Новая искренность

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Но́вая и́скренность (англ. New Sincerity) — это движение в искусстве, культуре и философии, направленное на уход от принципов постмодернистской иронии и цинизма, и выдвижение искренности в качестве основного мотива. Иными словами это возвращение к темам гуманистической и экзистенциальной проблематики, при сохранении некоторых черт постмодернистских произведений. Термин схож по значению с метамодернизмом и часто используется как его синоним.

Термин появился в середине 80-х годов, но большое распространение получил только в 90-х благодаря американскому писателю Дэвиду Фостеру Уоллесу.[1][2]

Происхождение и суть термина[править | править код]

Термин использовался еще в середине 80-х — начале 90-х годов советским поэтом и художником Дмитрием Приговым и философом Михаилом Эпштейном[3][4] как антитеза нарастающей абсурдности поздней советской и пост-советской культуры. Абсурдность в данном случае понималась как разрыв между бытийным пониманием вещей и их официальной идеологической интерпретацией.

Постконцептуализм, или новая искренность, — опыт использования «падших», омертвелых языков с любовью к ним, с чистым воодушевлением, как бы преодолевающим полосу отчуждения <…> лирическое задание восстанавливается на антилирическом материале — отбросах идеологической кухни, блуждающих разговорных клише, элементах иностранной лексики… — М. Эпштейн[5]

Пригов же говорит о возвращении к «традиционно сложившемуся лирико-исповедальному дискурсу», к проблемам «человека неисключительного в неисключительном состоянии»[6].

В американской культуре появление схожих концепций связано с именем писателя Дэвида Фостера Уоллеса. В своем эссе «E Unibus Pluram: Телевидение и литература США» (1993 г.) Уоллес, размышляя о преобладании осознанной иронии в современной американской беллетристике, предсказал появление нового литературного движения, во многом разделяющего позиции новой искренности.

Следующими литературными «бунтарями» вполне может стать странная кучка анти-бунтарей <…> которые осмелятся отойти от ироничного взгляда <…> поддержать и реализовать принципы однозначности. Осмелятся обратиться к обычным, давнишним, немодным проблемам американцев. <…> Они рискуют быть обвинёнными в сентиментальности, мелодрамности. В чрезмерной доверчивости. В мягкости… — Д. Ф. Уоллес[1]

В кинокритике[править | править код]

Критик Джим Коллинс впервые применил термин «новая искренность» в своем эссе «Универсальность в 90-х: эклектичная ирония и новая искренность». В работе он противопоставляет фильмы, которые относятся к жанровым традициям с «эклектической иронией», и фильмы, делающие это серьезно, руководствуясь принципами новой искренности.

…«новая искренность» таких фильмов, как Поле его чудес (1989 г.), Танцующий с волками (1990 г.), и Капитан Крюк (1990 г.), состоит не в скрещивании жанров, а в «этнографическом» преобразовании классического жанрового кино, вдохновляющего их, в попытке тем или иным образом найти потерянную «чистоту», которая, по всей видимости, существовала ещё до Золотой эры кино. — Д. Коллинс[7]

Критики использовали термин «новая искренность» для описания работ разных американских режиссеров: Уэса Андерсона, Пола Томаса Андерсона, Софии Копполы, Чарли Кауфмана, Зака Браффа, Джареда и Джеруши Хесс[8]; а также режиссеров из других стран: Мишеля Гондри, Ларса Фон Триера, движения Догма 95, Аки Каурисмяки, Педро Альмодовара[9].

В литературе и литературной критике[править | править код]

В американской литературе основателем направления новой искренности является Дэвид Фостер Уоллес, первым заговоривший о ней в своей эссеистике.

Теория в следующем: «Бесконечная шутка» — это попытка Уоллеса одновременно провозгласить и продемонстрировать революционный стиль в литературе, к которому он призывал в эссе «E Unibus Pluram: Телевидение и литература США». В этом стиле новая искренность должна свергнуть ироничное отчуждение, опустошившее современную литературу конца ХХ века. Уоллес пытался создать противоядие от цинизма, который пропитал и омрачил огромную часть американской культуры при его жизни. Он пытался создать развлекательное произведение, которое бы снова заставило нас говорить. — Fiction Advocate[10]

Адам Келли в эссе «Дэвид Фостер Уоллес и новая искренность в американской литературе» пишет, что творчество Уоллеса и других писателей его поколения возрождает и теоретически переосмысляет искренность, перемещая акцент на подлинность мыслей и идей[2]. Такие авторы, как Джонатан Франзен, Зэди Смит[11], Майкл Шейбон[12] и другие, также были отнесены к направлению новой искренности.

В современной русской литературе принципы новой искренности противопоставляются не советской культуре, а установкам постмодернизма. С новой искренностью принято связывать, в частности, поэзию Дмитрия Воденникова[13] — однако, как отмечает Михаил Айзенберг, след концептуализма и влияние Д. А. Пригова в поэзии Воденникова сохраняется[14].

В философии[править | править код]

Термин «новая искренность» также иногда используется для обозначения философской концепции, вытекающей из основных принципов постпостмодернизма[15]. Рассматривается как одна из ключевых черт метамодернизма[16]. К другим связанным направлениям можно отнести движение «Новые пуритане», стакизм, движение китча. В кинематографе — направление «Догма 95», возглавляемое датским режиссером Ларсом Фон Триером.

На телевидении[править | править код]

Дэвид Фостер Уоллес в эссе «E Unibus Pluram: Телевидение и литература США» утверждает, что ироничность и цинизм современного американского телевидения оказывают негативное влияние на сознание зрителя. Постмодернистская ирония раскрывает поверхностность и непостоянство многих вещей, однако при этом не формирует новых аргументов и выводов.

Ирония раскрывает разницу между тем, что было сказано и тем, что подразумевалось, между тем, чем вещи хотят казаться и тем, чем они действительно являются. Таким образом художники стремятся обнаружить и раскрыть лицемерие <…> Но ирония сама по себе бесполезна, когда нужно найти что-то на замену раскрытому обману… — Д. Ф. Уоллес[1]

По мнению Уоллеса, новая искренность призвана заполнить образовавшуюся пустоту, вернувшись к «принципам однозначности», к поиску ответов и смысла[1].

В музыке[править | править код]

В конце 80-х термин «новая искренность» использовался журналистами для описания нескольких групп альтернативного рока из американского города Остин, штат Техас. Их творчество ставилось в противовес таким популярным в то время жанрам, как панк рок и новая волна. Самой успешной группой направления стали The Reivers. В период с 1985 по 1991 год они выпустили четыре альбома, каждый из которых получил хорошие отзывы критиков. К другим группам «новой искренности» также относятся True Believers[17], Doctors Mob[18][19], Wild Seeds[20], Glass Eye, а также автор-исполнитель Дэниэл Джонстон[21].

Несмотря на активное внимание со стороны СМИ (статья в журнале Rolling Stone, сюжет в передаче на телеканале MTV), ни одна из групп «новой искренности» не добилась коммерческого успеха, поэтому направление через несколько лет прекратило свое существование[22].

В разное время журналисты называли «новой искренностью» творчество таких исполнителей, как Arcade Fire[23], Конор Оберст[24], Cat Power[25], Neutral Milk Hotel, Суфьян Стивенс и многих других[23].

В массовой культуре[править | править код]

Идеи новой искренности лежат в основе субкультуры брони.

Критика[править | править код]

Адам Келли, профессор Йоркского университета, в своем эссе «Дэвид Фостер Уоллес и новая искренность в американской литературе» (2010 г.), пишет о том, что несмотря на возвращение писателей новой искренности к идеалам честности и открытости, они не могут в силу особенностей современного общества использовать старые формы повествования. Необходимо понимание и использование постмодернистского опыта, в противном случае такая литература окажется безнадёжно устаревшей. Он приводит слова Уоллеса в качестве примера:

Уоллес четко дал понять, что о возвращении к точно такой же искренности, как у Достоевского, речи быть не может. В одном из своих последних интервью он говорил, что такие понятия как «моральный» и «этичный» <…> подходили для использования во времена Достоевского или европейского романтизма, однако для тех, кто живёт в эпоху телевидения они слишком тяжелы и не удобны. Уоллес считал, что возвращение к искренности должно сочетаться с изучением постмодернистской литературы, чтобы должным образом учесть влияние современных медиа, в частности телевидения и рекламы. — А. Келли[2]

Журналист Джонатан Д. Фицджеральд в книге «Not Your Mother’s Morals» (2012 г.) высказывает мнение, что новая искренность по-настоящему стала набирать силу только после начала 2000–х. Он утверждает, что новая искренность позволила массовой культуре вновь обратиться к вопросам морали:

Несмотря на то что новая искренность существует уже давно, её полный расцвет начался только после начала нового столетия. С того момента мы стали жить в редкое время, когда в массовой культуре принципы иронического отрицания и цинизма отступили и породили дух искренности и подлинности. <…> Новая искренность <…> делает возможным появление новой морали. Она дает основу для развития творчества деятелям массовой культуры. <…> они преподают нам уроки о самых важных аспектах жизни, об отношении к Богу, семье и родине. — Д. Д. Фицджеральд[26]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 Дэвид Фостер Уоллес. «E Unibus Pluram: Телевидение и литература США» (англ.) // Эссе. — 1993.
  2. 1 2 3 Адам Келли. Дэвид Фостер Уоллес и новая искренность в американской литературе (англ.) // Сборник эссе под редакцией Дэвида Херинга "Рассмотрим Дэвида Фостера Уоллеса". — 2010.
  3. Михаил Эпштейн. The Place of Postmodernism in Postmodernity (англ.) // Russian Postmodernism: New Perspectives on Post-Soviet Culture : Книга. — 1999. — P. 457. — ISSN 978-1-57181-098-4. Архивировано 28 октября 2012 года.
  4. Предуведомление к Третьему каталогу обращений Дмитрия Александровича. Сайт Фонда Дмитрия Пригова (1986).
  5. М. Эпштейн. Каталог новых поэзий (рус.) // Сборник "Современная русская поэзия после 1966 года". — 1990. — С. 359—367.
  6. Дмитрий Пригов. Новая искренность (рус.) // Словарь терминов московской концептуальной школы. — 1999.
  7. Джим Коллинс. Универсальность в 90х: эклектичная ирония и новая искренность (англ.) // Film Theory Goes to the Movies. — 1993. — P. 242, 245. — ISSN 978-0-415-90576-3.
  8. Brannon M. Hancock. A Community of Characters – the Narrative Self in the Films of Wes Anderson (англ.) // The Journal of Religion and Film. — 2005. — Vol. 9, no. 2.
  9. Алексей Юрчак. Post-Post-Communist Sincerity: Pioneers, Cosmonauts, and Other Soviet Heroes Born Today (англ.) // Thomas Lahusen and Peter H. Solomon, eds., What Is Soviet Now?: Identities, Legacies, Memories. — 2008. — No. 4. — P. 258. — ISSN 978-3-8258-0640-8.
  10. Mike. The Infinite Jest Liveblog: What Happened, Pt. 2 (2012).
  11. Jensen, Mikkel. A Note on a Title: A Heartbreaking Work of Staggering Genius (англ.) // The Explicator. — 2014. — P. 146—150.
  12. Fitzgerald, Jonathan D. Sincerity, Not Irony, Is Our Age's Ethos (англ.) // The Atlantic. — 2012. — 20 Ноября.
  13. Бокарев А. С. «Новая искренность» в поэзии Дмитрия Воденникова: о поведенческих стратегиях лирического субъекта (рус.) // Вестник Костромского государственного университета. — 2018. — № 4. — С. 136—139.
  14. Айзенберг М. Урон и возмещение // Openspace.ru, 16.02.2012.
  15. Raoul Eshelman. Performatism, or the End of Postmodernism (англ.) // Anthropoetics. — 2001.
  16. Timotheus Vermeulen & Robin van den Akker. Notes on metamodernism // Journal of Aesthetics and Culture. — 2010.
  17. True Believers | Biography, Albums, Streaming Links | AllMusic. AllMusic. Дата обращения: 4 декабря 2017.
  18. Kent H. Benjamin. Why Should Anyone Care Now? (англ.) // Austin Chronicle. — 1999. — 30 августа.
  19. Doctors' Mob | Biography & History | AllMusic. AllMusic. Дата обращения: 4 декабря 2017.
  20. Wild Seeds | Biography, Albums, Streaming Links | AllMusic. AllMusic. Дата обращения: 4 декабря 2017.
  21. Barry Shank. Dissonant Identities: The Rock'N'Roll Scene in Austin, Texas. — 1994. — С. 148—149, 271. — ISBN 9780819562760.
  22. Kristin Gorski. Almost Famous: The Austin Texas Soundtrack Circa 1985 // Annabelle Magazine. — 2006. — № 12.
  23. 1 2 Jonathan D. Fitzgerald. Mumford & Sons, God and the New Sincerity (англ.). Huffington Post (20 February 2013). Дата обращения: 4 декабря 2017.
  24. Sanneh, Kelefa. Mr. Sincerity Tries a New Trick (англ.), The New York Times (2005). Дата обращения 4 декабря 2017.
  25. Jacket 35 - Early 2008 - Jason Morris: The Time Between Time: Messianism & the Promise of a “New Sincerity” (англ.). jacketmagazine.com. Дата обращения: 4 декабря 2017.
  26. Джонатан Д. Фицджеральд. Not Your Mother's Morals. — 2012.