Михасевич, Геннадий Модестович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Геннадий Михасевич
Геннадий Михасевич на допросе
Геннадий Михасевич на допросе
Имя при рождении: Геннадий Модестович Михасевич
Прозвище «Витебский душитель»
«Патриот Витебска»
«Витебский монстр»
«Белорусский Чикатило»[1]
Дата рождения: 7 апреля 1947(1947-04-07)
Место рождения: деревня Ист, Миорский район, Витебская область, БССР СССР
Гражданство: Flag of the Soviet Union.svg СССР
Дата смерти: 25 сентября 1987 или 3 февраля 1988 (40 лет)
Место смерти: Минск, БССР, СССР
Причина смерти: Расстрел
Наказание: Смертная казнь
Убийства
Количество жертв: 36 (доказанных)
43 (со слов преступника)
Количество раненых: 1
Период убийств: 14 мая 197127 октября 1985[2]
Основной регион убийств: Витебская область
Способ убийств: Удушение; в одном случае смертельные ранения ножницами
Мотив: Сексуальный; возможно, наслаждение от убийства женщин
Дата ареста: 9 декабря 1985 года

Генна́дий Моде́стович Михасе́вич (белор. Генадзь Мадэставіч Міхасевіч, 7 апреля 1947, деревня Ист, Витебская область, БССР, СССР — 25 сентября 1987 или 3 февраля 1988[3], БССР, СССР) — советский и белорусский серийный убийца. В 1971—1985 годах совершил согласно приговору суда 36 убийств женщин, и одно покушение на убийство в Витебске, Полоцке и прилегающей сельской местности Белорусской ССР. Сам маньяк признался в 43 убийствах.

Биография[править | править код]

Геннадий Михасевич родился в 1947 году в деревне Ист (ныне Миорский район Витебской области). В детстве был замкнутым и малоразговорчивым парнем, за что часто подвергался насмешкам со стороны девушек. Из-за этого получил комплекс сексуальной неполноценности. Кроме того, юный Михасевич почти ежедневно наблюдал за тем, как его отец-алкоголик закатывал скандалы матери Михасевича, которые нередко заканчивались рукоприкладством со стороны отца. Об этих случаях знали его друзья и постоянно издевались над ним. Эти два факта можно назвать центральными в детско-юношеском формировании Геннадия.

После школы был призван в армию, но по причине гепатита был комиссован. Вернулся в Беларусь, где устроился работать на завод. Проживал в деревне Солоники около Полоцка. Внешне жил обычной жизнью, почти не выпивал, не курил, имел семью, его ставили в пример как активного участника общественной жизни и хорошего работника. Состоял в КПСС, был народным дружинником[4].

Преступления[править | править код]

Первое убийство совершил 14 мая 1971 года, по собственным словам, в этот день он пытался повеситься на бельевой веревке во дворе своего дома из-за несчастной любви, но, увидев проходившую мимо девушку, решил задушить её, что и совершил. После этого Михасевич стал совершать убийства женщин, так как по собственным словам «чувствовал душевное облегчение»[5].

Из материалов уголовного дела по этому убийству: "16 мая 1971 года … за 48 метров от грунтовой дороги, которая отходит от шоссе Полоцк — Новополоцк, в борозде, вблизи посаженных в том месте яблонь, был обнаружен труп, ноги и туловище которого были покрыты кусками дерна, а лицо присыпанный землей. От указанной грунтовой дороги к месту обнаружения трупа вел след волочения, который проходил по пашне, а затем по лугу. В начале его находились туфли и брошь потерпевшей. На шее были обнаружены следы удушения руками. При этом было отмечено, что оно делалось правой рукой. Множественные ссадины на лбу, щеках и губах давали основания для вывода о том, что рот потерпевшей закрывался руками нападающего. На руках у нижней их трети были найдены следы, которые свидетельствовали о привязывания в этих местах веревки, с помощью которой производилась перемещение трупа. Это подтверждается также наличием ссадин как на спине, так и на нижних конечностей … «[6].

29 октября 1971 года убийца почти попался на горячем. Тогда когда, Михасевич схватил очередную жертву, та начала вырываться и кричать. В этот момент её услышали школьники, которые перепугались, но с фонариком пошли на крик. Михасевич поняв это решил не рисковать, и скрылся с места преступления. Девушка осталась жива, а к следствию попал одно доказательство — веревка с кровью первой группы (в борьбе Михасевич был укушен за руку). Однако в этот же день убил и изнасиловал другую девушку, труп которой был найден следующим утром.

Следующие убийства совершил в 1972 году, 15 апреля и 30 июля (вторая жертва была заколота ножницами во ржаном поле). Ещё одну женщину убил в апреле 1973 года. В этом же году окончил техникум, вернулся в деревню Ист и начал работать слесарем-автомехаником в совхозе „Двина“. В 1974 году преступлений не совершал. В 1975 году убил двух женщин.

Многие убийства сопровождались изнасилованиями. На жертв не нападал, а напротив, добровольно заманивал в автомобиль (красный „Запорожец“), где соблазнял, либо насильно завозил в безлюдное место и душил в момент испытания оргазма. Орудия убийства при себе не носил, используя подручные предметы для удавления, в том числе такие экзотические, как верёвка, сплетённая из ржи. В одном случае, не сумев задушить женщину, убил её ножницами. Некоторых жертв грабил, брал драгоценности, деньги и даже бытовые вещи вроде украшений и косметических принадлежнастей которые дарил своей жене.

Для всех родственников, коллег и друзей Геннадий продолжал выглядеть прекрасным и трудолюбивым человеком. Сам он совсем не отличался от остальных: имел семью, и двоих детей, употреблял алкоголь только по праздникам, не курил, вступил по собственному желанию в КПСС был командиром местного отряда добровольной дружины на работе его портрет находился на доске почета, Геннадия часто поощрали и ставили в пример.

В 1984 году Михасевич совершавший обычно не более двух — трех убийств в год, убил 12 женщин. После чего по Витебску и Витебской области пошла волна паники. Милиция практический отчаявшись найти преступника через радио и телевидение обратилась к населению за помощью, с просьбой докладывать в милицию о любых подозрительных личностях. Именно после этих событий, очевидно испугавшись, Михасевич желая направить следствие по ложному пути, 14 августа 1985 года прислал на имя исполняющего обязанности главного редактора газеты „Витебский рабочий“ В. Романовского письмо от имении мифической организации „Патриоты Витебска“:

Гражданин Романовский! К вам обращаются „Патриоты Витебска“ и приказывают срочно напечатать в очередном номере областной газеты наше воззвание.

Патриоты Витебщины вступайте в ряды борцов за новую жизнь, убивайте всех коммунистов и их легавых прихвостней. С сентября активизируйте работу в общественных заведениях Витебска и области по пополнению наших рядов.

Приказывается всем уже вступившим в ряды „Патриотов Витебска“:

1. Открыть охоту на „легавых собак“, которым только можем выбраковывать, как неугодных обществу.

2. Со всеми поступающими заключайте договора. Надо под роспись и сдавайте на хранение нам как документ.

3. По первому предъявлению к владельцам транспорта — предоставлять нам транспорт безоговорочно, иначе — смерть.

Это для Вас.

За Вами установлено круглосуточное наблюдение и за Вашей семьей также.

Вы уже, наверное, слышали о проделанной нашей работе, в частности, на участке дороги Витебск — Бешенковичи 30 августа прошлого года да и в других местах области и города. Они гибнут потому, что не желают подписать договора и др.

Мы боремся за все передовое на земле, а то уже снова завелось много всех коммунистов и их прихвостней.

До скорой встречи.

Скоро нам нужно будет помочь шрифтом и бумагой. Можем обойтись и без Вас. Но?

Патриоты Витебска».[7]

Следствие и арест[править | править код]

Для предотвращения убийств были задействованы все органы милиции. Были созданы патрули дружин. Среди дружинников был и сам Михасевич, который также проверял красные «Запорожцы»[8].

Письмо написанное Михасевичем сразу же было передано в ведомство КГБ и милиция о нём не узнала. Но 5 сентября и 27 октября 1985 года Михасевич совершил два убийства женщин в рот второй жертве он поместил записку «За измену — смерть! Смерть коммунистам и их прихвостням! Патриоты Витебска». После чего сотрудники милиции стали проводить тщательную графологическую экспертизу, всего за два месяца они сверили 553.000 образцов почерка в том числе 70.000 образцов почерка подписчиков «Витебского рабочего».

25 ноября 1985 года выполняя задание по проверке водителей красных «Запорожцев», участковый инспектор Полоцкого РОВД Валерий Веретенников взял письменное объяснение у жителя деревни Солоники Полоцкого района Г. М. Михасевича. В результате чего следствию наконец удалось вычислить маньяка по почерку.

Решено было задержать Геннадия Михасевича в воскресение 8 декабря 1985 года, однако прибывшие вечером к дому убийцы сотрудники милиции не обнаружили его на месте. На следующий день появившись на рабочем месте маньяка, они узнали, что тот взял отпуск и собрался «улетать на отдых с семьей».

В ночь на 9 декабря 1985 года Геннадий Михасевич был наконец задержан в доме своего шурина в деревне Горяны, при нём были упакованные вещи для всей семьи а также четыре билета на самолет до Одессы.

Преступник уже 11 декабря начал давать показания и признался в 43 убийствах. Однако на суде удалось доказать его причастность лишь к 37 нападениям на женщин, и 36 убийствам. По словам следователей допрашивавших маньяка, преступнику явно льстило внимание к его персоне, Михасевич с пристрастием рассказывал все подробности своих преступлений, часто смеялся и отпускал шутки в адрес как жертв, так и сотрудников милиции.

Также на одном из допросов убийца признался, что дважды чуть не задушил собственную жену, первый раз во время интимной близости, второй раз во время ссоры, однако сумел совладать с собой «умывшись холодной водой из крана». По словам преступника жена его интересовала мало и он практический не общался с ней в повседневной жизни, разве что помогал по хозяйству. Однако основной причиной к убийствам он назвал именно «желание задушить женщину» возникающее у него «спонтанно» в периоды эмоционального напряжения, часто после ссор с женой или неприятностей на работе. Самой жене он часто дарил украденные на месте преступлений вещи жертв к примеру однажды подарил ей золотое кольцо снятое с пальца убитой им женщины, а в другой раз принес импортные кусачки для ногтей найденные в сумочке очередной жертвы.[9][10]

Тем не менее в ходе напряженной работы в течение 1984—1985 годов кроме поимки Михасевича следственно-оперативными группами было дополнительно раскрыто 221 злодеяние, в том числе 27 убийств, 17 фактов умышленного причинения тяжких телесных повреждений, 14 грабежей и разбоев, 93 кражи, найдено 479 преступников, 186 без вести пропавших, изъято семь единиц незарегистрированного огнестрельного оружия.[11]

Суд и приговор[править | править код]

В заключении психиатрической экспертизы проведенной в НИИ общей и судебной психиатрии им. В. П. Сербского говорилось:

«Михасевич Г. М. 1947 года рождения психическим заболеванием не страдает, у него имеются психопатические черты характера и склонность к сексуальным перверсиям. Эти особенности личности сопровождаются наличием половых извращений в виде проявления садизма. Отмеченные свойственные ему особенности личности и сексуального влечения не сопровождаются нарушениями мышления, памяти, эмоциональности и критики. Он мог отдавать отчет в своих действиях и руководить ими, его следует считать вменяемым».[12]

14 апреля 1987 года в Минске над Геннадием Михасевичем начался суд. А уже 19 мая 1987 года Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда СССР приговорила Геннадия Михасевича к смертной казни, приговор приведён в исполнение 25 сентября 1987 года, по другим данным 19 января или 3 февраля 1988 года, в Пищаловском замке[3].

Следствие по поводу осужденных за преступления Михасевича[править | править код]

За преступления Михасевича до этого были осуждены 14 человек, один из них Николай Тереня был казнён, другой Владимир Горелый получивший 12 лет лишения свободы, ослеп в тюрьме и через 6 лет был выпущен на свободу как «не представляющий опасность». Трое осужденных за преступления Геннадия Михасевича отбыли в заключении более 10 лет, один 12 лет.[13]

Основная ответственность была возложена на следователя по особо важным делам Прокуратуры БССР Михаила Кузьмича Жевнеровича, ведущего большую часть дел невинно осужденных. Кроме него к ответственности после поимки маньяка были привлечены ещё около 200 сотрудников министерства внутренних дел. Один следователь покончил с собой.[14] Однако реальную ответственность понес лишь приговоренный к 4 годам лишения свободы зональный прокурор Белорусской транспортной прокуратуры Валерий Сороко.[15]

Ещё несколько сотрудников МВД получили условные сроки от 2 до 2.5 лет лишения свободы.[16] Остальные отделались лишь выговорами, понижениями в званиях и должностях, или же увольнениями из органов внутренних дел. Сам главный фигурант уголовного дела о злоупотреблении должностными полномочиями М. К. Жевнерович фактический не понес никакой ответственности, так как был амнистирован по случаю 50-летия Октябрьской революции и в ноябре 1987 года в связи с амнистией уголовное дело в отношении Жевнеровича было прекращено, а сам он отправлен на пенсию с сохранением всех званий и наград. Однако Жевнерович умер в сентябре 1988 года.[17][18][19]

В массовой культуре[править | править код]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

Ссылки[править | править код]