Плетнёв, Дмитрий Дмитриевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Дмитрий Дмитриевич Плетнёв
Pletnev Dmitry Dmitrievitch.jpg
Дата рождения 25 ноября (7 декабря) 1871(1871-12-07)
Место рождения с. Московский Бобрик, Лебединский уезд, Харьковская губерния
Дата смерти 11 сентября 1941(1941-09-11) (69 лет)
Место смерти Медведевский лес под Орлом
Страна Flag of Russia.svg Российская империя,
Flag of Russia (1918–1920).svg РСФСР (1917—1922),
Flag of the Soviet Union.svg СССР
Научная сфера терапия
Место работы Московский университет,
МГУ
Альма-матер Московский университет (1895)
Учёная степень доктор медицины (1906)
Учёное звание профессор
Известен как один из основоположников отечественной кардиологии
Награды и премии Заслуженный деятель науки РСФСР.png

Дми́трий Дми́триевич Плетнёв (1871 или 1872 — 1941) — российский и советский научный деятель и публицист, профессиональный врач-терапевт.
В 1937 году был арестован и осуждён по делу антисоветского правотроцкистского блока. В ходе Третьего Московского процесса был осуждён на 25 лет тюремного заключения; в 1941 году расстрелян под Орлом.

Биография[править | править код]

Родился в дворянской семье, сын богатого помещика. Родился 25 ноября (7 декабря1871 года, но называют также 1872 год[1]. Местом рождения называется имение Яновщина в Полтавской губернии, но встречается также указание на село Московский Бобрик в Харьковской губернии.

После окончания в 1890 году 1-й харьковской гимназии поступил на медицинский факультет Харьковского университета, откуда в 1892 году перевёлся в Московский университет[2] и со степенью лекаря с отличием[3] и званием уездного врача закончил обучение в 1895 году.

Зачислен сверхштатным ординатором Ново-Екатерининской больницы (1896); работал под руководством А. А. Остроумова, К. М. Павлинова, В. Д. Шервинского, Л. Е. Голубинина и А. Б. Фохта. С 1900 года работал ассистентом медицинского факультета.

В ноябре 1906 года защитил диссертацию «Экспериментальные исследования по вопросу о происхождении аритмии» на степень доктора медицины и был избран приват-доцентом Московского университета. До 1908 года совершенствовал образование за границей, посещал клиники и лаборатории.

В 1911 году в составе группы профессоров уволился из университета в знак протеста против действий министра народного просвещения Л. А. Кассо, выпустившего ряд циркуляров, фактически уничтожавших университетскую автономию. После увольнения стал профессором Московских высших женских курсов[4]. Вступил в Конституционно-демократическую партию.

В марте 1917 года вернулся в Московский университет на должность профессора и директора факультетской терапевтической клиники. Позже стал директором госпитальной терапевтической клиники 1-го МГУ. В июне 1929 года покинул университет; возможно, его уход был связан с конфликтом с тогдашним ректором 1-го МГУ — А. Я. Вышинским. С конца 1929 года — консультант Лечебно-санитарного управления Кремля, Центральной больницы Северной железной дороги и 1-го Коммунистического госпиталя (ныне — Главный военный клинический госпиталь имени Н. Н. Бурденко). Заведовал терапевтической кафедрой в Центральном институте усовершенствования врачей (1930—1937). С 1929 года заведовал терапевтической клиникой Московского областного клинического института[5]. В 1933 году возглавил организованный им НИИ функциональной диагностики и экспериментальной терапии. Пациентами Плетнёва в разное время были В. И. Ленин, Н. К. Крупская, И. П. Павлов и многие другие партийные и государственные деятели СССР.

Д. Д. Плетнёв — один из основоположников отечественной кардиологии, автор работ по различным проблемам внутренней медицины, клиники инфекционных болезней, курортологии, рентгенологии, биохимии и др. Активно внедрял метод рентгенодиагностики, был сторонником функционального направления в клинической медицине. Предложил дифференциально-диагностические признаки тромбоза правой и левой венечных артерий сердца[6]. Плетнёв также занимался изучением инфекционных болезней, проблем психосоматики, истории и методологии медицины, написав несколько трудов на вышеперечисленные темы.

Плетнёв нередко посещал Европу, проводя научные исследования в лучших клиниках Германии, Швейцарии и Франции. Авторитет ученого был признан включением его в состав редколлегии совместного «Русско-немецкого медицинского журнала» (19251928). За достижения в области аритмологии, ревматологии и изучению сепсиса Плетнёв был избран почётным членом Объединённого общества терапевтов и педиатров Берлина и — позже — почётным членом Мюнхенского терапевтического общества (1934). Впоследствии эти факты «ловко» использовали допрашивавшие Плетнёва по делу «садистов в белых халатах» следователи НКВД[3].

В середине 30-х годов XX века Плетнёву были присвоены звания Заслуженного деятеля науки РСФСР, «Ударника фронта здравоохранения». Он также избирался председателем Московского терапевтического общества, членом учёных советов Наркомздрава РСФСР, УССР и БССР, являлся редактором журнала «Клиническая медицина».

Арест, суд и смерть[править | править код]

В июне 1937 года в газете «Правда» была опубликована статья о Плетнёве «Профессор-насильник, садист», после чего, по сфабрикованному НКВД делу, он был помещён во внутреннюю тюрьму Лубянки и приговорён к двум годам лишения свободы условно. В декабре 1937 года Плетнёв был вторично арестован по новому сфабрикованному делу антисоветского правотроцкистского (бухаринского) блока, обвинялся в убийстве В. В. Куйбышева и М. Горького. В 1938 году выступал в качестве обвиняемого на Третьем Московском процессе. На суде присутствовал один из учеников Д. Д. Плетнёва — будущий член-корреспондент АМН СССР, видный историк отечественной медицины Борис Петров, который в 1988 году вспоминал[3]:

Будучи студентом 3-го курса медицинского факультета, я ездил приглашать Дмитрия Дмитриевича прочитать у нас несколько лекций. Это был очень популярный в студенческой среде человек — милый, вежливый, необычайно эрудированный. На его лекции валом валила молодёжь. Яблоку негде было упасть в нашей самой большой аудитории. Мы знали, что… его приглашали в качестве лечащего врача и консультанта к известным деятелям нашей партии и государства. Конечно же, ударом для всех нас были арест и осуждение Плетнёва. Горько было смотреть на это судилище. Несколько раз, словно опомнившись, Дмитрий Дмитриевич восклицал: «Я хочу быть полезным Отечеству!»

Это была не просто декларация. Плетнёв и в тюрьме оставался учёным. Он попросил в камеру множество книг и монографий, чтобы продолжить научную работу. Причём некоторые — на иностранных языках, многие из которых профессор знал в совершенстве.[3]

В одном из томов уголовного дела Дмитрия Плетнёва есть его письмо государственному обвинителю Вышинскому от 26 мая 1940 года. В нём сказано:

«… Когда я не уступал, следователь говорил буквально следующее: если высокое руководство полагает, что вы виноваты, то хотя бы вы были правы на все сто процентов, вы всё равно будете виновны…».[3]

Прокурору нечего было ответить подсудимому. Не отозвался и Берия, к совести которого также взывал Плетнёв:

«…Весь обвинительный акт против меня — фальсификация. Насилием и обманом у меня вынудили „признания“… Допросы по 15-18 часов подряд, вынужденная бессонница… привели меня к расстройству психики, когда я не отдавал отчёта в том, что совершал… Я ни в каких террористических организациях не участвовал и ни в какой мере не повинен. За что я сейчас погибаю? Я готов кричать на весь мир о своей невиновности. Тяжело погибать, сознавая свою невиновность…» [3]

Дмитрий Дмитриевич Плетнёв был подвергнут пыткам, доведён до паралича половины тела[3] и сознался в причастности к убийству Максима Горького[7]. В последнем слове Плетнёв говорил следующее:

…Я прошу учесть, что если бы не встреча с одним из лиц [Речь идёт о Г. Г. Ягоде], здесь сидящих, о котором говорил недавно защитник и которое угрожало мне, шантажировало меня смертью, то не могли бы иметь место все последующие деяния. Я ознакомился с деяниями этого блока только из обвинительного акта и из процесса, как он проходил, и я думаю, что это даёт мне право полагать, что я не могу полностью разделять его ответственность. Если суд найдёт возможность сохранить мне мою жизнь, я полностью и целиком её отдам моей советской родине, единственной в мире стране, где труду во всех его отраслях обеспечено такое почётное и славное место, как нигде и никогда не было[8]

Плетнёв стал одним из трёх подсудимых на процессе, которым в тот год удалось избежать расстрела. Он был осуждён на 25 лет с конфискацией имущества и поражением в политических правах на 5 лет[9].

Расстрелян 11 сентября 1941 года в Медведевском лесу под Орлом в числе других заключённых по списку НКВД СССР накануне вступления в город частей вермахта.

Реабилитация[править | править код]

Дмитрий Дмитриевич Плетнёв, обвиняемый по громкому делу «антисоветского троцкистского блока» в 1938 году как один из «садистов в белых халатах», был реабилитирован одним из последних. Похлопотать о нём было некому: прямых родственников у этого пожилого уже в те давние годы человека в годы перестройки не осталось. Вернуть ему честное имя взялись его почитатели и очень дальняя родня.[3] В 1985 году Верховный Суд СССР прекратил уголовное дело Дмитрия Дмитриевича Плетнёва и полностью реабилитировал его (5.4.1985)[6].

Основные труды[править | править код]

  • «Сыпной тиф» (1921)
  • «Русские терапевтические школы. Захарьин, Боткин, Остроумов — основоположители русской клинической медицины» (1923)
  • «Рентгенодиагностика органов дыхания, кровообращения и пищеварения» (1926)
  • «Рентгенология» (соавт., 1926)

Примечания[править | править код]

  1. В. Д. Тополянский Доктор Д. Д. Плетнев. // Репрессированная наука. Под ред. М. Г. Ярошевского. — Л.: «Наука», 1991. — С. 305—318.
  2. Летопись Московского университета.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 Дмитриев Ю. Дмитрий Плетнёв: «Я готов кричать на весь мир о своей невиновности…» Трагическая страница из жизни видного деятеля отечественной медицины // Труд : Газета. — 1988. — 5 июня.
  4. Императорский Московский университет, 2010, с. 565—566.
  5. В 1932 году 9-му терапевтическому корпусу было присвоено имя Д. Д. Плетнёва.
  6. 1 2 Императорский Московский университет, 2010, с. 566.
  7. Шенталинский В. Воскресшее слово // Новый мир. — 1995. — № 4.
  8. Стенограмма Бухаринско-троцкистского процесса. www.hrono.ru. Проверено 5 октября 2016.
  9. Бухаринско-троцкистский процесс: Приговор. www.hrono.ru. Проверено 5 октября 2016.

Литература[править | править код]

  • Андреев А. Ю., Цыганков Д. А. Императорский Московский университет: 1755-1917 : энциклопедический словарь. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2010. — С. 565—566. — 894 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-8243-1429-8.
  • Волков В. А., Куликова М. В. Московские профессора XVIII — начала XX веков. Естественные и технические науки. — М.: Янус-К; Московские учебники и картолитография, 2003. — С. 185—186. — 296 с. — 2 000 экз. — ISBN 5—8037—0164—5.

Ссылки[править | править код]