Германия, год нулевой

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Германия, год нулевой
Germania anno zero
Постер фильма
Жанр драма
Режиссёр Роберто Росселлини
Продюсер Роберто Росселлини
Сальво Д'Анжело
Автор
сценария
Роберто Росселлини
Макс Кольпе
Серджо Амидеи
В главных
ролях
Эдмунд Мешке
Эрнст Питшау
Ингетрауд Хинце
Франц-Отто Крюгер
Оператор Робер Жюйяр
Композитор Ренцо Росселлини
Художник-постановщик Филиппоне Пьеро
Кинокомпания Produzione Salvo D'Angelo, Tevere Film
Длительность 78 мин
Страна  Италия
Язык немецкий
английский
французский
Год 1948
IMDb ID 0039417

«Германия, год нулевой» (итал. Germania anno zero) — заключительный фильм военной трилогии Роберто Росселлини, снятый в послевоенном Берлине в 1947 году.

Сюжет[править | править код]

Фильм повествует о судьбе одной немецкой семьи в лежащем после войны в руинах Берлине. Семья еле сводит концы с концами: их дом был разрушен, поэтому их подселили в другую, уцелевшую квартиру, чему хозяева, конечно, не рады. Отец (Эрнст Питшау) тяжело болеет и ничем не может помочь своей семье. Его сын Карл-Хайнц (Франц-Отто Крюгер) недавно вернулся из армии и скрывается, опасаясь, что его отправят в тюрьму за участие в военных действиях. Обеспечивать пропитание вынуждены самые слабые члены семьи: дочь Ева (Ингетрауд Хинце), проводящая вечера в барах с американскими солдатами, и 12-летний[1] Эдмунд (Эдмунд Мешке), целыми днями слоняющийся по разрушенному городу в поисках еды и денег.

Во время одной из таких прогулок Эдмунд встречается с бывшим учителем — нацистом и педофилом. Тот читает ему ницшеанскую проповедь о том, что слабые и бесполезные должны умереть, и мальчик проецирует эти слова на своего отца. Старик и сам то и дело заводит речь о желании перестать быть обузой для семьи и отойти в мир иной. Раздобыв яд, Эдмунд бесстрастно подмешивает его в чай прикованного к постели отца. После смерти отца подростка начинает разъедать всепоглощающее чувство вины. Мальчик пытается отвлечься, присоединившись к играющим во дворе детям, но они убегают от него, как бы разгадав его тайну[2]. Финальная сцена в остове разрушенного здания вошла в историю как «один из самых страшных эпизодов послевоенного европейского кино»[3].

В ролях[править | править код]

  • Эдмунд Мешке — Эдмунд
  • Эрнст Питшау — отец
  • Ингетрауд Хинце — Ева
  • Франц-Отто Крюгер — Карл-Хайнц
  • Эрих Гюне — учитель
  • Ганс Санген — господин Радемахер
  • Хайди Блэнкнер — госпожа Радемахер
  • Кристль Меркер — Кристель

Работа над фильмом[править | править код]

Фильм посвящён режиссёром памяти своего 8-летнего сына Романо, который умер незадолго до начала съёмок. Почти все роли сыграли непрофессионалы. Исполнителя главной роли Росселлини нашёл в семье немецких циркачей. Его поразило внешнее сходство мальчика с покойным сыном.[4] Некоторые эпизоды основаны на воспоминаниях режиссёра о повадках сына; сюда относится, в частности, обращение мальчика с куском трубы как с пистолетом.[4] Некоторые сцены фильма (в помещениях) снимались не в Берлине, а в Риме.[4] Росселлини подолгу отсутствовал на съёмочной площадке, поэтому отдельные сцены снимали его ассистенты.[4] Сам режиссёр говорил, что его в фильме интересует только финал.[4]

Этический парадокс[править | править код]

В трактате «Enjoy your symptom!» философ Славой Жижек разбирает картину с позиций лакановского психоанализа. Совершая отцеубийство, Эдмунд не только исполняет завет своего демонического наставника, но и осуществляет прямо высказанное желание отца умереть.[2] В его действиях высшая жестокость и холодный расчёт сочетаются с безграничной любовью и нежностью — способностью пойти на преступление ради исполнения воли отца. Парадокс в том, что, совершая убийство отца, Эдмунд сохраняет невинность и, можно сказать, приближается к святости.[2] Величайшее преступление здесь приравнивается к величайшему самопожертвованию.

Художественное своеобразие[править | править код]

Пессимистичное настроение задают уже первые кадры, в которых ребёнок роет могилу на кладбище. Отличительные черты фильма — по-экспрессионистски контрастное освещение, резкость монтажных решений, сознательное снижение драматизма в сценах похищения яда и отравления, «назойливость» камеры, которая неотступно следует за главным героем[5]. Фоном служат гигантские остовы разбомбленных зданий, которые лишний раз подчеркивают депрессивное состояние ребёнка, предвещая тревожные городские декорации в фильмах Антониони[5]. Метафорически могут читаться и другие приметы этого мира, такие, как многочисленные осушенные фонтаны и назойливо громыхающие трамваи[5]. Модернистское музыкальное сопровождение также работает на нагнетание чувства смутной тревоги.

Оценки[править | править код]

Влияние[править | править код]

  • Франсуа Трюффо снял фильм «400 ударов» (1959), с которого начинается история Французской новой волны, под впечатлением от просмотра картины Росселлини[10]. Трюффо считал, что Росселлини первым после Виго стал снимать детей без налёта сентиментальности[4].
  • Бернардо Бертолуччи числит «Год нулевой» среди трёх своих любимых фильмов[11] и заявляет, что каждый его фильм представляет собой отцеубийство[12]. В картине «Конформист» (1970) он также прослеживает связь между фашистскими преступлениями и психической травмой, нанесённой главному герою в детстве педофилом. Главный герой повторяет жест Эдмунда, приставляя к своей голове имитацию пистолета.
  • К почитателям фильма относит себя австрийский режиссёр Михаэль Ханеке[13]. В его фильме «Белая лента», удостоенном «Золотой пальмовой ветви», также рассматриваются психологические истоки фашизма, то, как из социального зла прорастают зёрна зла в душах детей.

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Действие происходит через год после падения Третьего рейха, то есть мальчик родился в тот год, когда Гитлер пришёл к власти в Германии, что, видимо, не лишено символического подтекста.
  2. 1 2 3 4 Slavoj Žižek. Enjoy Your Symptom!: Jacques Lacan in Hollywood and Out. 2nd edition. Routledge, 2001. ISBN 978-0-415-92812-0. Pages 35-37.
  3. Краткая рецензия Мих. Трофименкова
  4. 1 2 3 4 5 6 7 Статья Дж. Розенбаума, приуроченная к выпуску фильма в рамках Criterion Collection (2010)
  5. 1 2 3 Peter Brunette. Roberto Rossellini. University of California Press, 1996. ISBN 978-0-520-20053-1. Pages 82-85.
  6. Germany Year Zero (1948) — The Criterion Collection
  7. Current Posts for August 2010 — Page 2 — The Criterion Collection
  8. New York
  9. Precious | Film review | Film | The Observer
  10. Profile: Roberto Rossellini: sexual adventurer and master film-maker | Film | The Guardian
  11. BFI | Sight & Sound | Top Ten Poll 2002 — How the directors and critics voted
  12. Jeffries, Stuart. Bertolucci: Films are a way to kill my father, The Guardian (22 февраля 2008). Дата обращения 18 октября 2008.
  13. BFI | Sight & Sound | Top Ten Poll 2002 — How the directors and critics voted

Ссылки[править | править код]