Пражский немецкий язык

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Прагер-дойч»)
Перейти к: навигация, поиск

Пра́жский неме́цкий язы́к (нем. Prager Deutsch, чеш. pražská němčina) — обозначение всех разновидностей (преимущественно письменного) немецкого языка, используемых на территории Богемии, и прежде всего в столице ЧехииПраге. Развитие пражского немецкого имело исключительную роль в истории немецкого языка и стало возможным благодаря существованию старейшего немецкоязычного университета, Карлова университета, а также широкому распространению языка в Чехии до второй половины XX века.

История[править | править вики-текст]

Наряду с чешским языком в средневековой Богемии использовались немецкие диалекты. На юге и юго-западе использовались южно- и среднебаварские диалекты, пришедшие из Австрии. В Эгерланде, около города Хеб, использовались северобаварские диалекты. На севере и северо-востоке были распространены восточносредненемецкие диалекты, близкие к диалектам Саксонии и Силезии[1]. Вместе с собственно немецкими диалектами еврейским населением использовался идиш. Письменный язык Богемии средних веков и начала нового времени был своего рода смесью перечисленных выше вариантов.

В крупных городах, и прежде всего в Праге, письменный пражский немецкий язык всё чаще использовался в речи, становясь языком буржуазии и управления. Образовывался язык, сочетающий в себе черты южнонемецких диалектов юга Богемии и средненемецких особенностей канцелярского языка севера. Он пользовался большой популярностью как на севере, так и на юге региона, в то время как южнонемецкая печатная продукция в XVI-XVIII вв. была признана на юге, но не имела широкого хождения на севере, а то и вовсе игнорировалась.

Пражский немецкий язык официально просуществовал до XX века, после чего его роль в управлении была сведена на нет. Последний расцвет литературы на этом языке связан с творчеством Райнер Марии Рильке, Франца Кафки, Макса Брода, Густава Майринка, Франца Верфеля, Эгона Эрвина Киша, Фридриха Торберга, Оскара Баума, Иоганнеса Урцидиля, Феликса Вельтша, Пауля Леппина и Ленки Рейнеровой[2]. После Второй мировой войны и депортации немцев из Чехословакии пражский немецкий практически прекратил своё существование и продолжал использоваться лишь в эмигрантской среде.

Немецкий и чешский[править | править вики-текст]

Оба языка, и чешский, и немецкий, в разговорной форме использовались и соседствовали на территории Богемии со времён средневековья. В это время роль литературного языка, использовавшегося в среде интеллигенции, священнослужителей и начальников, выполнял латинский. Немецкий и чешский были разговорными языками, употреблявшимися крестьянами в различных территориальных вариантах. С деятельностью Яна Гуса начал переживать свой расцвет чешский язык, однако с XV века, после гуситских войн и периода контрреформации после Тридцатилетней войны, его расцвет прекратился, и язык стал ассоциироваться с еретическим или люмпенистическим.

В то же время началось возвышение немецкого языка, который всё сильнее отстаивал свою независимость от латыни, и, в конце концов, стал языком образования. Пражский немецкий развивался в региональный стандартный вариант и с XVII века стал популярным и престижным. Он считался более «чистым», не запятнанным региональными различиями в письменном и устном употреблении, которые существовали между южно- и средненемецкими диалектами[3]. После того, как при императоре Иосифе II евреи были законодательно признаны полноправными гражданами, многие из них стали вливаться в немецкоязычное общество Богемии. К XIX веку евреи стали занимать существенную часть населения, говорившего на пражском немецком, из-за чего роль идиша и его распространение стало сдавать свои позиции.

В том же XIX веке чехи стали протестовать против распространения двуязычия, ясно осознавая второстепенность чешского языка и дискриминацию по отношению к его носителям. С развитием движения младочехов и под влиянием славянского конгресса чешскоязычное население стало требовать расширения своего политического участия и признания чешского языка. Это создало предпосылки для развития чешской литературы и впоследствии языка, который столетиями был языком второго сорта. Достигнуть компромисса представителям народных и языковых групп, тем не менее, не удалось, что сыграло свою роль в развале Австро-Венгрии и выделении Чехословакии.

В новую фазу своего процветания пражский немецкий язык вошёл во время Первой мировой, в междувоенный период и в расцвет национал-социалистических и фашистских настроений в Германии и Австрии, чему способствовали еврейские писатели и беженцы из этих стран. В начале Второй мировой и после окончания военных действий этот расцвет резко обрывается.

Характеристика[править | править вики-текст]

В средние века немецкий язык в Богемии имел сильное фонетическое сходство с баварскими диалектами. В эпоху Гуманизма и Реформации, напротив, усиливалась тенденция влияния восточносредненемецких диалектов, прежде всего из-за влияния переводов Библии Мартина Лютера. После Тридцатилетней войны опустошённые области Богемии стали заселяться новой волной немецкоязычных эмигрантов, что существенно разбавило язык. Религиозные гонения во время контррефорфмации послужили толчком к дальнейшему развитию этих тенденций.

От южнонемецкого письменного языка, который имел хождение в XVII-XVIII вв. в Австрии и Южной Германии, пражский немецкий всё более развивался в направлении саксонского стиля. Таким образом, уже в раннее время сходили на нет характерные для южнонемецкого различия между дифтонгами ei и ai, искореняются дифтонги ue, iu, uo и eu в пользу средненемецкой письменной традиции. Отходят назад характерные для баварского диалекта путаницы между w и b, b и p, устраняется пришедшее из Каринтии и Тироля придыхательное kh[4]. Это равнение на средненемецкие нормы было характерно лишь для правописания, в то время как лексика, семантика и грамматика оставались преимущественно южнонемецкими.

В XVIII веке Богемия стала местом военных действий Семилетней войны между Пруссией и Австрией, что привело к масштабным разрушениям и крупным человеческим жертвам. Новое переселение скорректировало положение между двумя языковыми полюсами. В XIX веке австрийский язык влиял на пражский немецкий всё больше. Государство тянуло одеяло на себя, устанавливая более удобные для себя языковые понятия. К этому времени относится лексика, которая для баварцев представляется типично австрийской (Tischler — Schreiner, Fleischhacker — Metzger). Богемская кулинарная лексика, вобравшая в себя характерные чешские названия, пошла в другом направлении, распространяясь и в Австрии, и в Баварии, что стало причиной относительной идентичности данного слоя лексики во всех трёх регионах.

Пресса на пражском немецком языке[править | править вики-текст]

Другие богемские немецкоязычные газеты стали появляться в Ческе-Будеёвице (Südböhmische Volkszeitung, Waldheimat), Прахатице (Der Böhmerwald) и Клатови (Der Bote aus dem Böhmerwalde). В Моравии также были города (например, Брно и Оломоуц), которые ещё в XIX веке ориентировались больше на Вену, нежели на Прагу.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Historische Schreibsprachen - Internetbibliographie. Oberdeutsch - Sonderfall: Böhmisch und Mährisch (нем.). Проверено 21 июля 2012. Архивировано 29 сентября 2012 года.
  2. Goethemedaille an Lenka Reinerova (нем.). Český rozhlas. Проверено 21 июля 2012. Архивировано 29 сентября 2012 года.
  3. Peter von Polenz. Deutsche Sprachgeschichte vom Spatmittelalter bis zur Gegenwart. — Berlin: de Gruyters, 1999. — Т. 3. — С. 134. — ISBN 3-11-014344-5.
  4. Helmut Glück. Die Volkssprachen als Lerngegenstand im Mittelalter und in der frühen Neuzeit. — Berlin: de Gruyter, 2002. — С. 62. — ISBN 3-11-017541-X.

Литература[править | править вики-текст]

  • Emil Skála. Die Entwicklung der Kanzleisprache in Eger 1310 bis 1660. — Berlin: Akademie-Verlag, 1967.
  • Jaromír Povejšil. Das Prager Deutsch des 17. und 18. Jahrhunderts - ein Beitrag zur Geschichte der deutschen Schriftsprache. — Hamburg: Buske, 1980. — ISBN 3-87118-349-0.
  • Peter Wiesinger. Studien zum Frühneuhochdeutschen - Emil Skála zum 60. Geburtstag am 20. November 1988. — Göppingen: Kümmerle-Verlag, 1988. — ISBN 3-87452-712-3.

См. также[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]