Sapiens: Краткая история человечества

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Sapiens: Краткая история человечества
ивр.קיצור תולדות האנושות‏‎
Жанр эссе и научно-популярная литература[1]
Автор Юваль Ной Харари
Язык оригинала иврит
Дата первой публикации 2011
Издательство Kinneret Zmora-Bitan Dvir[d]
Следующее Homo Deus: Краткая история Завтрашнего дня

«Sapiens: Краткая история человечества» (ивр.קיצור תולדות האנושות‏‎) — книга профессора Юваля Ноа Харари, впервые опубликованная на иврите в Израиле в 2011 году, а на английском языке в 2014 году. Харари называет одним из основных источников вдохновения книгу «Ружья, микробы и сталь» Джареда Даймонда (1997), показавшую, что можно «задавать очень большие вопросы и отвечать на них научно».

Книга была воспринята неоднозначно. Антропологи в большинстве своем очень скептически отнеслись к книге. Реакция общественности же на книгу была положительной.

Резюме[править | править код]

Работа Харари сфокусирована на истории человечества в рамках естественных наук, в частности эволюционной биологии: он рассматривает биологию как то, что устанавливает границы человеческой деятельности, а культуру — как то, что формирует происходящее в этих пределах. История — это учёт культурных изменений.

Харари исследует историю человечества от эволюции архаичных человеческих видов в каменном веке до XXI века, сосредотачиваясь на нашем собственном виде, Homo sapiens. Он делит историю сапиенса на четыре основные части:

  1. В когнитивной революции (с 70 000 года до н. э., когда у сапиенса развилось воображение).
  2. В сельскохозяйственной революции (с 12 000 года до н. э., развитие земледелия).
  3. В объединении человечества (постепенное объединение человеческих политических организаций в одну глобальную империю).
  4. В научной революции (с 1500 года н. э. возникновение объективной науки).

Главный аргумент Харари заключается в том, что сапиенс стал доминировать над миром, потому что это единственное животное, которое может гибко сотрудничать в большом количестве. Он утверждает, что доисторический сапиенс был основной причиной исчезновения других видов человека, таких как неандертальцы, наряду с многими другими представителями мегафауны. Он далее утверждает, что способность сапиенса к сотрудничеству в большом количестве проистекает из его уникальной способности верить в вещи, существующие исключительно в воображении, такие как боги, нации, деньги и права человека. Харари утверждает, что все широкомасштабные системы человеческого сотрудничества, включая религии, политические структуры, торговые сети и юридические институты, обязаны своим появлением отличительной познавательной способности Сапиенса к вымыслам. Соответственно, Харари считает деньги системой взаимного доверия, а политические и экономические системы — в какой-то степени тем же, что и религии.

Основная претензия Харари в отношении сельскохозяйственной революции заключается в том, что, хотя она способствовала росту населения для сапиенса и эволюционирующих с ним видов, таких как пшеница и корова, она заставила большинство людей (и животных) жить хуже, чем когда сапиенсы были в основном охотниками-собирателями. Насилие людей над другими животными является темой, которая проходит через всю книгу.

Говоря об объединении человечества, Харари утверждает, что на протяжении своей истории сапиенс всё больше тяготел к политической и экономической взаимозависимости. На протяжении веков большинство людей жили в империях, а капиталистическая глобализация по сути создаёт одну, глобальную империю. Харари утверждает, что деньги, империи и универсальные религии являются основными движущими силами этого процесса.

По мнению Харари, научная революция основана на нововведении в европейской мысли, в результате которого элиты стали признавать и пытаться исправить свое невежество. Он рассматривает это как один из факторов европейского империализма раннего Нового времени и нынешнего сближения человеческих культур. Харари также подчеркивает отсутствие исследований истории счастья, полагая, что сегодня люди не намного счастливее, чем в прошлые эпохи. В завершении своего труда он рассматривает, как современные технологии могут вскоре завершить историю нашего вида, каким мы его знаем, поскольку они открывают генетическое редактирование, бессмертие и неорганическую жизнь: люди, используя метафору Харари, становятся богами, способными создавать виды.

Оценки[править | править код]

Положительные[править | править код]

Переведённая на 45 языков (по состоянию на июнь 2017 года), книга завоевала Книжную премию Национальной библиотеки Китая за 2015 год.

Негативные[править | править код]

Рассматривая книгу в «The Washington Post», эволюционный антрополог Ави Тушман указал на несколько проблем книги, но тем не менее писал, что «книга Харари важна для чтения серьёзных и рефлексирующих сапиенсов».

В обзоре книги в «The Guardian» философ Гален Строссон среди других проблем пришёл к выводу, что «большая часть „Сапиенса“ чрезвычайно интересна, и мысли автора часто хорошо выражены. Однако по мере чтения привлекательные черты книги перекрываются недобросовестностью, преувеличениями и сенсационностью».

Научный журналист Чарльз Манн в «The Wall Street Journal» заключил, что «от стимулирующих, но часто необоснованных утверждений автора веет шумными обсуждениями в стенах общежитий».

Примечания[править | править код]

Ссылки[править | править код]

Книга на Google Books