Самойлова, Юлия Павловна

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Юлия Павловна Самойлова
Художник Б.Ш.Митуар, 1825 год   Государственный Эрмитаж
Художник Б.Ш.Митуар, 1825 год
Государственный Эрмитаж
Имя при рождении:

Пален

Род деятельности:

фрейлина

Дата рождения:

1803(1803)

Место рождения:

Россия

Страна:

Romanov Flag.svg Российская империя

Дата смерти:

14 марта 1875(1875-03-14)

Место смерти:

Париж, Франция

Отец:

Павел Петрович Пален
(1775—1834)

Мать:

Мария Павловна Скавронская (1782—1857)

Супруг:
  1. Николай Александрович Самойлов (1800—1842)
  2. Джованни Пери (ум.1846)
  3. Шарль, граф де Морнэ (1797—после 1863)
Дети:

нет

Commons-logo.svg Юлия Павловна Самойлова на Викискладе

Юлия Павловна Самойлова (1803 — 14 марта 1875, Париж) — графиня, дочь генерала Палена и Марии Скавронской, знаменитая своими отношениями с художником Карлом Брюлловым.

Биография[править | править вики-текст]

Происхождение и первые годы[править | править вики-текст]

Родословное древо

По материнской и отцовской линиям Самойлова была связана узами родства с семействами Паленов, Скавронских, князем Потёмкиным, итальянцами Литта и Висконти.

Мать Юлии, Мария Скавронская, обладала огромным состоянием, принадлежавшим роду Скавронских, родственников Екатерины I, и была последней носительницей этой фамилии. Она была падчерицей знаменитого государственного деятеля Джулио (Юлия Помпеевича) Литта, с которым её связывали нежные отношения, и в свете поговаривали о спорном отцовстве Юлии (чему итальянский тип её внешности давал почву). Все своё колоссальное состояние и художественные коллекции Литта (ум. 1839) разделил между Юлией, де-юре внучкой его жены Екатерины, и двумя побочными детьми. Самойлова носила прозвище «последней из Скавронских», как унаследовавшая колоссальное состояние деда.

Мария Павловна Скавронская и её сестра Екатерина были обе влюблены в молодого красавца графа Павла Палена, он же отдал предпочтение Марии. Но их браку воспротивились родные, влюблённые решили настоять на своём и обвенчались без согласия её родных. Марии пришлось оставить Петербург и привычную роскошную жизнь. Следуя за мужем и Изюмским гусарским полком, шефом которого был Павел Пален, она вела кочевую жизнь.

В одном из походов, в простой крестьянской избе, в 1803 году Мария Пален родила дочь. Девочку назвали Юлией, возможно в честь бабушки по отцу Юлианы Ивановны Пален (1751—1814), но, может быть, и в честь Юлия Литта. Вскоре Марии надоело жить по гарнизонам, отношения с мужем испортились и в 1804 году последовал развод.

Мария Пален с маленькой дочерью вернулась в родительский дом. Екатерина Васильевна и её муж Юлий Литта сердечно привязались к внучке. А у её отца и матери была своя жизнь. Павел Пален вскоре женился второй раз, потом, овдовев, в третий; от третьего брака он оставил сына и четырёх дочерей. Мария Пален в начале 1807 года вышла замуж за генерала А. П. Ожаровского, а потом уехала в Париж, обучаться музыке и пению.

Первый брак[править | править вики-текст]

Николай Самойлов.
Художник Б. Ш. Митуар, 1825 год

В 1825 году Юлия, будучи фрейлиной, вышла замуж за 24-летнего графа Николая Александровича Самойлова, флигель-адъютанта императора, который приходился ей родственником, троюродным дядей.

Николай Самойлов был завидный жених: красавец, богач, весёлый и остроумный. Устройством этого брака занималась его мать графиня Екатерина Самойлова, она настаивала на том, чтобы сын женился на богатой графине Юлии Пален. Самойлов же был влюблен в другую — в Александру Римскую-Корсакову, ей потом увлекался Пушкин, её имя есть в Донжуанском списке поэта. Екатерина Самойлова не дала согласия на брак сына с Римской-Корсаковой, и он подчинился воле матери.

К. Я. Булгаков писал брату 26 января 1825 года[1]:

« Вчера была свадьба Самойлова с графиней Пален. Богатая пара. »

Молодых благословил император Александр I и вдовствующая императрица Мария Фёдоровна, но брак оказался несчастливым. Супруги вскоре охладели друг к другу, их бурные ссоры были предметом бесконечных пересудов. Граф Самойлов имел склонность к кутежам и игре.

В 1827 году супруги по взаимному соглашению разошлись, Самойлов вернул приданое и сохранил с Юлией весьма дружеские отношения. Современники считали виновницей случившегося Юлию Павловну. Одни говорили, что виной тому была её связь с французским послом графом Пьером Ла-Феронне, другие с Барантом-сыном. А. М. Тургенев же рассказывал об этом так[2]:

« Литта рекомендовал Самойловой А.Я.Мишковского для управления имениями. Мишковский вошёл в доверие графу Самойлову и сделался его сотоварищем в кутежах; в то время он приобрёл и милостивое расположение графини, что имело последствием развод супругов. Юлия Павловна дала Мишковскому заёмных писем на 800 тысяч рублей, Литта это опротестовал. »

Скандал был серьёзный, графиня Е. В. Литта одно время даже не принимала у себя внучку. Граф Юлий Литта сделал всё, чтобы смягчить гнев своей жены. Юлия Павловна старалась наладить отношения с мужем, но семейная жизнь не удавалась.

Независимая жизнь и отношения с Брюлловым[править | править вики-текст]

К.Брюллов.«Портрет Ю.П Самойловой с Джованиной Пачини и арапчонком». 1832—1834. Музей Хиллвуд, США
Карл Брюллов.
Автопортрет

После разрыва с мужем Юлия Павловна уехала в Италию, в Милане она вошла в местное высшее общество. Она старалась окружать себя людьми искусства. Среди её гостей были В.Беллини, Г.Доницетти, Дж. Россини и Д.Пачини. Она оказывала покровительство художникам и музыкантам, активно участвуя в культурной жизни страны. В частности, считается, что именно она оплатила клакёрам провал оперы Беллини «Норма» и успех оперы Пачини «Корсар»[3].

В 1827 году в Риме, в знаменитом салоне Зинаиды Волконской, Юлия Павловна познакомилась с молодым художником Карлом Брюлловым. Между ними возникла не просто дружба. Летом они вместе путешествовали по Италии и бродили среди руин Помпеи, где и зародился замысел прославившего мастера полотна. Благодаря Юлии Брюллов познакомился с людьми из высшего общества, он много и с увлечением рисовал свою возлюбленную.

В 1829 году умерла бабушка Юлии Павловны графиня Скавронская. Самойлова стала наследницей родовой усадьбы Скавронских Графской Славянки под Петербургом. Она решила её перестроить на современный лад и обратилась к знаменитому петербургскому архитектору и художнику — Александру Павловичу Брюллову[4]. Летом 1831 года А. П. Брюллов приступил к работам. Позже он же построит ей дворец на Елагином острове.

После окончания строительства Юлия Павловна вернулась в Россию и обосновалась в Славянке. В 1835 году отец Пушкина ездил осматривать Славянку и остался в восхищении[5]:

« Это сокровище; невозможно представить себе ничего более элегантного в смысле мебелей и всевозможных украшений. Все ходят смотреть это, точно в Эрмитаж. Ванная комната её вся розовая, и волшебством цветного стекла, заменяющего окно, все там кажутся светло-розовыми, и сад, и Небо чрез это стекло приобретает бесподобную окраску, а воздух кажется воспламененным. Говорят, это напоминает Небо Италии, — признаюсь, у меня от него заболели глаза, и когда я оттуда вышел, мне всё, в течение трёх или четырёх минут, представлялось зелёным. »

В Славянке царила весёлая и непринуждённая атмосфера, звучала музыка, стихи, гости говорили и спорили на любые темы, что не нравилось Николаю I. Графиня Юлия Павловна держала себя предельно независимо. Своим экстравагантным образом жизни и поведением она шокировала петербургское общество. О. С. Павлищева писала мужу в Варшаву[6]:

« Проезжала ли через Варшаву графиня Самойлова? Вытворяла ли она свои фокусы, то есть уселась ли на облучке вместе с кучером, с трубкой во рту и в мужской шляпе на своей завитой и растрепанной голове? Она презабавная и, я думаю, немного не в себе. »

В другом своем письме к мужу от сентября 1835 года О. С. Павлищева описывала праздник, устроенный на потеху кавалергардам Юлией Самойловой. Она устроила состязание между своими крестьянками, какая первой вскарабкается на высокий шест, к верхушке которого привязали подарки, той эти призы и достанутся[7]:

« Недавно она вздумала устроить деревенский праздник в своей Славянке, наподобие праздника в Белом Доме Поль де Кока; поставили шест с призами — на нем висел сарафан и повойник: представьте себе, что приз получила баба 45 лет, толстая и некрасивая! Это очень развлекло графиню, как вы можете представить, и все её общество, но муж героини поколотил её и все побросал в костёр. Тогда графиня велела дать ей другой и приказала носить его как награду за ловкость. Говорят, что офицеры, которые явились без позволения на этот праздник, назавтра были под арестом. Графиня Самойлова прекрасно себя чувствует и очень весела. У неё живет юная итальянка, которой она даёт миллион — ей всего четырнадцать лет. »

Шумные собрания в Славянке стали вызывать раздражение у императора. Графине Самойловой дали это понять, Николай I разрешил ей удалиться, при условии не появляться ни в Москве, ни в Петербурге. Юлия Павловна снова уехала в Италию.

К.Брюллов. Джованина Пачини, 1831 год

Смерть графа Литта в 1839 году заставила её вернуться в Петербург на какое-то время, чтобы вступить в права наследства. Она стала хозяйкой дворцов и вилл, принадлежавших роду Висконти и Литта. В этот приезд она снова встретилась с Карлом Брюлловым. Он в конце 1835 года, когда Самойлова уже уехала в Милан, по предписанию императора возвратился в Россию и занял должность профессора Академии художеств Санкт-Петербурга, начав преподавательскую деятельность. В 1839 году художник женился на Эмилии Тимм, но через два месяца развёлся. Юлия Павловна взяла под свою опеку опального Карла Брюллова, чей развод с женой вызвал неудовольствие общества.

В это же время друзья и родные Юлии Павловны пытались помирить её с супругом, но 23 июля 1842 года, за несколько дней до встречи с женой, Николай Самойлов неожиданно умер.

После смерти мужа графиня Самойлова окончательно покинула Россию и поселилась в Италии. Карл Брюллов последовал за ней. Художник подолгу жил у графини на её вилле в Ломбардии. Графиня также владела имением в Груссе (Франция), палаццо в Милане и дворцом на озере Комо. Фрагменты переписки между влюбленными сохранились и свидетельствуют о глубоком чувстве.

У графини Самойловой было две приемные дочери — младшая Амацилия (род. в 1828) и старшая Джованина Пачини, дети обедневшего миланского певца и композитора Джованни Пачини, автора оперы «Последний день Помпеи», произведшей впечатление на Брюллова. Упоминают, что графиня Самойлова, не ограничивавшая себя ничем, была одной из любовниц композитора — также как и Полина Боргезе, сестра Наполеона[8]. Когда Самойлова взяла Амацилию на воспитание — неизвестно, но, судя по картине «Всадница», написанной в 1832 году, уже четырехлетней она жила у неё. Вопрос с этими двумя девочками до конца не прояснен, документы свидетельствуют, что у композитора была на самом деле только одна дочь. Существует версия, что настоящее имя второй девочки, Джованнины — Кармине Бертолотти и она является внебрачной дочерью Клементины Перри, сестры второго мужа Самойловой.

Поздние годы[править | править вики-текст]

В 1845 году Юлия Павловна приняла решение расстаться с Брюлловым и порывает с ним. В 1846 году она вышла замуж за молодого итальянского тенора Пери, отличавшемся необыкновенной красотой. Выйдя замуж, Юлия Павловна лишилась подданства Российской империи. Она продала Графскую Славянку и иное имущество. Новое семейное счастье было недолгим, синьор Пери умер в том же году в Венеции от чахотки, его тело перевезли в Париж и похоронили на кладбище Пер-Лашез.

Очевидцы, видевшие её в этот период жизни, рассказывали, что вдовий траур очень шёл к ней, подчеркивая её красоту, но использовала она его весьма оригинально. На длиннейший шлейф траурного платья Самойлова сажала детвору, словно на телегу, а сама, как здоровущая лошадь, катала хохочущих от восторга детей по зеркальным паркетам своих дворцов.

В. Пикуль. «Удаляющаяся с бала»[9]

Потеря графского титула очень огорчала Юлию Павловну. Живя в имении Груссе под Парижем и располагая большими средствами, она в 1863 году опять вышла замуж — за разорившегося французского графа, дипломата Шарля де Морнэ. Он был немногим старше Юлии Павловны, ей было 60 лет, ему — 66. Но почти сразу после свадьбы супруги разъехались, получив титул мужа, Юлия Павловна ежегодно выплачивала ему огромное содержание, что негативно отразилось на её состоянии. К концу жизни она потеряла практически всё.

Приёмные дочери, выданные замуж, через суд взыскивали у графини обещанные деньги и имущество.

Умерла Юлия Павловна 14 марта 1875 года в Париже и по завещанию была похоронена на кладбище Пер-Лашез, вместе со вторым мужем.

След в культуре[править | править вики-текст]

  • В картине «Последний день Помпеи» Брюллов написал её трижды: рядом с художником с кувшином на голове, упавшей на землю и в виде матери, прижимающей к себе дочерей. Сохранилось два парадных портрета графини, созданных им, предполагают, что их было больше, но они утрачены.
  • Ещё один портрет графини оставил Петр Басин, Русский музей
  • Александр Пушкин написал о ней:
« Ей нет соперниц, нет подруг,
Красавиц наших бледный круг
В её сиянье исчезает…
»

Галерея[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Письма К. Я. Булгакова к брату//Русский архив, 1902, кн.2.
  2. Записки А. М. Тургенева (1796—1801 г.)
  3. По Н. П. Прожогину.
  4. Усадьба Царская Славянка на adresaspb.ru
  5. Письма С. Л. и Н. О. Пушкиных к их дочери О. С. Павлищевой. 1828—1835. Т.1.—С.-Пб.: Изд-во «Пушкинский фонд», 1993, С.290.
  6. Письма О. С. Павлищевой к мужу и отцу. 1831—1837. Т.2.—С.-Пб.: Изд-во «Пушкинский фонд», 1994, С.117.
  7. Письма О. С. Павлищевой к мужу и отцу. 1831—1837. Т.2.—С.-Пб.: Изд-во «Пушкинский фонд», 1994, С.107.
  8. Times online. March 2003. Eternal cityscape
  9. В. Пикуль «Удаляющаяся с бала»

Ссылки[править | править вики-текст]