Помяловский, Николай Герасимович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Николай Помяловский
Портрет Помяловского работы Николая Неврева (1860)
Портрет Помяловского работы Николая Неврева (1860)
Дата рождения 11 (23) апреля 1835[1]
Место рождения
Дата смерти 5 (17) октября 1863[1] (28 лет)
Место смерти
Гражданство (подданство)
Род деятельности прозаик
Годы творчества 18591863
Направление реализм
Жанр очерк, рассказ, повесть
Язык произведений русский
Дебют Рассказ «Вукол» (1859)
Автограф Изображение автографа
Произведения на сайте Lib.ru
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Никола́й Гера́симович Помяло́вский (11 (23) апреля 1835, Санкт-Петербург — 5 (17) октября 1863, там же) — русский писатель, прозаик, один из видных реалистов-шестидесятников.

Биография[править | править код]

Детство на Охте[править | править код]

Родился 11 (23) апреля 1835 года в семье дьякона Герасима Никитича Помяловского (1804—1851), мать — Екатерина Алексеевна[3], при Малоохтинской кладбищенской церкви в Петербурге[4]. Когда на 47-м году от рождения от чахотки скончался отец, в семье было восемь детей: шесть сыновей и две дочери[3].

Отец Помяловского был сыном священника, отличался грамотностью и отличным знанием церковной службы, несмотря на то, что его исключили из философского отделения семинарии; поведения был «скромного»[3] и имел добродушный и миролюбивый характер; детей воспитывал незлобивыми внушениями и советами, благодаря чему Николай рос самостоятельным в своих поступках и мыслях[5]. Среди первых товарищей его детства были охтинские рыбаки — тонщики, с которыми он проводил много времени, часто ведя с ними долгие беседы.

В семье маленький Николай отличался своими способностями к изобретательству так, что семья гордилась им: сегодня он запускает воздушного змея с трещотками и диковинными приспособлениями, завтра ловит птиц тенётами собственного изготовления, потом кораблик сделает, а вслед за ним удочку с особенным хлыстом[3]. Наряду с детскими забавами, он старался по мере сил нести бремя всяких житейских забот: когда требовалось, то нянчил маленького брата, водил лошадь на водопой, помогал отцу по хозяйству и даже пел с ним на клиросе. Изучил все окрестные ручьи и овраги, помнил многие надписи на крестах и плитах Малоохтинского православного кладбища, которое, с его невесёлыми картинами, оказывало на бойкого и смышлёного мальчика немалое влияние. Вследствие таких впечатлений со временем выработался его мрачно-скептический характер, которым Николай наделил героя своей повести «Молотов», художника Михаила Михайлыча Череванина, дав ему и соответствующее прозвище: «Тёмное кладбищенство».

Отец сначала сам учил Николая чтению и письму, а потом, будучи человеком небогатым, отдал в «грошовую» школу на Охте, где Николай пробыл четыре месяца и вернулся домой, поскольку учиться дольше там было нечему[6].

Духовное училище и семинария[править | править код]

Затем отец, как духовная особа, по традиции записал 8-летнего сына на учёбу и проживание на казённый счёт в Александро-Невское духовное училище — «бурсу», где уже учились два его брата[6]. Мальчик был определён во второй приходский класс «долбить начатки и грамматику»[6]. После поступления ученики принялись было «шлифовать» впечатлительного и доверчивого маленького кандидата в бурсаки, но под защиту его взял один из тамошних «силачей», друг его старшего брата, а с годами Помяловский и сам уже стал «отпетым» силачом. Однако защита от учеников не работала против преподавателей и прочего семинарского начальства, которые в те годы широко практиковали телесные наказания. В условиях «нравственного безначалия» и физического насилия Николай стал учиться плохо и в следующем классе просидел четыре года вместо двух[7].

Всего в училище Помяловский провёл восемь лет, до 1851 года[8]. Быт и нравы училища он впоследствии отобразил в своих знаменитых «Очерках бурсы», где себя вывел в образе бурсака по кличке Карась. О своих первых впечатлениях в новой обстановке писатель подробно повествует в четвёртом очерке — «Бегуны и спасённые бурсы».

По его собственным подсчётам, в бурсе его выпороли четыреста раз, кроме того, он почти каждый день стоял на коленях, часто бывал оставлен без обеда и подвергался другим наказаниям от учителей и начальства[9]. Постепенно мальчик свыкся с поркой, коленей не жалел, но не мог переносить такого наказания, как неувольнение в город; от всего этого бурсу он возненавидел всей душой[9]. Тем не менее, училище он окончил с хорошим аттестатом: способности — «очень хорошие», поведение «похвальное», прилежание «постоянное», по закону Божию, священной истории и арифметике «очень хорошо», по нотному пению и географии «хорошо», по латинскому и греческому языкам «очень хорошо»[3].

Затем Помяловский перешёл в Петербургскую духовную семинарию «словарём», то есть учеником низшего класса[10]. Условия обучения отличались в выгодную сторону: одевали и кормили лучше, а пороли только в крайних случаях. В семинарии он учился 6 лет, относясь к учёбе спустя рукава по принципу «вечный нуль», но в то же время увлечённо читая под партой всё подряд, что контрабандой попадалось в бурсе — от «сонника или песенника до романов Воскресенского включительно.»[10].

В старшем, богословском, классе Николай был одним из редакторов рукописного журнала «Семинарский листок», издаваемого самими учащимися. Всего вышло 7 выпусков; много материалов в них принадлежало перу Помяловского. Так, в 1-м выпуске под псевдонимом «Тамбовский Семинарист» он поместил большую статью «Попытка решить нерешенный и притом философский вопрос: имеют ли животные душу?»[11], а в последнем, 7-м выпуске был опубликован его рассказ из семинарской жизни «Махилов», произведший на сотоварищей большое впечатление: они поняли, что автор обладает недюжинными творческими силами[12]. Причиной остановки выпуска «Листка» явились действия начальства, которое стало бороться с «вольностями» и исключило восемь наиболее ярких и предприимчивых семинаристов. Среди оставшихся наступила апатия, подаваемых материалов стало не хватать и, несмотря на все усилия Помяловского, издание «Листка» прекратилось[12].

Начальство считало бурсака Помяловского дураком и негодяем, поэтому преподаватель гомилетики был очень удивлён, когда перед окончанием курса из уст учащихся услышал противоположное мнение; в свою очередь сам Помяловский, узнав мнение о себе начальства через этого преподавателя, был уязвлён, засел за предмет и его сочинение по гомилетике оказалось лучшим в классе; следующее сочинение, вдвое большее по объёму, вышло ещё лучше. Учитель обещал записать Николая в первый разряд, тот начал учиться на отлично, но вскоре сорвался и в журнале против его фамилии вновь пошли нули. Окончил курс Помяловский в 1857 году, по второму разряду[13][14], предпоследним в учебных списках и с плохим аттестатом[15].

После семинарии[править | править код]

Без места[править | править код]

По окончании учёбы он поселился у матери на Охте, и в ожидании места постоянной работы читал с дьячками по покойникам, пел в церкви, давал частные уроки, ездил с причтом на Рождество и Пасху славить Христа. В крайних случаях безденежья даже просто переписывал бумаги, чтобы хоть что-то заработать. В то же время занимался самообразованием, во множестве прочитывал разнообразные книги, следил за журналами, увлёкся педагогикой. Больше всего помог Помяловскому в выработке мировоззрения журнал «Современник», особенно статьи Добролюбова и Чернышевского. Интересуясь вопросами воспитания, обратил внимание на своего младшего брата и, категорически не желая отдавать его в бурсу, занимался с ним сам по шесть часов в день более года[16]. Написал ряд педагогических статей и очерков, а один из них — «психологический очерк» о мальчике с необычным именем и внешностью и методах его обучения — «Вукол» — напечатал в 1859 году в «Журнале для воспитания»[17][18] под псевдонимом Герасимов. Издатель-редактор, педагог А. А. Чумиков оценил очерк и приглашал автора стать сотрудником журнала; также он настоятельно советовал Помяловскому продолжить обучение в университете. В этот же журнал Чумикову в 1860 году Помяловский во время безденежья отдал рассказ «Долбня», написанный вслед за «Данилушкой» в 1859 году[3].

Среди неопубликованного были наброски статей «Человек подражательный», «Человек без аттестата» и «Дневник девицы», вошедшие потом в повесть «Молотов» и частью в роман «Брат и сестра».

После окончания семинарского курса прошло уже два года, а Помяловский продолжал оставаться «без места»; родные, считавшие его литературные упражнения делом второстепенным и малозначимым, уговаривали его принять посвящение и начать служение церкви хотя бы в сане дьякона, для чего нашли невесту, закреплённую за дьяконским местом, но она отказала, прослышав, что жених попивает; к другой невесте в Царском Селе он сам не доехал на смотрины, сбежав на полдороге, так что родственники от него отступились, да и сам он постепенно охладел к церковному поприщу[19], считая, что не имеет сил и призвания быть «честным» священником или дьяконом.

Университет и педагогическая деятельность[править | править код]

Помимо редактора «Журнала для воспитания» Чумикова, поступить в Санкт-Петербургский университет советовали Николаю все родственники и знакомые. Прикинув, что в свои 24 года на обучение в университете по полной программе ему придётся потратить ещё 5 лет, он в 1860—1861 годах посещал его в качестве вольнослушателя, без подготовки и сдачи вступительных и выпускных экзаменов. Первая же прослушанная им лекция произвела на него неизгладимое впечатление, новая наука и свободное университетское общение вступили в противоречие со старыми бурсацкими догмами и философскими началами, и началась тяжёлая внутренняя работа по переосмыcлению едва ли не всего, что составляло его прежние знания и убеждения. Знавшие его люди отмечали, что в период посещения университетских занятий Помяловский похудел и ослабел, ходил «как полупомешанный»[20], но успешно вынес это умственное и нравственное испытание, после чего на многие вещи стал смотреть критически, не преклонялся уже перед авторитетами, вглядывался в жизнь, стараясь отличать фальшь от истины.

Одновременно он с увлечением работал преподавателем в воскресной школе, мечтал об издании листка воскресных школ[17]. Воскресная школа располагалась на Шлиссельбургской дороге, в ней было до 70 педагогов и около 800 учеников; Помяловский вместе с компанией своих студентов-приятелей стал трудиться там с октября 1860 года[21]. На одном из педагогических собраний он прочёл составленный им проект, посвящённый теме обязанности преподавателей, устройстве школы и её будущего. При обучении детей грамоте он использовал звуковой метод педагога В. А. Золотова[22]. Благодаря оригинальности и яркости преподавания Помяловский стал популярным не только среди преподавателей, но и среди широких кругов интеллигентных людей: многие стали посещать школу, чтобы послушать его беседы[3].

Оригинальные идеи и способ преподавания привлекли внимание также и попечителя данного учебного округа и тот посоветовал Помяловскому познакомиться с инспектором Смольного института благородных девиц Ушинским, чтобы занять там место учителя младшего класса. Николай Герасимович последовал совету и прочёл ученицам три пробные лекции. Первая лекция прошла успешно, но в последующем он разошёлся во взглядах на преподавание с педагогами института: так, он хотел, чтобы ученицы усваивали материал со слов учителя, а не зубрили урок из книжки слово в слово и «от сих до сих», как это практиковалось в бурсе. Поэтому продолжать лекции больше не стал, несмотря на обещанную хорошую оплату уроков и на то, что в то время очень нуждался в деньгах: «Даром что ли буду я деньги брать? — говорил он: — Совесть заест.»[23]

Признание[править | править код]

В 1861 году журнал «Современник» опубликовал повести «Мещанское счастье» и «Молотов». Первая появилась в феврале 1861 года и имела успех: автора просили стать сотрудником журнала, он познакомился с Чернышевским и другими членами редакции. Гонорар составил значительную сумму и на радостях Помяловский закутил с приятелями так, что получил белую горячку и попал в Обуховскую больницу. Выздоровление шло быстро, но продержали его там около месяца, вследствие чего вторую повесть он начал писать в больничной палате. Были решены финансовые проблемы: с этого времени автор стал получать от редакции «Современника» определённое содержание и не испытывал более нужду в деньгах.

Выйдя из больницы, Помяловский продолжил работу над «Молотовым», стараясь успеть к намеченному сроку. Что-то из ранее составленного плана пришлось выбросить, что-то сократить; на последних страницах заметна поспешность. Тем не менее, повесть вышла в срок в октябрьском номере за 1861 год и произвела на читателей глубокое впечатление: отныне автор занял равное место в ряду с лучшими беллетристами Российской Империи[24]. Редакции различных журналов стали приглашать Николая Герасимовича к сотрудничеству, появился обширный круг новых знакомств, довелось ему посетить и некоторые великосветские гостиные. Впрочем, как «кровный плебей» по натуре и разночинец по положению, он барства не жаловал и открыто об этом говорил; даже в театры почти не ходил, потому что «там сидеть надо прилично да на плешивых генералов глядеть».[25].

Всё чаще Помяловский стал задумываться о том, чтобы «продать бурсу». По выходе из семинарии он уже пробовал эту тему, начав писать рассказ «Данилушка», но потом надолго отложил эту работу, боясь разбередить в душе старые раны. По сообщению Н. А. Благовещенского[26] многие мысли из «Данилушки» приписаны Череванину и ряд эпизодов вошёл в повесть «Молотов» буквально.

Впоследствии редакция журнала «Век» попросила у него какие-нибудь статьи и он написал очерк «Зимний вечер в бурсе», решив более к этой теме не возвращаться. Очерк опубликовал журнал «Время» в 1862 году. Это произведение было замечено, произвело впечатление у читающей публики и вызвало различные толки, поэтому Помяловский продолжил работу, поместив следующие три очерка в 1862—1863 гг. в журнале «Современник».

Постепенно характер писателя портился, он приобрёл сомнительные знакомства в низших слоях населения тогдашнего Петербурга, стал кутить и пропадать неизвестно где. Тяжёлое впечатление на него произвели политические репрессии в литературной среде: закрытие журнала «Современник» на восемь месяцев в 1862 году и арест Чернышевского. Бурса развила в нём

потребность «в минуту жизни трудную» топить своё горе в вине. Впрочем, сам он указывает на зарождение этой потребности ещё до бурсы…[27] Выйдя из неё, Помяловский падал в этом отношении все ниже и ниже, отдаваясь своему пороку целыми неделями и месяцами, а под конец жизни страсть к вину приняла в нём невероятные размеры. В самых грязных трущобах, на Сенной, отыскивал он каких-то приятелей и целые недели проводил с ними в оргиях и бесшабашном кутеже. <…> своей страсти он боялся. «Это болезнь, — говорил он, — страшная болезнь, которая медленно разлагает человека и даже доводит до подлости — я этого больше всего трушу»…"[5]

Но и в таких условиях он наблюдал за своими собутыльниками, старался изучать их с психологической точки зрения, выпытывал у них прошлое. Эти наблюдения вошли в роман «Брат и сестра». Жажда творчества противостояла пагубной страсти, и писатель делал попытки выбраться из круга: как-то раз уговорил одного из медицинских студентов, ухаживавшего за ним, летом отправиться с ним и его братом Владимиром в село Ивановское в 30 верстах от Петербурга. Поселились они в обычной крестьянской избе. Писатель приободрился, оправился от вина и принялся за работу. Написал четвёртый очерк о бурсе, начал «Поречан» и так трудился более месяца. Но в середине лета он поехал в город за деньгами, там встретился с прежними приятелями и выпивки возобновились.

Болезнь и кончина[править | править код]

В сентябре 1863 года у Помяловского случился сильный припадок белой горячки, который длился несколько дней[5]. Под влиянием галлюцинаций писатель стал готовиться к уходу из жизни, просил яду, собрал свои бумаги с сочинениями и написал завещание[28]. Однако после припадка он вернулся к жизни, почувствовал себя здоровым, уничтожил завещание и сел заканчивать «Поречан», обещанных «Русскому слову»[28]. В планах его был и роман «Каникулы, или Гражданский брак», сцены из которого он в красках рассказывал ранее своему другу со времён семинарии Николаю Благовещенскому и медицинским студентам.

На следующий день у Помяловского открылась опухоль в ноге, он пошёл в баню и приказал цирюльнику поставить на больное место пиявок, что было сделано неумело и на больном месте образовался нарыв. Сначала Помяловский не обратил на это внимания, но вскоре из-за боли был вынужден слечь в постель. 3 октября 1863 года его почти насильно отвезли в клинику Медико-Хирургической Академии, где на следующий день профессор Наранович вскрыл нарыв и окружающие, среди которых находился и Николай Благовещенский, увидели гангрену; Николай Герасимович был в сознании и сохранял спокойствие. Ночью 5 октября он впал в беспамятство и скончался в 2 ч. 25 мин. пополудни на 29-м году жизни[29][30].

На похороны, достойные писателя, у его матери денег не было; она сообщила Некрасову и тот собрал необходимую сумму[3]. Помяловского похоронили на православном кладбище Малой Охты[29], недалеко от алтаря церкви, где служил его отец; кладбище уничтожили в конце 1930-х годов[31]. Церковь тогда уцелела, сохранялась до середины 1960-х годов и была снесена при расширении Малоохтинского проспекта[31]. В 1944 году прах и памятник Н. Г. Помяловского были перенесены на Литераторские мостки[32].

Трагический уход писателя сразу же вызвал повышенный интерес к его творчеству. Редакции журналов стали издавать неоконченные произведения: уже в 10-й книжке «Современника» за 1863 год появился отрывок из романа «Брат и сестра» — «Андрей Фёдорович Чебанов», в 11-й книге за тот же год — пятый неоконченный очерк цикла о бурсе — «Переходное время бурсы», в «Русском слове» в 10-й книжке за 1863 год опубликовали «Поречан», а на следующий год в 5-й книге «Современник» поместил ранний рассказ «Махилов», впервые появившийся в 7-м выпуске рукописного журнала «Семинарский листок» в 1855 году, и роман «Брат и сестра». Начиная с 1865 года и по 1913 год периодически выходили собрания сочинений Помяловского; широко было отмечено пятидесятилетие со дня кончины и, в связи с истечением прав собственности на произведения, вышло сразу несколько их изданий[3].

Улица в Санкт-Петербурге, где жил писатель, названа его именем.

Творчество[править | править код]

Гравюра В. Матза

Мировоззрение писателя складывалось под влиянием «революционных демократов», в частности Н. Г. Чернышевского. Для Помяловского характерно резко отрицательное отношение к дворянской культуре в целом, отвращение к «буржуазному накопительству». Герой Помяловского — плебей, разночинец, борющийся за своё место в жизни, ненавидящий барство, безделье, либеральную болтовню; однако классовое самосознание, чувство собственного достоинства не избавляют его от капитуляции перед действительностью. В «Очерках бурсы» Помяловский остро поставил проблему воспитания, с большим критическим пафосом заклеймил бездушие, применение телесных наказаний, консерватизм — черты, характерные не только для духовных учебных заведений, но и для всей русской жизни. Помяловский — убеждённый реалист, продолжатель традиций Н. В. Гоголя, мастерски и очень талантливо владеет русским языком, создав поистине незабываемые речевые конструкции и обороты, что ставит его (пусть даже эстетически) в ряд первостепенных российских писателей, вероятно, до сих пор ещё не оцененных в полной мере.

Семинарские опыты[править | править код]

После закрытия «Семинарского Листка» Николай было впал апатию, но досуг и жажда осмысленной деятельности взяла своё и он стал пробовать себя в различных жанрах: начал петь, но вскоре понял, что слуха нет, хотя петь любил и обладал роскошным басом; взялся рисовать, но выходило не очень. Тогда, уже имея за плечами статьи в рукописном журнале и рассказ «Махилов», он завёл дневник и продолжил писать для себя. Вот названия его опытов: «1) Рассуждение о том, что такое Бог. — 2) Заметка о людской беспечности. — 3) Заметка о силе порока. — 4) О погоде. — 5) О бешенстве. — 6) Заметка о влиянии случая на наш рассудок. — 7) Что такое время. — 8) Теория: имеют ли животные душу. — 9) Начало неоконченной драмы. — 10) Рассказ. — 11) Одна глава из романа. — 12) О романической любви, размышление. — 13) Остроты на философию. — 14) Аллегория. — 15) Подарок в день ангела самостоятельному философу. — 16) Письмо к N. — 17) О положительной и отрицательной чепухе. — 18) Заметки о разных предметах. — 19) Десять стихотворений на разные темы.»[33]

«Мещанское счастье», «Молотов»[править | править код]

«Мещанское счастье» и «Молотов» — самые известные произведения писателя, представляют собой дилогию, в центре которой — повествование о судьбе разночинца Молотова. Произведения затрагивают многие проблемы социального характера: воспитание, женская эмансипация, отношения разночинцев и дворянства, но основной проблемой является осмысление судьбы образованного интеллигентного разночинства в обществе.

В повести «Мещанское счастье» главный герой Егор Иванович Молотов предстает перед читателем наивным романтиком, мечтающим о справедливом устройстве мира. Молотов полагает, что помещик Обросимов, которому он служит, доверяет ему, видит равного себе. Но в дальнейшем оказывается, что между помещиком и разночинцем, «плебеем и барином» разверзлась пропасть межклассовых противоречий. Разночинец Молотов осознает, что ему необходимо самому искать свой путь, добиваться материальной и моральной независимости.

Повесть «Молотов» рассказывает о герое спустя 10 лет. За это время Молотов узнает, чего стоит независимость и разочаровывается во многом, хотя его переполняет гордость, что он ничем никому не обязан: «Все пустяки в сравнении с вечностью» — слова художника Череванина из повести «Молотов».

Выражения из повести «Мещанское счастье» — «кисейная барышня» и «мещанское счастье» стали крылатыми.

«Очерки бурсы»[править | править код]

Надгробие Н. Г. Помяловского на Литераторских мостках

В 1862—1863 гг. журналы «Время» и «Современник» публикуют 4 части произведения «Очерки бурсы», 5-я часть, незавершенная, будет опубликована после кончины Помяловского. Изначально писатель помышлял о 20 очерках, в которых ему хотелось бы рассказать более подробно о жизни учеников бурсы. Согласно материалам Половцова[5], под именем Карася Помяловский изобразил самого себя.

И далее[5]:

Известность П. зиждется почти исключительно на его «Очерках бурсы». <…> Культурное русское общество, сокрушавшееся по поводу «Антонов-Горемык», зачитывавшееся «Записками охотника», было поражено откровением, сделанным П. С ужасом узнало оно, что в Петербурге — центре культурной жизни, существует известная до сих пор лишь по добродушному описанию Гоголя и Нарежного бурса и что в этой бурсе творятся дела, поражающие своей бесцельной и бесчеловечной жестокостью. «Очерки» имели сенсационной успех, произвели на общество сильное впечатление и доставили автору большую популярность, нежели все его другие произведения. Однако это далеко не самое главное, не самое характерное произведение П. Это — талантливые, яркие, но все-таки публицистические или этнографические очерки, воспоминания, имеющие мало общего с его другими повестями: «Молотов» и «Мещанское счастье».

В 1990 году вышла экранизация «Очерков бурсы» — фильм «Бурса» режиссёра Михаила Ведышева.

«Брат и сестра»[править | править код]


Произведения[править | править код]

  • «Махилов» (1855, рассказ, не закончен)
  • «Вукол» (1859, рассказ)
  • «Данилушка» (Психологический очерк) (1859)
  • «Долбня (Воспоминание из училищной жизни)» (очерк, написан в 1859, опубликован в 1860)
  • «Мещанское счастье» (1861, повесть)
  • «Молотов» (1861, повесть)
  • «Брат и сестра» (1862, роман, не закончен, опубликован после кончины писателя в 1864)
  • «Андрей Федорыч Чебанов» (из романа «Брат и сестра», опубликовано после кончины писателя в 1863)
  • «Очерки бурсы» (1862—1863, цикл очерков)
    • «Зимний вечер в бурсе» (Очерк первый, 1862)
    • «Бурсацкие типы» (Очерк второй, 1862)
    • «Женихи бурсы» (Очерк третий, 1863)
    • «Бегуны и спасённые бурсы» (Очерк четвертый, 1863)
    • «Переходное время бурсы» (Очерк пятый, 1863, не закончен, опубликован после кончины писателя в 1863)
  • «Поречане» (1863, повесть, не закончена, опубликована после кончины писателя в 1863)

Память[править | править код]

Адреса в Санкт-Петербурге[править | править код]

  • 1857 — 5 (17) октября 1863 — Малоохтинский проспект, 24.

Сочинения[править | править код]

  • Полное собрание сочинений в 2-х томах. — изд. 2-е, исправл. и дополн. — СПб.: Издание книгопродавца С. В. Звонарева, тип. К. Вульфа, 1868. — 874 с.
  • Полное собрание сочинений в 2-х томах. — СПб.: "Товарищество А. Ф. Маркс", 1912.
  • Полное собрание сочинений, т. 1—2, М. — Л., 1935.
  • Сочинения, т. 1—2. [Биография, очерк Н. А. Благовещенского], М. — Л., Художественная литература, 1965. — 50 000 экз.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 Большая российская энциклопедияМ.: Большая российская энциклопедия, 2004.
  2. 1 2 Помяловский Николай Герасимович // Большая советская энциклопедия: [в 30 т.] / под ред. А. М. Прохоров — 3-е изд. — М.: Советская энциклопедия, 1969.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Б. С. Вальбе, Помяловский, 1936.
  4. Церковь Св. Равноапостольной Марии Магдалины на Малоохтенском кладбище в Санкт-Петербурге (Описание храма, автор свящ. П. Троицкий). Igor Razhivin (Игорь Разживин), Copyright MyCorp © 2018. Дата обращения: 23 марта 2018. Архивировано 23 марта 2018 года.
  5. 1 2 3 4 5 Помяловский, Николай Герасимович // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.М., 1896—1918.
  6. 1 2 3 Благовещенский, 1868, с. IV.
  7. Благовещенский, 1868, с. VI.
  8. Современник, сентябрь, 1863.
  9. 1 2 Благовещенский, 1868, с. VIII.
  10. 1 2 Благовещенский, 1868, с. IX.
  11. Благовещенский, 1868, с. XIV.
  12. 1 2 Благовещенский, 1868, с. XV.
  13. Выпускники Санкт-Петербургской (с 1914 Петроградской) духовной семинарии 1811—1917 <…> Архивная копия от 11 декабря 2016 на Wayback Machine Выпуск 1857 года, курс XXIV. Составил А. А. Бовкало.
  14. Надеждин А. Н. История С.-Петербургской православной духовной семинарии, с обзором общих узаконений и мероприятий по части семинарского устройства. 1809—1884. — Санкт-Петербург : Синод. тип., 1885. — [6], VI, 660 с. — С. 650, п. 36.
  15. Благовещенский, 1868, с. XIX.
  16. Благовещенский, 1868, с. XXII.
  17. 1 2 Ямпольский И. Помяловский Архивная копия от 25 июня 2007 на Wayback Machine // Литературная энциклопедия: В 11 т. — [М.], 1929—1939. Т. 9. — М.: ОГИЗ РСФСР, Гос. ин-т. «Сов. Энцикл.», 1935. — Стб. 129—134.
  18. Помяловский, Николай Герасимович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1898. — Т. XXIVa. — С. 523—524.
  19. Благовещенский, 1868, с. XXV.
  20. Благовещенский, 1868, с. XXVI.
  21. Благовещенский, 1868, с. XXIX.
  22. Проект об обучении в части педагогических приёмов, автор Н. Г. Помяловский. Razhivin. Дата обращения: 28 мая 2022.
  23. Благовещенский, 1868, с. XXXIII.
  24. Благовещенский, 1868, с. XXXIV.
  25. Благовещенский, 1868, с. XXXV.
  26. Благовещенский, 1868, с. XXXVIII.
  27. Об этом он сообщает в письме Я. П. Полонскому от 4 ноября 1862 года — прим. редактора статьи Википедии.
  28. 1 2 Благовещенский, 1868, с. XLVI.
  29. 1 2 В. И. Cаитов, «Петербургский некрополь» в 4-х тт. с Дополнением, СПб., 1912—1913, том III, с.464
  30. Благовещенский, 1868, с. XLVII.
  31. 1 2 Статья А. В. Кобака «Уничтоженные кладбища» в книге А. В. Кобака и Ю. М. Пирютко «Исторические кладбища Санкт Петербурга», Центрполиграф; Москва; 2011, ISBN 978-5-227-02688-0
  32. Раздел «Исторические захоронения в некрополе-музее „Литераторские мостки“» в книге А. В. Кобака и Ю. М. Пирютко «Исторические кладбища Санкт-Петербурга», Центрполиграф; Москва; 2011, ISBN 978-5-227-02688-0
  33. Благовещенский, 1868, с. XVI.

Библиография[править | править код]

Ссылки[править | править код]