Рогир ван дер Вейден

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Наиболее вероятный автопортрет Рогира ван дер Вейдена. Деталь гобелена с историей Траяна и Херкинбальда, изготовленного по картине Рогира "Правосудие Траяна" до 1461 года (картина погибла в XVIIв.). Исторический музей, Берн
Предполагаемый автопортрет в облике св. Луки, создающего икону. Бостонский оригинал картины[1].

Рогир ван дер Вейден (нидерл. Rogier van der Weyden, 1399/1400, Турне — 18 июня 1464, Брюссель) — нидерландский живописец, наряду с Яном ван Эйком считается одним из основоположников и наиболее влиятельных мастеров ранненидерландской живописи. Творчество ван дер Вейдена сфокусировано на постижении индивидуальности человеческой личности во всей ее глубине. Сохранив спиритуализм предшествующей традиции, ван дер Вейден наполнил старые изобразительные схемы ренессансной концепцией активной человеческой личности, дополнил их глубоким психологизмом и эмоциональной интенсивностью. В конце жизни, по словам БСЭ, «отказывается от универсализма художественного мировосприятия ван Эйка и концентрирует всё внимание на внутреннем мире человека».

Ранние годы[править | править исходный текст]

Будущий классик Северного Возрождения родился в 1399 или в 1400 в Турне (герцогство Бургундия) в семье ножовщика (фр. maître-coutelier) по имени Анри. Достоверных сведений о детстве и юности будущего мастера практически не сохранилось. Известно лишь, что в 1426 году Рогир (или, точнее, Роже — именно так следует произносить имя художника, данное ему при рождении, на среднефранцузском, родном языке Мастера) продает дом недавно скончавшегося отца в Турне (нынешняя Бельгия). В том же году Рогир женится на дочери брюссельского сапожника Элизабет Гоффэртс (нидерл. Elisabeth Goffaerts), а в следующем году у пары рождается первенец — Корней (среднефр. Corneille, флам. Cornelius). У Рогира и Элизабет, помимо Корнелиуса, еще было трое детей: дочь Маргарита (флам. Margaretha, род. в 1432) и двое младших сыновей — Питер и Ян.

Обстоятельства получения Рогиром художественного образования запутаны. Известно, что к 1427 году относится упоминание о Рогире, как о «Мастере Роже де ля Пастюре» (фр. Maistre Rogier de le Pasture), что позволяет выдвинуть предположение о наличии у него университетского образования. В пользу этой гипотезы говорит и глубокое знакомство художника с богословием, утонченная и искусная трактовка евангельских сюжетов, характерные для его работ. Одновременно с этим известно, что, несмотря на титул «Мастера», в период с 1427 по 1432 Рогир обучается в мастерской Робера Кампена, известного, как Флемальский мастер. Существует предположение, согласно которому данное противоречие объясняется тем, что Рогир получил ученое звание Мастера (соответственно, в области, отличной от живописи) перед тем, как стать художником. Как бы то ни было, в 1432 году Рогир становится членом городской гильдии живописцев Турне[2].

Период творческого становления Рогира (к которому, видимо, принадлежит луврское «Благовещение») также плохо освещён источниками. Существует гипотеза, что именно Рогир в молодости создал произведения, приписываемые т. н. Флемальскому мастеру (более вероятный кандидат на их авторство — его наставник Робер Кампен). Ученик настолько усвоил кампеновское стремление насытить библейские сцены реалистичными подробностями домашнего быта, что различить их работы начала 1430-х практически невозможно (оба художника не подписывали свои произведения).

Первые три года в полной мере самостоятельного творчества Рогира (с 1432 по 1435 гг.) никак не задокументированы. Возможно, художник провёл их в Брюгге с ван Эйком (с которым, вероятно, и прежде пересекался в Турне). Во всяком случае, одна из наиболее известных композиций Рогира, «Евангелист Лука, рисующий Мадонну», проникнута очевидным влиянием старшего современника.

Брюссельские годы[править | править исходный текст]

Известно, что к 1435 г. художник вместе с семьей переехал в Брюссель, бывший тогда одним из крупнейших европейских городов и одной из важнейших резиденций могущественного Герцога Бургундского. Бургундия того времени представляла собой условную «третью силу» в Западной Европе по отношению к Франции, ведущей изнурительную Столетнюю войну, и Священной Римской империи. Формально будучи вассалами французского короля, бургундские герцоги к началу XIV века сосредоточили под своей властью обширные территории, в настоящее время относящиеся к Нидерландам, Бельгии, Люксембургу и северо-восточной Франции, и реально претендовали на создание обособленного самобытного государства. Именно на этот своеобразный в истории нижних земель, ныне политико-территориально разделенных между странами Бенилюкса, период приходится жизнь и расцвет творчества ван дер Вейдена.

В связи с переездом в важнейший город герцогства, Брюссель, основным языком общения в котором был нидерландский, Мастер Роже де ля Пастюр переводит своё имя с французского на нидерландский и становится Рогиром ван дер Вейденом. В марте 1436 Рогир получает почетный титул «художника города Брюсселя» (флам. stadsschilder). В Брюсселе художник проживет до конца своих дней в 1464 году.

Дальнейшая жизнь и судьба живописца связана с долгой и плодотворной работой в качестве официального городского живописца, не испытывающего недостатка в щедрых и многочисленных заказах со стороны герцогского двора Филиппа Доброго, монастырей, представителей знати и богатых купцов-итальянцев.

Сохранилось множество свидетельств тому, что Рогир был очень состоятельным человеком и пользовался особым покровительством Бургундского двора, бывшего в то время на пике своего могущества. Так, к примеру, сохранилось множество портретов бургундского герцога и членов его семьи (Карла Смелого, Антуана Бургундского и других), принадлежащих кисти ван дер Вейдена. Кроме того, известно, что Рогир выполнил заказ на роспись городской ратуши (главного здания любого средневекового города) Брюсселя (соответствующие фрески, живописующие торжественные картины отправления правосудия, однако, к настоящему времени утрачены). Как отмечает выдающийся знаток «фламандских примитивов» Эрвин Панофский, Рогир представляет собой принципиально новый, неведанный доселе тип буржуазного гения: обласканного властью успешного художника, щедрого бенефактора, честного семьянина и горожанина[3].

Снятие с креста[править | править исходный текст]

«Снятие с креста» — одна из вершин Северного Возрождения

К началу брюссельского периода принадлежит грандиозное по эмоциональному воздействию на зрителя «Снятие с креста».

Данная работа была заказана гильдией арбалетчиков Лёвена и первоначально находилась в городской часовне, однако, впоследствии перешла во владение к сестре Карла V и в итоге оказалась в музее Прадо.

О снятии с креста Иисуса (в связи с положением во гроб) упоминают все евангелисты, однако ни одна из книг Священного Писания не свидетельствует о том, что в снятии участвовали Богородица, жены-мироносицы, Иоанн Богослов, обыкновенно изображаемые в произведениях на эту тему.

Идейный центр композиции — мертвый Христос и Дева Мария, упавшая в обморок. Ван дер Вейден нарушает каноны, придавая телу Девы необычное, однако, чрезвычайно эмоционально насыщенное положение, как бы рифмующееся с положением тела ее Сына. Этот смелый и необычный ход как бы символизирует идею преданности Богоматери Богочеловеку. Положение рук Христа и его матери (новых Адама и Евы) направляет взгляд зрителя на череп Адама, иллюстрируя тем самым идею и сущность искупительной жертвы, принесенной Господом во имя падшего человечества.

Кроме этого, Рогир отказался от изображения обычно живописного в произведениях на данную тему фона, сосредоточив внимание зрителя исключительно на трагических переживаниях многочисленных персонажей, которые заполняют собой всё пространство холста. Смотря на алтарь, нельзя не отметить особую одухотворенность персонажей, точность и силу эмоциональной передачи, которую сообщает Мастер своей работой.

Алтарь Мирафлорес[править | править исходный текст]

Другим дошедшим до нас шедевром Мастера является Алтарь Девы Марии, так называемый Алтарь Мирафлорес, экспонирующийся в Берлинской картинной галерее. Считается, что эта работа была исполнена в 1445 году по заказу кастильского короля Хуана II, который, в свою очередь, передал работу в дар монастырю Мирафлорес, что неподалеку от Бургоса. Трехстворчатый алтарь рассказывает нам о трех значительнейших эпизодах из жизни Богоматери, связанных с ее Сыном: умилении Богородицы, оплакивании Христа и явлении воскресшего Сына Человеческого Деве Марии.

Страшный суд[править | править исходный текст]

Отличие Рогира от грубоватого кампеновского реализма и утончённости ванэйковского проторенессанса наиболее наглядно в полиптихе «Страшный суд». Он был написан в 14431454 гг. по заказу канцлера Николя Ролена для алтаря капеллы госпиталя, основанного последним в бургундском городе Бон.

Примечательно, что эта работа до нашего времени находится в том самом здании, для которого ее когда-то и выполнял Рогир, в городе Бон, что в окрестностях Дижона. На центральной панели — Христос во Славе, прямо под его изображением — архангел Михаил, взвешивающий на своих весах души умерших. Справа от Христа преклонила колени Богородица, заступница рода человеческого, смиренно просящая Сына простить людям их грехи. И Христос, и святые, окружающие его, восседают на огненных облаках, под которыми лежит выжженная земля. Свинцовые небеса озарены сполохами адского пламени. Туда, в ад, горестно следуют, нераскаявшиеся грешники. В противоположную сторону направляются спасшиеся. У ворот Небесного Иерусалима их встречает ангел. По размаху замысла и мастерству исполнения «Страшный Суд» — это свой собственный Гентский алтарь Рогира.

Поездка в Италию[править | править исходный текст]

В юбилейный 1450 г. Рогир ван дер Вейден совершил поездку в Италию и побывал в Риме, Ферраре и Флоренции. Он был тепло встречен итальянскими гуманистами (известен похвальный отзыв о нём Николая Кузанского), но сам интересовался преимущественно художниками-консерваторами вроде фра Анжелико и Джентиле да Фабриано.

С этой поездкой в истории искусства принято связывать первое знакомство итальянцев с техникой живописи маслом, которую в совершенстве освоил Рогир. По заказу итальянских династий Медичи и д'Эсте фламандец выполнил «Мадонну» из Уффици и известный портрет Франческо д’Эсте (1460, Метрополитен-музей, Нью-Йорк). Итальянские впечатления преломились в алтарных композициях («Алтарь Иоанна Крестителя», триптихи «Семь таинств» и «Поклонение волхвов»), выполненных им по возвращении во Фландрию.

Портреты[править | править исходный текст]

Портретам кисти Рогира присущи некоторые общие черты, что в значительной степени обусловлено тем, что почти все они изображают представителей высшей знати Бургундии, на облик и манеру держаться которых наложили отпечаток общая среда, воспитание и традиции. Художник детально прорисовывает руки моделей (особенно пальцы), облагораживает и удлиняет черты их лиц.[4]

К числу наиболее известных дошедших до нас портретов бургундской знати, атрибутируемых Мастеру, относятся изображения Филиппа Доброго (после 1450, Музей изящных искусств (Дижон)), его сыновей, Карла Смелого (Берлинская картинная галерея) и Антуана Бургундского, бастарда (Королевские музеи изящных искусств (Брюссель)), Филиппа I де Круа (1460, Королевский музей изящных искусств (Антверпен)), Лорана Фруамона (Королевские музеи изящных искусств (Брюссель)).

Признание и наследие[править | править исходный текст]

Выдающийся гуманист, ученый и философ Николай Кузанский отзывался о Рогире как о величайшем художнике своего времени. В последние годы жизни Рогир работал в своей брюссельской мастерской в окружении многочисленных учеников, среди которых, по-видимому, был и такой значительный представитель следующего за ним поколения, как Ганс Мемлинг. Рогир оказал несомненное влияние на таких признанных мастеров, как Дирк Баутс и Гуго ван дер Гус. Они разнесли его влияние по Франции, Германии и Испании. Во второй половине XV века на севере Европы экспрессивная, отличающаяся интенсивной эмоциональностью манера Рогира преобладала над наследием Кампена и ван Эйка. Благоговение перед Мастером питал и Альбрехт Дюрер. Даже в XVI веке под влиянием Рогира оставались многие живописцы, от Бернарта Орлея до Квентина Массейса. Однако, с ходом времени творчество Рогира ван дер Вейдена постепенно погрузилось в забвение.

Специальный интерес к ранней нидерландской живописи в Европе пробудился лишь к началу XIX века. К этому времени многие работы Мастера приписывались другим художникам, в основном Яну ван Эйку или Дюреру. Так, рассказывают, будто в 1815 году Иоганн Вольфганг Гете увидел «Алтарь церкви Св. Колумба» (хранится в Старой Пинакотеке в Мюнхене), триптих, изображающий Благовещение, Поклонение волхвов и внесение младенца-Христа во храм, и заявил, что половина его литературного наследия не выдерживает никакого сравнения с гениальностью алтарной композиции. При этом Гете был уверен, что перед ним — работа Яна ван Эйка, которому алтарь приписывался искусствознанием того времени. Кроме того, один из первых историков «фламандских примитивов» Карел ван Мандер утверждал, что Рогир являлся учеником и подражателем ван Эйка.

Огромная часть работ Мастера, львиная доля которых — на светские сюжеты, к настоящему времени утеряна. Восстановление его творческого пути, а также атрибуция работ затруднена тем, что Мастер не имел обыкновения подписавать свои работы. Так единственной из сохранившихся к настоящему времени работ Рогира, носящей авторскую подпись, является вашингтонский портрет женщины. Кроме того, не следует забывать, что Рогир в зените своей прижизненной славы стоял во главе огромной коммерческой мастерской, поставившей производство работ «под Мастера» на поток. Тем не менее, к настоящему времени творчество Рогира ван дер Вейдена по праву занимает одно из самых высоких мест в истории европейской живописи.

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Три копии конца XV века хранятся в Петербурге, Мюнхене и Гронингене, из них петербургская сильно обрезана. См. Élisabeth Dhanens, Jellie Dijkstra. Rogier de le Pasture Van der Weyden: introduction à l’oeuvre, relecture des sources. ISBN 978-2-8046-0306-9. P. 29.
  2. Campbell, Lorne. Van der Weyden. Chaucer Press (15 Oct 2004). Page 7. ISBN 1-904449-24-7
  3. Panofsky, Erwin. Bibliotheque Hazan, 2010. Page 438. ISBN 978-2-7541-0452-4
  4. Grössinger, Christa. Picturing women in late Medieval and Renaissance art. Manchester: Manchester University Press, 1997. Page 60. ISBN 0-7190-4109-0

Библиография[править | править исходный текст]

  • Гершензон-Чегодаева Н. М. Нидерландский портрет XV в. М., 1972
  • Никулин Н. Н. Рогир ван дер Вейден. Лука, рисующий Мадонну. М.; Л., 1964

Ссылки[править | править исходный текст]