Дю Бартас, Гийом

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Гийом Дю Бартас
Guillaume Salluste Du Bartas
Sallusti deu Bartàs.jpg
Дата рождения 1544(1544)
Место рождения Монфор, Гасконь
Дата смерти 28 августа 1590(1590-08-28)
Место смерти Мовезен, Гасконь
Гражданство Франция
Род деятельности поэт
Годы творчества с 1565
Направление маньеризм
барокко
Жанр поэма, сонет, гимн
Язык произведений среднефранцузский язык[1] и окситанский язык
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Гийом де Салюст, сеньор дю Барта́с (фр. Guillaume de Saluste, seigneur du Bartas; 1544, Монфор, близ Оша28 августа 1590, Мовезен) — французский религиозный поэт XVI века, гугенот.

Биография[править | править код]

Дю Бартас был родом из семьи зажиточных купцов, анноблированной в 1565 году. С детства его приучали к воинскому делу. По свидетельству знавшего его историка Де Ту, Гийом — уроженец Гаскони — говорил на французском языке недостаточно чисто[2].

Портрет Генриха III Наваррского, будущего короля Франции Генриха IV. Около 1575.

Изучал право в Тулузе, в 1567 получил степень доктора права. В 1565 победил на городском поэтическом конкурсе. В 1571 приобрел в своем родном городе должность судьи, однако практически почти не занимался судебной практикой. Посещал Наваррский двор в Нераке, куда после Варфоломеевской ночи пришлось бежать Генриху Наваррскому. Агриппа Д'Обинье сообщает в своих письмах ряд подробностей, связанных с пребыванием Дю Бартаса в Нераке и его амбициях как поэта[3].

С 1576 придворный Генриха Наваррского; в 1585 назначен королевским камергером. Выполнил ряд дипломатических миссий; в 1587 возглавляет посольство в Британию, цель миссии — устроить брак Якова VI Шотландского (будущего Якова I Стюарта) с сестрой Генриха Екатериной де Бурбон. Миссия завершается неудачей, однако в Шотландии поэта осыпают дарами и почестями, а Яков VI даже перевёл фрагмент одного из сочинений Дю Бартаса на английский язык. После убийства Генриха III Дю Бартас отошёл от общественной жизни. В последние четыре года жизни он тяжело болел — завещание было им составлено ещё в 1587.

Творчество[править | править код]

Битва при Лепанто (1571) — сюжет сочинённого будущим английским королём Яковом I стихотворения; Дю Бартас перевёл его на французский язык в знак любезности за оказанный ему в Шотландии тёплый приём.

При жизни Дю Бартас пользовался даже большой славой, чем Ронсар (к вящему неудовольствию последнего). С 1574 и до 1590 года было опубликовано более семидесяти изданий произведений Бартаса. По заказу Жанны д'Альбре он сочинил эпическую поэму «Юдифь» (La Judit). Поэма вышла уже после смерти королевы в составе опубликованного в 1574 сборника произведений Дю Бартаса под названием «Христианская Муза» (La Muse Chrestienne), куда были помещены также поэмы «Урания» (Uranie) и «Триумф Веры» (Le Triomphe de la Foi). В 1578 Дю Бартас откликнулся в стихах на прибытие в Нерак Екатерины Медичи; в том же году написал трёхъязычную поэму в форме аллегорического диалога «Прием королевы Наваррской» (Accueil de la Reine de Navarre), где латинская, французская и гасконская нимфы воспевают молодую принцессу — Маргариту Валуа. Автор поэм «Гимна миру» (Hymne de la paix) и «Сонеты девяти пиренейских муз» (Sonnets des neuf Muses Pyrenees, обе — 1582), а также «Песни об Иври» (Cantique d'Ivry, 1590), посвященной победе Генриха IV над войсками Лиги в битве при Иври.

Две «Седмицы»[править | править код]

Самое знаменитое сочинение Дю Бартаса — поэма «Седмица» (или «Неделя», фр. La Sepmaine) — впервые вышло в Париже в 1578 году; в том же году в Турине было напечатано «пиратское» издание, что свидетельствует об успехе книги. Рукопись поэмы высоко оценил Агриппа Д'Обинье. Поэма включает в себя семь песней, воссоздающих семь дней творения, от первого дня (сотворение света и тьмы) до седьмого, когда Господь освятил всё сущее. Дю Бартас следует здесь за традицией шестодневов (Св. Василий Великий) и в то же время развивает уроки Пьера Ронсара («Гимны») и Мориса Сэва («Микрокосм»).

«Веруя в своё особое предназначение, Дю Бартас стремится, в подражание древним христианским авторам, прославить все труды и создания Творца: небесные тела, стихии, животных, растения, минералы и человека, чьё тело, замкнутый микрокосм, содержит качественные аналогии почти всем предметам макрокосма»[4].

Поэма заключает в себе обширную эрудитскую информацию по различным отраслям знания, включая медицину, зоологию, математику, музыку и астрономию. Излагая воззрения Николая Коперника, Дю Бартас возражает польскому астроному, не прибегая при этом к богословской аргументации. Как указывают современные исследователи, «в этой поэме гелиоцентрическая гипотеза Н. Коперника опровергается именно на основании физики Аристотеля. Аналогично Дю Бартасу опровергал Коперника и один из авторитетных в то время французских философов Жан Бодэн»[5]. В поэме — особенно в дне седьмом — неоднократно звучит уподобление Творца Художнику, а сотворённого им универсума живописному полотну; этот мотив представляет собой маньеристическое преломление эстетики Ренессанса.

Вторая «Седмица» (La Seconde sepmaine ou Enfance du Monde) должна была содержать рассказ о дальнейшей судьбе мироздания, однако смерть помешала поэту довести этот замысел до конца (в 1584 году было опубликовано две песни — вторая седмица доведена до четвертого дня). Здесь затронуты такие события Священного Писания, как изгнание из Рая, Ноев ковчег и Вавилонское столпотворение, причём в связи с последним Дю Бартас рассуждает об итальянской словесности (особо выделяя Петрарку, Боккаччо, Ариосто и Тассо) и французской (здесь отдельной строкой упомянуты Ронсар, Маро, Блез де Виженер, Жак Амио и Дюплесси-Морне).

В конце 1584 года Дю Бартас выпустил «Краткое предуведомление... касательно Первой и Второй Седмиц» (Brief Advertissement... sur sa Premiere et Seconde Sepmaine), где возразил своим реальным и потенциальным оппонентам и аргументировал выбор темы, а также обосновал стилистическую и лингвистическую оригинальность поэмы.

Лавиния Фонтана. Юдифь и Олоферн. Около 1595. В своей поэме «Юдифь» Дю Бартас достаточно близко следует за «Книгой Юдифи».

Издательский успех[править | править код]

«Седмица» снискала колоссальный успех у европейских издателей, во многом благодаря усилиям протестантов. Хотя, как подчёркивал Сент-Бёв, в «Седмице» «нет ничего специфически кальвинистского»[6], именно последователи женевского реформата активно пропагандировали её в Европе. Книга была переведена на английский, немецкий, нидерландский, итальянский, испанский, польский языки; кроме того, было выпущено три различных латинских версии. Были изданы также апокрифические продолжения поэмы (в 1591, 1593 и 1603 годах). Наконец, известно два обстоятельных комментария к «Седмице», один из которых был подготовлен гуманистом-католиком Панталеоном Тевененом, а другой — богословом-протестантом Симоном Гуларом; оба комментария неоднократно дорабатывались их авторами, причём в первом очень ощутимо стремление трактовать текст поэмы как аргумент в религиозной полемике.

Стиль поэмы[править | править код]

Многие стилистические особенности «Седмицы» свидетельствуют о том, что поэма представляет собой переходное явление от маньеризма к барокко:

склонность к гипертрофированной образности и эмфазе, к неожиданному сочетанию возвышенного слога и обыденных оборотов, пышная метафористичность, основанная нередко на причудливом сближении далеких друг от друга явлений, тяготение к антитетическим оборотам как к средству передачи парадоксальных и иррациональных аспектов действительности, тщательная оркестровка стиха, расцвеченного диковинными, но звонкими именами, изобилующего богатыми рифмами, своеобразными, иногда напоминающими стихотворные ухищрения "великих риториков" приемами звукописи[7].

Ян Брейгель-младший. Сотворение Адама.

Среди неожиданных и даже парадоксальных образов поэмы — сравнение впервые попавшего в Рай Адама с внезапно оказавшимся в Париже пастухом-провинциалом, доселе не видавшим в своей жизни ничего, кроме скота, виноградной лозы и рощ (первый день «Второй Седмицы»).

Влияние поэмы[править | править код]

«Седмица» оказала значительное влияние на поэзию барокко, в том числе на французов Сент-Амана и Бероальда де Вервиля, нидерландского поэта Вондела, итальянца Марино и первую американскую поэтессу Анну Брэдстрит. Однако к середине XVII века слава Дю Бартаса у себя на родине полностью сходит на нет. Полтора века спустя, когда французы практически игнорировали творчество автора «Седмицы», книгу высоко оценил Гёте, в комментарии к осуществлённому им переводу повести Дидро «Племянник Рамо» так упрекавший французов за забвение своего великого поэта:

Все достоинства его поэзии не смогли уберечь его от непостоянства вкуса и неумолимого влияния времени. Вот уж многие годы его не читают более во Франции, а если иной раз и произнесут его имя, так разве что издевки ради. Так вот, сей нежеланный и презираемый соотечественниками автор, впавший у себя на родине в полное забвение, сохраняет в Германии прежнюю свою славу; мы, как встарь, почитаем его, неизменно восхищаемся им, а многие из критиков наших присвоили ему званье короля французских поэтов[6].

Дю Бартас и Мильтон[править | править код]

Влияние Дю Бартаса прослеживается в самом знаменитом сочинении Джона Мильтона, поэме «Потерянный рай». Мильтон читал английский перевод поэмы, выполненный Джошуа Сильвестром; общность прослеживается на уровне философских идей (неоплатонизм), отдельных образов и мотивов, а также мистической нумерологии[8]. Правда, некоторые исследователи считают воздействие французского поэта на Мильтона незначительным[9].

Я. Тинторетто. Сотворение животных. Ок. 1551. Венеция, Галерея Академии.

Дю Бартас и Тассо[править | править код]

Остается неясным, мог ли Дю Бартас учитывать воззрения Торквато Тассо на эпическую поэму, высказанные им в «Рассуждениях об эпической поэзии» (опубликованных в 1587 году, но написанных значительно раньше). С другой стороны, не исключено, что опыт «Седмицы» учитывал Тассо при написании своей созданной незадолго до кончины поэмы «Сотворённый мир»[10]. Тассо работал над «Сотворённым миром» в 1591-1594 годах; туринская «пиратская» версия «Седмицы», очень популярная в Италии, могла быть ему известна (к тому же в 1592 году в Туре, а годом позже в Венеции вышел итальянский перевод книги Дю Бартаса).

Примечания[править | править код]

  1. Bibliothèque nationale de France идентификатор BNF (фр.): платформа открытых данных — 2011.
  2. Histoire Universelle de Jacques Auguste De Thou
  3. Du Bartas, poete encyclopédique du XVI siècle. Lyon, La Manufacture, 1988. P. 10.
  4. Стаф И.К. Дю Бартас //Культура Возрождения. Энциклопедия. Т. 1. М., РОССПЭН, 2007. С. 611.
  5. Кимелев Ю. Полякова Т. Наука и религия. Глава 3. Коперниканская революция
  6. 1 2 Sainte-Beuve. Anciens poètes français
  7. Виппер Ю.Б. Когда завершается эпоха Возрождения во французской литературе?
  8. Noël Heather. Mesure et démesure, de l'Éden de Du Bartas au Paradis de Milton
  9. Harry Ashton. Du Bartas en Angleterre. 1908
  10. La forme des choses: poésie et savoirs dans la sepmaine de Du Bartas. Par Violaine Giacomotto-Charra

Ссылки[править | править код]