Руслан и Людмила

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Руслан и Людмила
Издание
Титульный лист первого издания, 1820 год
Жанр:

поэма

Автор:

Александр Сергеевич Пушкин

Язык оригинала:

русский

Дата написания:

1818—1820

Дата первой публикации:

1820

Wikisource-logo.svg Текст произведения в Викитеке

«Русла́н и Людми́ла» — первая законченная поэма Александра Сергеевича Пушкина; волшебная сказка, вдохновлённая древнерусскими былинами.

История создания[править | править вики-текст]

Поэма написана в 18181820, после выхода из Лицея; Пушкин иногда указывал, что начал писать поэму ещё в Лицее, но, по-видимому, к этому времени относятся лишь самые общие замыслы, едва ли текст. Ведя после выхода из Лицея в Петербурге жизнь «самую рассеянную», Пушкин работал над поэмой в основном во время болезней.

Пушкин ставил задачей создать «богатырскую» сказочную поэму в духе известного ему по французским переводам «Неистового Роланда» Ариосто (критики называли этот жанр «романтическим», что не следует путать с романтизмом в современном понимании). Он вдохновлялся также ВольтеромОрлеанская девственница», «Что нравится дамам») и русскими литературными сказками (такими, как лубочная повесть о Еруслане Лазаревиче, «Бахарияна» Хераскова, «Илья Муромец» Карамзина или особенно «Альоша[sic] Попович» Николая Радищева). Непосредственным стимулом к началу работы над поэмой стал выход в феврале 1818 года первых томов карамзинской «Истории государства российского», откуда заимствованы многие подробности и имена всех троих соперников Руслана (Рагдай, Ратмир и Фарлаф).

Поэма написана астрофическим четырехстопным ямбом, который, начиная с «Руслана», стал господствующей формой романтической поэмы.

Поэма содержит элементы пародии по отношению к балладе Жуковского «Двенадцать спящих дев». Пушкин последовательно иронически снижает возвышенные образы Жуковского, насыщает сюжет шуточными эротическими элементами, гротескной фантастикой (эпизод с Головой)[1], употребляет «простонародную» лексику («удавлю», «чихнула»). Пушкинское «пародирование» Жуковского изначально не имеет негативного оттенка и носит скорее дружеский характер; известно, что Жуковский «сердечно радовался» пушкинской шутке, а после выхода поэмы подарил Пушкину свой портрет с надписью «Победителю-ученику от побеждённого учителя». Впоследствии, в начале 1830-х годов, зрелый Пушкин, склонный критически переоценивать свои юношеские опыты, сокрушался, что пародировал «Двенадцать спящих дев» «в угоду черни».

Издание[править | править вики-текст]

Иллюстрация И. Я. Билибина (1917).

Поэма начала печататься в «Сыне отечества» весной 1820 года в отрывках, первое отдельное издание вышло в мае того же года (как раз в дни ссылки Пушкина на юг) и вызвало возмущённые отклики многих критиков, усмотревших в ней «безнравственность» и «неприличия» (А. Ф. Воейков, начавший было журнальную публикацию нейтрально-доброжелательного разбора поэмы[2], в последней части отзыва под влиянием И. И. Дмитриева раскритиковал её). В переписке с Карамзиным И. И. Дмитриев сравнивает «Руслана и Людмилу» с известной ироикомической поэмой Николая Осипова «Вергилиева Енейда, вывороченная наизнанку», на что Карамзин в письме от 7 июня 1820 года отвечает:

В прежних письмах я забыл сказать тебе, что ты, по моему мнению, не отдаешь справедливости таланту или поэмке молодого Пушкина, сравнивая её с «Энеидою» Осипова: в ней есть живость, легкость, остроумие, вкус; только нет искусного расположения частей, нет или мало интереса; все сметано на живую нитку[3].

Особую позицию занял П. А. Катенин, упрекавший Пушкина, наоборот, в недостаточной народности и излишнем «приглаживании» русских сказок в духе французских салонных повестей. Значительная часть читающей публики приняла поэму восторженно, с её появления началась всероссийская слава Пушкина.

Эпилог («Так, мира житель равнодушный…») написан Пушкиным позже, во время ссылки на Кавказ. В 1828 Пушкин подготовил второе издание поэмы, добавил эпилог и вновь написанный знаменитый так называемый «пролог» — формально часть Песни первой («У лукоморья дуб зелёный…»), усиливший условно-фольклорную окраску текста, а также сократил многие эротические эпизоды и лирические отступления. В качестве предисловия Пушкин перепечатал некоторые критические отзывы на издание 1820 года, ставшие в новой литературной обстановке уже откровенно смешными, к примеру, критическую статью малоизвестного критика, который о поэме «Руслан и Людмила» написал: представьте, мол, мужик в лаптях, в армяке вторгся в какое-то «благородное собрание» и закричал: «Здорово, ребята!»[4], по поводу этого случая литературный критик Вадим Кожинов отметил: «Должен сказать: бывает, что самую высокую оценку дают человеку не друзья, а враги». В 1830 году, вновь отводя в «Опровержении на критики» старые обвинения в безнравственности, поэт подчеркнул, что теперь в поэме его не устраивает, наоборот, отсутствие подлинного чувства: «Никто не заметил даже, что она холодна».

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Эпизод с головой заимствован из сказки о Еруслане Лазаревиче — «крёстном отце» пушкинского Руслана, который точно таким же образом добывает меч-кладенец.
  2. Lib.ru/Классика: Воейков Александр Федорович. Разбор поэмы «Руслан и Людмила», сочин. Александра Пушкина
  3. Н. М. Карамзин. Письма Н. М. Карамзина к И. И. Дмитриеву. — Санкт-Петербург: Издание 2-го отделения Имперской Академии Наук, 1866. — С. 290. — 716 с.
  4. Вадим Кожинов: «И что интересно: Пушкин через восемь лет, переиздавая „Руслана и Людмилу“, написал предисловие и включил туда всю эту статью. Статью, которая его поносила!».

Ссылки[править | править вики-текст]