвертацию удалось в 1897 году, в ходе денежной реформы Витте.

В 1871 году Россия добилась отмены запрета держать военно-морской флот в Чёрном море по Лондонской конвенции. В 1878 году Россия смогла вернуть утраченные территории по Берлинскому трактату, подписанному в рамках Берлинского конгресса, состоявшегося по итогам Русско-турецкой войны 1877—1878.

  • Правительство Российской империи начинает пересматривать свою политику в области железнодорожного строительства, ранее проявлявшуюся в неоднократном блокировании частных проектов строительства железных дорог, в том числе на Кременчуг, Харьков и Одессу и отстаивании невыгодности и ненужности строительства железных дорог в южном направлении от Москвы. В сентябре 1854 года издан приказ начать изыскания на линии Москва — Харьков — Кременчуг — Елизаветград — Ольвиополь — Одесса. В октябре 1854 года поступило распоряжение приступить к изысканиям на линии Харьков — Феодосия, в феврале 1855 года — на ответвлении от Харьковско-Феодосийсакой линии в Донбасc, в июне 1855 — на линии Геническ — Симферополь — Бахчисарай — Севастополь. 26 января 1857 года издан Высочайший указ о созданни первой сети железных дорог.[119]
…железные дороги, в надобности коих были у многих сомнения ещё за десять лет, признаны ныне всеми сословиями необходимостью для Империии и сделались потребностью народною, желанием общим, настоятельным. В сём глубоком убеждении, мы вслед за первым прекращением военных действий повелели о средствах к лучшему удовлетворению этой неотложной потребности… обратиться к промышленности частной, как отечественной, так и иностранной… чтобы воспользоваться значительной опытностью, приобретённою при устройстве многих тысяч вёрст железных дорог на Западе Европы.

— Высочайший указ императора Александра II от 26 января 1857 года

Британия

Военные неудачи стали причиной ухода в отставку британского правительства Абердина, которого на его посту заменил Пальмерстон. Обнаружилась порочность официальной системы продажи офицерских чинов за деньги, сохранившаяся в британской армии со средневековых времён.

Османская империя

Во время Восточной кампании Османская империя сделала заём в Англии в 7 млн фунтов стерлингов. В 1858 году было объявлено банкротство султанской казны.

В феврале 1856 года султан Абдул-Меджид I был вынужден издать гатти-шериф (декрет) Хатт-и хумаюн (Hatt-ı Hümayun), которым провозглашались свобода религии и равенство подданных империи независимо от национальности.

Австрия

Австрия оказалась в политической изоляции вплоть до 23 октября 1873 года, когда был заключён новый союз трёх императоров (России, Германии и Австро-Венгрии).

Влияние на военное дело[править | править вики-текст]

Крымская война дала толчок развитию вооружённых сил, военного и военно-морского искусства европейских государств. Во многих странах начался переход от гладкоствольного оружия к нарезному, от парусного деревянного флота к паровому броненосному[120], зародились позиционные формы ведения войны.

В сухопутных войсках повысилась роль стрелкового оружия и, соответственно, огневой подготовки атаки, появился новый боевой порядок — стрелковая цепь, что также было результатом резко возросших возможностей стрелкового оружия. Со временем она полностью заменила колонны и рассыпной строй.

Прочее[править | править вики-текст]

Потери[править | править вики-текст]

Страны Население,
на 1853 г.
Войск Убито Ранено Умерло
от ран
Умерло
от болезней
От других
причин
Англия
(без колоний)
21 350 000 97 864 2 755 18 253 1 847 17 225 775
Франция
(без колоний)
36 070 000 309 268 10 240 39 818 11 750 75 375
Сардиния 4 350 000 21 000 12 167 16 2166
Османская империя 35 000 000 165 000 10 000 10 800 24 500
Всего 96 770 000 593 132 23 007 ? 24 413 119 266
Россия 71 775 200[125] 1 397 178[126] 24 731 81 247 15 971 88 775 13 225[127]
Всего 168 545 200 1 990 310 47 738 40 384 208 041

По оценкам военных потерь, общее число погибших в бою, а также умерших от ран и от болезней в армии союзников составило 160—170 тыс. человек, в русской армии — 100—110 тыс. человек. По другим оценкам, общее число погибших в войне, включая небоевые потери, составило приблизительно по 250 тысяч со стороны России и со стороны союзников[128][129][130][131].

Награды[править | править вики-текст]

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Очерки истории Грузии. Том 5 : В 8-и т. / АН ГССР, Ин-т ист., археол. и этнографии — Тб.: Мецниереба, тип. АН ГССР — [MFN: 2511] Т.5 : Грузия в XIX веке / [Ред.: М. Гаприндашвили, О. Жорданиа] — 1990 — 614с. — Библиогр. в подстроч. примеч. — ISBN 5-520-00499-4 : [4л.], 18500экз. [MFN: 2513] UDC: 9(479.22)"19"
  2. Военная Энциклопедия, М., Воениздат 1999, т.4, стр.315
  3. Зайончковский А. М. Восточная война 1853—1856. СПб: Полигон, 2002
  4. 1 2 Восточный вопрос // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.. В частности, в 18521853 годах шло вооружённое восстание в Черногории
  5. Император Николай на полях депеши английского посла Сеймура сделал следующие замечания: спор о Святых местах «может привести к войне, а война может легко окончиться падением Оттоманской империи в особенности, если бы война возникла вследствие совершающихся в Черногории ужасов, к которым христианские народности не могут оставаться безучастными, предвидя для себя такую же судьбу». Необходимо доказать султану, что «разорение Черногории недопустимо, как равно и подданство Порте этой страны, которая ей не принадлежит и на которую в течение столетия простирается наше покровительство» Зайончковский А. М. Восточная война 1853—1856. СПб: Полигон, 2002.
  6. «Фактически, — заметил государь (в беседе с английским послом Сеймуром от 22.01.1853), — Дунайские княжества (Молдавия, Румыния) образуют государство, под моим покровительством, и такое положение могло бы продолжаться. Сербия могла бы получить такую же форму правления. То же можно сказать о Болгарии: я не вижу причин, мешающих этой стране образовать самостоятельное государство.»Зайончковский А. М. Восточная война 1853—1856. СПб: Полигон, 2002.
  7. Николаю I приписывается сравнение Османской империи с «больным человеком Европы», употребляемое им в общении с иностранными дипломатами в начале 1850-х годов; см. например Тарле Е. В. «Крымская война»
  8. После ареста английского судна «Уиксен», направлявшегося с грузом боеприпасов к кавказскому побережью, где шли военные действия между русскими войсками и черкесами, премьер Пальмерстон заявлял русскому послу, что он не признаёт русского суверенитета над Черкесией Тарле Е. В. «Крымская война»
  9. «Наземные же операции в Закавказье, по английскому плану, возлагались на турецкую армию Омер-паши, которая вела наступление в Западной Грузии и Армении, во взаимодействии с отрядами Шамиля.»Штейнберг Е. Л. История британской агрессии на Среднем Востоке. М., 1951
  10. Зайончковский А. М. Восточная война 1853—1856. СПб: Полигон, 2002.
  11. 1 2 3 Зайончковский А. М. Восточная война 1853—1856. СПб: Полигон, 2002
  12. «Поелику княжества Молдавское и Валахское подчинили себя особыми капитуляциями верховной власти Блистательной Порты и поелику Россия приняла на себя ручательство в их благоденствии, то ныне сохраняются им все права, преимущества и выгоды, дарованные в тех капитуляциях или же в договорах, между обоими императорскими дворами заключённых»(статья 5)"[1]
  13. 1 2 3 Кульминация «ружейной драмы» Семён Федосеев
  14. см. также раздел «Состояние вооружённых сил России»
  15. 1 2 Зайончковский А. М. Восточная война 1853—1856. СПб: Полигон, 2002
  16. «Подтверждая ранее данные (императором) указания не переходить Дуная и избегать столкновения с турками, командующему (русскими) войсками особенно рекомендовалось не раздроблять, с одной стороны, войск, но с другой — „наблюдать со всей бдительностью за турецкой границей и за нижним течением Дуная для предупреждения всякого покушения турецких войск вторгнуться в собственные пределы наши“». Зайончковский А. М. Восточная война 1853—1856. СПб: Полигон, 2002
  17. Симпатии Великобритании и Франции склонялись на сторону Мухаммеда Али
  18. Кантор. В. «Дневник писателя» Достоевского как провокация имперского кризиса в России
  19. «Я уже два раза мог овладеть Константинополем и Турцией…, — говорил Николай Н. Н. Муравьёву (Карсскому) в начале 1853. — Какие выгоды от завоевания Турции произошли бы для нашей матушки-то России, то есть для губерний — Ярославской, Московской, Владимирской и прочих? Мне и Польши достаточно.» Янковский Д. П. Личность императора Николая I и его эпоха. Варшава, 1897, с. 13
  20. Выскочков Л. Николай I. серия ЖЗЛ. М., 2006, с.390
  21. Wallerstein I. The Modern World-System III. The Second Era of Great Expansion of the Capitalist World-Economy, 1730-1840s. San Diego, 1989, pp. 176—177, 151
  22. Sketch from 1856: Crimean War 10
  23. См., например: Peter Hopkirk. The Great Game: On Secret Service in High Asia. John Murray, 2006 и другие книги этого автора
  24. См. выдержки из разговора от 20 февраля 1853 года с английским послом в Петербурге Сеймуром. Николай I: 'Мне не особо интересно что случится когда медведь (Турция) умрёт… так как я, вместе с Англией, решу как надо поступить когда это событие произойдёт' Ответ Сеймура был: «Мы не видим причин думать, что медведь умирает… и мы заинтересованы в том чтобы он продолжал жить… Турция будет жить ещё много лет если не случится какого-либо непредвиденного кризиса… в предотвращении которого правительство Её Величества рассчитывает на Ваше содействие». The Great Crimean War, 1854—1856 By TREVOR ROYLE, St. Martin’s Press [2] Русские источники, впрочем, показывают этот разговор несколько иначе. «Николай: „Как бы мы все ни желали продлить существование больного человека (а я прошу вас верить, что, подобно вам, желаю продолжения его жизни), он может умереть неожиданно. У нас нет власти воскрешать мертвецов. Если Турецкая империя падёт, то она падёт, чтобы не подняться более. Поэтому я и спрашиваю вас, не лучше ли раньше подготовиться к этой возможности, чем втянуться в хаос, путаницу и в общеевропейскую войну“. На замечание Сеймура, что великобританские государственные люди держатся правила не связывать Англии в отношении возможных в будущем событий, император Николай сказал, что это, конечно, хорошее правило, но было бы чрезвычайно важно для России и Англии сговориться настолько, чтобы события не захватили их врасплох.»Зайончковский А. М. Восточная война 1853—1856. СПб: Полигон, 2002.
  25. В 1844 состоялась беседе Николая I с британским премьером Р. Пилем. В ответ на слова царя, сказавшего «Я не хочу и вершка Турции, но и не позволю тоже, чтобы другой получил хоть вершок её», Пиль заявил: «Англия относительно Востока находится в таком же положении. В одном лишь пункте английская политика несколько изменилась: относительно Египта. Существования слишком могущественного там правительства, такого правительства, которое могло бы закрыть пред Англией торговые пути, отказать в пропуске английским транспортам, — Англия не могла бы допустить»"Тарле Е. В. «Крымская война»
  26. Посол Сеймур в разговоре с императором Николаем от 22.01.53 сообщает ему о британских видах на Египет, которые «не идут далее обеспечения скорых и верных сообщений с Индией» Зайончковский А. М. Восточная война 1853—1856. СПб: Полигон, 2002.
  27. 'Mr Cobden has said that at the time of the war neither he nor Mr Bright could win any attention to their views; and he added that he (Mr Cobden) will never again try to withstand a warlike ardour once kindled, because, when a people are inllamed in that way, they are no better than 'mad dogs.' Speech in the autumn of 1862.Kinglake F.W. The Invasion in the Crimea, v. 2. — Edinburgh and London: William Blackwood and Sons, 1863. — P. 74.
  28. Соловьёв С. М. Восточный вопрос. с.313 М.2003. «„Пойдём ли мы одни против северного колосса. Если бы Англия и Франция, которые имеют общий интерес в этом великом споре, захотели прямо вмешаться и выслали несколько линейных кораблей, несколько фрегатов, несколько транспортов, которые бы вошли в Чёрное море, уничтожили Севастополь и его эскадру, Одессу и её магазины!“,- озвучивал генерал Ламарк мнение значительной части французского общества.»
  29. К 1849 относится план французского посла в Турции генерала Опика по ведению боевых действий против России на Дунае и Балканах Зайончковский А. М. Восточная война 1853—1856. СПб: Полигон, 2002.
  30. Стоит отметить, что Австрия и Пруссия обещали Николаю I, что также обратятся к французскому императору словами «Monsieur mon ami», но, в конце концов, подписали «Monsieur mon frère». После этого Николай I сказал прусскому послу фон Рохову и австрийскому послу Менсдорфу: «Меня обманули, и от меня дезертировали!» Тем не менее, даже оставшись в одиночестве, вплоть до начала Крымской войны царь продолжал упорно называть Наполеона III «Monsieur mon ami» [3]
  31. The Crimean War: General Causes, by Marjie Bloy Ph.D., Senior Research Fellow, National University of Singapore [4]
  32. The Crimean War: 1853—1856
  33. The Great Crimean War, 1854—1856 By TREVOR ROYLE, St. Martin’s Press
  34. Зайончковский А. М. Восточная война 1853—1856. СПб: Полигон, 2002
  35. В беседе с английским послом Р. Сеймуром от 22.01.53 царь говорил: «Наследовав её (Екатерины II) обширные владения, я не наследовал её видений или, если хотите, проектов. Наоборот, моя страна так обширна и находится в столь счастливом во всех отношениях положении, что с моей стороны было бы безрассудно желать увеличения земель и большего могущества, чем у меня есть». В то же время судьба Оттоманской империи не могла оставаться для России безразличной. «В этой империи, — говорил государь, — живёт несколько миллионов христиан, интересам которых я должен оказывать покровительство, и это право обеспечено за мною трактатами. Я могу сказать по правде, что пользуюсь этим правом с воздержанием и умеренностью, причём откровенно признаю, что с ним иногда связаны стеснительные обязанности, но я не могу отступить перед исполнением совершенно ясного долга. Наша религия в том виде, как она существует в России, перенесена к нам с Востока, и есть чувства и обязанности, которых иногда не должно упускать из виду» — Зайончковский А. М. Восточная война 1853—1856. СПб: Полигон, 2002
  36. Плоды национальных движений на православном Востоке журнал «Гражданинъ», 1888, 1889.
  37. Ключевский В. Курс русской истории. Лекция LXXXII
  38. Gueddella Ph. Palmerston. London, 1950, p. 315
  39. Тальберг Н. Император Николай в свете исторической правды.// Николай Первый и его время. Т. 2. — М., 2000. — С. 383
  40. При Александре II именно «польский вопрос» не даст России и Франции сблизиться, несмотря на обоюдное стремление к сотрудничеству. [5][6]
  41. История дипломатии. Том I. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1959.[7]
  42. Тревельян Д. История Англии от Чосера до королевы Виктории. — Смоленск, 2005. — С. 573.
  43. Леонтьев М. Большая игра. — М.-СПб., 2009. — С. 65.
  44. Wallerstein I. The Modern World-System III. The Second Era of Great Expansion of the Capitalist World-Economy, 1730-1840s. San Diego, 1989, pp. 176—177.
  45. Покровский М. Русская история с древнейших времён. При участии Н. Никольского и В. Сторожева. Т. 5. — М., 1918. — с. 28.
  46. Свечин А. А. Эволюция военного искусства. Том II, Глава I. — М.-Л.: Военгиз, 1928
  47. Выскочков Л. Николай I. ЖЗЛ. М., 2006
  48. 1 2 Зайончковский А.М. Приложения // Восточная война. — СПб: Экспедиция изготовления государственных бумаг, 1908. — Т. 1. — С. 476—477.
  49. В том числе 3 267 офицеров, состоящих в действующих войсках сверх комплекта.
  50. В том числе в 10 казачьих войсках состояло на действительной службе 2 044 генералов и офицеров и 78 144 казаков.
  51. Нарезные ружья на 1200 шагов рассеивали выстрелы меньше, чем вторые на 300 шагов.[8]
  52. Из гладкоствольного оружия можно было стрелять в пехоте — до 300 шагов, из драгунских ружей — до 250 шагов и из карабинов — до 200 шагов, причём вероятность попадания в мишень в рост человека доходила: из пехотных ружей на 200 шагов — до 50 % и на 300 шагов — до 30 %, из кавалерийских карабинов — до 40 % и 16 %. Свыше указанных расстояний стрельба считалась неверной и сила удара пули недостаточной. Эти официальные сведения были, впрочем, опровергнуты опытами, которые производились под Севастополем во время Крымской кампании и которые показали возможность стрельбы из наших гладкоствольных ружей — до 600 шагов с вполне достаточной силой удара. Дальность прямого выстрела была 150—200 шагов, при стрельбе же на большие расстояния приходилось менять точку прицеливания. — Зайончковский А. М. Восточная война 1853—1856. СПб: Полигон, 2002
  53. До Крымской войны главнейшим снарядом для поражения войск была картечь, дальность которой достигала 500—600 м и почти втрое превосходила дальность действенного огня гладкоствольных ружей. Это преимущество нередко позволяло артиллерии наносить пехоте тяжёлые потери, оставаясь вне досягаемости её огня. Стремление максимально уменьшить потери привело к тактике наступления пехоты рассыпным строем. И. Рдултовский. Исторический очерк развития трубок и взрывателей от начала их применения до конца мировой войны 1914—1918 гг.[9]
  54. Покровский М. Русская история с древнейших времён. При участии Н. Никольского и В. Сторожева. Москва, 1910—1918, т. 5, с.312
  55. Б. Ц. Урланис. История военных потерь. Войны и народонаселение Европы. Людские потери вооружённых сил Европейских стран в войнах XVII—XX вв. (историко-статистическое исследование). СПб-Москва, 1998, с. 286
  56. «Кроме решительности удара, кавказские войска в высокой степени обладали инициативой. В бою каждый делал своё посильное дело, не ожидая приказаний свыше; ротного командира заменял младший офицер, его — фельдфебель и даже рядовой, и заминки при этом не бывало. Действуя в горах, лесах… войска эти в бою всегда умели применяться к местности. Размыкание под огнём, смыкание перед ударом делались, по свидетельству очевидцев, как бы инстинктивно, без приказаний. Между родами оружия существовала самая тесная связь.» [10]
  57. В мае 1854 года по запросу командующего Южной армией А. С. Меншикова из петербургского Ракетного заведения в Севастополь было отправлено 600 боевых ракет 2-дюймового калибра… Обоз с ракетами отправился из Санкт-Петербурга в мае 1854 года, однако прибыл в Севастополь лишь 1 сентября того же года. 10 ракет было запущено по противнику с 4-го бастиона. Серьёзного ущерба противнику они не нанесли, в связи с чем начальство обратило ракетную команду в прислугу крепостных пушек, а ракеты сдали на склад. В 1855 году подполковник Ф. В. Пестич сформировал подвижную ракетную батарею из присланных ракет и пусковых установок для них. Установки разместили на пяти троечных полуфурках, взятых из обоза Татуринского полка, а батарею укомплектовали двадцатью матросами-комендорами с затопленных кораблей. На каждую установку выделили по 70 ракет. Остальные 250 ракет передали на батареи Александровского и Константиновского равелинов. В конце обороны Севастополя Пестич предложил устанавливать в окнах верхних этажей сохранившихся зданий станки для запуска ракет на стратегически важных направлениях атак союзных войск. Первые пробные пуски произвёл лично Пестич из окон новой трёхэтажной казармы, смежной с морским госпиталем. Пуски оказались весьма удачными — при установке углов возвышения 20° ракеты долетали до передних траншей. Взрывы ракет произошли прямо во вражеских траншеях, нанеся неприятелю значительный урон в живой силе. − А. Б. Широкорад. Отечественные миномёты и реактивная артиллерия. Минск: АСТ, 2000
  58. Для каждого типа указано количество кораблей и в скобках рядом - количество пушек. Данные по кораблям российского флота, если не указано иное, по Веселаго Ф. Ф. Список русских военных судов с 1668 по 1869 год. — СПб: Тип. морского министрества, 1872. — 754 p.; данные по кораблям союзного флота — по Clowes W.J.[en] The royal navy, a history from the earliest times to present (1897). — London: William Clowes and Sons, Ltd, 1901. — 592 p.
  59. Англия: Agamemnon (91), Sans Pareil[en] (70), Royal Albert[en] (121), Algiers (91)
    Франция: Charlemagne[en] (90), Montebello[en] (120), Napoléon[en] (92), Jean Bart[en] (90)
  60. Англия: Caesar (91), Cressy (80), Duke of Wellington (131), Hannibal[en] (91), James Watt[en] (91), Majestic[en] (91), Nile (91), Princess Royal (91), Royal George[en] (120), St Jean d'Acre[en] (101);
    Франция: Austerlitz[en] (100)
  61. Четыре 120-пушечных: «Три Святителя» (130), «Двенадцать Апостолов» (130), «Париж» (130), «Великий князь Константин»(120), и десять 84-пушечных: «Гавриил» (86), «Селафаил» (96), «Уриил» (96), «Варна» (96), «Ягудиил» (96), «Храбрый» (86), «Чесма» (72), «Святослав» (94), «Ростислав» (90), «Императрица Мария» (90); см. также [11] (количества судов совпадают, указано 1410 орудий)
  62. Англия: Albion[en] (90), London (90), Queen (116), Britannia (120), Trafalgar[en] (120), Vengeance[en] (84), Rodney[en] (90), Bellerophon[en] (78);
    Франция: Friedland (120), Ville de Paris[en] (120), Valmy[en] (120), Henri IV (100), Alger (80), Marengo[en] (80), Ville de Marseille[en] (80), Suffren[en] (90), Bayard (90), Jupiter[en] (90)
  63. «Арсис» (80), «Березино» (80), «Бриен» (80), «Великий князь Михаил» (86), «Вилагош» (60), «Владимир» (92), «Вола» (92), «Гангут» (84), «Император Александр» (118), «Император Пётр I» (118), «Императрица Александра» (96), «Ингерманланд» (74), «Кацбах» (80), «Кульм» (90), «Лефорт» (94), «Не тронь меня» (92), «Полтава» (90), «Россия» (128), «Св. Георгий Победоносец» (118), «Смоленск» (80), «Фершампенуаз» (82), «Финланд» (80), «Эмгейтен» (94)
  64. Англия: Boscawen (70), Cumberland (70), Monarch (84), Neptune (120), Prince Regent (90), St. George (120)
    Франция: Breslau (90), Duguesclin (90), Duperré (80), Hercule[en] (100), Inflexible (90), Jemmapes (100), Tage[en] (100), Trident[en] (80)
  65. «Бессарабия» (6), «Херсонес» (4), «Крым» (4), «Одесса» (4), «Громоносец» (6), Владимир" (9) «Пароходофрегаты „Владимир“, „Одесса“ и другие в Крымской войне»
  66. Англия: Samson (6), Tribune (31), Terrible[en] (21), Firebrand (6), Furious[en] (16), Retribution (10), Highflyer[en] (21), Sidon[en] (22), Curacoa[en] (31)
    Франция: Vauban (20), Primauguet (8), Descartes (20), Canada (14), Pomone (40), Magellan (14), Labrador (14), Panama (14), Albatros (14), Ulloa (14), Chr. Colomb (14), Mogador (28), Gladiator (6)
  67. «Аскольд» (46), «Богатырь» (28), «Владимир» (2), «Гремящий» (4), «Грозящий» (4), «Камчатка» (14), «Олаф» (14), «Отважный» (4), «Полкан» (44), «Рюрик» (4), «Смелый» (14), «Храбрый» (4)
  68. Англия: Ajax (60), Amphion (31), Arrogant[en] (46), Blenheim[en] (60), Dragon (6), Edinburgh[en] (60), Gorgon[en] (6), Hogue[en] (60), Impérieuse (51), Leopard (18), Magicienne (16), Odin (16), Penelope (16), Tribune (31), Valorous[en] (16), Vulture (6)
    Франция: Darien (14), Lucifer (6), Milan (4), Phlégéthon (10), Souffleur (6)
  69. «Кагул» (44) [12], «Коварна» (52) [13], «Кулевчи» (60) [14], «Месемврия» (60) [15], «Мидия» (60) [16], «Сизополь» (60) [17], «Флора» (44) [18]
  70. Англия: Arethusa (50), Leander (50)
  71. «Амфитрида» (52), «Верность» (24), «Екатерина» (56), «Король Нидерландский» (54), «Мельпомена» (52), «Отважность» (12), «Постоянство» (12), «Прозерпина» (56), «Успех» (24), «Церера» (54), «Цесаревна» (58)
  72. Франция: Andromaque (60), Poursuivante (50), Sémillante (60), Vengeance (60), Virginie (50), Zénobie (50)
  73. «Аврора» (56), «Паллада» (52)
  74. Англия: Pique (40), President (50)
    Франция: Artémise (30), Eurydice (30), Forte (60), Obligado (18)
  75. Пароходы: «Пётр Великий» (2), «Северная звезда» (8), «Колхида» (7), «Инкерман» (2), «Метеор» (2), «Могучий» (7), «Боец» (7), «Молодец» (7), «Грозный» (5), «Скромный» (4), «Аргонавт» (0), «Дарго» (2), «Андия» (2), «Бердянск» (2), «Таганрог» (2), «Казбек» (6), «Тамань» (2), «Сулин» (2), «Ординарец» (2), «Прут» (8), «Дунай» (2). Паровые шхуны: «Анапа» (4), «Бомборы» (4). См. также [19] — указан 21 пароход при 78 орудиях
  76. Англия: Ardent (5), Arrow (4), Banshee (2), Beagle[en] (4), Boxer (3), Caradoc (1), Circassian (0), Clinker (3), Cracker (?), Curlew (9), Cyclops (6), Fancy (3), Firm (1), Fury (6), Grinder (3), Inflexible (6), Jasper (3), Lynx (4), Medina (4), Megaera (6), Mouette (?), Niger[en] (14), Recruit (6), Snake (4), Spiteful (6), Spitfire (6), Stromboli (6), Swallow (9), Tiger (16), Triton (3), Vesuvius (6), Viper (2), Wasp (14), Weser (6), Wrangler (4)
  77. «Ижора» (8), «Нева» (6)
  78. Англия: Alban (4), Basilisk (6), Belleisle (6), Bulldog (6), Conflict (8), Desperate (8), Driver (6), Hecla (6), Lightning (3), Pigmy (3), Porcupine (3), Sphinx (6)
  79. Англия: Miranda (14), Brisk (14)
  80. Шхуна «Восток» (4)
  81. Англия: Virago (6)
  82. Корветы: «Орест» (18), «Пилад» (20), «Андромаха» (18), «Калипсо» (18); Бриги: «Аргонавт» (12), «Эндимион» (12), «Осмистокл» (16), «Неарк» (12), «Эней» (16), «Тезей» (18), «Птолемей» (18), «Язон» (12); Шхуны: «Гонец» (16), «Ласточка» (16), «Смелая» (16), «Дротик» (16), «Забияка» (16), «Скучная» (10), «Унылая» (8), «Опыт» (7). Яхты: «Стрела» (6), «Орианда» (10). Тендера: «Спешный» (10), «Легкий» (10), «Струя» (12), «Нырок» (10), «Проворный» (10), «Поспешный» (10), «Скорый» (12)
  83. Англия: Diamond (27), Apollo (8)
  84. «Антенор» (20), «Вихрь» (10), «Град» (16), «Диомид» (18), «Дождь» (16), «Казарский» (20), «Метеор» (16), «Палинур» (20), «Парис» (20), «Приам» (20), «Радуга» (16), «Улисс» (20), «Филоктет» (20)
  85. Бриг «Новая Земля» (16), шхуны «Шпицберген» (2) и «Полярная звезда» (6)
  86. Англия: Eurydice (26)
  87. корвет «Оливуца» (20)
  88. Англия: Trincomalee (24), Amphitrite (24)
  89. «Both France and Great Britain entered on the campaign against Russia believing that sailing ships of the line might still be of some use. Sailing ships, accordingly, figured in the fleets of 1854 in the Baltic as well as in the Black Sea; but the experience of a very few months on each scene of action determined that they had ceased to be of any practical value for fighting purposes. Thus may it be said that sails and wood went out, and steam and iron came in, in 1855.» Clowes W.J.[en] The royal navy, a history from the earliest times to present (1897). — London: William Clowes and Sons, Ltd, 1901. — P. 473. — 592 p.
  90. Денисов А. П., Перечнев Ю. Г. Русская береговая артиллерия (Исторический очерк). — М.: Воениздат, 1956, стр.88
  91. 1 2 Сборник «Развитие минного оружия в русском флоте. Документы», стр.77 С. 89-98.
  92. В мае спустили на воду гребную флотилию в составе 20 канонерских лодок, каждая из которых вмещала до 40 человек экипажа и имела на вооружении 2 пушки. Из 40 пушек 24 были 18-фунтового калибра, а 16 орудий 24-фунтового калибра. Канонерские лодки должны были помогать береговым батареям защищать устье Северной Двины, подступы к Архангельску и Новодвинску. Г. Г. Фруменков. «Соловецкий монастырь и оборона Беломорья»: Северо-Западное книжное издательство, 1975. [20].
  93. Отряд канонерских лодок, состоящий из двух батальонов и усиленный за год постройкой 14 новых боевых единиц, занял следующие посты для защиты Архангельска от вторжения неприятеля: батальон в Берёзовском устье реки Северной Двины, полубатальон у Лапоминской гавани и полубатальон в Никольском устье при деревне Глинник, где поставлена была также батарея и сооружён бон через устье. Г. Г. Фруменков. «Соловецкий монастырь и оборона Беломорья»: Северо-Западное книжное издательство, 1975. [21].
  94. Богданович М. И. Восточная война 1853—1856 годов. гл. V
  95. John Sweetman Crimean War, Essential Histories 2. — Osprey Publishing, 2001. — ISBN 1-84176-186-9
  96. Correspondent. In the House of Lords, The Morning Chronicle (28 March 1854), стр. 4.
  97. Kinglake (1863:463-4)
  98. Письма друг другу французский и российский императоры подписывали памятной им обоим формулой: «Вашего величества добрый друг[22].
  99. Денисов А. П., Перечнев Ю. Г. Русская береговая артиллерия (Исторический очерк). — М.: Воениздат, 1956, стр. 110
  100. Присутствовавший при этом корреспондент Таймс, Вильям Рассел, описал шотландский полк в этот момент как „тонкую красную полоску, ощетинившуюся сталью“.
  101. »…Так Данненберг с Меншиковым и Петром Горчаковым спасли в этот день союзников. «Мы избежали тогда великой катастрофы», — настаивали Мортанпре и Вобер де Жанлис, вспоминая об Инкермане в начале 1856 г. Данненберг — не двинул 12 000 человек, бездействовавших в резерве; Пётр Горчаков — не пожелал привести хоть часть своего отряда, бесполезно простоявшего весь день у Чоргуна… Тотлебен утверждает, что у П. Д. Горчакова было 22 444 человека…" Тарле Е. В. Крымская война.
  102. W.L. Clowes on the 1854-56 Russian («Crimean») War, стр. 2
  103. Севастопольская газета, № 57 от 14.11.2002, «Буря на Чёрном море 2 (14) ноября 1854 г.» [23]
  104. # Тарле Е. В. «Крымская война», глава 10
  105. Алексей Лаушкин, «К 150-летию обстрела монастыря британскими пароходофрегатами: Соловецкая оборона 1854 года» [24]
  106. ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА -[ Военная история ]- Тарле Е. В. Крымская война
  107. см. Jack Greene,Alessandro Massignani «Первые броненосцы»
  108. Ропп Теодор, «Создание современного флота: французская военно-морская политика 1871—1904», глава II [25]
  109. Гамильтон Ч. А. «Англо-французское военно-морское соперничество, 1840—1870» [26]
  110. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., М., т. 6., с.328
  111. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., М., т. 9., с.15, 22
  112. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., М., т. 9., с.9-10
  113. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., М., т. 9., с.24
  114. 1 2 Леонтьев М. В. Большая игра. Москва — С-Петербург, 2009, с. 70
  115. Тютчев Ф. И. Стихотворения. Письма. М., 1987, с. 470, 472 (Комментарии Л. Н. Кузиной и К. В. Пигарева)
  116. Материалы курса «История финансово-кредитной системы России в XVIII-начале XX века», который читается студентам Финансовой академии при Правительстве Российской Федерации [27]
  117. Брегель Э. Я. «Денежное обращение и кредит капиталистических стран» [28]
  118. Погребинский А. П., «Очерки истории финансов дореволюционной России (19-20 вв.)»[29]
  119. коллектив авторов История железнодорожного транспорта России / Е.Я. Красковский, М.М. Уздин. — Санкт-Петербург: АО "Иван Федоров", 1994. — Т. 1. — С. 70-79. — 336 с. — ISBN 5-85952-005-0
  120. Во Франции, например, в 1857 г. был издан закон, исключающий все корабли, не имеющие машин, из списков боевого флота; см. Шершов А. П. «К истории военного кораблестроения», М.: Военмориздат ВММ СССР, 1952 стр. 107 [30]
  121. 1 2 The Crimean War 1854/56 and Australian Involvement
  122. Schmadel, Lutz D. Dictionary of Minor Planet Names. — Fifth Revised and Enlarged Edition. — B., Heidelberg, N. Y.: Springer, 2003. — P. 18. — ISBN 3-540-00238-3
  123. Roger Fenton Crimean War Photographs, The Library of Congress
  124. Н. Шик, «Балаклавская буря и Всемирная служба погоды»
  125. Население указано в границах соответствующего года учёта (Россия: Энциклопедический словарь. Л., 1991.
  126. 31 392 офицера и 1 365 786 солдат на 1 января 1853 г. Из них в боевых действиях участвовало только 324 478 солдат.
  127. Эта цифра включает в себя и 5600 российских солдат, умерших в плену. Всего в плен попало 7390 солдат.
  128. WAR STATS REDIRECT
  129. http://www.regiments.org/wars/19thcent/53crimea.htm
  130. Britain France Russia Crimean War 1853—1856
  131. Мерников А. Г., Спектор А. А. Всемирная история войн. — Минск, 2005.
  132. Ионина Н., «100 великих наград», М.: «Вече», 2003, ISBN 5-9533-0557-5
  133. Благодарственная Грамота пожалованная Александром II населению Тавриды

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]