Конёк-Горбунок (балет Пуни)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Конёк-горбунок, или Царь-девица
Little Humpbacked Horse by Korovin 01.JPG
Эскиз декораций К. Коровина
Композитор Цезарь Пуни
Автор либретто Артур Сен-Леон
Источник сюжета «Конёк-горбунок» Петра Ершова
Хореограф Артур Сен-Леон
Количество действий 4
Год создания 1864
Первая постановка 1864
Место первой постановки Большой Каменный театр (Санкт-Петербург)
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

«Конёк-Горбунок, или Царь-девица» — балет по одноимённой сказке Петра Ершова в 4 актах и 9 картинах. Композитор — Цезарь Пуни, автор либретто и балетмейстер — Артур Сен-Леон. Это был первый балет на русскую национальную тему, где использовались популярные русские мелодии.

История создания[править | править код]

Отрывок из стихотворной сказки «Конёк-горбунок» П. Ершова появился в 1834 году в журнале «Библиотека для чтения». В том же году сказка вышла отдельным изданием, но с поправками по требованию цензуры; только в 1856 году она была издана полностью[1]. И сразу же получила признание читателей.

Через некоторое время композитор Цезарь Пуни и французский балетмейстер Артур Сен-Леон создали на её основе балет. За написание сценария к балету взялся сам балетмейстер. Из-за острой сатирической направленности произведения Сен-Леон подверг сюжет многочисленным переделкам. Французского балетмейстера, специально приглашенного русским императором, мало интересовали демократические идеи по развитию России, лежащие в основе поэтической сказки Ершова. Его привлек внешний сюжет и воспроизведение его в танце. Вместо главного героя ершовской сказки Иванушки в балете основным действующим лицом стала Царь-девица, царя заменил хан[2].

Чтобы придать музыке национальную окраску, Цезарь Пуни использовал произведения русских композиторов[2], а балетмейстер вынес на сцену острохарактерный народный танец, значительно интерпретировав его и сложив с классическими балетными па. В результате балет открыл новый псевдорусский лубочный стиль на классической сцене.

Партию Иванушки изначально предполагалась для танцора Тимофея Стуколкина, ведущего комического танцовщика Петербургской сцены, сломавшего ногу перед самой премьерой, и на роль Иванушки был срочно назначен Николай Троицкий, до того главные роли не исполнявший.

Премьера состоялась в конце 1864 года на Петербургской императорской сцене. Театральная энциклопедия и Энциклопедия балета утверждают, что самое первое представление балета прошло в Мариинском театре[3][4]. На самом деле премьера состоялась в Большом Каменном театре - именно там работал А. Сен-Леон.

3.12.1864 — премьера, балетмейстер Артур Сен-Леон, художники Андрей Роллер, Г. Г. Вагнер, Матвей Шишков, Альберт Бредов (декорации), Адольф Шарлемань (костюмы); Царь-девица — Марфа Муравьёва, Иванушка — Николай Троицкий, Хан — Феликс Кшесинский, Пётр — Николай Гольц.

Премьера прошла с потрясающим успехом. С неменьшим успехом шли и последующие спектакли. И хотя удача постановки не оспаривалась, к балету в русских общественных кругах отношение было двойственным, и это касалось в первую очередь интерпретации сюжета.

Юрий Бахрушин в книге «История русского балета» (М., Сов. Россия, 1965, 249 с.) писал о постановке: «…сама же сказка являлась аллегорией отмены крепостного права. Царь-девица олицетворяла желанную свободу, хан воплощал в себе силы реакции, Иванушка символизировал темный и простоватый „добрый русский народ“, и наконец, Конек-Горбунок являл собою некоего светлого гения России. Никакого стройного развития драматургии, как это было у Дидло или у Перро, здесь не наблюдалось. Нагромождение картин, сменявших друг друга, преследовало единственную цель — создать беспрерывную цепь впечатлений. В этом плане и разрешался спектакль, заканчивавшийся грандиозным апофеозом Александру II. Балетмейстер представлял себе этот апофеоз следующим образом: на сцене на фоне древней кремлёвской стены высится гигантский памятник „царю-освободителю“, у подножия которого лежат разорванные цепи рабства, и все народы, входившие в состав Российской империи, прославляют монарха, даровавшего им свободу. Из-за кремлёвской стены всходит лучезарное солнце, освещавшее светлый новый путь преобразованной России. Но даже падкое до лести царское правительство не сочло удобным так заканчивать балет, и фигура царя была заменена вензелем с изображением его имени.
Последний акт балета был большим дивертисментом, фактически представлявшим собой инородное тело в спектакле. … Дивертисмент в „Коньке-Горбунке“ заключал в себе пляски двадцати двух народностей, населявших Россию. Эти пляски частично были разрешены средствами изобретённого Сен-Леоном характерного танца. Наблюдательность балетмейстера помогла ему довольно остроумно построить многочисленные танцевальные номера, в которых элементы отдельных народных плясок часто были верно подмечены».[5]

В результате удача постановки привела к тому, что балет «Конек-Горбунок» в постановке Сен-Леона надолго породил на русской балетной сцене сусально-лубочный псевдорусский стиль, что было встречено русскими зрителями по-разному. Официальная пресса отнеслась к творчеству Сен-Леона доброжелательно, а демократическая критика, для которой русские пляски не были экзотикой, увидела в их вольной интерпретации в соединении с классическими па — безвкусицу, о чём не преминула оповестить своих читателей. Известны статьи Салтыкова-Щедрина в театральных журналах, нещадно высмеивающие балетный стиль псевдорусскости: ([6][7]. То же самое звучит в стихотворении Н. А. Некрасова «Балет» (1866 г.).

Советские искусствоведы, повторяя критиков XIX века, оценивали творчество балетмейстера как безыдейное, не соответствующее народному прогрессивному духу и не отвечающее прогрессивным освободительным устремлениям. Так, в первую очередь, писал Юрий Бахрушин, рассматривая искусство с точки зрения его прогрессивности — так, как это было принято в критике советского периода: "С этого момента [постановка балета «Конек-горбунок»] петербургский балетный репертуар поневоле всецело становится на службу наиболее консервативных кругов господствующих классов и, утратив свои демократические тенденции, делается нужным лишь очень небольшому числу зрителей. Петербургские исполнители оказались не в силах отстаивать свои прогрессивные позиции. „Конек-Горбунок“ Сен-Леона породил на русской балетной сцене тот издевательский, сусальный псевдорусский стиль, который заставил Некрасова обратить к М. С. Суровщиковой-Петипа, исполнявшей в дивертисментах танец «Мужичок», гневные слова: «Так танцуй же ты „Деву Дуная“, но в покое оставь мужика»[8]. Тут необходимо пояснение по поводу «прогрессивных взглядов» русских танцовщиц и танцоров - артисты императорских театров содержались в очень тяжелой подневольной атмосфере; в полуграмотной России балетные труппы в течение длительного времени набирались из крепостных, и в театральные училища обычно шли дети актёров императорских трупп – так возникали актёрские династии[9]. Для понимания данной позиции критика необходимо сделать скидку на то, что Ю. Бахрушин писал книгу в советское время, когда без идеологических оценок не могло быть опубликовано ни одно произведение, и автор вынужден был вставлять в книгу соответствующую информацию - дезинформацию.

Гротесковую выразительность Ю.Бахрушин считает не соответствующей главной эстетике соцреализма. Он пишет об исполнителях: «В роли хана в „Коньке-Горбунке“ он [ Кшесинский ] снова обнаружил своеобразие своего дарования, создав правдивый, лишенный шаржа, образ, который затмил основную роль Иванушки, исполняемую талантливым артистом Троицким в гротесковом плане. Дебютанту [Николай Петрович Троицкий] удалось создать очень яркий образ, но указания балетмейстера, которым он слепо следовал, толкнули его на путь гротеска, исказившего образ, задуманный автором сказки».[5]

«Конек-Горбунок» в различных редакциях продержался на русской сцене необычайно долго: около 100 лет.

Юрий Бахрушин называет следующие причины долголетия спектакля: «Долголетняя жизнь спектакля в первую очередь объясняется широкой известностью и подлинной народностью сказки Ершова, которая легла в основу сюжета. Для многих зрителей „Конек-Горбунок“ дорог по детским воспоминаниям о театре, как первый спектакль, который им удалось увидеть. Большую роль в сохранении этого балета в репертуаре сыграли и блестящие русские исполнители ролей Иванушки и хана. Наконец, немалое значение в долговечности спектакля имела музыка Пуни. Чрезвычайно простая по своей форме, с широким использованием народных мелодий, крайне танцевальная, она легко запоминалась и незаметно входила в быт русских людей. Достаточно сказать, что на мотив мазурки из последнего акта балета поётся известная детская песенка „Жил-был у бабушки серенький козлик“. Продолжению сценической жизни „Конька-Горбунка“ способствовал балетмейстер А. А. Горский, в начале XX века коренным образом переделавший постановку и включивший в партитуру ряд произведений других композиторов-классиков»[5].

Тем не менее все последующие постановки балета основывали свои хореографические версии на первой постановке, сделанной Артуром Сен-Леоном.

Основные спектакли[править | править код]

Мариинский театр[править | править код]

В дальнейшем в этой постановке партию Царь-девицы на сцене Мариинского театра исполняли: Матильда Кшесинская, Ольга Преображенская, Юлия Седова, Вера Трефилова, Матильда Мадаева, Тамара Карсавина и др.

В более поздних спектаклях этой постановки партию Царь-девицы танцевали: Любовь Егорова, Агриппина Ваганова и др.

Большой театр[править | править код]

В других городах СССР[править | править код]

Саратов (1928, балетмейстер Валентина Гамсахурдия; 1945, балетмейстер А. Р. Томский), Куйбышев (1937, балетмейстер Томский), Свердловск (1943, балетмейстеры Константин Муллер и Владимир Кононович), Пермь (1946, балетмейстер В. Н. Никитин), Горький (1952, балетмейстер Марк Цейтлин).

В Российской Федерации[править | править код]

Постановки постоянно возобновляются новыми поколениями. Балетмейстер Юрий Бурлака неоднократно восстанавливал спектакль на разных сценических площадках в России и за рубежом, в том числе в 2008-м в Челябинском театре оперы и балета поставил фрагменты из нескольких балетов, среди которых «Конек-Горбунок» Ц. Пуни (картина «Подводное царство», хореография М. Петипа и А. Горского)[10].

Фильм-балет[править | править код]

В 1962 году снят фильм-балет «Конек горбунок» по спектаклю Ленинградского театра оперы и балета; в редакции 1901 года балетмейстера Александра Горского; с участием Николая Остальцова и Нинель Кургапкиной.

Примечания[править | править код]

  1. О спектакле «Конек-Горбунок» на сцене Санкт-Петербургского Государственного Театра Юных Зрителей им А. А. Брянцева — сайт TheArt (недоступная ссылка). Дата обращения 26 марта 2010. Архивировано 31 марта 2008 года.
  2. 1 2 «Конек-горбунок»
  3. Театральная Энциклопедия
  4. Энциклопедия балета
  5. 1 2 3 Ю. А. БАХРУШИН. ИСТОРИЯ РУССКОГО БАЛЕТА
  6. см. статьи «Конек-горбунок, или Царь-девица» в журн. «Русск. сцена», 1864, № II; «Дебют г-жи Кеммерер» в газ. «Антракт», 1867, № 4, 26 января, и др. // РВБ: М. Е. Салтыков (Н. Щедрин). Собрание сочинений в 20 томах
  7. ПРОЕКТ СОВРЕМЕННОГО БАЛЕТА
  8. Конек-Горбунок, автор Бахрушин Ю. А. История русского балета. С.139
  9. Балетная труппа Императорских театров
  10. Юрий Бурлака на сайте Большого театра (недоступная ссылка). Дата обращения 26 марта 2010. Архивировано 19 ноября 2010 года.

Ссылки[править | править код]