Турбина, Ника Георгиевна

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Ника Турбина
Ника Георгиевна Турбина
Ника Турбина.jpg
Имя при рождении Ника Георгиевна Торбина
Дата рождения 17 декабря 1974(1974-12-17)[1]
Место рождения Ялта, Крымская область, УССР, СССР
Дата смерти 11 мая 2002(2002-05-11)[1] (27 лет)
Место смерти
Гражданство  СССР Россия
Род деятельности поэтесса, писательница
Годы творчества 1979—1991
Направление поэзия
Язык произведений русский
Премии Золотой лев

Ни́ка Гео́ргиевна Турбина́ (при рождении — То́рбина) (17 декабря 1974, Ялта, Крымская область, УССР, СССР — 11 мая 2002, Москва, Россия) — советская и российская поэтесса, известная стихотворениями, написанными и изданными в детстве. Погибла в результате несчастного случая в возрасте 27 лет.

Биография[править | править код]

Детство и поэтическая карьера[править | править код]

Ника родилась в Ялте. Её мать — художница Майя Никаноркина, отец — актёр Георгий Торбин[2]. От отца Ника получила фамилию Торбина, которая позже стала основой её псевдонима. Отец и мать Ники вскоре расстались, и ребёнок вырос в семье матери, с бабушкой Людмилой Карповой и дедушкой, писателем Анатолием Никаноркиным. На тот момент была единственным ребёнком. Семья Ники была тесно связана с искусством, ей с детства читали стихи, в особенности большое влияние на неё оказали стихи знакомого её матери Андрея Вознесенского. Существовал слух, будто он настоящий отец Ники, однако и свидетельство о рождении, и воспоминания знакомых это опровергают[2]. Мать Ники тоже писала стихи, хотя нигде их не публиковала[2].

С раннего детства страдала астмой и, по свидетельству родных, часто не спала ночами. С четырёх лет, во время бессонницы, просила записывать мать и бабушку стихи, которые, по её словам, ей говорил Бог. Сама она писать тогда ещё не умела (а позже писала с серьёзными грамматическими ошибками)[2]. Стихи в основном касались личных переживаний, были печальными и депрессивными, часто были написаны белым стихом.

В 1981 году бабушка Ники показала её стихи известному писателю Юлиану Семёнову, который сперва не поверил, что их написал ребёнок. С рекомендации Семёнова их напечатала «Комсомольская правда»[3]. После этого слава о ней как о «чудо-ребёнке» разнеслась далеко за пределы Крыма. Тогда же мать придумала ей литературный псевдоним «Ника Турбина». В дальнейшем в разных документах фигурировала то одна, то другая фамилия, пока при получении паспорта Ника не взяла фамилию «Турбина» официально.

В 1983 году, когда Нике исполнилось 8 лет, в Москве вышел первый сборник её стихов «Черновик». Книга была впоследствии переведена на 12 языков[4]. Предисловие к ней написал Евгений Евтушенко, который в судьбе Турбиной, как и многих других молодых поэтов, принял активное участие. Благодаря его поддержке Ника на равных вошла в литературные круги Москвы и в 10 лет смогла принять участие в международном поэтическом фестивале «Поэты и Земля» (в рамках Венецианского биеннале). Там ей был присуждён главный приз — «Золотой лев».

В 1983 году Евтушенко снял Турбину в своём фильме «Детский сад». Тогда же он написал стихотворение о Турбиной[5]:

«

Дети — тайные взрослые. Это их мучит.
Дети тайные — мы.
Недостаточно взрослые мы, потому что
быть боимся детьми.

На перроне, в нестёртых следах Пастернака
оставляя свой след,
ты вздохнула, как будто бы внутрь простонала,
восьмилетний поэт.

»

С 1985 года, когда Нике было 11 лет, её мать переехала в Москву, во второй раз вышла замуж и родила вторую дочь — Марию. Ника написала по этому поводу: «…Только, слышишь, не бросай меня одну. Превратятся все стихи мои в беду». Позже и Нику перевезли в Москву, где она посещала школу № 710. По собственным воспоминаниям, училась она плохо и часто бунтовала против учителей.

В 1987 году Ника побывала в США, где встречалась с Иосифом Бродским - чему нет никаких подтверждений, всё известно лишь со слов бабушки Ники, которая трижды рассказывала эту историю по-разному. Между тем, американские врачи заявили её бабушке, которая ездила повсюду с Никой, что при такой нагрузке ребёнку необходимы консультации психолога[6].

В 1989 году в возрасте 15 лет она сыграла в художественном фильме режиссёра Аян Шахмалиевой «Это было у моря». Картина рассказывала о воспитанницах специализированного интерната для детей с больным позвоночником, в котором царили довольно жестокие нравы. Это была её вторая и последняя роль, несмотря на то, что Ника часто заявляла, что мечтает стать актрисой.

Публично свои стихи она к тому времени уже не читала, однако какое-то время продолжала писать. Её второй и последний сборник, «Ступеньки вверх, ступеньки вниз…», вышел в 1990 году при поддержке Детского фонда, от которого она также получала именную стипендию[2]. К тому времени Евгений Евтушенко уже перестал ей покровительствовать и больше не общался с её семьёй — он считал, что мама и бабушка Ники пытаются вытянуть из него деньги[2]. Турбина в интервью назвала это предательством с его стороны, но позже отказалась от этих слов.

Дальнейшая жизнь[править | править код]

По её собственным воспоминаниям, Турбина тяжело переживала потерю популярности и интереса публики. По воспоминаниям знакомых, уже в старших классах Ника начала вести «богемный» образ жизни: выпивала, часто заводила романы, подолгу не жила дома[2], резала вены[7]. Надеясь воплотить свою мечту стать актрисой, она начала учиться во ВГИКе в мастерской Джигарханяна, но через год бросила учёбу, разочаровавшись в ней.

В 1990 году Турбина познакомилась с психиатром Джованни Мастропаоло, который использовал нетрадиционную методику и лечил пациентов с помощью искусства, в том числе использовал её стихи. По его приглашению она уехала в Швейцарию в Лозанну и стала с ним фактически сожительствовать как жена, несмотря на то, что ему тогда было 76 лет, а ей — 16 лет. До оформления брака дело не дошло: Мастропаоло увлёкся другой молодой девушкой, а Ника снова начала выпивать и вернулась в Россию. Об этом эпизоде у неё остались противоречивые воспоминания: она сохранила неплохие отношения с Мастропаоло и продолжала с ним переписываться, но при этом вспоминала, что он интересовался ею только с точки зрения секса.[источник не указан 74 дня]

По возвращении Турбиной не удавалось найти подходящую работу. Затем в 1994 году Нику без экзаменов приняли в Московский институт культуры. Курс вела Алёна Галич, ставшая её любимой учительницей и близкой подругой. При том, что на тот момент у Ники была ощутимо нарушена психика, неважная координация и ненадёжная память, первые полгода она проучилась очень хорошо и снова писала стихи — на любом клочке бумаги и даже губной помадой, если под рукой не было карандаша. Но 17 декабря, в день своего 20-летия, Ника, которая уже не раз «зашивалась», сорвалась. У Алёны Галич дома до сих пор хранятся написанные её рукой заявления: «Я, Ника Турбина, даю слово своей преподавательнице Алёне Галич, что больше пить не буду». Но в конце первого курса, незадолго до экзаменов, Ника уехала в Ялту к Косте, парню, с которым встречалась уже несколько лет. К экзаменам она не вернулась. Восстановиться в институте удалось не сразу и только на заочное отделение. С Костей они расстались.[8]

В мае 1997 года произошёл неприятный инцидент. В тот день она была с другом; оба были нетрезвы, и из-за чего-то возникла ссора. Ника бросилась к балкону (как потом говорила, «в шутку»), не удержалась и повисла. Оба сразу же протрезвели; он схватил её за руки, а она пыталась забраться назад. Но не вышло, и она сорвалась. Спасло только то, что, падая, зацепилась за дерево. Была сломана ключица, повреждён позвоночник. Галич договорилась, что Нику на три месяца положат в специальную американскую клинику. Чтобы получить скидки, пришлось собрать огромное количество подписей. Но когда американцы согласились, мать Ники внезапно увезла её в Ялту. В Ялте Ника попала в психиатрическую больницу — её забрали после буйного припадка, чего раньше с ней не случалось.[9]

В те годы Турбина подолгу нигде не работала, но участвовала в театральной самодеятельности, писала сценарии для детских представлений. В 2000 году пыталась запустить телевизионный проект о неудавшихся самоубийцах. Свои детские стихи она уже плохо помнила к тому времени[7]. Она вела дневники, местами оформленные как верлибр — впрочем, подлинность этих дневников находится под сомнением[2].

Гибель[править | править код]

11 мая 2002 года возлюбленный Турбиной Александр Миронов чинил свою машину, так как её в очередной раз испортила Ника (теперь из-за угрозы разрыва отношений). Ника в это время отправилась к своей знакомой Инне, которая жила на той же улице, выпивала с ней и другом, а потом уснула. Инна с приятелем пошли в магазин за спиртным, а Ника, проснувшись, ждала их, сидя на подоконнике пятого этажа, свесив ноги вниз. Как утверждает Галич, «это была её излюбленная поза, она никогда не боялась высоты. Видимо, она неудачно повернулась, с координацией у Ники всегда было плохо». Гуляющий с собакой мужчина увидел, как она повисла на окне, и услышал её крик: «Саша, помоги мне, я сейчас сорвусь!» Прохожие пытались помочь ей, но Турбина упала из окна, получив тяжёлые травмы. Прибывшая на место скорая помощь уже не смогла её спасти, Ника умерла в тот же день от потери крови.

Показания свидетелей сходится на том, что гибель Ники была не самоубийством, а несчастным случаем[2]. Чтобы церковь разрешила отпевание Турбиной, милиция даже выдала письменное подтверждение о том, что самоубийства не было. Тем не менее, во многих изданиях были опубликованы ошибочные сообщения о самоубийстве. Алёна Галич добилась, чтобы прах её ученицы после кремации захоронили на Ваганьковском кладбище, вопреки желанию Майи увезти тело в Ялту.

Мать пережила Нику на 7 лет и умерла в 2010 году. Бабушка — в 2014 году. После их смерти архив с рукописями и письмами Турбиной передали Александру Ратнеру, автору её биографии.

Критика и вопрос авторства[править | править код]

Ещё при жизни Турбина стала неоднозначной фигурой[10]. Возникал вопрос, сама ли Ника писала стихи или с помощью родственников. Даже её покровитель Юлиан Семёнов при первом знакомстве со стихами усомнился в авторстве девочки. В ответ на подобные обвинения Турбина опубликовала стихотворение «Не я пишу свои стихи?» (1982).

В 2018 году Александр Ратнер, исследователь творчества Турбиной и близкий знакомый её семьи, опубликовал её подробную биографию «Тайны жизни Ники Турбиной». В ней, проанализировав воспоминания знакомых и сохранившиеся черновики и рукописи, он приходит к выводу, что далеко не все стихи, опубликованные под именем Ники, написаны ею самой. По его мнению, большая часть стихов представляет собой соавторство Ники и её матери Майи, дописывавшей заготовки дочери, а некоторые стихи написаны Майей полностью и выданы за Никины. Он также пришёл к выводу, что семья Ники эксплуатировала её ради славы и заработка, навредив при этом здоровью и психике ребёнка[2]. При этом версии о самоубийстве Ники и о том, что её настоящим отцом был Вознесенский, книга Ратнера опровергает как мифы. Книга получила премию имени Эрнеста Хемингуэя[11].

Некоторые критики считали стихи Турбиной слабыми и переоценёнными из-за возраста автора. Так, поэт Валентин Берестов считал, что стихи Ники Турбиной — это «взрослые стихи не очень талантливой женщины»[12]. Юрий Богомолов в Российской газете отмечает, что Ника Турбина — феномен звёздной популярности, а не литературы[13]:

…Жила-была девочка на Юге СССР. У неё обнаружился дар писать стихи. Если отвлечься от возраста автора, то не трудно заметить, что дар девочки Ники был невеликим.

Вместе с тем стихи Турбиной высоко оценивали Юлиан Семёнов, Евгений Евтушенко, Елена Камбурова и многие другие её коллеги по литературному цеху. Многие отмечали артистизм, с которым Турбина читала свои стихотворения. По мнению Александра Ратнера, в её исполнении стихи воспринимаются гораздо лучше, чем в виде текста[2].

Многие отмечают, что психика ребёнка не выдержала нагрузок и испытания славой, а затем забвения. Так, Дмитрий Быков пишет[14]:

Алкоголиками, бабниками или даже, чем чёрт не шутит, мошенниками писатели становятся только тогда, когда им не пишется. Это само по себе страшный стресс, и компенсировать его любыми другими занятиями не получается. <…> и то же происходит с молодой поэтессой Никой Турбиной, выпрыгнувшей из окна после десяти лет депрессии, и сколько ещё народу спилось или скурилось, чувствуя иссякание персонального кастальского ключа[15], — не перечесть.

Жизни и творчеству Турбиной посвящены документальные фильмы «Три полёта Ники Турбиной» и «Ника Турбина: Последний полёт».

Награды и признание[править | править код]

В 2009 году на родине поэтессы, в городе Ялте, на здании городской школы № 12[16] была установлена мемориальная доска в честь 35-й годовщины со дня рождения Ники Турбиной[17]. С этой инициативой выступила общественная организация «Клуб друзей Ялты», а её автор — художница Инга Бурин. Также в настоящее время руководство организации ведёт с властями Ялты переговоры о создании памятника и музея поэтессы.[18]

Пермская метал группа Villdyr Uralerne написала композицию «Последний полёт Ники Турбиной», текст которой написан по мотивам её стихов[источник не указан 74 дня].

Произведения[править | править код]

  • Ника Турбина Черновик: Первая книга стихов / Предисл. Евг. Евтушенко. — М.: Молодая гвардия, 1984. — 63 с. — Мягкий переплёт, уменьшенный формат. — Тираж 30 000 экз.
  • Ника Турбина Ступеньки вверх, ступеньки вниз… / Предисловие А. Д. Лиханова; илл. М. Розова. — М.: Дом, 1991. — 190 с., илл. 2 — издание. Мягкий переплёт, уменьшенный формат. — Тираж 20 000 экз.
  • Ника Турбина Ступеньки вверх, ступеньки вниз… — М.: Дом, 1990.
  • Ника Турбина Чтобы не забыть: Стихотворения, записки / Составление, предисловие А. Ратнера. — Днепропетровск: Издательство «Монолит», 2004. — 344 с., илл.
  • Ника Турбина Стала рисовать свою судьбу: Стихотворения, записки / Составление, предисловие А. Ратнера. — М.: Зебра Е, 2011. — 480 с. — Твёрдый переплёт, обычный формат. — Тираж 1800 экз.

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 SNAC — 2010.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Александр Ратнер. Тайны жизни Ники Турбиной («Я не хочу расти…»). — М.: АСТ, 2018. — 704 с. — ISBN 978-5-17-982436-7.
  3. Бабушка Ники Турбиной: «По ночам она шептала стихи. И хотела быть такой, как все…» // Комсомольская Правда : газета. — 2009. — 17 декабря.
  4. Ника Турбина, Проект «Старатель» (дайджест).
  5. Евтушенко Е. Первое собрание сочинений в 8 томах. Том 6: 1983—1995. — Издательство «АСТ», 2003.
  6. Полина Молоткова. Жизнь и смерть вундеркинда // Аргументы и Факты : газета. — 2002. — 21 августа (вып. 34 (1139)).
  7. 1 2 Нике Турбиной умереть «помогли» — считает Алена Галич // turbina-nika.ru.
  8. Мишина Е. Е. Реквием для Ники Турбиной. Дети Нового сознания нуждаются в защите // Культура и время. — 2006. — № 3 (21). — С. 219.
  9. Мишина Е. Е. Реквием для Ники Турбиной. Дети Нового сознания нуждаются в защите // Культура и время. — 2006. — № 3 (21). — С. 219.
  10. Яна Дубинянская. Жизнь как черновик. Год назад погибла Ника Турбина // Зеркало Недели : газета. — 2003. — 8—16 05 (№ 17 (442)). Архивировано 24 января 2010 года.
  11. Лауреаты премии им. Эрнеста Хемингуэя, 2018 год // Новый Свет : журнал.
  12. «Счищение нимба».
  13. Юрий Богомолов. Плюс звездофикация всей страны // Российская газета : газета. — 2007. — 6 июня (№ 4406).
  14. Дмитрий Быков. Где пророк, там и порок? // Известия : газета. — 2007. — 27 сентября.
  15. Кастальский ключ (Кастальский источник) — родник на горе Парнас.
  16. КИА, фото школы.
  17. КИА, фото мемориальной доски.
  18. Сима Максимова. В Ялте установят памятную доску Нике Турбиной // РИА «Новый Регион» — Крым (со ссылкой на «Ялтинский курьер»). — 2009. — 11 декабря. Архивировано 23 мая 2013 года.

Ссылки[править | править код]