Эвакуация генерала Макартура с Филиппин

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Катер PT-32, один из торпедных катеров типа РТ-20, участвовавших в операции.

Эвакуация генерала Дугласа Макартура с Филиппинских островов произошла 11 марта 1942 года во время второй мировой войны. Он покинул остров Коррехидор на торпедном катере. Проведя два дня в плавании по бурному морю, патрулируемому японскими кораблями, он достиг острова Минданао. Оттуда генерал и его свита вылетели в Австралию и 21 марта приземлились в Мельбурне. По этому случаю он произнёс свою знаменитую речь, в которой провозгласил: «Я прошёл через это и я вернусь».

Дуглас Макартур был опытным офицером, получившим широкую известность за своё участие в первой мировой войне. Он ушёл в отставку из армии США в 1937 году и стал советником по обороне филиппинского правительства. В июле 1941 за несколько месяцев до начала войны между США и Японской империей он был вновь призван на действительную службу. Вторжение японцев на Филиппины в марте 1942 года вынудило Макартура отвести войска, находящиеся на острове Лусон к Батаану, а штаб и свою семью перебросить на остров Коррехидор. Обреченная на поражение оборона Батаана захватила воображение американской общественности, и Макартур стал живым символом сопротивления Союзников японцам.

Опасаясь, что Коррехидор будет захвачен и Макартур окажется в плену президент США Франклин Рузвельт приказал Макартуру отправляться в Австралию. Можно было использовать подлодку, но Макартур решил прорваться через японскую блокаду на РТ-катерах. Катера вышли 11 марта после заката и после двухдневного похода по неспокойному морю, едва избежав обнаружения японским военным кораблём, достигли Кагаяна в Минданао. Оттуда Макартур и его группа вылетели в Австралию с аэродрома дель Монте на паре бомбардировщиков Б-17 «Летающая крепость». Макартур захватил с собой свой штаб (получивший название «Баттаанская банда»), который стал ядром его генерального штаба действий в юго-западной части Тихого океана.

Предисловие[править | править код]

A painting of a godlike General MacArthur in his peaked cap, staring into the rising sun.
Макартур стал символом сопротивления союзников японцам

Дуглас Макартур был широко известным опытным офицером. Его отец — генерал-лейтенант Артур Макартур-младший, награждённый медалью Почёта за службу в ходе Гражданской войны в США. В 1903 году Дуглас Макартур закончил военную академию США в Уэст-Пойнте, став одним из лучших в классе. С 1905 по 1906 служил адъютантом у своего отца и с 1906 по 1907 годы адъютантом президента Теодора Рузвельта[1]. В ходе первой мировой войны командовал 84-й бригадой 42-й дивизии «Радуга», сражавшейся на Западном фронте. После войны занимал посты суперинтенданта (главы) военной академии США и главы штаба армии США. В 1937 году Макартур ушёл в отставку из армии США и стал фельдмаршалом филиппинской армии[2].

Его обязанностью было консультирование филиппинского правительства по вопросам обороны и подготовка сил обороны Филиппин ко дню их полной независимости, который должен был наступить в 1946 году[3]. Филиппинская армия и офицерский корпус комплектуемые по призыву полностью состояли из филиппинцев, при небольшом количестве американских советников. С 1937 года каждый год обучалось по 20 тыс. чел. США держали постоянный гарнизон состоявший из 10 тыс. чел. Половина из него были филиппинцы, служившие в армии США известные как Philippine Scouts.[4]

В июле 1941 года он был призван в армию и в возрасте 61 года возглавил командование сил США на Дальнем востоке, командуя одновременно американскими и филиппинскими силами[2] .

Макартур принял на себя обширную задачу подготовки филиппинской армии к войне[5]. Филиппины вообще не располагали флотом, но в ходе визита в США в 1937 году Макартуру удалось продавить через военно-морское министерство план по строительству РТ-катеров, небольших, быстрых, оснащённых торпедами, которые, по его мнению, идеально подходили к действиям в филиппинских водах (мелководье и большое количество бухт)[6][7]. Филиппинский флот получил три таких катера названных Q-катерами в честь президента Мануэля Кесона[8]. В августе 1941 года командование ВМС США сформировало третью эскадру моторных катеров под командованием младшего лейтенанта Балкли. Эскадра состояла из шести катеров (в норме должно было быть 12) под номерами 31-35 и 41[7]. Катера прибыли в Манилу в сентябре 1941 года[9]. Было ясно, что для успешной обороны Филиппин потребуются не только РТ-катера[4].

С 1907 года американские военные стратеги решили, что отражение вторжения на Филиппины будет непрактичным. Лучшее на что можно было надеяться, то что гарнизон будет оборонять полуостров Батаан, пока не прибудет помощь. В 1920-х годах было рассчитано, что они смогут продержаться 60 дней. В 1930-х годах стратеги изменили прогноз на более пессимистичный в связи с увеличением мощностей авиации. В 1936 году стратеги согласились списать Филиппины со счетов[10]. Но в июле 1941 году это решение было отброшено, правительство США решило оборонять и удерживать Филиппины. Такое решение частично основывалось на убеждении, что бомбардировщики B-17 смогут нанести потери или уничтожить силы вторжения[11].

Вскоре после японского вторжения на Филиппины Макартур в соответствии с предвоенным планом провозгласил Манилу открытым городом и приказал силам, размещённым на острове Лусон отступать на полуостров Батаан. Правительство Филиппин, управление высокого комиссара и штаб американских сил на Дальнем Востоке Макартура перебрались на остров Корехидор[12]. Хотя все родственники американских военных были отправлены в США семья Макартура осталась на Филиппинах[13], поскольку он сам находился в отставке, будучи служащим филиппинского правительства. Жена Макартура Джейн и его юный сын Артур отправились вместе с ним на Корехидор[14]. 21 февраля 1942 года Артур отметил там свой четвёртый день рождения[15]. На вопрос о возможной судьбе Артура Дуглас Макартур ответил: «Он сын солдата»[16].

Большая часть Азиатского флота США отошла к южной части Филиппин. Была оставлена только небольшая группа под командованием вице-адмирала Франсиса У. Роквелла, состоявшая из плавучей базы подлодок USS Canopus, спасательного судна подлодок Pigeon, канонерок Oahu, Luzon и Mindanao, тральщиков Finch, Tanager и Quail, пятерых буксиров, трёх небольших патрульных катеров и PT-катеров из третьей эскадры моторных катеров. Потеря Манилы и американской военно-морской базы «Субик» сильно осложнила ситуацию с горючим и запасными частями. PT-катера полагались на USS Canopus и на плавучий сухой док USS Dewey для помощи с обслуживанием. Несмотря на это, третья эскадра продолжала патрулирование. 17 декабря катера PT-32, PT-34 и PT-35 спасли 296 человек с гидроавианосца SS Corregidor, перевозившего беженцев в Австралию. (Гидроавианосец подорвался на мине и затонул в Манильской бухте). Через неделю катер PT-33 во время патрулирования к югу от Манильской бухты сел на мель и был сожжён, чтобы избежать захвата японцами. Через месяц подобную судьбу принял и РТ-31, после того как его машина отказала и его снесло на рифы[17]. В ночь на 23 января 1942 года РТ-катера атаковали вражеские баржи близ Лусона, 1 февраля атаковали небольшой японский военный корабль и 17 февраля небольшой японский корабль, возможно, рыболовецкий траулер[18].

Решение об эвакуации[править | править код]

Вашингтон[править | править код]

В послании президенту Рузвельту отправленному в Вашингтон 11 февраля Макартур объявил, что он и его семья намерены «разделить судьбу гарнизона»[19]. Макартур знал, что в лучшем случае он окажется в плену, также он мог погибнуть от бомбардировок или артобстрелов[20]. Через три дня глава штаба армии США генерал Джордж Маршалл настоял, чтобы Макартур отослал свою семью, но генерал проигнорировал эту часть сообщения. В Вашингтоне опасались, что с падением Коррехидора Макартур попадёт в плен. От наиболее опытного американского генерала было бы мало прока, если бы он оказался в лагере военнопленных[21]. Также он был живым символом сопротивления союзников японцам. Храбрая, но безнадёжная оборона Батаана захватила воображение американской публики[22], которая видела в нём единственного генерала союзников, знавшего как воевать с японцами[16].

Американский историк Уолтер Борнеман отметил:

«В этот тяжёлый период, когда американская публика было шокирована Пирл-Харбором и была не уверена будущим Европы народ отчаянно нуждалась в герое и со всем сердцем принял Макартура — скорее его образ, созданный в прессе. Других кандидатур, которые могли бы сравниться с его мистическим влиянием просто не было, не говоря уже о его образе одинокого волка, вызывающем воспоминания, который всегда воздействовал на американцев».

[23]
Глава штаба армии США Джордж Маршалл (слева) с военным министром Генри Л. Стимсоном в январе 1942 года.

Госсекретарь Корделл Халл поднял вопрос об эвакуации Макартура. Бригадный генерал Дуайт Эйзенхауэр написал в своём дневнике:

«Я не могу поверить в то, что мы более обеспокоены статьями в редакциях и реакцией на общественное мнение, чем военной логикой. „Па“ Уотсон явно уверен, что мы должны вывезти Макартура, поскольку он стоит „пяти армейских корпусов“.

[24]

Президент Рузвельт рассматривал возможность отправки Макартура на 8°00′00″ с. ш. 125°00′00″ в. д. HGЯO остров Минданао для координации оборонительных действий филиппинских сил. Однако появился новый вопрос. После падения Сингапура участь Командования американскими, британскими, голландскими и австралийскими вооружёнными силами (ABDA) была обречена, командование Макартура стало только номинальным. США обсудили с Британией раздел будущего командования. Стороны пришли к соглашению, что США возьмут под ответственность юго-западную область Тихого океана. Кандидатура Макартура была очевидна для поста старшего американского офицера[25]. 23 февраля Макартур получил сообщение от президента Рузвельта, военного министра Генри Стимсона и главы штаба армии Маршалла[26]:

„Президент предписывает вам как можно быстрее собраться и отбыть в Минданао…Из Минданао вы отправитесь в Австралию, где примете командование над всеми американскими силами…Необходимые приказы будут отданы согласно вашему запросу на подлодку или самолёт или на то и другое, чтобы вы могли выполнить приведенные выше инструкции. Вы уполномочены забрать начальника своего штаба генерала Сазерленда.“

[27]


Коррехидор[править | править код]

Макартур ответил просьбой разрешить ему самому выбрать время эвакуации. „Если подходящий момент для этой деликатной операции не будет выбран, — писал он, — может произойти внезапный коллапс“[24]. „Что касается конкретных деталей“, — продолжал генерал, — я считаю благоразумным отправиться в Минданао, совместно на надводных кораблях и подводных лодках, а оттуда по воздуху, поскольку дальнейший поход на подводной лодке отнимет слишком много времени»[24]. Маршалл ответил, что президент разрешает Макартуру самому выбрать время и способ эвакуации[26]. 27 февраля было распущено ABDA, Макартур формально перешёл под голландское командование, но получил приказ связываться напрямую с военным министерством[25].

1 марта Макартур проинспектировал эскадру РТ-катеров. Макартур с супругой Джейн предприняли получасовое плавание по морю на катере РТ-41 под прикрытием четырёх оставшихся истребителей Curtiss P-40. Хотя море было спокойным, Джейн мучила морская болезнь[26]. Для отвода глаз Макартур объявил целью визита награждение лейтенанта Балкели крестом за выдающуюся службу (за потопление «неопознанного 5 тыс. тонного вражеского корабля торпедами без серьёзного ущерба для своего корабля и экипажа»)[28]. Макартур отвёл Балкели в сторонку и спросил возможно ли сделать 600-мильный (970 км) ночной поход на РТ-катерах по не нанесённым на карту водам[29]. Балкели ответил, что это будет пустяком[30].

Когда несколько дней прошло без каких-либо дальнейших слов по этому поводу, последующие сообщения были отправлены 6 и 9 марта[26]. 10 марта Макартур решил, что Батаанскому фронту не грозит неминуемый развал[31] и заявил, что планирует отплыть 15 марта[26], когда в Коррехидор прибудет подлодка USS Permit. Штаб Макартура в Коррехидоре прослушивал радиопередачи в США, где говорилось, что Макартур отправится в Австралию. Следовало предположить, что японцы также слушали эти передачи. Появились и зловещие признаки: в заливе Субик были замечены японские патрули из надводных кораблей, приходили доклады о появлении японских эсминцев двигающихся на север от южной части Филиппин[32]. Поэтому Макартур решил не ждать подлодку и отплыть как можно быстрее, ночью 11 марта на РТ-катере. Командовать войсками на Батаане и Коррехидоре вместо себя он оставил генерал-майора Джона Уэйнрайта. Макартур пообещал Уэйнрайту: «Если вы всё ещё будете на Батаане, когда я вернусь, я произведу вас в генерал-лейтенанты». Уэйнрайт ответил: «Я буду на Батаане, если останусь в живых»[33].

Старший офицер третьей эскадры торпедных катеров, командир катера РТ-34 лейтенант Роберт Келли[34] позднее вспоминал по поводу решения идти на катерах вместо того чтобы ждать подлодку.

«Когда я служил под командованием лейтенанта Балкели в качестве его заместителя во время этого и предыдущего заданий я был посвящён в детали его переговоров с генералом Макартуром. Решение Макартура идти на катерах драматически подчёркивало для американской публики ту неравную борьбу, которую США вели на Филиппинах. Это уравнивало старый счёт со флотом. Кроме того Макартур страдал клаустрофобией и не хотел плыть на подлодке идущей в подводном положении с капитаном, которого он не знал лично и поэтому выбрал более приемлемую для себя альтернативу.»

[35]

Эвакуация[править | править код]

Приготовления[править | править код]

A man in a dark suit and tie, with a white peaked cap. Hears wears the two gold stripes of a lieutenant on his sleeve, and ribbons including those of the Distinguished Service Cross and Silver Star.
Лейтенант Балкели, командующий третьей эскадрой торпедных крейсеров

Балкели и его люди подготовили катера для похода. Моторы на всех катерах отработали двойной срок в тяжёлых военных условиях без рекомендованного капитального ремонта. В результате скорость катеров снизилась вдвое. Поскольку запчастей не было, прокладки (в обычных условиях подлежащие замене) были тщательно очищены и установлены на место. Каждый катер нёс на палубе двадцать дополнительных 55 галлонных бочек горючего. Ввиду этого скорость катеров снизилась до 30 узлов[36]. Чтобы высвободить место для пассажиров Балкели оставил на берегу 32 своих человека, они были отправлены в пехотные части на Батаанский фронт[37].

Генерал Ричард Сазерленд, начальник штаба Макартура составил списки пассажиров[38]. Роквеллу и главе его штаба капитану Херберту Рэю было приказано сопровождать Макартура[32]. Они должны были отплыть на подлодке, но план был изменён после переноса даты эвакуации Макартура. По просьбе командования ВВС в число пассажиров был включён бригадный генерал Харольд Джордж[38].

Макартура сопровождала его семья: жена Джейн, четырёхлетний сын Артур[39] и китаянка А Че, няня (амах) Артура. Макартур позднее объяснял своё решение захватить китаянку вместо американской медсестры[33]. «Только немногим из тех, кто никогда не жил на Востоке известно насколько амах становится членом семьи. А Че был с нами с рождения Артура. Её ждала бы неминуемая смерть, из-за отношений с моей семьёй, если бы мы её оставили.»[40]

Для медицинской помощи в случае нужды из Батаана был вызван врач майор Чарльз Морхауз. Оставшиеся тринадцать пассажиров были из штаба Макартура, некоторые из них годами служили с генералом. Создание нового штаба в Австралии требовало времени, наличие собственного штаба позволяло ему немедленно по прибытии в Австралию включиться в работу. Сазерленд захватил с собой двоих: своего помощника подполковника Франсиса Уилсона и стенографиста мастер-сержанта Пола Роджерса (бывшего рядового, повышенного в звании в этот же день). Роджерс стал единственным нижним чином в списке, который он же и написал. Другие военные дали ему письма для передачи на почту[38].

Поскольку для пассажиров РТ-катеров не было пищи, Джейн и адъютант Макартура подполковник Сидни Л. Хафф набили консервными банками четыре вещевых мешка, по одному на каждый РТ-катер[33]. Хафф снял с машины Макартура пластинки с изображением четырёх звёзд, чтобы их можно было использовать в Австралии и также захватил матрас для Макартура. Позднее ходили истории, что матрас был забит наличными или золотом. Другие истории рассказывали, что на РТ-катера была погружена мебель из резиденции Макартура в отеле «Манила» и даже (по одной из версий) пианино[40]. На самом деле вес багажа каждого пассажира был ограничен (не более 35 фунтов — 16 кг). Джейн захватила небольшой чемодан с одеждой[41] . На чемодане была наклейка отеля Нью-Гранд в Йокогаме, где она провела медовый месяц[42]. А Че завязал свои пожитки в косынку. Генерал Макартур не взял ничего[41].

PT-катера и пассажиры[43]
Катер Капитан Другие офицеры Пассажиры
Катер PT-32 Младший лейтенант Винс Шумахер Энсин Коун Джонсон Бригадный генерал Спенсер Эйкин, бригадный генерал Хью Кейси, бригадный генерал Уильям Марка, бригадный генерал Харольд Г. Джордж, подполковник Джо Р. Шерр, майор Куртис Л. Ламберт
Катер PT-34 Лейтенант Роберт Б. Келли Энсин Айлиф Дэвид Ричардсон Контр-адмирал Франсис Роквелл, бригадный генерал Ричард Дж. Маршалл, полковник Чарльз П. Стиверс, капитан Джозеф Макмикинг
Катер PT-35 Энсин Энтони Эйкерс Младший лейтенант Генри Брантингем, энсин Бонд Мюррей Полковник Чарльз Уиллоуби, подполковник Легран А. Дилер, подполковник Франсис Г. Уилсон, мастер-сержант Пол П. Роджерс
Катер PT-41 Лейтенант Джон Балкели Энсин Джодж Кокс Генерал Дуглас Макартур, Джейн Макартур, Артур Макартур-четвёртый, А Че, генерал-майор Ричард К. Сазерленд, капитан Герберт Дж. Рей, подполковник Сидни Л. Хафф, майор Чарльз Г. Морхауз

Поход[править | править код]

a powerboat speeds across the water, riding high so the hull is exposed. «PT 32» is painted on the hull in large white letters.
Катер PT-32, один из четырёх торпедных катеров класса PT-20

От северного дока Коррехидора отошёл только один катер РТ-41 на борту которого находился Макартур с семьёй. Пассажиры с оставшихся катеров были доставлены в Батаан на баркасах и там уже пересели на РТ-катера[44]. После того как его семья поднялась на борт катера Макартур сказал командующему обороной Манилы и залива Субик генерал-майору Джорджу Муру: «Джордж. Не сдавайтесь. Я вернусь»[45].

РТ-41 отплыл 11 марта в 19.45 и через 15 минут присоединился к остальным[45]. Минный заградитель флота провёл колонну катеров[46] через минное поле. Затем катера перестроились в ромб, РТ-41 шёл впереди, РТ-31 замыкал строй[47]. В случае нападения японцев РТ-41 должен был спасаться бегством, а остальные три катера вступить в бой с врагом[48] . Море было умеренным, но вскоре большинство пассажиров начали испытывать морскую болезнь[49]. Позднее Макартур вспоминал:

Погода неуклонно ухудшалась, высокие волны бились о наши маленькие, измученные войной судёнышки, шедшие со светомаскировкой. Брызги ударялись о нашу кожу как оружейные дробинки. Мы слетали во впадины [между волнами] затем поднимались на гребень следующей волны, только затем чтобы соскользнуть с другого её склона. Казалось, что катер безумно бросается вперёд и назад, зависает в воздухе, как будто собираясь пойти на прорыв, и затем делает рывок и идёт вперёд вместе с потоком. Я вспоминал, как рассказывал потом о плавании как будто это было похоже на путешествие в бетономешалке.

[50]
Three men at the con of a boat. One wears a white peaked cap and holds the wheel.
Лейтенант Балкели на мостике торпедного катера

Ночью эскадра разделилась. Балкели провёл некоторое время в поисках остальных трёх катеров, но не смог найти их в темноте. На рассвете он оставил поиски и направился к одному из дополнительных укрытий[51]. Катер PT-34 лейтенанта Келли первым (в 09.30) достиг места встречи у острова Тагауан. Других катеров не было видно. Один из пассажиров (адмирал Роквелл) был не уверен, что Келли подошёл к нужному острову. Были проведены ремонтные работы, произведена дозаправка из бочек ручными насосами. Два человека были отправлены на самое высокое место на острове, чтобы предупредить о возможном приближении японцев или других катеров[52].

PT-32, у которого было только два исправных двигателя, тащился за остальными. На рассвете младший лейтенант Шумахер заметил нечто похожее на японский эсминец направлявшийся к ним. Он выбросил бочки с топливом, чтобы можно было увеличить скорость, и стал уходить[53] . Шумахер приказал экипажу встать у орудий 50-мм калибра и приготовиться к пуску торпед. Бригадный генерал Эйкин приготовил мешок, наполненный кодовыми книгами к выброске за борт. Однако когда совсем рассвело и корабль подошёл ближе экипаж увидел в бинкокли, что это вовсе не японский эсминец, но катер PT-41, с рассерженным Балкели. Шумахеру было приказано выловить бочки с топливом, которые он выбросил, но эта работа требовала времени, что подвергало катера опасности с приходом утра и экипажу пришлось отказаться от этой задачи, хотя несколько бочек были выловлены. Балкели приказал своим артиллеристам потопить оставшиеся бочки. Затем два катера скрылись в ближайшей бухте[54].

В полдень катера PT-41 и PT-32 добрались до Таганояна, где встретили PT-34. Последовало обсуждение, ждать ли подлодку «Пермит» или идти дальше к Минданао. Балкели предупредил, что волнение на море может усилиться. Но поскольку не было уверенности, что подлодка подойдёт Макартур решил продолжить поход и выйти в 18.00 при свете дня, чтобы можно было повстречать самолёты. Поскольку на катере PT-32 не осталось топлива, чтобы дойти до Минданао его пассажиры были распределены по катерам PT-41 и PT-34[55]. После их ухода на место встречи прибыл запоздавший катер РТ-35. Эйкерс нашёл только экипаж катера РТ-32 и понял, что другие два катера были здесь и ушли. Поэтому он тоже отплыл и повёл катер к городу Кагаян-де-Оро[56].

Карта похода Макартура на катере (красный цвет) и на самолёте (синий цвет).

В 19.00 по прошествии получаса после отплытия из Тагаяна экипажи PT-34 и PT-41 заметили японский крейсер. Балкели резко повернул к западу и пошёл на максимальной скорости в 20 узлов к заходящему солнцу. Команда крейсера так и не заметила катера возможно из-за высокой волны, слепящему солнцу или простой невнимательности[57][53]. После полуночи погода стала портиться, появилась сильная зыбь, налетали периодические шквалы. Келли позднее вспоминал.

Большие пенящиеся волны 15-20 футов высоты обрушивались на кабину, промочив всех. Наши бинокли полностью залило водой, наши глаза настолько пропитались едкой солью, что мы не могли видеть, вдобавок настала чёрная ночь. Мы шли с большой скоростью по неизвестным водам с островами вокруг нас. Мы могли видеть на горизонте очень расплывчатые контуры больших [островов] — Нероса и Минданао. Но здесь были и дюжины более мелких островов и возможно сотни рифов.

Вам нужно было держать руку перед глазами, чтобы прикрыть их от воды, и в то же время вам нужны были обе руки, чтобы просто держаться. Адмирал был довольно занят: «Я ходил на всех типах кораблей флота кроме этих МТВ» — кричал он мне, превозмогая ветер «И это худший капитанский мостик» на котором я когда-либо был. Ни за что на свете я не стал бы служить на этих [катерах] — забирайте их себе."

[58]

К рассвету ветер и зыбь на море стали стихать, но плохая погода задержала поход двух катеров, и сейчас им нужно было пересечь море Минданао при дневном свете. 13 марта после 06.30 экипажи заметили Тагаян. Хотя всю дорогу от Тагаяна первым шёл катер РТ-34, Келли позволил Балкли пойти во главе, поскольку у него были списки каналов. Поэтому катер Балкли РТ-41 первым достиг причала, Макартур стоял на носу. На причале их встретил полковник Уильям Морз, офицер из штаба бригадного генерала Уильяма Ф. Шарпа, командующего американскими силами на Минданао. Макартур сказал Балкли: «Я награжу каждого офицера и матроса Серебряной звездой за храбрость. Вы вырвали меня из пасти смерти, и я не забуду этого.»[59]

Через несколько часов Кагаяна достиг и катер РТ-35. Уиллоуби позднее вспоминал:

Мы выбились из графика и добрались до северного берега Минданао, когда совсем рассвело. Был ясный сияющий день. На наше счастье в небе не было японских самолётов, хотя было известно, что от Минданао до Лусона проходят регулярные почтовые полёты противника. Мы здорово бросались в глаза, а время всё тянулось.

[60]

13 марта к Тагаяну подошла подлодка USS Permit под командованием лейтенанта Урефорда Г Чаппла. Она повстречала катер РТ-32. Поскольку два двигателя из трёх вышли из строя Шумахер решил, что его катер не сможет идти дальше по морю. Он попросил Чаппла уничтожить катер огнём палубного орудия подлодки. Чаппл забрал 15 членов экипажа РТ-32 обратно в Коррехидор. Там высадились восемь членов экипажа, а Чаппл принял на борт сорок пассажиров, 36 из них были криптоаналитиками. Тем не менее, Чаппл получил приказ идти в постоянный военный патруль, которому и последовал. 7 апреля он достиг Австралии[61]. Балкли не был осведомлён об этом и продолжал поиски РТ-32[62]. В последующие несколько дней он пролетал надо районом на борту нескольких самолётов, включая Р-35 и Р-40, в надежде найти пропавший катер[63].

Полёт[править | править код]

Командующий силами армии США в Австралии генерал-лейтенант Джордж Бретт получил радиограмму от генерала Маршалла из Вашингтона, с предупреждением, что Макартуру потребуются бомбардировщики, чтобы доставить его отряд из Минданао в Австралию. Макартур отправил сообщение с просьбой предоставить ему «наиболее опытных пилотов и наилучшие доступные самолёты в лучшем состоянии»[64]. Однако из авиации дальнего действия Бретт располагал только бомбардировщиками В-17 из 19-й группы бомбардировщиков, которые повидали тяжёлую службу на Филиппинах и в кампании в голландской Ост-Индии[64]. Поэтому Бретт обратился к вице-адмиралу Герберту Ф. Лири командующему военно-морскими силами в области Анзак предоставить ему взаймы несколько самолётов из недавно прибывших двенадцати бомбардировщиков флота В-17. Лири отказал в просьбе. Он отказывал в просьбах, если не видел, что флот может получить выгоду[65].

Three olive green four-engined propeller aircraft fly over the ocean.
Самолёты Boeing B-17E Flying Fortress

Таким образом, генерал Бретт был вынужден обойтись собственными силами. Он послал четыре старых самолёта из 19-й группы бомбардировочной авиации. Два из них были вынуждены вернуться из-за проблем с двигателями. Один нечаянно сбросил 300 амер. галлонов (1.100 литров) своего топлива. Пилот взлетел и почти достиг аэродрома дель Монте но всего лишь в нескольких милях до точки назначения его баки опустели и двигатели заглохли. В-17 совершил посадку в море. Двое из экипажа погибли, но оставшимся удалось добраться до берега и затем до дель Монте. Только один В-17, пилотируемый лейтенантом Харлом Пизом добрался до дель Монте. Это самолёт был в плохом состоянии, у него не было тормозов и был неисправен нагнетатель. Шарп приказал Пизу лететь в Австралию прежде чем прибудет Макартур. Несмотря на отсутствие тормозов Пиз прилетел обратно, привезя 16 пассажиров[56][65].

Таким образом, с прибытием катера РТ-35 группа Макартура в полном составе благополучно достигла Минданао но на аэродроме дель Монте не было самолётов, чтобы их принять. Группу Макартура отвезли на плантацию дель Монте и разместили в домиках для гостей, предложили им завтрак в здании клуба. Макартур отправил пару кратких сообщений Бретту в Мельбурн и Маршаллу в Вашингтон. На второй день пребывания группы прибыла филиппинская женщина, желавшая поговорить с Макартуром. Её сын сражался на Лусоне и она прошла 25 миль (40 км), надеясь что у генерала есть новости о нём. Новостей, конечно, не было но сам факт, что она была осведомлена о присутствии Макартура встревожил его группу, поскольку японцы были всего лишь в 30 милях (48 км) от них, в Давао, на южном побережье Минданао[66][67].

Памятник, посвящённый эвакуации Макартура на аэродроме Del Monte Field, Manolo Fortich, Bukidnon, Филиппины

Бретт снова отправился к Лири. Он рассчитывал на новый отказ, но на этот раз Лири предоставил Бретту нужный ему самолёт. Бретт полагал: «Возможно, до Лири дошли вести из Вашингтона»[65]. Недавно была сформирована 40-я разведывательная эскадрилья в составе которой были бомбардировщики[68]. Один В-17 вернулся назад, два других 16 марта достигли аэродрома дель Монте, совершив посадку в темноте при помощи огней[69]. Пилот первого самолёта лейтенант Фрэнк П. Бостром рассчитал, что всех можно будет увезти на двух самолётах, если будет оставлен багаж. Группа Макартура разбилась на два отряда. Два бомбардировщика взлетели в 01.30 17 марта. Макартур занял место радиста, который был не нужен, поскольку полёт выполнялся в радиомолчании. Для большинства пассажиров полёт проходил в темноте и холоде, от металлического корпуса самолёта их отделяло только одеяло[70].

Когда два самолёта подлетели к Дарвину, было получено сообщение, что японцы совершили воздушное нападение на город. Поэтому два В-17 направились на аэродром Батчелор, где приземлились в 09.30. Макартур наградил экипажи обоих бомбардировщиков медалями «Серебряная звезда»[71]. Глава штаба Бретта бригадный генерал Ральф Ройс был готов встретить группу Макартура. Бретт послал два самолёта ДС-3 Австралийских национальных авиалиний, чтобы доставить Макартура и его людей в Мельбурн[65]. Однако супруга Макартура Джейн отказалась больше летать, и Макартур попросил предоставить ему автоколонну, чтобы доставить их до ближайшей железнодорожной станции, находившейся в тысяче миль (1600 км) от них в Элис-Спрингс. Сазерленд получил сведения о готовящемся авиарейде японцев и попросил Морхауза вмешаться. Морхауз объяснил Макартуру, что его сын Артур, тяжело страдавший от морской и воздушной болезни, находится на внутривенном питании и он, Морхауз не может гарантировать, что Артур переживёт поездку через пустыню. Макартур согласился долететь до Элис-Спрингса на самолётах. Сазерленд приказал Хаффу загнать всех в самолёт, который взлетел сразу, как прозвучала сирена, предупреждающая о воздушном рейде[72].

В Элис-Спрингс группа разделилась. Макартур и его семья, Сазерленд , Морхауз и Хафф пересели на специальный поезд, который Бретт позаимствовал у австралийцев а остаток его штаба на самолётах ДС-3 вылетел в Мельбурн через Аделалиду[73]. Свою знаменитую речь, в которой он заявил «Я прошёл сквозь это и я вернусь» Макартур впервые произнёс 20 марта на железнодорожной станции Терови в штате Южная Австралия, когда пересаживался на другой поезд[74][75]. 21 марта Макартур завершил своё путешествие, когда его поезд прибыл на станцию Спенсер-стрит, где его приветствовал австралийский министр армии Фрэнк Форд[76].

Послесловие[править | править код]

17 марта Рузвельт выступил с публичным заявлением:

Я знаю, что каждый мужчина и каждая женщина в Соединённых штатах восхищаются вместе со мной решимостью генерала Макартура сражаться до конца вместе со своими людьми на Филиппинах. Но мне также известно, что каждый мужчина и каждая женщина согласятся, что все важные решения должны быть приняты исходя из курса на успешное окончание войны. Понимая это, я уверен, что каждый американец, встав лично перед вопросом, где генерал Макартур может лично послужить своей стране может прийти только к одному ответу.

[77]

На Батаане на эвакуацию Макартура отреагировали по-разному. Многие американцы и филиппинцы были огорчены и чувствовали себя преданными[78]. Когда Уэйнрайт выложил новости перед своими генералами «они все были сначала подавлены новостями… Но вскоре я увидел, что они поняли, как понял это я»[79]. Некоторые, у которых были семьи на Филиппинах встревожились. Один из них написал Рузвельту: «Вы не могли сделать ничего более худшего, чтобы окончательно сломить дух [солдат] и их родителей дома.»[80] Уэйнрайт удерживал Коррехидор до 6 мая[81]. Йозеф Геббельс объявил Макартура «генералом-беглецом», Бенито Муссолини обозвал его трусом[82]. Маршалл решил, что лучший способ противостоять этому — наградить Макартура медалью Почёта[83].

Балкели (справа) получает медаль Почёта из рук президента Франклина Рузвельта (слева), рядом стоит адмирал Уильям Леги.

В апреле 1942 года Балкели повёл свою эскадру в атаку на японский крейсер «Кума». Катерам удалось попасть торпедой в крейсер, однако она оказалась негодной и не взорвалась. Никакого ущерба не последовало[84]. С потерей города Себу торпед более не осталось, и карьера оставшихся катеров эскадры Балкели подошла к концу. Макартур предоставил офицерам торпедных катеров высший приоритет на вылет из Минданао. Балкели вылетел 13 апреля по приказу Макартура[85]. Кнокс, Келли и Эйкерс вылетели 23 апреля. Брантингем улетел на одном из последних самолётов из Минданао. Шарп сдался в Минданао 10 мая[86][87].

Макартур впоследствии представил Балкели к медали Почёта. Главнокомандующий американского флота адмирал Эрнест Кинг не позволил Макартуру вручить медаль офицеру флота и составил наградную запись для Балкели от лица флота[88]. Рузвельт вручил медаль Балкели на церемонии в Овальном кабинете 4 августа 1942 года[89]. Балкели написал книгу о своих подвигах под названием They Were Expendable (Они были незаменимыми). Роман по частям публиковался в журналах Reader’s Digest и Life и в 1942 году стал бестселлером[90]. В 1944 году по сюжету книги вышел одноимённый фильм. Роберт Монгомери сыграл роль основой для которой послужила личность Балкели, Джон Уэйн сыграл роль Келли а Донна Рид роль армейской медсестры с которой у Келли была краткая связь[91]. Послевоенный анализ показал, что большинство претензий предъявленных к книге были преувеличены[92].

Штаб, прихваченный Макартуром с Корехидора сформировал ядро генерального штаба юго-западного района Тихого океана[93]. «Батаанская банда» долгое время служила с Макартуром и была отмечена за свою фанатическую верность генералу[94]. Балкели также остался преданным сторонником Макартура и отзывался о нём как о «величайшем генерале и государственном деятеле после Джорджа Вашингтона», превозносил решение генерала эвакуироваться на торпедных катерах как «гениальный ход»[91]. Макартур сдержал своё обещание и вернулся на Филиппины. Батаанская банда вернулась на Коррехидор в марте 1945 года в ходе новой кампании на четырёх торпедных катерах[95].

Примечания[править | править код]

  1. Manchester, 1978, pp. 66–69.
  2. 1 2 Morton, 1953, pp. 18–19.
  3. James, 1970, pp. 500–505.
  4. 1 2 Morton, 1953, pp. 8–13.
  5. Morton, 1953, pp. 25–30.
  6. MacArthur, 1964, p. 106.
  7. 1 2 Smith, 2005, pp. 52–53.
  8. Smith, 2005, p. 70.
  9. Bulkley, 1962, p. 1.
  10. Miller, 1991, pp. 53–61.
  11. Morton, 1953, pp. 31–32.
  12. Morton, 1953, pp. 160–164.
  13. Manchester, 1978, pp. 179–180.
  14. James, 1975, pp. 74–75.
  15. Manchester, 1978, p. 229.
  16. 1 2 Manchester, 1978, p. 250.
  17. Bulkley, 1962, pp. 6–11.
  18. Bulkley, 1962, pp. 13–15.
  19. Morton, 1962, p. 194.
  20. Rogers, 1990, p. 186.
  21. Morton, 1962, pp. 193–194.
  22. Manchester, 1978, p. 242.
  23. Borneman, Walter R. Why Did MacArthur Become a Hero? In a Crisis We Are Desperate for Leaders. Дата обращения 15 мая 2016.
  24. 1 2 3 Smith, 2005, p. 166.
  25. 1 2 Morton, 1953, pp. 356–357.
  26. 1 2 3 4 5 Manchester, 1978, pp. 252–254.
  27. Smith, 2005, p. 165.
  28. Bulkley, 1962, p. 494.
  29. Smith, 2005, pp. 168–169.
  30. Smith, 2005, p. 169.
  31. Morton, 1953, p. 358.
  32. 1 2 Bulkley, 1962, p. 16.
  33. 1 2 3 Manchester, 1978, p. 256.
  34. Fowler, Glenn. Robert B. Kelly, 75, Naval Officer Prominent in Storied PT Boat Unit (28 января 1989). Дата обращения 8 июня 2012.
  35. Smith, 2005, p. 171.
  36. Smith, 2005, p. 173.
  37. Smith, 2005, p. 175.
  38. 1 2 3 Rogers, 1990, pp. 187–189.
  39. MacArthur, 1964, p. 107.
  40. 1 2 MacArthur, 1964, p. 141.
  41. 1 2 Manchester, 1978, pp. 256–257.
  42. Smith, 2005, p. 186.
  43. Smith, 2005, p. 266.
  44. Smith, 2005, p. 180.
  45. 1 2 Smith, 2005, p. 187.
  46. Manchester, 1978, p. 257.
  47. Smith, 2005, p. 189.
  48. Smith, 2005, p. 181.
  49. Smith, 2005, p. 190.
  50. MacArthur, 1964, pp. 143–144.
  51. Manchester, 1978, p. 259.
  52. Smith, 2005, p. 193.
  53. 1 2 Bulkley, 1962, pp. 17–18.
  54. Smith, 2005, pp. 194–195.
  55. Smith, 2005, pp. 196–197.
  56. 1 2 Rogers, 1990, p. 191.
  57. Smith, 2005, p. 199.
  58. Smith, 2005, p. 201.
  59. Manchester, 1978, pp. 262–263.
  60. Willoughby & Chamberlain (1954), p. 50.
  61. Blair, 1975, pp. 193–194.
  62. Bulkley, 1962, p. 19.
  63. White, 1942, p. 155.
  64. 1 2 Brett, 1947, p. 139.
  65. 1 2 3 4 Brett, 1947, p. 140.
  66. Rogers, 1990, pp. 192–193.
  67. Manchester, 1978, p. 263.
  68. Watson, 1948, p. 407.
  69. Willoughby & Chamberlain (1954), p. 52.
  70. Rogers, 1990, p. 193.
  71. James, 1975, p. 106.
  72. Manchester, 1978, p. 267.
  73. Rogers, 1990, p. 194.
  74. I Came Through; I Shall Return, Adelaide: National Library of Australia (21 марта 1942), С. 1. Дата обращения 22 июля 2012.
  75. I Came out of Bataan and I Shall Return. Monument Australia. Дата обращения 18 ноября 2017.
  76. Own Troops Welcome MacArthur, Brisbane: National Library of Australia (23 марта 1942), С. 3. Дата обращения 22 июля 2012.
  77. Hurd, Charles. M'Arthur in Australia as Allied Commander; Move Hailed as Foreshadowing Turn of Tide (18 марта 1942), С. 1. Дата обращения 26 мая 2016.
  78. James, 1975, pp. 125–126.
  79. James, 1975, p. 125.
  80. James, 1975, p. 126.
  81. James, 1975, p. 154.
  82. Manchester, 1978, p. 275.
  83. James, 1975, pp. 130–132.
  84. Bulkley, 1962, pp. 21–24.
  85. Smith, 2005, p. 234.
  86. Smith, 2005, pp. 240–241.
  87. Morton, 1953, pp. 574–578.
  88. Smith, 2005, p. 244.
  89. Smith, 2005, p. 250.
  90. White, W. L. They Were Expendable (англ.) // Life : magazine. — Time Inc, 1942. — 26 October (vol. 13, no. 17). — P. 114—124. — ISSN 0024-3019.
  91. 1 2 Smith, 2005, p. 257.
  92. Smith, 2005, pp. 255–256.
  93. Morton, 1962, p. 253.
  94. Smith, 2005, p. 262.
  95. Smith, 2005, p. 253.

Литература[править | править код]