Конёк-Горбунок (балет Пуни)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Конёк-горбунок, или Царь-девица
Фото
Эскиз декораций К. Коровина
Композитор

Цезарь Пуни

Автор либретто

Артур Сен-Леон

Источник сюжета

«Конёк-горбунок» Петра Ершова

Хореограф

Артур Сен-Леон

Количество действий

4

Год создания

1864

Первая постановка

1864

Место первой постановки

Большой Каменный театр (Санкт-Петербург)

«Конёк-Горбунок, или Царь-девица» — балет по одноимённой сказке Петра Ершова в 4 актах и 9 картинах. Композитор — Цезарь Пуни, автор либретто и балетмейстер — Артур Сен-Леон. Это был первый балет на русскую национальную тему, где использовались популярные русские мелодии.

История создания[править | править код]

Отрывок из стихотворной сказки «Конёк-горбунок» П. Ершова появился в 1834 году в журнале «Библиотека для чтения». В том же году сказка вышла отдельным изданием, но с поправками по требованию цензуры; только в 1856 году она была издана полностью[1]. И сразу же получила признание читателей.

Через некоторое время композитор Цезарь Пуни и французский балетмейстер Артур Сен-Леон создали на её основе балет. За написание сценария к балету взялся сам балетмейстер. Из-за острой сатирической направленности произведения Сен-Леон подверг сюжет многочисленным переделкам. Французского балетмейстера, специально приглашенного русским императором, мало интересовали демократические идеи по развитию России, лежащие в основе поэтической сказки Ершова. Его привлек внешний сюжет и воспроизведение его в танце. Вместо главного героя ершовской сказки Иванушки в балете основным действующим лицом стала Царь-девица, царя заменил хан[2].

Чтобы придать музыке национальную окраску, Цезарь Пуни использовал произведения русских композиторов[2], а балетмейстер вынес на сцену острохарактерный народный танец, значительно интерпретировав его и сложив с классическими балетными па. В результате балет открыл новый псевдорусский лубочный стиль на классической сцене.

Партию Иванушки изначально предполагалась для танцора Тимофея Стуколкина, ведущего комического танцовщика Петербургской сцены, сломавшего ногу перед самой премьерой, и на роль Иванушки был срочно назначен Николай Троицкий, до того главные роли не исполнявший.

Премьера состоялась в конце 1864 года на Петербургской императорской сцене. Театральная энциклопедия и Энциклопедия балета утверждают, что самое первое представление балета прошло в Мариинском театре[3][4]. На самом деле премьера состоялась в Большом Каменном театре - именно там работал А. Сен-Леон.

3.12.1864 — премьера, балетмейстер Артур Сен-Леон, художники Андрей Роллер, Г. Г. Вагнер, Матвей Шишков, Альберт Бредов (декорации), Адольф Шарлемань (костюмы); Царь-девица — Марфа Муравьёва, Иванушка — Николай Троицкий, Хан — Феликс Кшесинский, Пётр — Николай Гольц.

Премьера прошла с потрясающим успехом. С неменьшим успехом шли и последующие спектакли. И хотя удача постановки не оспаривалась, к балету в русских общественных кругах отношение было двойственным, и это касалось в первую очередь интерпретации сюжета.

Юрий Бахрушин в книге «История русского балета» (М., Сов. Россия, 1965, 249 с.) писал о постановке: «…сама же сказка являлась аллегорией отмены крепостного права. Царь-девица олицетворяла желанную свободу, хан воплощал в себе силы реакции, Иванушка символизировал темный и простоватый „добрый русский народ“, и наконец, Конек-Горбунок являл собою некоего светлого гения России. Никакого стройного развития драматургии, как это было у Дидло или у Перро, здесь не наблюдалось. Нагромождение картин, сменявших друг друга, преследовало единственную цель — создать беспрерывную цепь впечатлений. В этом плане и разрешался спектакль, заканчивавшийся грандиозным апофеозом Александру II. Балетмейстер представлял себе этот апофеоз следующим образом: на сцене на фоне древней кремлёвской стены высится гигантский памятник „царю-освободителю“, у подножия которого лежат разорванные цепи рабства, и все народы, входившие в состав Российской империи, прославляют монарха, даровавшего им свободу. Из-за кремлёвской стены всходит лучезарное солнце, освещавшее светлый новый путь преобразованной России. Но даже падкое до лести царское правительство не сочло удобным так заканчивать балет, и фигура царя была заменена вензелем с изображением его имени.
Последний акт балета был большим дивертисментом, фактически представлявшим собой инородное тело в спектакле. … Дивертисмент в „Коньке-Горбунке“ заключал в себе пляски двадцати двух народностей, населявших Россию. Эти пляски частично были разрешены средствами изобретённого Сен-Леоном характерного танца. Наблюдательность балетмейстера помогла ему довольно остроумно построить многочисленные танцевальные номера, в которых элементы отдельных народных плясок часто были верно подмечены».[5]

В результате удача постановки привела к тому, что балет «Конек-Горбунок» в постановке Сен-Леона надолго породил на русской балетной сцене сусально-лубочный псевдорусский стиль, что было встречено русскими зрителями по-разному. Официальная пресса отнеслась к творчеству Сен-Леона доброжелательно, а демократическая критика, для которой русские пляски не были экзотикой, увидела в их вольной интерпретации в соединении с классическими па — безвкусицу, о чём не преминула оповестить своих читателей. Известны статьи Салтыкова-Щедрина в театральных журналах, нещадно высмеивающие балетный стиль псевдорусскости: ([6][7]. То же самое звучит в стихотворении Н. А. Некрасова «Балет» (1866 г.).

Советские искусствоведы, повторяя критиков XIX века, оценивали творчество балетмейстера как безыдейное, не соответствующее народному прогрессивному духу и не отвечающее прогрессивным освободительным устремлениям. Так, в первую очередь, писал Юрий Бахрушин, рассматривая искусство с точки зрения его прогрессивности — так, как это было принято в критике советского периода: "С этого момента [постановка балета «Конек-горбунок»] петербургский балетный репертуар поневоле всецело становится на службу наиболее консервативных кругов господствующих классов и, утратив свои демократические тенденции, делается нужным лишь очень небольшому числу зрителей. Петербургские исполнители оказались не в силах отстаивать свои прогрессивные позиции. „Конек-Горбунок“ Сен-Леона породил на русской балетной сцене тот издевательский, сусальный псевдорусский стиль, который заставил Некрасова обратить к М. С. Суровщиковой-Петипа, исполнявшей в дивертисментах танец «Мужичок», гневные слова: «Так танцуй же ты „Деву Дуная“, но в покое оставь мужика»[8]. Тут необходимо пояснение по поводу «прогрессивных взглядов» русских танцовщиц и танцоров - артисты императорских театров содержались в очень тяжелой подневольной атмосфере; в полуграмотной России балетные труппы в течение длительного времени набирались из крепостных, и в театральные училища обычно шли дети актёров императорских трупп – так возникали актёрские династии[9]. Для понимания данной позиции критика необходимо сделать скидку на то, что Ю. Бахрушин писал книгу в советское время, когда без идеологических оценок не могло быть опубликовано ни одно произведение, и автор вынужден был вставлять в книгу соответствующую информацию - дезинформацию.

Гротесковую выразительность Ю.Бахрушин считает не соответствующей главной эстетике соцреализма. Он пишет об исполнителях: «В роли хана в „Коньке-Горбунке“ он [ Кшесинский ] снова обнаружил своеобразие своего дарования, создав правдивый, лишенный шаржа, образ, который затмил основную роль Иванушки, исполняемую талантливым артистом Троицким в гротесковом плане. Дебютанту [Николай Петрович Троицкий] удалось создать очень яркий образ, но указания балетмейстера, которым он слепо следовал, толкнули его на путь гротеска, исказившего образ, задуманный автором сказки».[5]

«Конек-Горбунок» в различных редакциях продержался на русской сцене необычайно долго: около 100 лет.

Юрий Бахрушин называет следующие причины долголетия спектакля: «Долголетняя жизнь спектакля в первую очередь объясняется широкой известностью и подлинной народностью сказки Ершова, которая легла в основу сюжета. Для многих зрителей „Конек-Горбунок“ дорог по детским воспоминаниям о театре, как первый спектакль, который им удалось увидеть. Большую роль в сохранении этого балета в репертуаре сыграли и блестящие русские исполнители ролей Иванушки и хана. Наконец, немалое значение в долговечности спектакля имела музыка Пуни. Чрезвычайно простая по своей форме, с широким использованием народных мелодий, крайне танцевальная, она легко запоминалась и незаметно входила в быт русских людей. Достаточно сказать, что на мотив мазурки из последнего акта балета поётся известная детская песенка „Жил-был у бабушки серенький козлик“. Продолжению сценической жизни „Конька-Горбунка“ способствовал балетмейстер А. А. Горский, в начале XX века коренным образом переделавший постановку и включивший в партитуру ряд произведений других композиторов-классиков»[5].

Тем не менее все последующие постановки балета основывали свои хореографические версии на первой постановке, сделанной Артуром Сен-Леоном.

Основные спектакли[править | править код]

Мариинский театр[править | править код]

В дальнейшем в этой постановке партию Царь-девицы на сцене Мариинского театра исполняли: Матильда Кшесинская, Ольга Преображенская, Юлия Седова, Вера Трефилова, Матильда Мадаева, Тамара Карсавина и др.

В более поздних спектаклях этой постановки партию Царь-девицы танцевали: Любовь Егорова, Агриппина Ваганова и др.

Большой театр[править | править код]

В других городах СССР[править | править код]

Саратов (1928, балетмейстер Валентина Гамсахурдия; 1945, балетмейстер А. Р. Томский), Куйбышев (1937, балетмейстер Томский), Свердловск (1943, балетмейстеры Константин Муллер и Владимир Кононович), Пермь (1946, балетмейстер В. Н. Никитин), Горький (1952, балетмейстер Марк Цейтлин).

В Российской Федерации[править | править код]

Постановки постоянно возобновляются новыми поколениями. Балетмейстер Юрий Бурлака неоднократно восстанавливал спектакль на разных сценических площадках в России и за рубежом, в том числе в 2008-м в Челябинском театре оперы и балета поставил фрагменты из нескольких балетов, среди которых «Конек-Горбунок» Ц. Пуни (картина «Подводное царство», хореография М. Петипа и А. Горского)[10].

Фильм-балет[править | править код]

В 1962 году снят фильм-балет «Конек горбунок» по спектаклю Ленинградского театра оперы и балета; в редакции 1901 года балетмейстера Александра Горского; с участием Николая Остальцова и Нинель Кургапкиной.

Примечания[править | править код]

Ссылки[править | править код]