Кузьма Минин

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Минин, Кузьма»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Кузьма́ Ми́нич Минин
Кузьма Минин. Гравюра начала XIX века
Кузьма Минин. Гравюра начала XIX века
1611 год — 1612 год
Монарх Василий IV Шуйский
Губернатор Александр Репнин

Рождение вторая половина XVI века (возможно, 1570-е гг.)
Смерть 21 мая 1616(1616-05-21)
Место погребения
Имя при рождении Кузьма
Отец Мина (инок Мисаил)
Супруга Татьяна Семёновна [1]
Дети Нефёд
Отношение к религии Православие
Военная служба
Годы службы 1611—1612
Принадлежность  Русское государство
Род войск ополчение
Звание Руководитель Второго народного ополчения
Сражения Московская битва
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Кузьма́ Ми́нин (Кузьма́ Ми́нич Ми́нин, Кузьма́ Ми́нич Сухорýкой[2]; вторая половина XVI века — 21 мая 1616) — организатор и один из руководителей Земского ополчения 16111612 в период борьбы русского народа против польско-литовской и шведской интервенций, русский национальный герой.

Происхождение[править | править код]

О ранних годах Минина известно мало. Согласно «Новому летописцу», его прозвище — «Сухорук» (БРЭ считает этот факт неподтверждённым)[3]. Упомянут в купчей, где Андрей Афанасьевич Попов продал двор с садом и огородом на Никольской стороне и при межевании упомянут двор Кузьмы Захарьева сына Минина Сухорука (24 ноября 1602)[4].

В XVI веке имена «Козьма» и «Кузьма» различались. В наше время, когда это различие исчезло, Минина также часто называют Козьмой, хотя его звали Кузьмой, чтобы подчеркнуть, что назвали его по имени Кузьмы — друга Дамиана[источник не указан 327 дней].

В последние годы стала набирать популярность версия, согласно которой Кузьма Минин был сыном этнического татарина, солеварщика Мины Анкудинова из волжского города Балахна[5][6]. Партнёром по солеварному делу и семейным другом Мининых был князь Дмитрий Пожарский, с которым Минины делили рассольную трубу. Кузьму Минина могли назвать по прямому христианскому имени Дмитрия Пожарского (которого также назвали Козмой (Космой), а не Дмитрием)[5][7]. Некоторые исследователи, однако, считают что балахнинская версия, хотя и объясняет связь с Пожарским, по меньшей мере спорна, а версия о татарском происхождении «не выдерживает критики»[5][3].

Участие в ополчении[править | править код]

М. И. Скотти. Минин и Пожарский. 1850

Достоверно известно только то, что в начале XVII века он завёл лавку в Нижнем Новгороде и занялся мясной торговлей. В 1608—1610 гг. в составе местного городского ополчения (под руководством воевод А. Алябьева и А. Репнина) участвовал в боях со сторонниками Лжедмитрия II. Нижегородцам тогда удалось разбить тушинцев, очистить от них окрестности города и приобрести боевой опыт. Подробности о деятельности лично Минина становятся известными только с осени 1611 года, когда в Нижнем Новгороде зачитывали грамоту от патриарха Гермогена (но сейчас некоторые предполагают, что в реальности зачитывали грамоту Троицкого монастыря). На созванном для обсуждения грамоты городском совете присутствовали духовенство и старшие в городе люди. В числе участников был и избранный в сентябре земским (посадским) старостой Кузьма Минин — человек среднего достатка и по ремеслу мясник. На следующий после собрания день содержимое грамоты было оглашено горожанам. Незаслуженно забытый сейчас, а в реальности возглавивший вместе с Мининым и Пожарским нижегородское ополчение патриот протопоп Савва убедил народ «стать за веру», но гораздо конкретнее оказалась речь выступившего за ним Минина[8]:

Захотим помочь московскому государству, так не жалеть нам имения своего, не жалеть ничего, дворы продавать, жён и детей закладывать, бить челом тому, кто бы вступился за истинную православную веру и был у нас начальником.

С.М.Соловьев. История России с древнейших времён. Том 8. Глава 8. Окончание междуцарствия

В Нижнем Новгороде начались постоянные сходки: рассуждали о том, как подняться, откуда взять людей и средства. С такими вопросами обращались прежде всего к Минину, и он подробно развивал свои планы. С каждым днём росло его влияние; нижегородцы увлекались предложениями Минина и наконец решили образовать ополчение на новых началах, созывать служилых людей и собирать на их содержание деньги.

Вождём ополчения выбрали князя Дмитрия Пожарского, лечившегося тогда от ран в нижегородском имении и пожелавшего, чтобы хозяйственная часть в ополчении была поручена Минину.

Песков М. И. «Воззвание к нижегородцам гражданина Минина в 1611 году», (1861)
Маковский К. Е. «Воззвание Минина»

При поддержке войск Пожарского Минин осуществил оценку имущества нижегородского населения и определил часть, которая должна пойти на ополчение. По совету Минина давали «третью деньгу», то есть третью часть имущества, либо, в некоторых случаях, пятую часть. Лица, которые не желали выделять требуемой суммы, отдавались в холопы, а их имущество полностью конфисковалось.

По словам летописи, он «жаждущие сердца ратных утолял и наготу их прикрывал и во всём их покоил и сими делами собрал не малое воинство». К нижегородцам скоро примкнули и другие города, поднятые известной окружной грамотой, в составлении которой, несомненно, участвовал Минин. В отличие от опиравшегося на исключительно храбрую, но низкооплачиваемую казацкую вольницу Первого ополчения, Минин не жалел денег на более дисциплинированных, пусть и более дорогостоящих, военных специалистов. И нижегородцы, и Пожарский сами участвовали в Первом ополчении, отбили почти 9/10 Москвы, а затем из-за отсутствия осадной артиллерии и специалистов по осаде городов ничего не могли поделать с засевшими в Китай-городе и неприступном Кремле поляками и малороссийскими казаками. Первыми пришли скитавшиеся недалеко от Нижнего две тысячи опытных ратников-белорусов, участвовавших в обороне Смоленска, помилованных королём Сигизмундом после взятия города, но наотрез отказавшихся идти на службу к нему и к его сыну Владиславу, которого Сигизмунд с помощью Семибоярщины хотел утвердить на московском троне. Минин сумел положить даже рядовым военным специалистам очень высокое жалованье — от 30 до 50 рублей в год. К нему пришли многие люди из военных сословий— не только подданные Московского государства или патриоты единого русского народа, но и множество наёмников из других стран— и с Востока, и с Запада, как подчёркивает Симон Азарьин — «со всей Вселенной». В начале апреля 1612 в Ярославле стояло уже громадное ополчение с князем Пожарским и Мининым во главе.

Кузьма вошёл в «Совет всей земли», созданный в Ярославле в середине 1612 г. и до созыва Земского собора в 1613 г. выполнявший функции высшего органа государственной власти, который он фактически возглавил, хотя из-за обычая местничества его подпись была только 15й. Ведь он привлёк в Совет всей земли и приведшего с собой в Ярославль множество казаков ближайшего родственника Ивана Грозного — племянника его жены — князя Дмитрия Михайловича Черкасского, и самых родовитых бояр-Рюриковичей, и даже подпись Рюриковича Дмитрия Пожарского оказалась только 10й. Совет обратился за военной помощью к королю Швеции и императору Священной Римской империи, обещая их сыновьям московский престол — и получил из Германии и Швеции помощь большими воинскими отрядами, а, самое главное, обезопасил свой тыл от нападения шведов, их марионеточного Новгородского государства и Священной Римской империи в условиях, когда Речь Посполитая заключила с ними перемирие и хотела напасть на русских совместно с ними. Чтобы удержать часть служивых поляков, не исключал Минин и избрание на царство Владислава. Категорически отрицалась только возможность участия в управлении великой российской державой Сигизмунда III и любых других иностранцев, кроме принявшего православие царя. Впоследствии, на Земском соборе, всем иноземным претендентам на московский трон был дан от ворот поворот — чтобы не оскорблять никого из них и не вносить смуту в отношения христианских государств между собой. Простых иностранных кондотьеров в Ярославле Минин уже в ополчение не принимал. Казаки князей Черкасского и Шаховского организовали свой Круг, и Минин искал деньги на выполнение решений и «господ», и «товарищей», на всё полезное для державы Кузьма деньги находил сразу, а на остальное обоим органам власти тоже не отказывал, а «продолжал деньги искать». 7 апреля 1612 года Совет всей земли назвал Московское государство великой российской державой. Но тут ополчение начала косить страшная моровая язва. Вопреки ожиданиям Семибоярщины ополчение не разбежалось, а благодаря грамотным санитарным мерам эпидемию удалось прекратить. Убедившись в безопасности тыла, ополчение выступило на Москву.[9]

В боях за Москву 22 — 24 августа (1 — 3 сентября н. ст.) 1612 г. Кузьма проявил также находчивость и воинскую доблесть. Его отряд, состоявший из трех дворянских сотен и хоругви перешедшего к нему на службу из Речи Посполитой ротмистра Хмелевского (во Втором ополчении было очень много людей из Речи Посполитой, обычно из её западнорусских земель, но также и противники Сигизмунда другого происхождения — например, опасавшиеся его мести участники Сандомирского рокоша), форсировал Москва-реку и как снег на голову обрушился на поставленные гетманом Ходкевичем у Крымского двора две литовские роты. Пешие русские ратники увидели паническое бегство неприятеля, соединились с отрядом Минина и преследовали бегущих до самого стана Ходкевича. Здесь противник не смог выдержать натиска, потеряв на месте до 500 человек. Ходкевич вынужден был оставить Екатерининский стан и отступил к Донскому монастырю. Это обеспечило перелом в ходе сражения. Итак, в августе с личным участием Минина был побеждён Ходкевич, а в октябре Москва была очищена от поляков. Кузьма Минин вместе с Дмитрием Тимофеевичем Трубецким и Дмитрием Михайловичем Пожарским управлял великой российской державой до созыва Земского собора, так как после объединения Советов всей земли Первого и Второго ополчений в результате взятия Москвы и окончательного объединения ополчений Совет всей земли не собирался. (Видимо, чтобы предотвратить конфликты). Как и все великие князья, цари и правители Московского государства до Петра I «выборный всей земли» Кузьма Минин сам ничего не подписывал. Все грамоты, например, о созыве Земского собора, за него подписывали его товарищи Трубецкой и Пожарский. На другой день после венчания на царство (12 июля 1613) Михаил Фёдорович пожаловал Минину чин думного дворянина и вотчины. В Думе было всего два думных дворянина — назначенный ещё Лжедмитрием I, но провозгласивший на Земском соборе всех Рюриковичей такими же иностранцами, как королевич Владислав, и сделавший поэтому возможным избрание Михаила Романова родственник Романовых Гаврила Пушкин с окладом 120 рублей и единственный назначенный самим Михаилом — Кузьма Минин с окладом 200 рублей. Заседая с тех пор постоянно в думе и живя в царском дворце, Минин пользовался большим доверием царя (в 1615 ему вместе с ближними боярами было поручено «беречь Москву» во время путешествия царя в Сергиев монастырь) и получал важнейшие «посылки».[10][11]

Смерть[править | править код]

Умер в 1616 году, «во время розысков» в «казакских местах» (там, где население бывшего Казанского ханства несло казачью службу провозглашённой великой российской державе) по случаю восстания татар и черемис. Минин Кузьма Минич был погребён на погосте приходской Похвалинской церкви.

Гробница Кузьмы Минина в Спасо-Преображенском соборе кремля. Возведена Л. В. Далем в 1874 году

Позднее, в 1672 году его прах был перенесён на территорию Нижегородского кремля в Спасо-Преображенский собор первым нижегородским митрополитом Филаретом.

К 1830-м годам собор обветшал и был снесён по указанию нижегородского губернатора М. П. Бутурлина[12]. В 1838 году был построен новый кафедральный собор, его фундамент был на несколько десятков метров сдвинут относительно старой постройки, а прах Минина и покоящихся рядом удельных князей был помещён в подцерковье.

Кузьма Минин, стоящий рядом с Пожарским на Красной площади, 1883 г.

В 1930 году, после разрушения Спасо-Преображенского собора, прах был передан на хранение в историко-архитектурный музей-заповедник, а затем перенесён в Михайло-Архангельский собор Нижегородского кремля. По данным телепередачи «Искатели», в могиле на территории кремля лежит совершенно иной прах, а настоящие останки Минина продолжают оставаться в земле на том месте, где стоял Спасо-Преображенский собор.[13] В настоящее время на месте кафедрального собора 1838 года постройки стоит деревянный крест.

С 1804 года над скульптурной композицией в Нижнем Новгороде в честь Козьмы Минина стал работать И. П. Мартос. По завершении эскизов весной 1809 года в Нижегородской губернии был объявлен сбор средств. К 1811 году поступило 18 000 р., но 15 февраля того же года Комитет министров принял решение поставить памятник в Москве. В 1818 году Минину и Пожарскому воздвигнут памятник в Москве, а в 1828 году — гранитный обелиск в Нижнем Новгороде.

Семья[править | править код]

У Кузьмы (Козьмы) был единственный сын[14] — Нефёд и сестра Софья (имя в монашестве). После смерти Минина царь грамотой от 5 июля 1616 года подтвердил право владения вотчиной в Нижегородском уезде — селом Богородское с деревнями — вдове Кузьмы Татьяне Семёновне и его сыну Нефёду. У Нефёда имелся двор на территории Нижегородского кремля, хотя сам он по своей службе жил в Москве, исполняя обязанности стряпчего. Сведения о нём довольно разрознены. В 1625 году он присутствовал при отбытии персидского посла, в 1626 году состоит «у государева фонаря» на двух царских свадьбах. Последнее упоминание в дворцовых разрядах относится к 1628 году. Он умер в 1632 году. Пожалованные вотчины вернулись в государственную казну и были отданы князю Якову Куденетовичу Черкасскому.

Татьяна Семёновна Минина продолжала жить в Нижнем Новгороде. По-видимому, в преклонном возрасте она постриглась в монахини, окончив жизнь в одном из нижегородских монастырей (скорее всего, в Воскресенском, расположенном на территории кремля).

Оценки деятельности[править | править код]

Исторический портрет Минина большинство историков (в особенности И. Е. Забелин и М. П. Погодин) описывают как достойный почтения за его героические действия, упоминая его подвиг перед отечеством как решительный шаг в защиту Родины, в отличие от Н. И. Костомарова[15], который считал его человеком «с крепкой волей, крутого нрава, пользовавшимся всеми средствами для достижения цели».

Память[править | править код]

Памятник Минину в Нижнем Новгороде

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Б. М. Пудалов. К биографии Козьмы Минина.
  2. Н. П. ИнфоРост. ГПИБ | Малиновский А. Ф. Биографические сведения о князе Димитрии Михайловиче Пожарском. - М., 1817.. elib.shpl.ru. Дата обращения: 4 января 2021.
  3. 1 2 БРЭ, 2012.
  4. Нижегородская учёная архивная комиссия. Памятники истории Нижегородского движения в эпоху Смуты и Земского ополчения 1611—1612 гг. Т. 11. Н-Новг. 1912 г. Сведения о Козьме Минине и его роде. стр. 525—526.
  5. 1 2 3 Морохин Алексей Владимирович, Кузнецов Андрей Александрович. Кузьма Минин: факты и легенды // Труды Исторического факультета Санкт-Петербургского университета. — 2012. — Вып. 10. — ISSN 2221-9978.
  6. Кузьма Минин Подробный биографический очерк | Московский Журнал. Дата обращения: 8 октября 2019.
  7. [ne.balakhna.ru/news/print.php?subaction=showfull&id=1287172560&start_from=&ucat=5& Нижегородский староста Кузьма Минин — родом из Балахны!//Балахнинское благочиние Нижегородской епархии 15.10.2010]
  8. Доподлинный текст обращения Минина неизвестен
  9. МИНИН И ПОЖАРСКИЙ. ЯРОСЛАВСКОЕ СТОЯНИЕ Под знамена Пожарского. bibliotekar.ru. Дата обращения: 15 марта 2018.
  10. Минин (Анкудинов) Кузьма Минич : Министерство обороны Российской Федерации. encyclopedia.mil.ru. Дата обращения: 15 марта 2018.
  11. Феноменальный Кузьма. his.1september.ru. Дата обращения: 15 марта 2018.
  12. Маркиз де Кюстин. Николаевская Россия
  13. Loading. www.civilization-tv.ru. Дата обращения: 15 марта 2018.
  14. О возможном втором сыне Леонтии и его потомках, проживавших в Тульской губернии см. статью И. И. Голова «Род Кузьмы Минина по новым материалам Архивная копия от 7 февраля 2009 на Wayback Machine»
  15. * Костомаров Н. И. Глава 30. Козьма Захарич Минин-Сухорук и князь Дмитрий Михайлович Пожарский // Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей.
  16. В Ярославле открыли памятник Минину и Пожарскому. «Российская газета» (4 ноября 2019).

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]