Эта статья является кандидатом в добротные статьи

Даниленко-Карин, Сергей Тарасович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Сергей Тарасович Даниленко-Карин
укр. Сергій Тарасович Даниленко-Карін
Полковник Даниленко-Карин.jpg
Полковник С. Т. Даниленко-Карин
Псевдоним Сергей Карин, Степан Черненко, Микитенко, Данилевский
Дата рождения 1898(1898)
Место рождения Высокие Байраки, Елисаветградский уезд, Херсонская губерния, Российская империя (ныне Кропивницкий район, Кировоградская область, Украина)
Дата смерти 1985(1985)
Место смерти Киев, СССР
Принадлежность  СССР
Род войск NKVD Emblem (Solid Colors).svg НКВДНКГБ
Годы службы 1921—1947
Звание
Полковник ВС СССР полковник госбезопасности
Часть
  • Елисаветградская ЧК
  • Киевская ЧК
  • СО СОЧ ГПУ УССР
  • 4-е управление НКГБ УССР
  • Оперативная группа НКГБ УССР
Сражения/войны Гражданская война в России
Великая Отечественная война
Награды и премии
Орден Красного Знамени Орден Красной Звезды Орден Отечественной войны I степени Орден «Знак Почёта»
Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»
Почётный работник ВЧК-ГПУ (XV)
В отставке автор мемуаров

Сергей Тарасович Даниленко-Карин (укр. Сергій Тарасович Даниленко-Карін, настоящая фамилия Даниленко; 18981985) — советский разведчик, полковник госбезопасности, сотрудник ОГПУ при СНК СССР (позже НКВД — НКГБ), — участник множества оперативных игр ОГПУ, НКВД и НКГБ Союза ССР. Писатель[1].

Биография[править | править код]

Гражданская война[править | править код]

Родился в 1898 году в селе Высокие Байраки Елисаветградского уезда Херсонской губернии в многодетной семье бедного крестьянина Тараса Александровича Даниленко, участника русско-турецкой войны 1877—1878 годов[2][1] (родители Сергея умерли в 1933 году во время голода)[3]. Украинец по национальности[4]. Из-за происхождения он не был принят в гимназию, поэтому в 1911—1919 учился в коммерческом реальном училище в Елисаветграде, куда был принят не без помощи брата матери, работавшего швейцаром в гимназии[4][3]. Посещал кружок левых эсеров-боротьбистов, однако позже порвал с ними[3].

Участник Гражданской войны в России. С 1919 года служил в РККА на бронепоезде «Смерть белым!», курсировавшим между Вознесенском-Помошной-Елисаветградом. Участвовал в боях против войск А. Деникина, Н. Махно и Н. Григорьева[1][3]. Заболев тифом, Даниленко попал в Знаменскую больницу, откуда его до выздоровления забрали родители. В Байраках вместе с актрисой Алисой Вербицкой организовал драматический кружок и любительский театр, позже был арестован по ложному доносу соседей-антисоветчиков[3], но затем был освобождён[4][1]. После становления советской власти с января по март 1920 года работал землемером в Елисаветградском земотделе, затем вернулся в родное село и восстановил там самодеятельный театр. По очередному ложному доносу о том, что кружок якобы был прикрытием уже контрреволюционной националистической организации, был повторно арестован Елисаветградским отделом ЧК и снова освобождён после разбирательства[3]. Принял предложение работать в ЧК с января 1921 года, использовал фамилию «Карин» в качестве псевдонима, под которым официально числился в кадрах этой организации[4][1].

Борьба против контрреволюционеров в 1920-е годы[править | править код]

После нескольких успешных заданий Карин был направлен на работу в Киевский ГубЧК. Он поступил в Киевский Высший институт народного образования имени М. П. Драгоманова под именем Степана Черненко и в дальнейшем принимал участие в ликвидации подпольных организаций «Сечевые стрельцы» (действовавшей в Киевской военной школе красных офицеров), «Всеукраинского повстанческого комитета» (ЦУПКОМ) и Уманского повстанкома (август 1921 года)[3]. В организацию сечевиков он вступил с разрешения руководства ГПУ УССР, узнав о её существовании от соученика по реальному училищу, и приобрёл в организации немалый вес[1]. По заданию ЧК Карин также вступил в Украинскую войсковую организацию (УВО), руководство которой из-за границы осуществлял Е. М. Коновальцев. Он же под своей легендой познакомился с атаманом и петлюровским эмиссаром Николаем Новицким, войдя к нему в доверие и став начальником связи оперативного района на Херсонщине в подпольной организации «Народная месть»[3]. Она подчинялась Генеральному повстанческому штабу Ю. О. Тютюнника во Львове, который расценивался ЧК как лидер украинского повстанческого антисоветского движения[1].

В сентябре 1921 года по заданию Новицкого «Черненко» отправился через Корец-Ровно с докладом в польский Львов, где в предместье Подзамче встретился с главой националистического движения Ю. О. Тютюнником, начальником его штаба полковником Л. В. Ступницким и начальником разведки сотником Осипом Думиным[4]. Там располагался главный повстанческий штаб петлюровцев, которому Карин в течение трёх недель поставлял дезинформацию якобы о готовящихся антисоветских выступлениях — ни контрразведка УНР, ни польская «дефензива» не раскрыли подлинную личность «Черненко». В свою очередь Карин получил информацию о наступлении сил УНР под командованием генерал-хорунжего Василия Нельговского[1]. Он вернулся в Новоград-Волынский, сообщил своему руководству всю собранную информацию, и она помогла 23 сентября 1921 года войскам РККА отразить наступление атамана Нельговского. В октябре—ноябре кавалерия РККА разгромила на территории современной Хмельницкой области военные формирования полковника Палия-Сидорянского численностью 880 сабель, а на территории современной Житомирской области подразделения генерал-хорунжего Янченка численностью 900 сабель. На Волыни были убиты свыше 250 повстанцев, более 500 попали в плен; также были сокрушены силы атамана Гулого-Гуленко и основные части под командованием Тютюнника, при штабах которых действовали представители польской разведки Флерек, Ковальский и Шалин[1][4][3]. 17 июня 1923 года Тютюнник и его помощник Задунайский отправились на встречу с повстанцами «Высшей военной рады» на советско-польской границе на берегу Днестра, где были арестованы советскими пограничниками. По словам современников, Тютюнник после ареста упал в обморок и отошёл от шока только спустя несколько часов, а после допросов согласился сотрудничать со следствием и с советской властью, в обмен на что был амнистирован[1][3].

После этого успеха Даниленко-Карин был переведён в центральный аппарат ЧК-ГПУ, с августа 1922 по 1927 годы — уполномоченный СО СОЧ ГПУ УССР, работал в 3-й группе, которая занималась контрразведывательным сопровождением деятельности Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ), возглавляемой митрополитом Василием (Липковским)[2]. Возглавляемая им группа сумела выяснить, кто из священнослужителей 577 приходов УАПЦ так или иначе сотрудничал с петлюровцами, Белым движением, украинскими национальными партиями и т. д. В 1927 году на соборе УАПЦ Липковский был смещён, митрополитом стал Николай (Борецкий)[3]. С 1925 года Даниленко-Карин состоял в КП(б)У, был членом Всеукраинской антирелигиозной комиссии. В 1927 году за успехи в служебной деятельности по решению Коллегии ОГПУ СССР награждён именным «Маузером», а в 1932 году «Почётным знаком ВЧК-ГПУ»[4].

1930-е годы[править | править код]

В 1931 году Сергей Тарасович занимал должность помощника начальника ИНО ОГПУ Украины. В том же году его направили в длительную командировку за границу, целью которой было выявление в странах Европы руководителей антисоветских организаций, сотрудничающих с иностранными разведками. В 1934 году при участии Даниленко-Карина была проведена операция «Капкан» по захвату двух эмиссаров Русского общевоинского союза, действовавших на территории СССР[4], за что получил благодарность от руководства. По оценке сослуживцев, как разведчик Даниленко-Карин имел «горизонт в работе большой и глубокий»[1].

В 1934 году он вернулся в СССР и был назначен начальником одного из отделов Главного управления госбезопасности (ГУГБ) НКВД УССР[4]. В 1936 году снова был направлен в заграничную командировку (в Берлин), где пытался установить контакты с деятелем Организации украинских националистов (ОУН) Петром Кожевниковым, однако вскоре был вынужден покинуть территорию Германии и выехать в Чехословакию, поскольку гестапо заинтересовалось деятельностью Карина, а Кожевникова и вовсе исключили из ОУН по подозрению в сотрудничестве или с НКВД, или с гестапо[3]. После возвращения он был назначен заместителем начальника отдела ГУГБ НКВД СССР, а в 1937 году переведён в начальники управления пожарной охраны НКВД УССР[1].

С апреля по июнь 1937 года Даниленко-Карин выполнял специальное задание на Дальнем Востоке, по возвращении с которого был назначен начальником Управления пожарной охраны НКВД Украины. Однако спустя полтора месяца 27 августа 1937 года он был арестован по распоряжению Н. И. Ежова по ложному обвинению в контрреволюционной деятельности — националистическом заговоре под руководством наркома внутренних дел УССР В. А. Балицкого и шпионаже[4][1][2][3]. В течение 11 месяцев пребывания под стражей он неоднократно подвергался допросам в Лефортово и Бутырке [2], а также давлению со стороны сокамерника Михаила Александровского и следователя, которые требовали от Карина дать признательные показания, однако он свою вину так и не признал[3]. 25 февраля 1939 года Военный трибунал вернул дело на доследование, которое позже было прекращено. С Даниленко-Карина были сняты все обвинения, 22 октября 1939 года он был освобождён, но, потеряв в тюрьме здоровье (туберкулёз), был вынужден в 1940 году выйти на пенсию[1][4].

Великая Отечественная война[править | править код]

Боевые заслуги[править | править код]

С началом Великой Отечественной войны Даниленко-Карин подал на имя наркома НКВД УССР рапорт о возвращении на службу[4] и уже в июле 1941 года был включён в группу по организации партизанского движения на оккупированных гитлеровцами территориях Украины и занялся подготовкой и засылкой в тыл врага разведывательно-диверсионных групп[1]. Он был одним из организаторов и руководителей разведшколы № 7, базировавшейся в здании базы отдыха завода паровозостроения в Ворошиловграде (позже переведена в Саратов)[3]. В составе своей оперативной группы НКВД участвовал в Сталинградской битве[4][1][2]. Среди учеников Даниленко-Карина выделяются радистка группы «Буря» Любовь Шевцова (Ворошиловград) и разведчики группы «Днепр» Владимир Загоруйко и братья Сергей и Василий Левашовы (Красный Лиман), которые позже вошли в состав «Молодой гвардии»[3]. В ноябре 1943 года после освобождения Киева он вернулся на Украину и был назначен заместителем начальника Четвёртого управления НКГБ УССР, отвечавшего за разведывательно-диверсионные операции в тылу противника. С осени 1944 года в звании подполковника вместе с капитаном (позже майором) Львовского УНГКБ Александром Хорошуном Даниленко-Карин готовился к участию в операции «Перелом», целью которой была попытка мирного урегулирования вооружённого конфликта между ОУН-УПА и советскими властями на Западной Украине[2]. С марта 1945 года Даниленко-Карин был руководителем Оперативной группы НКГБ УССР на Западной Украине[2], дослужился до полковника государственной безопасности[4]. К концу войны он был отмечен следующими наградами[2][1]:

  • орден Красного Знамени
  • орден Красной Звезды (20 сентября 1943)[5]
  • орден Отечественной войны I степени (19 января 1945) — за выслугу лет[6]
  • орден «Знак Почёта» (10 апреля 1945) — за выслугу лет[7]
  • ряд боевых медалей

Операция «Перелом»[править | править код]

Художница и сотрудница Львовского художественного музея Ярослава Музыка передала сообщение от имени Романа Шухевича через заместителя начальника Львовского облздрава Юлиана Кордюка с предложением о начале переговоров. По словам Музыки, связная Шухевича Екатерина Зарицкая постоянно докладывала о больших потерях ОУН-УПА в стычках против войск НКГБ, вследствие чего украинским националистам требовалась передышка[1][2]. Даниленко-Карин начал переговоры с митрополитом Андреем Шептицким и архиепископом Иосифом Слипым по поводу разоружения ОУН-УПА, а также принимал участие в работе Совета по делам религиозных культов СССР по подготовке Инициативной группы Антония Пельвецкого и Гавриила Костельника. Эта группа организовала Львовский собор, который упразднил униатскую церковь и обеспечил переход бывших униатов в православие[3]. Однако националисты под предлогом поиска выгодных для обеих сторон условий, времени и места встречи затягивали всячески проведение переговоров с советскими властями, показывая действительное нежелание идти на уступки, в связи с чем к процессу переговоров подключился и начальник 4-го управления НКГБ СССР Павел Судоплатов[2]. Встречу удалось назначить при помощи проводницы женской сетки ОУН во Львове Богдана «Свитляна» Свитлык-Литвиненко, которая передала согласие Провода ОУН на переговоры с определёнными требованиями со стороны националистов[2].

24 февраля 1945 года Даниленко и Хорошун отправились на переговоры с представителями ОУН-УПА на автомобиле из Львова в направлении Тернополя, однако вынуждены были вернуться назад, поскольку повстанцы заподозрили присутствие повышенной охраны. 28 февраля они снова поехали по той же дороге, и на 93-м километре от Львова их остановили повстанцы, которые отвели их в своё укрытие, предварительно завязав глаза Даниленко и Хорошуну с целью конспирации (позже Даниленко позже выяснил, что их привели в хутор Конюхи Козовского района Тернопольской области, находящийся примерно в 12 км от шоссе Львов—Тернополь)[2]. На этой встрече присутствовали представители Центрального провода ОУН-УПА — заместитель Романа Шухевича, начальник Военного штаба УПА Дмитрий «Тарас» Майивский и главный политреферент УПА Яков «Галина» Бусел. Планировалось подписать предварительное соглашение о прекращении вооружённой борьбы ОУН-УПА против советских войск и добровольном сложении оружия[4]. Хотя Даниленко-Карину и Хорошуну удалось убедить Майивского и Бусола после пятичасовых переговоров, чтобы те связались с Центральным проводом ОУН и сообщили о предложениях властей, это оказалось бесполезным[2]. Шухевич, формально отправив курьера в Мюнхен к Степану Бандере, изолировал Майивского и Бусола. Майивский покончил с собой, а Бусол погиб от рук своих же сослуживцев, которые переоделись в сотрудников НКГБ и убили его[3].

Отставка[править | править код]

В 1947 году Карин вышел в отставку по состоянию здоровья, поскольку потерял зрение, однако продолжал консультировать сотрудников госбезопасности УССР и обучать молодых сотрудников. Услугами Карина МВД УССР пользовалось и дальше[1]. В мае 1953 года после того, как главой МВД СССР стал Лаврентий Берия, а главой МВД УССР — генерал-лейтенант Павел Мешик, была предпринята очередная попытка со стороны советских властей добиться разоружения ОУН-УПА. По указаниям Мешика были отстранены от должности 18 из 25 начальников УМВД, настаивавших на силовом разрешении конфликта; были отменены смертные приговоры членам ОУН и пересмотрены многие уголовные дела, а также свёрнуты вооружённые операции, началось восстановление разрушенных греко-католических монастырей[1]. По поручению Мешика Даниленко-Карин участвовал в составлении письма главнокомандующему УПА Василию «Лемишу» Куку с предложением о прекращении огня и сложении оружия[3]: хотя текст письма не сохранился, известно, что полковник госбезопасности Карин обещал большие социальные гарантии всем членам подполья и защиту их гражданских прав, освобождение арестованных и сосланных, поддержки религиозных авторитетов УГКЦ. Однако мирная инициатива так и не была реализована после ареста и расстрела Берии и Мешика; Карина же снова чуть не осудили за сотрудничество с «врагом народа»[1]. В дальнейшем Карин стал известен как автор ряда книг и статей, посвящённых истории украинской церкви и критике украинского национализма[3], а также воспоминаний о работе на Западной Украине в 1944—1945 годах — последнюю работу опубликовал в 1981 году[4][3]. Проживал после отставки в Киеве, где и скончался в 1985 году после тяжёлой болезни, вызвавшей потерю зрения[4]. Был женат[2].

Примечания[править | править код]

Сочинения[править | править код]

  • Карин С. В стане врага. Особое задание. — М., 1968, 1977, 1988.
  • Карін С. Т. Час розплати. — К., 1969, 1971.
  • Карин С. Т. Трудный визит // Неделя. — 1971. — Январь (№ 3).
  • Даниленко С. Т. Дорогою ганьби і зради // Літературна Україна. — 1962. — 14 июля.
  • Даниленко С. Митрополиче гніздо // Жовтень. — 1968; 1959. — № 6—12; 1-12.
  • Даниленко С. Т. Дорогою ганьби і зради. — К., 1970, 1972.
  • Даниленко С. Т. Амвоны чёрной лжи // Атеистические чтения. — М., 1981.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]