Турбина, Ника Георгиевна

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Ника Турбина
Ника Георгиевна Турбина
Ника Турбина.jpg
Имя при рождении Ника Георгиевна Торбина
Дата рождения 17 декабря 1974(1974-12-17)[1]
Место рождения Ялта, Крымская область, УССР, СССР
Дата смерти 11 мая 2002(2002-05-11)[1] (27 лет)
Место смерти
Гражданство  СССР Россия
Род деятельности поэтесса, писательница
Годы творчества 1979-1991
Направление поэзия
Язык произведений русский
Премии Золотой лев

Ни́ка Гео́ргиевна Турбина́ (при рождении — То́рбина) (17 декабря 1974, Ялта, Крымская область, УССР, СССР — 11 мая 2002, Москва, Россия) — советская и российская поэтесса, известная стихотворениями, написанными и изданными в детстве. Погибла в результате несчастного случая в возрасте 27 лет.

Биография[править | править код]

Детство и поэтическая карьера[править | править код]

Ника родилась в Ялте. Её мать — художница Майя Никаноркина, отец — актёр Георгий Торбин[2]. От отца Ника получила фамилию Торбина, которая позже стала основой её псевдонима. Отец и мать Ники вскоре расстались, и ребёнок вырос в семье матери, с бабушкой Людмилой Карповой и дедушкой, писателем Анатолием Никаноркиным. На тот момент была единственным ребёнком. Семья Ники была тесно связана с искусством, ей с детства читали стихи, в особенности большое влияние на неё оказали стихи знакомого её матери Андрея Вознесенского. Существовал слух, будто он настоящий отец Ники, однако и свидетельство о рождении, и воспоминания знакомых это опровергают[2]. Мать Ники тоже писала стихи, хотя нигде их не публиковала[2].

С раннего детства страдала астмой и, по свидетельству родных, часто не спала ночами. С четырёх лет, во время бессонницы, просила записывать мать и бабушку стихи, которые, по её словам, ей говорил Бог. Сама она писать тогда ещё не умела (а позже писала с серьёзными грамматическими ошибками)[2]. Стихи в основном касались личных переживаний, были печальными и депрессивными, часто были написаны белым стихом.

В 1981 году бабушка Ники показала её стихи известному писателю Юлиану Семёнову, который сперва не поверил, что их написал ребёнок. С рекомендации Семёнова их напечатала «Комсомольская правда»[3]. После этого слава о ней как о «чудо-ребёнке» разнеслась далеко за пределы Крыма. Тогда же мать придумала ей литературный псевдоним «Ника Турбина». В дальнейшем в разных документах фигурировала то одна, то другая фамилия, пока при получении паспорта Ника не взяла фамилию «Турбина» официально.

В 1983 году, когда Нике исполнилось 8 лет, в Москве вышел первый сборник её стихов «Черновик». Книга была впоследствии переведена на 12 языков[4]. Предисловие к ней написал Евгений Евтушенко, который в судьбе Турбиной, как и многих других молодых поэтов, принял активное участие. Благодаря его поддержке Ника на равных вошла в литературные круги Москвы и, в 10 лет, смогла принять участие в международном поэтическом фестивале «Поэты и Земля» (в рамках Венецианского биеннале). Там ей был присуждён главный приз — «Золотой лев».

В 1983 году Евтушенко снял Турбину в своём фильме «Детский сад». Тогда же он написал стихотворение о Турбиной:

«

Дети – тайные взрослые. Это их мучит.
Дети тайные – мы.
Недостаточно взрослые мы, потому что
быть боимся детьми.

На перроне, в нестёртых следах Пастернака
оставляя свой след,
ты вздохнула, как будто бы внутрь простонала,
восьмилетний поэт.[5]

»

С 1985 года, когда Нике было 11 лет, её мать переехала в Москву, во второй раз вышла замуж и родила вторую дочь — Марию. Ника написала по этому поводу: «…Только, слышишь, не бросай меня одну. Превратятся все стихи мои в беду». Позже и Нику перевезли в Москву, где она посещала школу № 710. По собственным воспоминаниям, училась она плохо и часто бунтовала против учителей.

В 1987 году Ника побывала в США, где встречалась с Иосифом Бродским. Между тем, американские врачи заявили её бабушке, которая ездила повсюду с Никой, что при такой нагрузке ребёнку необходимы консультации психолога[6].

В 1989 году в возрасте 15 лет она сыграла в художественном фильме режиссёра Аян Шахмалиевой «Это было у моря». Картина рассказывала о воспитанницах специнтерната для детей с больным позвоночником, в котором царили довольно жестокие нравы. Это была её вторая и последняя роль, несмотря на то, что Ника часто заявляла, что мечтает стать актрисой.

Публично свои стихи она к тому времени уже не читала, однако какое-то время продолжала писать. Её второй и последний сборник, «Ступеньки вверх, ступеньки вниз…», вышел в 1990 году при поддержке Детского фонда, от которого она также получала именную стипендию[2]. К тому времени Евгений Евтушенко уже перестал ей покровительствовать и больше не общался с её семьёй — он считал, что мама и бабушка Ники пытаются вытянуть из него деньги[2]. Турбина в интервью назвала это предательством с его стороны, но позже отказалась от этих слов.

Дальнейшая жизнь[править | править код]

По её собственным воспоминаниям, Турбина тяжело переживала потерю популярности и интереса публики. По воспоминаниям знакомых, уже в старших классах Ника начала вести «богемный» образ жизни: выпивала, часто заводила романы, подолгу не жила дома[2], резала вены[7]. Надеясь воплотить свою мечту стать актрисой, она начала учиться во ВГИКе в мастерской Джигарханяна, но через год бросила учёбу, разочаровавшись в ней.

В 1990 году Турбина познакомилась с психиатром Джованни Мастропаоло, который использовал нетрадиционную методику и лечил пациентов с помощью искусства, в том числе использовал её стихи. По его приглашению она уехала в Швейцарию в Лозанну и стала с ним фактически сожительствовать как жена, несмотря на то, что ему тогда было 76, а ей — 16. До оформления брака дело не дошло: Мастропаоло увлёкся другой молодой девушкой, а Ника снова начала выпивать и вернулась в Россию. Об этом эпизоде у неё остались противоречивые воспоминания: она сохранила неплохие отношения с Мастропаоло и продолжала с ним переписываться, но при этом вспоминала, что он интересовался ею только с точки зрения секса.

По возвращении Турбиной не удавалось найти подходящую работу. Затем в 1994 году Нику без экзаменов приняли в Московский институт культуры. Курс вела Алёна Галич, ставшая её любимой учительницей и близкой подругой. При том, что на тот момент у Ники были ощутимо нарушена психика, неважная координация и ненадёжная память, первые полгода она проучилась очень хорошо и снова писала стихи — на любом клочке бумаги и даже губной помадой, если под рукой не было карандаша. Но 17 декабря, в день своего 20-летия, Ника, которая уже не раз «зашивалась», сорвалась. У Алёны Галич дома до сих пор хранятся написанные её рукой заявления: «Я, Ника Турбина, даю слово своей преподавательнице Алёне Галич, что больше пить не буду». Но в конце первого курса, незадолго до экзаменов, Ника уехала в Ялту к Косте, парню, с которым встречалась уже несколько лет. К экзаменам она не вернулась. Восстановиться в институте удалось не сразу и только на заочное отделение. С Костей они расстались.

В мае 1997 года произошёл неприятный инцидент. В тот день она была с другом; оба были нетрезвы, и из-за чего-то возникла ссора. Ника бросилась к балкону (как потом говорила, «в шутку»), не удержалась и повисла. Оба сразу же протрезвели; он схватил её за руки, а она пыталась забраться назад. Но не вышло, и она сорвалась. Спасло только то, что, падая, зацепилась за дерево. Была сломана ключица, повреждён позвоночник. Галич договорилась, что Нику на три месяца положат в специальную американскую клинику. Чтобы получить скидки, пришлось собрать огромное количество подписей. Но когда американцы согласились, мать Ники внезапно увезла её в Ялту. В Ялте Ника попала в психиатрическую больницу — её забрали после буйного припадка, чего раньше с ней не случалось.

В те годы Турбина подолгу нигде не работала, но участвовала в театральной самодеятельности, писала сценарии для детских представлений. В 2000 году пыталась запустить телевизионный проект о неудавшихся самоубийцах. Свои детские стихи она уже плохо помнила к тому времени[7]. Она вела дневники, местами оформленные как верлибр — впрочем, подлинность этих дневников находится под сомнением[2].

Гибель[править | править код]

11 мая 2002 года Турбина и её возлюбенный Александр Миронов были в гостях у своей знакомой Инны, которая жила на той же улице. Они употребили спиртные напитки. Саша и Инна пошли в магазин, а Ника ждала их, сидя на подоконнике пятого этажа, свесив ноги вниз. Как утверждает Галич, «это была её излюбленная поза, она никогда не боялась высоты. Видимо, она неудачно повернулась, с координацией у Ники всегда было плохо». Гуляющий с собакой мужчина увидел, как она повисла на окне, и услышал её крик: «Саша, помоги мне, я сейчас сорвусь!». Прохожие пытались помочь ей, но Турбина упала из окна, получив тяжёлые травмы. Прибывшая на место скорая помощь уже не смогла её спасти.

Показания свидетелей сходится на том, что гибель Ники была не самоубийством, а несчастным случаем[2]. Чтобы церковь разрешила отпевание Турбиной, милиция даже выдала письменное подтверждение о том, что самоубийства не было. Тем не менее, во многих изданиях были опубликованы ошибочные сообщения о самоубийстве. Алёна Галич добилась, чтобы прах её ученицы после кремации захоронили на Ваганьковском кладбище, вопреки желанию Майи увезти тело в Ялту.

Мать пережила Нику на 7 лет и умерла в 2010 году. Бабушка — в 2014 году. После их смерти архив с рукописями и письмами Турбиной передали Александру Ратнеру, автору её биографии.

Критика[править | править код]

Ещё при жизни Турбина стала неоднозначной фигурой[8]. Возникал вопрос, сама ли Ника писала стихи или с помощью родственников. Даже её покровитель Юлиан Семёнов при первом знакомстве со стихами усомнился в авторстве девочки. В ответ на подобные обвинения Турбина опубликовала стихотворение «Не я пишу свои стихи?» (1982).

В 2018 году Александр Ратнер, исследователь творчества Турбиной и близкий знакомый её семьи, опубликовал её подробную биографию «Тайны жизни Ники Турбиной». В ней, проанализировав воспоминания знакомых и сохранившиеся черновики и рукописи, он приходит к выводу, что далеко не все стихи, опубликованные под именем Ники, написаны ею самой. По его мнению, большая часть стихов представляет собой соавторство Ники и её матери Майи, дописывавшей заготовки дочери, а некоторые стихи написаны Майей полностью и выданы за Никины. Он также пришёл к выводу, что семья Ники эксплуатировала её ради славы и заработка, навредив при этом здоровью и психике ребёнка[2]. При этом версии о самоубийстве Ники и о том, что её настоящим отцом был Вознесенский, книга Ратнера опровергает как мифы. Книга получила премию имени Эрнеста Хемингуэя[9].

Некоторые критики считали стихи Турбиной слабыми и переоценёнными из-за возраста автора. Так, поэт Валентин Берестов считал, что стихи Ники Турбиной — это «взрослые стихи не очень талантливой женщины»[10]. Юрий Богомолов в Российской газете отмечает, что Ника Турбина — феномен звёздной популярности, а не литературы:

…Жила-была девочка на Юге СССР. У неё обнаружился дар писать стихи. Если отвлечься от возраста автора, то не трудно заметить, что дар девочки Ники был невеликим.
Юрий Богомолов. Плюс звездофикация всей страны (газета «Российская газета» — Неделя № 4406 от 6 июля 2007 г.)

Вместе с тем стихи Турбиной высоко оценивали Юлиан Семёнов, Евгений Евтушенко, Елена Камбурова и многие другие её коллеги по литературному цеху. Многие отмечали артистизм, с которым Турбина читала свои стихотворения. По мнению Александра Ратнера, в её исполнении стихи воспринимаются гораздо лучше, чем в виде текста[2].

Многие отмечают, что психика ребёнка не выдержала нагрузок и испытания славой, а затем забвения. Так, Дмитрий Быков пишет:

Алкоголиками, бабниками или даже, чем чёрт не шутит, мошенниками писатели становятся только тогда, когда им не пишется. Это само по себе страшный стресс, и компенсировать его любыми другими занятиями не получается. <…> и то же происходит с молодой поэтессой Никой Турбиной, выпрыгнувшей из окна после десяти лет депрессии, и сколько ещё народу спилось или скурилось, чувствуя иссякание персонального кастальского ключа[11], — не перечесть.
Дмитрий Быков. Где пророк, там и порок?(газета «Известия», 27.09.2007)

Жизни и творчеству Турбиной посвящены документальные фильмы «Три полёта Ники Турбиной» и «Ника Турбина: Последний полёт».

Награды и признание[править | править код]

В 2009 году на родине поэтессы, в городе Ялте, на здании городской школы № 12[12] была установлена мемориальная доска в честь 35-й годовщины со дня рождения Ники Турбиной[13]. С этой инициативой выступила общественная организация «Клуб друзей Ялты», а её автор — художница Инга Бурин. Также в настоящее время руководство организации ведёт с властями Ялты переговоры о создании памятника и музея поэтессы.[14]

Пермская метал группа Villdyr Uralerne написала композицию «Последний полет Ники Турбиной», текст которой написан по мотивам ее стихов.

Произведения[править | править код]

  • Ника Турбина Черновик: Первая книга стихов / Предисл. Евг. Евтушенко. — М.: Молодая гвардия, 1984. — 63 с. Мягкий переплет, уменьшенный формат. Тираж 30 000 экз.
  • Ника Турбина Ступеньки вверх, ступеньки вниз… / Предисловие А. Д. Лиханова. Ил. М.Розова. — М.: Дом, 1991. — 190 с., илл. 2 — издание. Мягкий переплет, уменьшенный формат. Тираж 20 000 экз.
  • Ника Турбина Ступеньки вверх, ступеньки вниз… М.: Дом, 1990.
  • Ника Турбина Чтобы не забыть: Стихотворения, записки / Составление, предисловие А.Ратнера. — Днепропетровск: Издательство «Монолит», 2004. — 344 с., илл.
  • Ника Турбина Стала рисовать свою судьбу: Стихотворения, записки / Составление, предисловие А.Ратнера. — М.: Зебра Е, 2011. — 480 с., илл. Твердый переплет, Обычный формат. Тираж 1800 экз.

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 SNAC — 2010.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Александр Ратнер. Тайны жизни Ники Турбиной ("Я не хочу расти..."). — М.: АСТ, 2018. — 704 с. — ISBN 978-5-17-982436-7.
  3. Комсомольская Правда. Бабушка Ники Турбиной: «По ночам она шептала стихи. И хотела быть такой, как все…»
  4. Проект «Старатель» (дайджест), Ника Турбина
  5. Евгений Евтушенко. Первое собрание сочинений в 8 томах. Том 6. 1983-1995. Издательство АСТ, 2003 г.
  6. Полина Молоткова, Жизнь и смерть вундеркинда (газета «Аргументы и Факты», выпуск 34 (1139) от 21 августа 2002)
  7. 1 2 Нике Турбиной умереть «помогли» — считает Алена Галич | ника турбина, поэтесса, юное дарование.
  8. Яна Дубинянская. «Жизнь как черновик. Год назад погибла Ника Турбина» (газета «Зеркало Недели», № 17 (442) 8 — 16 мая 2003) (недоступная ссылка). Дата обращения 19 января 2010. Архивировано 24 января 2010 года.
  9. Литературная премия им. Э. Хемингуэя Лауреаты 2018 года - Новый Свет
  10. «Счищение нимба»
  11. Кастальский ключ (Каста́льский исто́чник) — родник на горе Парнас
  12. КИА, фото школы
  13. КИА, фото мемориальной доски
  14. Сима Максимова. В Ялте установят памятную доску Нике Турбиной (РИА «Новый Регион» — Крым, Публикации за 11.12.09 со ссылкой на «Ялтинский курьер»)

Ссылки[править | править код]