Теория разбитых окон

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Разбитые окна заброшенного кинотеатра. Санкт-Петербург, 2011 г.

Теория разбитых окон (ТРО) — криминологическая теория, рассматривающая мелкие правонарушения не только как индикатор криминогенной обстановки, но и как активный фактор, влияющий на уровень преступности в целом. Сформулирована в 1982 г. американскими социологами Джеймсом Уилсоном (англ.) и Джорджем Келлингом (англ.)[1]. Название происходит от приводимого авторами типичного примера действия теории: «Если в здании разбито одно стекло и никто его не заменяет, то через некоторое время в этом здании не останется ни одного целого окна».

Теория[править | править код]

Теория утверждает, что попустительство общества к мелким правонарушениям, таким как выбрасывание мусора в неустановленных для этого местах, вандализм, публичное пьянство, прыжки через турникеты в метро и прочие, непосредственно провоцирует людей на совершение аналогичных или более серьёзных правонарушений. Психологический механизм такой провокации на бытовом уровне иллюстрируется следующей фразой: «Если другим можно, то почему нельзя мне?», Человек видит, что нарушения правил поведения другими членами социума не пресекаются, и, как следствие, перестаёт считать правила (причём не только те, нарушения которых он наблюдал, но и любые другие) обязательными для себя. При этом условная средняя планка «допустимого нарушения» в обществе постоянно понижается, и рано или поздно это приводит к увеличению числа уже серьёзных преступлений.

И наоборот, активная работа по предотвращению мелких нарушений и наказанию нарушителей даже самых малозначительных правил (так называемая нулевая терпимость) создаёт атмосферу нетерпимости к нарушениям в целом, а сама деятельность по пресечению мелких правонарушений позволяет «попутно» задерживать или существенно ограничивать в возможностях рецидивистов, обычно пренебрегающих правилами поведения в общественных местах (см. также Девиантное поведение)[2].

В качестве иллюстрации авторы теории привели пример с разбитыми окнами: если не заменить в доме одно разбитое стекло, то вскоре в этом доме не останется ни одного целого окна (на илл.), а затем начнется мародёрство и резкое ухудшение общей криминогенной обстановки в районе. Этот пример стал неофициальным названием теории[прим. 1].

Практическое применение[править | править код]

Теория нашла широкое применение на практике сначала в Нью-Йорке, а затем -- во многих других городах США, Европы, Южной Африки, Индонезии и других странах. Рудольф Джулиани, избранный мэром Нью-Йорка в 1994 году, и новый комиссар нью-йоркской полиции Уильям Браттон объявили борьбу с такими мелкими нарушениями, как граффити и безбилетный проезд в метро, попрошайничество, драки с применением резиновых дубинок и прочими подобными правонарушениями. То, на что раньше не обращали особого внимания, стало неприемлемым. Несмотря на критику и насмешки, Джулиани последовательно боролся с «разбитыми окнами», что привело к уменьшению количества преступлений в городе. Жители получили более чистый и безопасный город, а также уверенность в способности полиции справиться не только с мелкими правонарушениями, но и с тяжёлыми преступлениями[3]. К концу 1990-х годов количество преступлений против личности в Нью-Йорке снизилось на 56 %[4].

Другие исследования, впрочем, не смогли обнаружить прямой причинно-следственной связи между ведением подобной политики и снижением уровня преступности в этом городе[5][6]. Снижение уровня преступности происходило не только в Нью-Йорке, но и в целом по США, и даже в тех городах, где такая политика не применялась. Среди иных возможных причин, кроме борьбы с мелкими правонарушениями, были названы следующие: снижение уровня безработицы в Нью-Йорке на 39 % в 1992-1999 годах и более интенсивное по сравнению с 1980-ми годами использование ареста лиц, совершающих более тяжкие преступления (фелонии)[4]. Среди возможных негативных последствий применения теории разбитых окон в Нью-Йорке назывались такие: чрезмерная нагрузка на систему уголовной юстиции, обременение малоимущих горожан высокими штрафами за мелкие правонарушения и ухудшение отношений между полицией и этническими меньшинствами, подвергавшимися, по мнению критиков, чрезмерному агрессивному полицейскому контролю[5].

Экспериментальная проверка[править | править код]

Социологи университета Гронингена (Нидерланды) провели шесть экспериментов по проверке истинности теории разбитых окон[7].

Эксперимент 1[править | править код]

Первый эксперимент проводился на улице с многочисленными магазинами, у стены дома, где приезжающие за покупками ронингенцы паркуют свои велосипеды. У этой стены стоял яркий, бросающийся в глаза знак, запрещающий рисовать на стенах. Сначала стена была чистой. Экспериментаторы повесили на руль каждого велосипеда (всего их было 77) бумажку со словами «Желаем всем счастливых праздников!» и логотипом несуществующего магазина спортивных товаров. Спрятавшись в укромном месте, исследователи стали наблюдать за действиями велосипедистов. На улице не было урн, поэтому человек мог либо бросить бумажку на землю, либо повесить на другой велосипед, либо взять её с собой, чтобы выбросить позже. Первые два варианта рассматривались как нарушение принятых норм, третий — как их соблюдение.

Из 77 велосипедистов лишь 25 (32 %) повели себя некультурно. Затем эксперимент повторили, при такой же погоде и в то же время дня, предварительно раскрасив стену бессодержательными рисунками. На этот раз намусорили 53 человека из 77 (69 %). Выявленное различие имеет высокую степень статистической значимости. Таким образом, нарушение запрета рисовать на стенах оказалось серьёзным стимулом, провоцирующим людей нарушать другое общепринятое правило — не сорить на улицах.

Эксперимент 2[править | править код]

Второй эксперимент должен был определить, справедлива ли теория разбитых окон только для общепринятых норм или её действие распространяется и на локальные правила, установленные для какой-то конкретной ситуации или места. Исследователи перегородили главный вход на автомобильную парковку забором, в котором, однако, была оставлена широкая щель. Рядом с ней повесили знак «Вход воспрещен, обход в 200 м справа», а также объявление «Запрещается пристёгивать велосипеды к забору». Опыт опять проводился в двух вариантах: «порядок соблюден» и «порядок нарушен». В первом случае в метре от забора стояли четыре велосипеда, явно к нему не пристёгнутые. Во втором случае те же велосипеды пристегнули к забору. Из укромного места экспериментаторы наблюдали, как поведут себя граждане, пришедшие за своими автомобилями: будут обходить забор или пролезут в дырку. Результат оказался положительным: в ситуации «порядок соблюден» в дырку пролезли только 27 % автовладельцев, а в ситуации «порядок нарушен» — 82 %.

Эксперимент 3[править | править код]

Третий эксперимент проводили в подземной парковке у супермаркета, где висело большое и хорошо заметное объявление «Пожалуйста, возвращайте взятые из магазина тележки». В ситуации «порядок соблюден» на парковке не было тележек, а в ситуации «порядок нарушен» там находились четыре тележки. Их ручки исследователи предусмотрительно измазали мазутом, чтобы у посетителей не возникло желания ими воспользоваться. К машинам прикрепляли такие же бумажки, как в первом эксперименте. Результат получился аналогичный: в первой ситуации бросили бумажку на землю 30 % водителей, во второй — 58 %.

Эксперимент 4[править | править код]

Четвёртый эксперимент напоминал первый, с той разницей, что признаки «нарушения норм другими людьми» были теперь не визуальные, а звуковые. В Нидерландах закон разрешает использование петард и фейерверков только в предновогодние недели. Оказалось, что велосипедисты намного чаще бросают бумажки на землю, если слышат звук разрывающихся петард.

Эксперименты 5 и 6[править | править код]

В пятом и шестом экспериментах людей провоцировали на мелкую кражу. Из почтового ящика торчал конверт с прозрачным окошком, из которого явственно проглядывала купюра в евро. Экспериментаторы следили за проходящими мимо людьми, подсчитывая число краж. В ситуации «порядок соблюден» почтовый ящик был чистый и мусора вокруг не было. В ситуации «порядок нарушен» либо ящик был разрисован бессмысленными граффити (эксперимент 5), либо кругом валялся мусор (эксперимент 6).

В ситуации «порядок соблюден» только 13 % прохожих (из 71) присвоили конверт. Однако из разрисованного ящика конверт украли 27 % прохожих (из 60), а разбросанный мусор спровоцировал на кражу 25 % людей (из 72).

В международной политике[править | править код]

Известный американский политический комментатор Брет Стивенс считает, что применение ТРО в международной политике поможет сохранить мир на Земле в долгосрочной перспективе. Для поддержания мира на планете, по мнению Стивенса, ведущие мировые державы, в первую очередь США, должны решительно и незамедлительно пресекать нарушения общепринятого мирового правопорядка. Среди успешных операций такого рода Стивенс называет бомбардировку Сербии силами НАТО в 1999 году для прекращения этнических чисток в Косово. В качестве примера нарушений, оставленных без наказания, Стивенс назвает применение правительством Башара Асада оружия массового поражения против собственного населения и присоединение Крыма к России[8]. Однако министр иностранных дел России Сергей Лавров считает, что: «Бомбардировки Югославии войсками НАТО в 1999 году были агрессией — первым нападением в Европе на суверенное государство после 1945 года; атаки затронули огромное количество гражданских объектов, включая телевидение Сербии, мосты и пассажирские поезда»[9].

Примечания[править | править код]

Примечания
  1. В официальных документах принято название «нулевая терпимость» (англ. Zero tolerance)
Сноски
  1. James Q. Wilson, George L. Kelling. Broken windows (англ.). The Atlantic Monthly (March 1982). Проверено 6 марта 2015.
  2. What “broken windows” policing is (англ.). The Economist (27 January 2015). Проверено 6 марта 2015.
  3. Майкл Ливайн, 2015, с. 12.
  4. 1 2 "Criticism for Giuliani's broken windows theory", Business insider, Aug 2013, <http://www.businessinsider.com/criticism-for-giulianis-broken-windows-theory-2013-8> .
  5. 1 2 Sarah Childress. The Problem with “Broken Windows” Policing (англ.). Frontline. Public Broadcasting Service (28 июня 2016). Проверено 7 сентября 2017.
  6. Ludwig, Jens (2006), Broken windows, U Chicago, <http://home.uchicago.edu/~ludwigj/papers/Broken_windows_2006.pdf> .
  7. Kees Keizer, Siegwart Lindenberg, Linda Steg. The Spreading of Disorder (англ.) // Science. — 2008. — Vol. 322, no. 5908. — P. 1681—1685. — DOI:10.1126/science.1161405.
  8. Stephens B. Rules of Disorder // America in Retreat: The New Isolationism and the Coming Global Disorder. — Penguin, 2014. — 288 p. — ISBN 978-1-101-63142-3.
  9. РИА Новости от 31 октября 2016 года https://ria.ru/world/20161031/1480323318.html

Литература[править | править код]

  • Майкл Ливайн. Разбитые окна, разбитый бизнес: Как мельчайшие детали влияют на большие достижения = Broken windows, broken business. — М.: Альпина Паблишер, 2015. — 151 с. — ISBN 978-5-9614-4951-8.