Патенты и программное обеспечение

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Патент на программное обеспечение»)
Перейти к: навигация, поиск
Scales of justice
Патентное право
 
Объекты патентования
ИзобретениеПолезная модельПромышленный образецСелекционное достижениеПатенты и программное обеспечениеБиологический патентГенетический патентПатент на бизнес-методНалоговый патентФармацевтический патент
Охранные документы
ПатентАвторское свидетельство
Патентные законодательства разных стран
Патентное право РоссииПатентное право СШАПатентное право КитаяПатентное право УкраиныПатентное право БелоруссииПатентное право КазахстанаПатентное право Германии
Международные договоры и конвенции
Парижская конвенция 1883 годаДоговор о патентной кооперацииЕвразийская патентная конвенцияЕвропейская патентная конвенцияДоговор о патентном праве
Патентные ведомства и организации
ВОИСРоспатентЕвропейская патентная организацияЕвразийская патентная организация
Другое
История патентного праваПатентный поверенныйКритика патентовОткрытый патент

Патенты на программное обеспечение (или программные патенты; англ. software patents), также патенты на вычислительные идеи (англ. computational idea patents)[1] — патенты на математические и алгоритмические методы, содержащиеся в программном обеспечении; или (по определению, предложенному Фондом за свободную информационную инфраструктуру) «патент на что‐либо, выполняемое компьютером посредством программного обеспечения».[2]

Аргументы защитников программных патентов таковы:

  1. Защита сложного ПО от подражателей, которым не нужно тратить время и деньги на проектные работы.
  2. Защита изобретателей-одиночек от крупных компаний.
  3. Благодаря труднодоступности запатентованных технологий появляются технологии более совершенные.

Механизмы правовой защиты ПО[править | править вики-текст]

Национальная (внутрегосударственная охрана)

Программы и базы данных защищаются в основном авторским правом. Это даёт конкретной реализации программы правовую охрану от несанкционированного использования. В большинстве стран срок такой охраны составляет 70 лет со дня смерти автора. Государственная регистрация программ для ЭВМ и баз данных регулируется статьей Статья 1262 Гражданского Кодекса РФ[3].

В некоторых странах разрешено охранять ПО с помощью механизмов патентного права. Программные патенты, как и любые патенты, даются на более короткий срок (обычно около 20 лет), но при этом защищают идеи, заложенные в реализации данной технологии.

Форма свидетельства о государственной регистрации программы для ЭВМ (Россия)

Примечательно, что, несмотря на общее для Украины, России, Казахстана и США членство в ВТО, определение «компьютерной программы» и установленных режимов её охраны отличаются. Так, если в Украине,  США и Казахстане  речь идет о наборе «инструкций», «цифр», «кодов», «символов», то в законодательстве России и Таджикистана также упоминаются «порождаемые ею аудиовизуальные отображения».  В то же время для России и Казахстана процедура регистрации компьютерной программы в специальной базе программ для ЭВМ является идентичной, однако в Украине такое право отсутствует. Так, в Украине нет специального реестра программ для ЭВМ, поэтому программы могут быть «зарегистрированы» сугубо как «литературные произведения».[4]

Для России, Украины, Таджикистана и Казахстана общим является расширительное толкование «компьютерной программы» как «операционной системы», что свидетельствует о том, что эти государства стремятся создать правовую базу для охраны компьютерных программ в широком смысле, но в силу определенных обстоятельств,  такая охрана не имеет формы патента, а потому малоэффективна. Напротив, в США, «компьютерная программа»  трактуется абстрактно, без ссылок на «операционные системы» и «аудиовизуальные отображения», что не влияет на установление или запрет её патентования, которое разрешено в США при соблюдении ряда условий .[4]

При сравнении режимов охраны «компьютерных программ» в Украине, России, Казахстане и США, можно наблюдать гораздо больший диссонанс. Так, например, несмотря на то, что режим охраны компьютерных программ как «литературных произведений» закреплен в законодательстве России, Украины, Таджикистана и США,  в Казахстане такое положение отсутствует,  но и там компьютерные программы не патентуются, а только регистрируются. Для США же охрана компьютерных программ как литературных произведений очевидно является второстепенной в сравнении с патентной охраной.[4]

Международно-правовая охрана в рамках ВТО/ВОИС

Международно-правовая охрана компьютерных программ возможна по двум различными правовыми режимами - режимом, применяемым к литературным произведениям (ст.10 ТРИПС) и режимом, который применяется к патентам (ст. 27 ТРИПС). В первом случае программа идентифицируется по тексту кода (см. Бернская конвенция), в другом, по признакам применяемых для изобретений, предлагаемых для патентования (нужно доказать «инновационность», «новизну», и «коммерческую пригодность» (в США также "неочевидность" и "полноту описания").

Правовая дисфункция охраны компьютерных программ содержится в ст. 10 Соглашения ТРИПС, где указывается, что компьютерные программы охраняются подобно литературным произведениям. При этом, ст. 27 ТРИПС указывает, что патенты выдаются для всех изобретений вне зависимости от того, это «процессы» или «продукты». Обращает на себя внимание отсутствие как в ст. 10, так и в ст. 27 ТРИПС какого-либо упоминания компьютерных программ, как возможных патентопригодных изобретений. Вероятно, что квалификация правового режима охраны «компьютерной программы» как «литературных произведений», указанная в ст.10 ТРИПС, была принята странами-переговорщиками на уругвайском раунде торговых переговоров  научно-технического уровня, достигнутого в данной сфере.[4]

Таким образом, если в начале 1990-х годов компьютерные программы в основной массе не были выражены графическим интерфейсом  и не имели видео-аудио отображения, имеющего явные признаки самостоятельного объекта охраны, то сегодня заложенный в ТРИПС правовой режим охраны «компьютерной программы» не эффективен по двум причинам. Во-первых, существующая охрана по «тексту/коду» позволяет обходить формальные запреты на недобросовестную конкуренцию и фактически узаконивает промышленный шпионаж путем декомпиляции (обратной разработки) компьютерной программы. Во-вторых, предусмотренный режим не распространяется на «графические», «функциональные» или «аудио-видео» элементы программы, которые компьютерная программа имеет, в отличие от литературных произведений[4]. То есть, установив охрану только над исходным кодом программы, невозможно защитить имитацию вышеприведенных ее функциональных элементов. Напротив, сегодня под «компьютерной программой» понимают и «драйвер», и «аудиовизуальное отображение» , и «операционную систему» , и даже остаточный материал  (например, отрывок кода или скрипта), но согласно ТРИПС охране подлежит только текст, код, символ.[5]

Патенты на ПО в разных странах[править | править вики-текст]

Несмотря на то, что такие патенты долгое время называются «патентами на ПО» (перевод несколько менее конкретного, но всё же способного ввести в заблуждение «software patent»), речь идёт о патентах на то, что может делаться посредством программ на компьютере общего назначения, а не на какие‐то отдельные программы сами по себе. Поэтому Ричард Столлман предложил называть их «патентами на вычислительные идеи» (англ. computational idea patents).[1]

В Европе и в России патенты в прямом смысле «на ПО» формально недействительны. Статья 52 Европейской патентной конвенции прямо запрещает патентование программ для ЭВМ. В России также запрещено патентование непосредственно программ для ЭВМ[6].

Патенты на вычислительные идеи действуют как минимум в США, некоторых европейских странах, Южной Корее.

США[править | править вики-текст]

Технически первым патентом на программного обеспечение в США был патент № 3,380,029 от . выданный Мартину Готсу (Martin A. Goetz)[4]. Однако, полноценная правовая доктрина патентования компьютерных программ в США была сформирована лишь в 1980-х в результате ряда судебных прецедентов (Gottschallk v. Benson; Diamond v. Diehr.) которые выработали специальные критерии применимые для патентования компьютерных программ. До этого времени, нельзя говорить о патентовании компьютерных программ в США как об отлаженной процедуре. Одним из последних патентов на компьютерную программу был патент, выданный 6 января . № US 9,230,358 B2 которым охраняется метод, система и компьютерная программа визуализации виджетов.[4]

Впервые в США столкнулась с проблемой патентования компьютерных программ в 1972 г. (тогда словосочетание компьютерная программа не использовалось) в деле Gottschalk v. Benson 409 U.S. 63 (1972). Тогда судья Дуглас Дж. признал программу непригодной к патентованию по причине того, что бинарный код,  который был формой выражения программы, по мнению Судьи, не был «процессом» в понимании Патентного акта США, а был «математической калькуляцией», «чистой математикой» (pure mathematics) и алгоритмом, а потому не подлежит патентованию. Правовой основой для отказа патентования был параграф 101 Раздела 35 (Патенты) Кодекса США (35 U.S.C.),  который указывал, что «каждый, кто изобретет или откроет новый и полезный процесс, механизм, изделие или сочетание веществ ... может получить патент ...». Этим решением был установлен судебный прецедент запрета патентования компьютерных программ, который просуществовал в США до 1982 г., когда в решении по делу Diamond v. Diehr 450 U.S. 175 (1981) были закреплены критерии, позволяющие патентовать программное обеспечение[5]. В этом деле суд установил критерии, когда патентование компьютерной программы возможно, а именно если будет доказана «конкретность, полезность и практическая ориентированность» её алгоритма или математической формулы. Такое решение суда США имело целью не только позволить патентовать программы для персональных компьютеров, но и не нарушать существующего прецедента на запрет патентования только математического алгоритма как такового. Наверное, это было сделано с учетом темпов развития компьютерных технологий и особого значения патента для компаний, которые проводят исследования.[5]  

ЕС[править | править вики-текст]

В ЕС патентование компьютерных программ основано на положении ЕПК которое было уточнено рядом решений Европейского патентного офиса.[4] В деле № T258/03 (Hitachi / Auction method) от 21.04.2004 г. Апелляционная палата Европейского патентного офиса указала, что ст. 52 (1) и 52 (2) ЕПК не запрещает патентование компьютерных программ, однако не каждое «техническое решение» может быть запатентовано. По мнению представителей патентного офиса, применение «технических средств» для решения проблемы вполне понятно, однако предполагает необходимость дополнения «технического решения» «инновационным». В решении по делу № T928 / 03 или № T 154/04  от 15 ноября 2006 г. указывалось, что компьютерные программы могут быть запатентованы при условии, что они «решают» существующую техническую проблему (как, например, ускорение работы компьютера с помощью улучшенного доступа к памяти), а также имеют «инновационный подход» (innovative step).  Аналогичный вывод был сделан по делу № T928 / 03 (Konami, Video Game System ), где Апелляционная палата ЕПК признала, что компьютерные программы могут быть запатентованы при условии, что они облегчают работу с компьютером.[4]

Критика[править | править вики-текст]

По мнению противников программных патентов, выигрыш конкретного лица от программного патента не сравним с ущербом для общества в целом. Механизм программных патентов критикуется по таким статьям:

Быстрое устаревание[править | править вики-текст]

Компьютерные технологии — отрасль очень молодая. За 20 лет защиты технология успевает устареть и становится практически ненужной. В частности, когда в 2003 году в большинстве стран прошёл срок патента на LZW, за ним осталась только одна ниша — формат GIF, применяемый для коротких анимаций (MNG из-за сложности стандартом не стал).

Нераскрывание технологий[править | править вики-текст]

Патенты изначально были предназначены для того, чтобы стимулировать вывод изобретений из коммерческой тайны. В программных патентах изобретение описывается настолько общими фразами, что по патенту невозможно восстановить принцип действия программы. То есть, технология патентуется, но остаётся засекреченной.

Защита бизнес-методов и задач[править | править вики-текст]

Многие патенты на ПО покрывают не внутреннюю реализацию («как решить задачу»), а постановку задачи или метод ведения дел («как оно выглядит со стороны пользователя»). Другими словами, любой, кто пытается решить задачу (пускай даже иными методами), рискует быть засуженным. В частности:

  • Компьютер в автомобильном отсеке для магнитолы (Microsoft).
  • Покупки одним щелчком в интернет-магазине (Amazon).
  • Плагины браузера — внешние программные модули, умеющие исполнять различные виды медиаконтента (QuickTime, Adobe Flash). Впрочем, для данного патента нашли обходной путь — браузеру достаточно не принимать ввода клавиатурой/мышью, пока пользователь не выделит плагин, щёлкнув по нему.

Патентованные стандарты[править | править вики-текст]

Если патентованная технология становится стандартом, нет возможности решить эту задачу более оптимальным способом — решение будет несовместимо со стандартом. Остаётся только реализовывать — и платить патентовладельцам. Примеры:

Даже если непатентованные альтернативы получают всеобщее применение (как PNG), разработчикам приходится поддерживать сразу несколько форматов — патентованный и свободный.

Если распространение или восстановление данных, сжатых с потерями, требует выплаты отчислений, а оригинал утерян или уничтожен, то использование наиболее качественной из доступных версий данных может оказаться платным до истечения срока охраны патента. Восстановленные же данные будут иметь объём, значительно больший сжатых, но качество будет уже потеряно, а существенно сжать их снова может быть невозможно.

Малые расходы на основные фонды[править | править вики-текст]

Чтобы реализовать патент, связанный с автомобилями, нужна как минимум линия по производству автомобильных деталей. Чтобы реализовать программный патент, нужен только компьютер. Бюджет многих коммерческих программ не превышает 100 тысяч долларов; opensource-проекты до определённого момента вообще обходятся домашними компьютерами и свободным временем — при таком обороте средств нет возможности платить пошлины и штрафы, а также содержать в штате патентных специалистов.

Поэтому программные патенты часто сравнивают с минным полем, которое крупные компании создают мелким.

Ограничение прав человека на свободу самовыражение/образование/доступ к информации[править | править вики-текст]

В противовес позиции усиления международно-правовой охраны компьютерных программ посредством их патентования, можно привести ряд доводов имеющих этическую и социальную направленность. Наиболее ярким аргументом в поддержку такой точки зрения может служить доклад Специального докладчика ООН Франка Ла Рю перед Комиссией ООН по правам человека, где Франк Ла Рю в частности, указывает, что государства должны обеспечить гражданам «доступ в Интернет» , так как последний является средством реализации свободы убеждения. Посредством Интернет, в современном мире каждый человек может реализовать закрепленные в ст. 19 Всеобщей декларации прав человека и ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических прав права на свободу убеждений и их свободное самовыражение.  Это означает, что с точки зрения правозащитника, нарушение патентной или иной охраны компьютерной программы и/или иного проприетарного цифрового контента не должно считаться большим преступлением, чем отключение человека от Интернет, так как последний является средством реализации права на свободу самовыражения.[5]

Отсутствие защиты для изобретателей-одиночек[править | править вики-текст]

В распоряжении крупных компаний огромные патентные портфели, содержащие тысячи программных патентов. Если одиночка отважится засудить компанию, то скорее всего, она предъявит встречный патентный иск[7] — и дело закончится в лучшем случае ничем.

Таким образом, программные патенты явно выгодны крупным компаниям: они защищают их от подражателей, но не дают изобретателям-одиночкам защиты от «акул бизнеса». Впрочем, именно в программных патентах лучше всего чувствуют себя патентные тролли — компании, ничего не производящие (и поэтому неуязвимые для встречных патентных исков) и имеющие прибыль за счёт патентных отчислений.

FUD[править | править вики-текст]

Всей этой правовой неопределённостью пользуются патентодержатели, распространяя в адрес непатентованных технологий слухи, что возможны судебные иски. Такой чёрный пиар получил название «страх, неопределённость и сомнение» — fear, uncertainty and doubt.

См. также[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Richard Stallman. Giving the Software Field Protection from Patents (англ.). Free Software Foundation (2 February 2013). Проверено 2 февраля 2013.
  2. The Gauss Project. FFII. Проверено 30 мая 2007. Архивировано из первоисточника 12 февраля 2013.
  3. ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ — ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Чибисов Дмитрий Михайлович ПАТЕНТОВАНИЕ КОМПЬЮТЕРНЫХ ПРОГРАММ ПО ПРАВУ ВТО: проблемы правовой квалификации и правоприменительная практика (Рус.) // Кафедра международного права юридического факультета Таджикского национального Университета. — 2016. — 30 апреля.
  5. 1 2 3 4 Чибисов Дмитрий Михайлович Определение правовых режимов охраны проприетарного цифрового контента по праву ВТО (украинский (есть русский перевод)) // Международная научно-практическая конференция. — 2015. — 15 мая (т. 1). — С. 351-352.
  6. Статья 1350 пункт 5.5 ГК РФ — Условия патентоспособности изобретения
  7. IFSO: Richard Stallman: The Dangers of Software Patents; 2004-05-24 (transcript). Проверено 27 марта 2013. Архивировано из первоисточника 5 апреля 2013.