Здание органов госбезопасности на Лубянке

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Достопримечательность
Здание органов госбезопасности на Лубянке
Здание на Лубянке. Современный вид после реконструкций 1940-х и 1980-х годов по проекту А. В. Щусева
Здание на Лубянке. Современный вид после реконструкций 1940-х и 1980-х годов по проекту А. В. Щусева
Страна
Местоположение Москва
Архитектурный стиль необарокко и сталинская архитектура
Архитектор Алексей Щусев и Иванов, Александр Васильевич

Здание органов госбезопасности на Лубянке в Москве было основным зданием органов государственной безопасности РСФСР и СССР с 1919 по 1991 год. В настоящее время входит в комплекс зданий Федеральной службы безопасности России на Лубянской площади, в начале улицы Большая Лубянка (дом 2). При этом сейчас основным зданием ФСБ является построенное в начале 1980-х годов административное здание серого цвета на противоположной стороне улицы (Большая Лубянка, дом 1/3).

Дореволюционная история[править | править код]


Два дома страхового общества «Россия» (1900-е годы). Слева направо — улица Большая Лубянка, первый дом, Малая Лубянка, второй дом, Мясницкая улица

В 1894 году страховое общество «Россия», будучи крупной компанией с правлением в Санкт-Петербурге, приобретает за 475 тысяч рублей серебром у коллекционера, титулярного советника Н. С. Мосолова[1] земельный участок, выходящий на Лубянскую площадь, общей площадью 1110 квадратных саженей со всеми постройками. Московские власти разрешили страховому обществу снести все прежние постройки. В январе 1897 года «Россия» начала переговоры с французским международным Обществом спальных вагонов и больших европейских гостиниц о постройке на этом месте гостиницы по проекту парижского архитектора Ж. Шедана. Одновременно с этим страховое общество пригласило к конкурсу на составление проекта нового здания и русских архитекторов — Л. Н. Бенуа, А. В. Иванова, А. Е. Вебера, В. А. Величкина, П. К. Бергштрессера, А. А. Гимпеля и Н. М. Проскурнина. «Россия» выбрала из представленных на конкурс проектов работу, выполненную совместно Бергштрессером, Гимпелем и Проскурниным. Однако спустя некоторое время на переговорах страховой компании с французской стороной было принято решение строить по проекту Шедана; для наблюдения за строительством был нанят архитектор А. В. Иванов, а помощниками к нему Величкин и Проскурнин. К концу 1897 года была завершена кладка фундаментов и подвальных стен нового здания по проекту Шедана, однако вскоре взаимоотношения с французской стороной испортились и стройка была остановлена. Новый проект был разработан А. В. Ивановым в сотрудничестве с Н. М. Проскурниным и В. А. Величкиным. Уже возведённые стены и фундаменты были частично разобраны, а частично приспособлены к новому проекту[2].

После завершения строительства первого здания страховое общество приняло решение построить справа от него, через улицу Малая Лубянка, ещё одно здание на приобретённом угловом участке. Второе здание возведено в 1900—1902 годах по проекту А. В. Иванова в стиле неоклассицизм с необарочными деталями[3]. Оба здания сдавались «Россией» под квартиры и торговые помещения. Среди магазинов — книжный (Наумова), швейных машин (Попова), кроватей (Ярнушкевича), пивная лавка Васильевой и Воронина[4]. В доходном доме было 20 квартир, по 4-9 комнат каждая, съём которых в 2-3 раза дороже, чем других квартир в Москве. В этом здании родился генетик Владимир Эфроимсон (впоследствии прошедший лагеря)[5]. Дома на Лубянке приносили «России» 160 тысяч рублей годового дохода.


Главное здание госбезопасности[править | править код]

В декабре 1918 года были ликвидированы все частные страховые общества, а их имущество национализировано, в том числе и «России». В мае 1919 года дом по Большой Лубянке, 2 сначала решают отдать Московскому совету профсоюзов, однако всего через несколько дней в него въезжают представители ВЧК , выселив всех квартиросъемщиков. В сентябре 1919 года часть бывшего дома страхового общества «Россия» занимают работники новой службы — Особого отдела Московской ЧК, а затем весь дом был отдан Центральному аппарату ВЧК (ранее, с марта 1918 года, располагавшегося в здании по Большой Лубянке, 11). С этого времени дом на Лубянской площади (в 1926—1991 — площади Дзержинского) переходил всем его преемникам — ОГПУ до 1934, затем НКВД и МВД (в период объединения ведомств внутренних дел и госбезопасности), НКГБ и МГБ (в период существования отдельных ведомств госбезопасности), а с 1954 КГБ СССР. После 1991 года в здании располагались главные российские спецслужбы, менявшие официальные названия (с 1996 года — ФСБ). Благодаря этому зданию слово Лубянка стало нарицательным и приобрело известность как обозначение советских органов госбезопасности и внутренней тюрьмы на Лубянке.

В здании на Лубянке с 1920 года располагалась внутренняя тюрьма госбезопасности, расширенная в 1930-е годы. Среди известных заключённых — Борис Савинков (погиб в здании на Лубянке), Сидней Рейли, Николай Бухарин, Осип Мандельштам, Александр Солженицын (описавший тюрьму в своих произведениях «Архипелаг ГУЛАГ», «В круге первом»), Виктор Кибальчич (содержался во время расстрела 35 руководителей Наркомзема в 1933 г.), Владислав Андерс, Константин Родзаевский (расстрелян в здании), Рауль Валленберг (возможно, умер или был расстрелян в здании, однако его точная судьба неизвестна), Янош Эстерхази, Зоя Фёдорова. По завершении стадии допросов исполнение приговора в качестве расстрела осужденных осуществлялось в подвалах здания[6].

Как местопребывание аппарата госбезопасности улица Большая Лубянка и Лубянская площадь в советское время носили имя основателя ВЧК Ф. Э. Дзержинского.

Эвакуация и расстрел заключённых Внутренней тюрьмы[править | править код]

Когда в Москве с 16 октября 1941 года было введено осадное положение, в город Куйбышев, который по решению ГКО был объявлен запасной столицей Советского Союза, в отдельных «столыпинских» вагонах также отправили и наиболее важных политических заключенных.

Руководитель НКВД СССР Лаврентий Берия подписал также и особо секретное предписание, составленное на основании заключения НКВД по особо важным делам, о расстреле некоторых узников внутренней тюрьмы НКВД. Об этом документе впервые стали говорить ещё во второй половине 1980-х годов, однако полностью он был опубликован только в 2000 году в сборнике «Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне»[7].

Это предписание по личному поручению Берии в течение суток было подготовлено начальником следственной части по особо важным делам НКВД СССР — Львом Влодзимирским, затем утверждено заместителем наркома внутренних дел СССР — Богданом Кобуловым и согласовано с Прокурором СССР — Виктором Бочковым. На основании этих согласований Лаврентий Берия и подписал внесудебное распоряжение о расстреле 25 заключённых[8]:

«Предписание наркома внутренних дел СССР № 2756/Б сотруднику особых поручений спецгруппы НКВД СССР о расстреле 25 заключенных в г. Куйбышеве. 18 октября 1941 г.

С получением сего Вам предлагается выехать в г. Куйбышев и привести в исполнение приговор — высшую меру наказания (расстрелять) в отношении следующих заключенных…»

Список расстрелянных в Куйбышеве заключённых, эвакуированных из Лубянской тюрьмы:

Реконструкция здания и расширение комплекса[править | править код]

Реконструкция здания КГБ в 1983 году. Виден асимметричный фасад, характерный для здания в 1940—1980-е годы. Левая половина здания (забрана лесами) в этот период ближе сохраняла облик начала века

По мере роста аппарата спецслужб требовалось расширение помещений. В 1932—1933 по проекту архитекторов А. Я. Лангмана и Безрукова к дому ОГПУ был пристроен новый корпус в стиле конструктивизма. Ш-образное здание выходило главным фасадом на Фуркасовский переулок, а закругленные углы смотрели на Большую и Малую Лубянку[4]. Одновременно с этим дом № 2 был надстроен двумя этажами в связи с расширением внутренней тюрьмы.

При наркоме Лаврентии Берии было принято решение об очередном расширении здания. Проект реконструкции был поручен А. В. Щусеву. Архитектору пришла идея о капитальной реконструкции и расширении здания: объединить дом № 1, построенный Проскурниным и дом № 2, построенный А. В. Ивановым. Проект 1939 года предусматривал объединение зданий с общим главным фасадом на Лубянской площади и превращение части Малой Лубянки от Лубянской площади до Фуркасовского переулка во внутренний двор здания. В январе 1940 года эскиз будущего здания был утверждён Берией. Но приступить к большой реконструкции здания помешала война. Работы по отделке и реконструкции правой части здания (бывший дом № 1) были начаты в 1944 году и завершены в 1947. Левая же часть здания, хотя и была увеличена на 2 этажа ещё в 1930-х, во многом сохраняла исторический облик начала века, включая даже некоторые архитектурные элементы. Здание оставалось асимметричным до 1983 года. Только тогда были завершены работы по задумке Щусева и здание получило свой современный симметричный облик. Одновременно с этой последней реконструкцией основного здания в конце 1970-х — начала 1980-х годов на Лубянке появились два новых здания КГБ[9].

Журнал «Архитектура и строительство» в 1946 году писал: «Ярко художественная индивидуальность Щусева сказалась в том, что он в данном случае решил проблему градостроительного значения здания в ансамбле центра Москвы». В первой посмертной биографии архитектора Н. Соколов написал: «Щусев дал ещё одну своеобразную трактовку русской национальной архитектуры, создал правдивый образ административного здания для крупного государственного учреждения, образ не аскетический, не суровый, а свидетельствующий об изобили духовной и материальной культуры». Однако существует предание, что сам Щусев об этом здании сказал: «Попросили меня построить застенок, ну я и построил им тюрьму повеселее».

Памятные знаки[править | править код]

  • Перед зданием стоял памятник Дзержинскому, в 1991 году снесенный демонстрантами, а затем перенесённый в Парк искусств.
  • На здании находится мемориальная доска председателю КГБ в 1967—1982 годах — Ю. В. Андропову.
  • В 1990 году на Лубянской площади размещён Соловецкий камень — памятник жертвам репрессий.

Упоминания в литературе[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Карпова Юлия Николай Семёнович Мосолов // Среди коллекционеров. — 2011. — № 4(5). — С. 52-61.
  2. Дом страхового общества «Россия» в Москве. — 1901. — № 2. — С. 23.
  3. Романюк С. К. Сердце Москвы. От Кремля до Белого города. Проверено 2 сентября 2014.
  4. 1 2 Лубянка
  5. «Еврейская газета» :: Еврейский Дон-Кихот
  6. Серж В. 8 Годы неволи 1933–1936 // От революции к тоталитаризму : Воспоминания революционера / пер. с фр. Ю. В. Гусевой, В. А. Бабинцева. — М.: Праксис, 2001. — С. 354. — 696 с.
  7. Л. Берия. №617. Предписание наркома внутренних дел СССР № 2756/Б сотруднику особых поручений спецгруппы НКВД СССР о расстреле 25 заключенных в г. Куйбышеве 18 октября 1941 г. // Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне / В. П. Ямпольский. — Москва: Русь, 2000. — Т. Том 2. Начало. Книга вторая (1 сентября — 31 декабря 1941 года). — С. 215—216. — 724 с. — 7000 экз. — ISBN 5-8090-0007-Х.
  8. Расстрел в запасной столице
  9. Никита Петров. Формирование квартала госорганов на Лубянке. Никита Петров в семинаре «Москва. Места памяти». Уроки истории. XX век. Общество «Мемориал» (23 мая 2014). Проверено 28 мая 2016.