Марш Черномора

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Марш Черномора
Glinka Chernomor's March.jpgВ переложении для фортепиано. Издательство А. Гутхейля, 1885
Композитор Михаил Глинка
Время и место сочинения 1838
Продолжительность 4-5 минут

«Марш Черномора» — марш из оперы М. И. Глинки «Руслан и Людмила» (1842), один из ключевых и наиболее известных её эпизодов. Датой создания считается 1838 год. Марш представляет собой инструментальную характеристику одного из персонажей оперы, карлика Черномора, лишённого вокальной партии. Часто исполняется как самостоятельная пьеса, в том числе в фортепианной обработке Ференца Листа.

История[править | править код]

В 1836 году состоялась премьера первой оперы Глинки «Жизнь за царя», и уже в конце 1830-х годов он начал работать над второй, на сюжет пушкинской поэмы «Руслан и Людмила»[1]. Марш Черномора стал одним из первых номеров, написанных для этой оперы[2].

В апреле 1838 года Глинка, занимавший в то время пост дирижёра Придворной певческой капеллы, отправился на Украину с целью набора певчих. Его сопровождали двое помощников: учитель пения Д. Н. Палагин и певчий Н. Н. Шеин[3][4]. На обратном пути они задержались в Качановке — имении помещика Г. С. Тарновского, у которого был неплохой оркестр[4]. Вспоминая об этой поездке в своих «Записках» (завершённых в 1855 году[5]), Глинка писал: «В портфеле моем нашлись два №, приготовленные для „Руслана“: Персидский хор — „Ложится в поле мрак ночной“ — и марш Черномора, обе эти пьесы слышал я в первый раз в Качановке; они были хорошо исполнены, в марше Черномора колокольчики заменили мы рюмками, на которых чрезвычайно ловко играл Дмитрий Никитич Палагин»[6]. Глинка не уточняет, когда именно были созданы эти номера; сохранившиеся автографы также не датированы. Во всяком случае, марш Черномора был создан до поездки на Украину, то есть до апреля 1838 года[7].

В общей сложности работа над оперой заняла около шести лет: партитура была завершена в 1842 году. В то время в Петербурге выступал с концертами знаменитый Ференц Лист[8][9]. Ещё в 1842 году он познакомился с партитурой оперы, а в 1843 году побывал на одном из спектаклей. Впоследствии Лист создал собственную фортепианную транскрипцию марша Черномора, благодаря чему этот номер стал известен в Европе и обрёл популярность[8].

Состав оркестра[править | править код]

2 флейты, 2 гобоя, 2 кларнета, 2 фагота, контрафагот, 4 валторны, 2 трубы, 3 тромбона, колокольчики, струнные; духовой оркестр[2].

Общая характеристика[править | править код]

Марш Черномора звучит в четвёртом акте оперы[10]. Относительно этого эпизода в партитуре имеется подробная авторская ремарка: «Появляется шествие: из глубины сцены выходят музыканты (духовой оркестр). За ними идут рабы и подвластные Черномора, наконец, и сам волшебник Черномор — старик-карлик с огромнейшей бородой, которую несут на подушках арапчата»[11]. Примечательно, что Черномор лишён вокальной характеристики; его портрет рисуется исключительно инструментальными средствами[12][13]. По словам Б. В. Асафьева, Глинка создаёт «…неуловимо изменчивый и причудливый образ восточного деспота, хилого, но властного, ум которого признаёт лишь рабское подчинение и жаждет иметь к своим услугам лишь пленённую красоту»[14].

Марш состоит из главной части и трио, после которого вновь повторяется главная часть[15]. О появлении Черномора возвещают фанфарные возгласы труб. Марш звучит грозно, помпезно — и вместе с тем угловато, гротескно. Яркая оркестровка — пиццикато струнных, стаккато деревянных духовых, мерцающее звучание колокольчиков — рисует картины волшебного царства[8][10][16]. Многие авторы, писавшие о музыке Глинки, отмечали свойственное этому маршу смешение страшного и смешного, зловещего и комического[17]. Г. А. Ларош, признавая общую карикатурность образа Черномора, замечает тем не менее, что марш этого персонажа «проникнут какою-то колоссальной, чудовищною силой»[15]. Б. В. Асафьев также полагает, что марш Черномора «жуток при всей своей причудливости»[18]. По его мнению, «интонации „черноморности“» составляют в опере основной контраст темам «солнечности, человечности, мужественности и любви»[19].

Л. В. Кириллина усматривает в марше Черномора преемственность с традициями французской оперы и балета, в частности, номерами, призванными воплотить иноземное, необычное, гротескное. Таким прообразом могли, в частности, послужить «воинственные» танцы скифов из парижской оперы Кристофа Виллибальда Глюка «Ифигения в Тавриде[en]» (1779). По словам Кириллиной, «гротескный марш Черномора» восходит к «янычарской музыке» скифской сюиты Глюка[20].

Значение и влияние[править | править код]

Для создания образа зловещего карлика Глинка новаторским образом применил ладовые средства[21]. Г. А. Ларош писал о марше Черномора, что он «не принадлежит ни к какому тону»[15]; Б. В. Асафьев, называя это произведение «гениальным», замечал, что Глинка в нём «как никто ещё, воспользовался законом интонационно-слуховой аберрации»[22]; С. М. Слонимский видел в марше Черномора образец «горизонтальной политональности» и первую в европейской профессиональной музыке «сложноладовую структуру»[23]. Вместе с тем так называемая «гамма Черномора» (целотонная), впервые в мировой музыкальной литературе применённая Глинкой для характеристики этого персонажа[24], именно в марше не встречается[25].

В литературе неоднократно указывалось на некоторую преемственность музыки Сергея Прокофьева по отношению к традиции, заложенной Глинкой. Так, по мнению И. В. Нестьева, биографа русского и советского композитора, это проявлялось у него в стремлении к «живой натуре, к меткому человеческому портрету и поэтизации природы». Что касается знаменитого марша из «Русланы и Людмилы» с его характерными «угловатыми линиями и резко акцентированной ритмикой», то в нём, по наблюдению Нестьева, находится прямой прообраз «стихии фантастических маршей и шествий Прокофьева»[26].

В исполнительской практике[править | править код]

Марш Черномора — возможно, самый знаменитый эпизод оперы «Руслан и Людмила»[27]. Он часто исполняется как самостоятельный концертный номер, в том числе в различных аранжировках (как для ансамблей, так и для солистов)[13][28]. Существует переложение для духового оркестра уменьшенного состава, выполненное в 1880-х годах Н. А. Римским-Корсаковым[29]. Фортепианная обработка Листа известна под названием «Черкесский марш»[30]. Она звучит в фильме 1952 года «Композитор Глин­ка» режиссёра Григория Александрова, где Ференца Листа играет Святослав Рихтер[13]. Киновед Ростислав Юренев писал в своей рецензии, что последний исполнил марш «с огромным темпераментом», играя не в обычном своём стиле, а в виртуозной, эффектной манере «под Листа»[31].

Примечания[править | править код]

  1. Овчинников, 1988, с. 61.
  2. 1 2 Михеева, Кенигсберг, 2002, с. 359.
  3. Овчинников, 1988, с. 61—62.
  4. 1 2 Левашёва, 1988, с. 24.
  5. Глинка, 1988, с. 5.
  6. Глинка, 1988, с. 83.
  7. Глинка, 1988, с. 172—173.
  8. 1 2 3 Михеева, Кенигсберг, 2002, с. 361.
  9. Овчинников, 1988, с. 63.
  10. 1 2 Сто опер, 1987, с. 235.
  11. Глинка М. И. Руслан и Людмила. Клавираусцуг / Ред. М. Балакирева и С. Ляпунова. — Государственное музыкальное издательство. — С. 251. — 356 с.
  12. Сто опер, 1987, с. 233.
  13. 1 2 3 Дарья Черкасова. Марш Черномора. Arzamas.
  14. Асафьев, 1978, с. 159.
  15. 1 2 3 Ларош, 1953, с. 178.
  16. Левашёва, 1988, с. 136.
  17. Левашёва, 1988, с. 135—136.
  18. Асафьев, 1978, с. 160.
  19. Асафьев, 1978, с. 161.
  20. Кириллина, 2015, с. 209.
  21. Левашёва, 1988, с. 135.
  22. Асафьев, 1978, с. 159—160.
  23. Слонимский, 2004, с. 12.
  24. Музыкальная энциклопедия, 1973, стб. 897.
  25. Васина-Гроссман, 1951, с. 127.
  26. Нестьев, 1973, с. 607.
  27. Майкапар А. Е. Руслан и Людмила.
  28. Наволокина, 2019, с. 94—96.
  29. Рамазанова Н. В. Светские переложения, созданные в Капелле. Российская национальная библиотека.
  30. Мильштейн, 1976, стб. 295.
  31. Юренев, 1981, с. 157.

Литература[править | править код]

  • Асафьев Б. В. М. И. Глинка. — Л.: Музыка, 1978. — 311 с.
  • Васина-Гроссман В. А. Новые книги о музыке дружественных народов // Советская музыка. — 1951. — № 5. — С. 125—128.
  • Гамма Черномора // Музыкальная энциклопедия / Ю. В. Келдыш. — М: Советская энциклопедия, 1973. — Т. 1. — Стб. 897—898
  • Глинка М. И. Записки. — М.: Музыка, 1988. — 222 с.
  • Кириллина Л. В. Традиции Люлли и русская опера // Музыкальная наука в XXI веке: пути и поиски. Материалы Международной научной конференции 14—17 октября 2014 года / РАМ им. Гнесиных. — М.: ПРОБЕЛ-2000, 2015. — С. 203—221. — 536 с. — ISBN 978-5-98604-481-1.
  • Ларош Г. А. Избранные статьи о Глинке. — М: Гос. музыкальное изд-во, 1953. — 195 с.
  • Левашёва О. Е. Михаил Иванович Глинка: Монография : в 2 кн. — М.: Музыка, 1988. — Т. 2. — 352 с. — ISBN S-7140-0077-3.
  • Мильштейн Я. И. Лист Ференц // Музыкальная энциклопедия / Ю. В. Келдыш. — М.: Советская энциклопедия, 1976. — Т. 3. — Стб. 284—296
  • Михеева Л. В., Кенигсберг А. К. Испанские увертюры // 111 увертюр, симфонических поэм, сюит и картин. — СПб: Культ-информ-пресс, 2002. — С. 364—367.
  • Наволокина И. В. Творчество композитора М. И. Глинки в фонодокументах РГАФД. К 215-летию со дня рождения. — М: Федеральное казённое учреждение Российский государственный архив фонодокументов, 2019. — 314 с.
  • Нестьев И. В. Жизнь Сергея Прокофьева. — М.: Советский композитор, 1973. — 713 с.
  • Овчинников М. А. Творцы русского романса (вып. 1). — М.: Музыка, 1988. — 160 с.
  • Руслан и Людмила // Сто опер / М. Друскин. — Л.: Музыка, 1987. — С. 231—235.
  • Слонимский С. М. Русское чудо (Творчество Глинки) // Свободный диссонанс. Очерки о русской музыке. — СПб: Композитор, 2004. — С. 7—35.
  • Юренев Р. Н. Книга фильмов. Статьи и рецензии разных лет. — М.: Искусство, 1981. — 336 с.

Ссылки[править | править код]