Эта статья входит в число хороших статей

Николсон, Гарольд

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Николсон.
Гарольд Джеймс Николсон
англ. Harold James Nicholson
Hjnicholson.jpg
Прозвище Джим (англ. Jim), Бэтмен (англ. Batman)[1]
Псевдоним Невил Р. Стрейчи (англ. Nevil R. Strachey)
Дата рождения 17 ноября 1950(1950-11-17) (70 лет)
Место рождения Вудберн, Орегон, США
Принадлежность  США /  Россия
Род войск разведка
Годы службы
Звание US-O3 insignia.svg капитан Армии США
Часть Flag of the U.S. Central Intelligence Agency.svg Резидентуры ЦРУ в Маниле, Бангкоке, Токио и Бухаресте
Командовал
  • Flag of the U.S. Central Intelligence Agency.svg Отдел операций резидентуры ЦРУ в Куала-Лумпуре
  • Flag of the U.S. Central Intelligence Agency.svg Отдел Контртеррористического центра при Оперативном директорате ЦРУ
Сражения/войны Холодная война
В отставке приговорён к 23 годам лишения свободы за шпионаж в пользу России

Га́рольд Джеймс Ни́колсон (англ. Harold James Nicholson, родился 17 ноября 1950 года)[2] — капитан Армии США и сотрудник ЦРУ в 1980—1996 годах, завербованный Службой внешней разведки Российской Федерации после ареста ранее завербованного Россией Олдрича Эймса. В течение двух лет (с 1994 по 1996 годы) Николсон передавал российской разведке информацию обо всех офицерах американской разведки, находившихся на территории России, и всех студентах школы ЦРУ в Виргинии. В 1996 году он был раскрыт, признан виновным по обвинению в шпионаже (англ.) и приговорён к 23 годам лишения свободы. Арест Николсона, по словам писателя Теннента Бэгли, вскрыл недостатки в деятельности ЦРУ[3].

Николсон стал самым высокопоставленным сотрудником ЦРУ, осуждённым когда-либо за шпионаж[4]; единственным сотрудником американской внешней разведки, которому дважды предъявляли обвинения в государственной измене, единственным осуждённым американским разведчиком, который временно покидал места лишения свободы для дачи показаний, и единственным сотрудником ЦРУ, для ареста которого пришлось проводить операцию непосредственно в стенах штаб-квартиры ЦРУ в Лэнгли[1].

Служба в армии США и ЦРУ[править | править код]

Гарольд Джеймс Николсон родился 17 ноября 1950 года в Вудберне (штат Орегон) в семье офицера военно-воздушных сил США Марвина Николсона и его супруги Бетти, позже переехавших в Юджин. Детство и юность он провёл в постоянных переездах между военными базами и гарнизонами, где служил его отец[5]. В 1973 году Николсон окончил географический факультет университета штата Орегон, после чего поступил на службу в Армию США[6]. Проходил службу в 101-й воздушно-десантной дивизии и дослужился до звания капитана отряда Разведывательного управления армии США[4]. 20 октября 1980 года[7] имевший тогда ещё звание лейтенанта ВВС Николсон был завербован ЦРУ[6] и начал участие в операциях против разведывательных служб иностранных государств (в первую очередь против СССР, после его распада — против Российской Федерации). В 1982—1985 годах работал в резидентуре внешней разведки в Маниле, где установил связь с советскими официальными лицами, которых разрабатывало ЦРУ на возможность вербовки[8][6]. В Маниле от своего руководства Николсон и его молодой напарник за успешную работу получили соответствующие прозвища «Бэтмен» и «Робин». Норберт Гарретт, начальник резидентуры ЦРУ в Маниле, в 1998 году в интервью журналу GQ высоко оценивал Николсона и его напарника, говоря об их отличном имидже, агрессивности, энергичности и неустанности. У Гарольда к тому моменту сложилась репутация любителя рискованных заданий[9]. В 1985—1987 годах он был сотрудником резидентуры ЦРУ в Бангкоке, откуда через территорию Камбоджи отправлялся для осуществления шпионской деятельности за вьетнамцами[9]. в 1987—1989 годах — сотрудник резидентуры ЦРУ в Токио, в 1990—1992 годах — глава резидентуры ЦРУ в Бухаресте[8][6].

Гарольд был женат (супруга — Лора, также выпускница университета штата Орегон)[6], в браке родились трое детей — сыновья Джереми и Нэтан и дочь Стар[1]. Несмотря на то, что его карьера складывалась весьма успешно, у него начались конфликты с женой, которая была недовольна переездами мужа с места на место и отказывалась появляться в Бухаресте на дипломатических приёмах с мужем[6]. В конце 1992 года Николсона отозвали из Бухареста и направили в Куала-Лумпур (Малайзия), где он был заместителем начальника и главой отдела операций в резидентуре ЦРУ[8]. Лора отказалась следовать за Гарольдом, что дало трещину их браку, и Николсон начал бракоразводный процесс, получив право опеки над детьми[9]. В августе 1994 года он окончательно развёлся[6]. С февраля 1994 года и до июля 1996 года Николсон работал инструктором в секретном учебном центре ЦРУ в Кэмп-Пири (Вильямсбург, штат Виргиния), известном под псевдонимом «Ферма» (англ. The Farm), где занимался обучением будущих американских разведчиков обмену информацией. В июле 1996 года назначен начальником отдела в Контртеррористическом центре при Оперативном директорате (англ.) штаб-квартиры ЦРУ в Лэнгли, его зарплата примерно составляла 73 тысячи долларов США[10][7].

Начало работы на СВР[править | править код]

Согласно словам Николсона, на его последующие действия после перевода на «Ферму» повлияли ряд факторов, которые он назвал «комбинацией алчности, эгоизма, отчаяния и ненависти к своему начальству» (англ. combination of greed, ego, desperation, and anger at agency bosses). Его разорили расходы на бракоразводный процесс[9], также ему необходимо было содержать своих троих детей и новую возлюбленную, с которой он встретился в Таиланде — девушку из богатой колумбийской семьи, очень любившую роскошь[7][1][6]; наконец, ему отказали в продлении его командировки в Малайзии на один год, где у него гарантированно было бы бесплатное жильё с бассейном и домработницей. В феврале 1994 года Николсон узнал об аресте Олдрича Эймса и о своём назначении старшим преподавателем в школу ЦРУ под Вильямбсургом: по словам прокурора Тома Коннолли, который расследовал дело Николсона, Гарольд расценил этот перевод как понижение и затаил обиду на руководство ЦРУ[9]. Всё это привело к тому, что он пошёл на контакт с российской разведкой, желая доказать свою профпригодность[11].

Согласно данным ФБР, весной 1994 года в Куала-Лумпуре Николсон провёл четыре встречи с сотрудниками СВР РФ в последние месяцы своего пребывания, из них три встречи прошли на территории Посольства России в Малайзии[10]. Все встречи с русскими дипломатами в посольстве проводились именно с разрешения ЦРУ, о них своему руководству также докладывал Николсон. Условием сотрудничества было денежное вознаграждение в обмен на секретные материалы спецслужб США, к которым Николсон имел доступ по роду своей деятельности[11]. С июня 1994 по 16 ноября 1996 года Николсон передавал русским разведчикам ценные документы о национальной обороне США (в том числе фотокопии документов)[12], а также ценную информацию о резидентуре ЦРУ в Москве[13] и секретную информацию о конфликте в Чечне[7]. Во всех сообщениях, которые он оставлял, он подписывался псевдонимом «Невил Р. Стрейчи» (англ. Nevil R. Strachey), который представлял собой игру слов — анаграмму слов «evils» (с англ. — «злодеяния») и «treachery» (с англ. — «предательство»)[11]. Считается, что Николсон встречался с агентами СВР в Нью-Дели, Джакарте, Цюрихе и Сингапуре, продавая им за десятки тысяч долларов засекреченную информацию[9].

30 июня 1994 года Николсон телеграфом перевёл 12 тысяч долларов на счёт в банке SELCO Community Credit Union в Юджине (штат Орегон), чтобы оплатить развод с женой[11]. Уже тогда сотрудники ЦРУ и ФБР заподозрили что-то неладное в деятельности Николсона, поскольку не смогли отследить законный источник перевода[10][7]. С 9 по 31 декабря 1994 года Николсон находился за пределами США, проводя отпуск в Таиланде и переведя на свой счёт в банке около 28 тысяч долларов США, а с 17 июня по 1 июля 1995 года он снова проводил отпуск в Куала-Лумпуре (Малайзия) и положил на счёт ещё почти 24 тысячи долларов. 18 декабря 1995 года он снова вылетел в Таиланд, по возвращении откуда перевёл на несколько счетов 26 900 долларов США[7]. В ЦРУ тем временем сделали вывод, что даже после ареста Эймса утечка секретной информации к русским не прекратилась, и начали искать «крота»[14].

Начало оперативной разработки ФБР[править | править код]

В связи с арестом Эймса с октября по декабрь 1995 года с целью повышения безопасности среди сотрудников проводились тесты на полиграфе, а всех их обязали предоставлять декларации о доходах. В частности, Николсон указал в декларации сумму доходов в 73 тысячи долларов США как оклад от ЦРУ, однако его руководство не устроило такие объяснения. Гарольд трижды проходил проверку на детекторах лжи (16 октября, 20 октября и 4 декабря 1995 года) и все три раза проваливался[7]. На вопросы «Был ли у Вас запрещённый контакт с разведывательными службами других стран?» (англ. Have you had unauthorized contact with a Foreign Intelligence Service?) и «Был ли после 1990 года у Вас контакт с разведывательными службами других стран, который вы пытаетесь скрыть от ЦРУ?» (англ. Since 1990, have you had contact with a Foreign Intelligence Service that you are trying to hide from the CIA?) он ответил «Нет», однако полиграф показал, что с высокой долей вероятности Николсон лгал[15]. Организатор эксперимента со стороны ЦРУ заметил, что Николсон глубоко дышал перед контрольными вопросами, и испытуемому даже сделали предупреждение[10].

С января 1996 года ФБР вело оперативную разработку, анализируя данные о путешествиях Николсона в Таиланд, Малайзию и Сингапур. Сотрудникам ФБР удалось установить связь между частыми личными заграничными поездками Николсона и поступлениями крупных сумм на его счета[16]. 17 марта в ФБР поступил запрос от имени сотрудника Службы внешней разведки России с просьбой предоставить информацию о деятельности исламских террористов, действовавших на территории самопровозглашённой Чеченской Республики Ичкерия: запрос был якобы частью международной операции, начатой руководством СВР, по сбору информации о Чечне. 26 апреля Николсон прибыл из тренировочного центра в штаб-квартиру ЦРУ и обратился к сотрудникам с просьбой передать ему информацию по Чечне якобы для того, чтобы подготовить тренировочное задание для учеников[17][7]. Контрразведка заподозрила неладное, поскольку тема Чечни не входила в учебную программу, а вносить изменения в программу преподавателям запрещалось без согласования с руководством[16]. Николсон же не замечал ничего подозрительного и продолжал тратить большие средства, поддерживая свой привлекательный образ: по словам его коллеги Кейтлин Хант (англ. Kathleen Hunt), Гарольд постоянно посещал солярий, модно одевался, стригся у лучших парикмахеров, размещал в своём кабинете все свои награды и призы и даже приклеил на стену плакат с собственным изображением, а сам неоднократно говорил, что ему не нравилось находиться в штабе и что жизнь за границей была намного дешевле, чем в США[9].

Доступ к секретной информации[править | править код]

25 июня Николсон вылетел в Сингапур, остановившись в гостинице «Шангри-Ла»: за ним следили сотрудники наружного наблюдения ФБР, однако Николсон все дни своего пребывания постоянно оглядывался, пытаясь найти хоть какие-то следы слежки[7]. Через двое суток, 27 июня, сотрудники ФБР проследили встречу Николсона с представителями российского посольства в Сингапуре, обнаружив американца в автомобиле с номерами российского посольства: в багажник автомобиля Николсон положил какой-то кофр. Эта встреча не была санкционирована ЦРУ, и Гарольд не запрашивал своё руководство об этом. После возвращения в США агенты установили, что Николсон перевёл на разные счета (в том числе в швейцарских банках)[9] 20 тысяч долларов США, переведя 12 тысяч долларов сыну для приобретения автомобиля[16]. Отследить легальный источник получения этих доходов в ФБР не смогли. Чтобы проверить подозрения в отношении Николсона, его назначили в июле 1996 года на руководящую должность в отделе по борьбе с международным терроризмом, не снимая с него негласное наблюдение: при этом Николсон до этого неоднократно обращался к руководству перевести его куда-нибудь за границу, но получал всякий раз отказ. 19 июля выяснилось, что Николсон пытался запросить доступ к базам данных ЦРУ по Восточной Европе, на использование которых у него не было разрешения, и получить информацию о чеченском конфликте[7][17].

Позже группой наружного наблюдения ФБР было установлено, что Николсон для связи с кураторами из СВР использовал поздравительные открытки или посылки, которые оставлял в общественных почтовых ящиках и подписывался именем «Невил Р. Стрейчи», оставляя также несуществующий адрес. 11 августа в результате обыска его машины сотрудники нашли его ноутбук, а после проверки выяснили, что Николсон хранил там секретные документы ЦРУ о чеченском конфликте и сотрудниках ЦРУ в Москве. На изъятой дискете была найдена информация под названием «Сообщения добровольных агентов о российских контактах», где были разведданные о российской банковской системе, попытках иностранных государств получить доступ к российской ракетной технологии, разработке нового оружия для подводных лодок и новых высокочастотных радаров[7]. 3 ноября агенты ФБР провели обыск в кабинете Николсона, обнаружив более 40 документов с грифами «секретно» и «совершенно секретно», связанных с вооружёнными силами и спецслужбами Российской Федерации: у Николсона доступа к подобным документам номинально не было. 12 и 13 ноября на скрытую камеру были засняты кадры того, как Николсон, прячась под столом, фотографировал некие документы[7], а уже во время расследования дела Николсона один из сотрудников ЦРУ заявил буквально следующее: «Думаю, отныне ни один наш офицер не залезет под стол, даже если туда закатится его золотой Parker»[18].

Арест и суд[править | править код]

На ноябрь 1996 года у сотрудников ЦРУ намечались рейсы в ЮАР и Рим для встречи по вопросам антитеррористической деятельности[9]. 4 октября Николсон сказал своему коллеге, что после завершения этих встреч намерен отправиться отдохнуть в Швейцарию, а 9 ноября он отправил открытку кураторам из СВР, предложив им встретиться в Швейцарии с 23 по 24 ноября[7]. 16 ноября в аэропорту имени Алена Даллеса перед посадкой в самолёт Николсон был арестован ФБР: при обыске у него изъяли билет в Цюрих, десять микрофильмов и дискету[9] с фотокопиями правительственных документов по России и Чечне с грифом секретности и данными об учениках школы ЦРУ, учившихся у Николсона[7][8][18]. Операцией по аресту Николсона руководил один из высокопоставленных сотрудников ЦРУ Джон Р. Магуайр (англ. John R. Maguire), проработавший в полиции Балтимора 7 лет, сотрудничавший с ЦРУ на протяжении 14 лет и неоднократно участвовавший в миссиях на Ближнем Востоке. После того, как он согласился на участие в операции, ему показали фото Николсона, сказав: «У нас объявился ещё один Эймс, и нам надо его сцапать» (англ. We have another Ames, and we have to catch him). Считается, что назначение Николсона на должность главы Контртеррористического центра было частью оперативной игры ЦРУ, в ходе которой Николсон должен был включить Магуайра в свою команду[1].

18 ноября 1996 года в Федеральном окружном суде города Александрия (штат Виргиния) Гарольду Николсону предъявили три обвинения, в том числе в заговоре с целью осуществления шпионажа. Отрицавший первоначально все обвинения, 28 февраля 1997 года Николсон дал показания и признал себя виновным в заговоре с целью шпионажа. По словам, он получил сумму в 180 тысяч долларов США от Службы внешней разведки России в обмен на предоставление секретной документации в 1994—1996 году[18]. На допросе Николсон заявил следующее: «Я решил, что если они потеряли столь важного агента, им необходима адекватная замена». Николсон подразумевал Олдрича Эймса, после ареста которого СВР потребовались новые агенты[11]. Последующие подсчёты повысили сумму вознаграждений, переданных Николсону, сначала до 200 тысяч, а потом и до 300 тысяч долларов США[4]. В частности, Николсон предоставил русской разведке информацию обо всех офицерах разведки США, находившихся на территории Российской Федерации, и данные студентов школы ЦРУ — выпускников 1994, 1995 и 1996 годов. Среди этих студентов были и те, кто обучался лично у Николсона, вследствие чего в ЦРУ признали, что использовать этих людей за рубежом без риска для их жизней уже нельзя[9], поскольку данные о них уже попали в руки СВР[19].

Николсону грозили серьёзные тюремные сроки вплоть до пожизненного лишения свободы или даже смертной казни. Прокуратура просила приговорить Николсона к 23 годам и 7 месяцам лишения свободы: в таком случае Николсон мог оказаться на свободе незадолго до своего 70-летия. Адвокат Николсона, Джонатан Шапиро, просил приговорить своего подзащитного к 21 году и 10 месяцам лишения свободы: в качестве смягчающего вину обстоятельства указывали характеристики Николсона на момент его службы в Армии США в звании капитана, а также все личностные характеристики, данные ЦРУ за 14 лет работы Николсона (в том числе и в период работы на СВР)[4]. 5 июня 1997 года Федеральный окружной суд во главе с судьёй Джеймсом Кэчерисом приговорил Гарольда Джеймса Николсона к 23 годам и 7 месяцам лишения свободы. От пожизненного лишения свободы или смертной казни Николсона спасло сотрудничество со следствием[8][4]. Наказание Николсон отправился отбывать в тюрьму в федеральном исправительном учреждении в Шеридане[9], а его детей после краткосрочного пребывания у первой жены Гарольда, Лоры, отправили жить к родителям Николсона в Юджин (штат Орегон)[9] после вынесения приговора[20].

Николсон считается самым высокопоставленным сотрудником ЦРУ, осуждённым за шпионаж: хотя ущерб, нанесённый Николсоном американским спецслужбам, по мнению ряда специалистов, был намного меньше, чем ущерб, нанесённый Олдричем Эймсом[4], директор ЦРУ Джордж Тенет, выступая в суде, заявил, что полный объём ущерба, нанесённый американской разведке, невозможно будет установить никогда[4].

Арест сына Нэтана[править | править код]

В конце 2008 года был арестован его младший сын Натаниэль «Нэтан» Николсон (англ. Nathan Nicholson), которого обвинили в посредничестве в преступной деятельности отца[1][21]. Полиция заявила, что Гарольд Джеймс Николсон использовал Натаниэля в качестве посредника для получения суммы в 47 тысяч долларов США от сотрудников российской разведки в Мексике, Перу и на Кипре в качестве вознаграждения за передачу секретных данных о ЦРУ[22]. По мнению полиции, российская разведка не вычёркивала Николсона-старшего из списков и надеялась заполучить от него информацию о том, как его разоблачили и что известно следствию о российской шпионской сети в США[20]. Нэтан посещал своего отца регулярно с момента окончания судебного следствия[9].

Нэтан, отчисленный из университета штата Орегон, пытался пойти по стопам отца и также стать военным, однако не смог пройти отбор в Форт-Брэгг в ряды рейнджеров Армии США. Он перевёлся в 82-ю воздушно-десантную дивизию, однако при выполнении обычного прыжка с парашютом сломал две кости выше копчика и обе большеберцовые кости, что подвело черту под его военной карьерой[9]. В итоге он поступил на курсы черчения в общественный колледж, устроившись подрабатывать в Pizza Hut, но страдая от депрессии; у его брата и сестры к тому моменту намечались серьёзные финансовые проблемы, а встреча с матерью Лори и её новым мужем Биллом завершилась скандалом и переросла в драку. Летом 2006 года Нэтан чуть не совершил суицид, когда ему позвонил отец и попросил о встрече, после которой Николсон-младший и был вовлечён в шпионскую деятельность[9]. Обвинение утверждало, что Гарольд во всех встречах упоминал разные отсылки к библейским сюжетам и фрагменты Священного Писания, чтобы внушить сыну доверие к себе. Нэтан встречался шесть раз с гражданами России с декабря 2006 по декабрь 2008 годов, в том числе и дважды в консульстве в Сан-Франциско[12]. С помощью электронных сообщений с определённой темой он давал знак о назначенной встрече, а полученные за информацию деньги передавал брату, сестре, бабушкам и дедушкам. Гарольд говорил сыну, что ему полагалась определённая «пенсия» от Москвы за его деятельность и что после освобождения он переедет в Россию[20].

Николсону грозили ещё 20 годами лишения свободы в случае, если его признают виновным в том, что он продолжал передавать секретные сведения даже из тюрьмы[23]. Для дачи показаний его временно освободили из тюрьмы и вызвали в суд по делу сына[24][25]. В итоге в декабре 2010 года Нэтан был приговорён к 5 годам лишения свободы условно и 100 часам обязательных работ[1]: наказание сократили после сделки со следствием, в рамках которой он обязался сотрудничать со следователями по делу против его отца[12]. Сам же Нэтан в октябре 2010 года заявил психологу, что отец злоупотреблял отношениями с ним:[20]

Для меня отец умер. Я сомневаюсь, что когда-нибудь смогу с ним ещё раз поговорить. Я позволил ослепить себя: я был подобен лобстеру в горшке, который медленно нагревали до точки невозврата.

18 января 2011 года было сообщено о том, что Гарольд Джеймс Николсон был приговорён ещё к 8 годам лишения свободы[26]. Его признали виновным в сокрытии от правительства работы на иностранное государство и отмывании денег; ещё пять пунктов обвинения были сняты после чистосердечного признания Николсона и сделки со следствием[12]. В 2015 году в свет вышла книга «Сын шпиона» (англ. The Spy's Son) авторства Брайана Денсона (англ. Bryan Denson), в которой рассказывается не только об аресте Николсона, но и о том, как он склонил к работе своего сына Нэтана[1].

Николсон в заключении[править | править код]

Николсон неоднократно выражал возмущение сроком своего заключения, утверждая, что вызванная его действиями утечка данных не представляла угрозы для жизни кого-либо из людей. За время своего пребывания в Шеридане он стал ревностным христианином, читавшим Библию и ставившим пьесы к церковным праздникам. Весной 2000 года он познакомился с осуждённым за ограбление банков Филом Квакенбушем (освобождён в 2002 году), который страдал от наркотической зависимости. По воспоминаниям Квакенбуша, Николсон брал печатную машинку и печатал свои мемуары, а также писал книгу об этикете: когда Фил заинтересовался о том, откуда такие познания у Николсона, Гарольд рассказал ему о работе в ЦРУ и о встречах с главами государств и правительств, при этом негативно высказавшись о правительстве и о том, как с ним обращалось ЦРУ в последние годы его работы[9].

По состоянию на 2021 год Гарольд Джеймс Николсон жив и отбывает наказание в тюрьме супермаксимальной безопасности «Флоренс» в штате Колорадо. Николсон сможет выйти на свободу не ранее 2024 года[27].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 Drew Kann. How a CIA traitor turned his son into a Russian spy. CNN (28 сентября 2017). Дата обращения: 20 сентября 2020.
  2. Smith, 2003, p. 177.
  3. Tennent H. Bagley. Shedding Light on Cold War Mysteries (англ.) // Wall Street Journal Europe. — 1994. — 7 March.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 Tim Weiner. C.I.A. Traitor Severely Hurt U.S. Security, Judge Is Told. The New York Times (4 июня 1997). Дата обращения: 25 января 2011.
  5. Колпакиди, Прохоров, 2002, с. 136.
  6. 1 2 3 4 5 6 7 8 Колпакиди, Прохоров, 2002, с. 137.
  7. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Самый неряшливый шпион (недоступная ссылка). Огонёк. Дата обращения: 30 октября 2010. Архивировано 30 января 2013 года.
  8. 1 2 3 4 5 Tim Weiner. C.I.A. Traitor, Saying He Wanted Cash for Family, Gets 23 Years (англ.). The New York Times (6 June 1997). Дата обращения: 25 января 2011.
  9. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 Yudhijit Bhattacharjee. My Father and Me: A Spy Story (англ.). GQ (15 June 2012). Дата обращения: 20 сентября 2020.
  10. 1 2 3 4 Affidavit for U.S. v. Harold J. Nicholson (англ.). loyola.edu. Дата обращения: 16 января 2019. Архивировано 1 июля 2016 года.
  11. 1 2 3 4 5 Колпакиди, Прохоров, 2002, с. 138.
  12. 1 2 3 4 Twice convicted ex-CIA spy gets 8 more years (англ.). Fox News. Associated Press (19 January 2011). Дата обращения: 25 августа 2013.
  13. Андрей Ъ-Одинец. Подвиг сына разведчика. Коммерсантъ (31 января 2009). Дата обращения: 30 октября 2010.
  14. Колпакиди, Прохоров, 2002, с. 138—139.
  15. Колпакиди, Прохоров, 2002, с. 139.
  16. 1 2 3 Колпакиди, Прохоров, 2002, с. 139—140.
  17. 1 2 Андрей Солдатов. По Чечне шпионы ходят хмуро.... Agentura.ru (24 февраля 2000). Дата обращения: 30 октября 2010. Архивировано 3 июля 2012 года.
  18. 1 2 3 Колпакиди, Прохоров, 2002, с. 140.
  19. Колпакиди, Прохоров, 2002, с. 141.
  20. 1 2 3 4 Chris McGreal. US man groomed in espionage by his jailed spy father turns double agent (англ.). The Guardian (7 December 2010). Дата обращения: 20 сентября 2020.
  21. Владимир Иванов. Папа и я – шпионская семья. Независимое военное обозрение (13 февраля 2009). Дата обращения: 30 октября 2010.
  22. Ex-CIA spy Harold Nicholson guilty of prison plot (англ.). BBC (8 November 2010). Дата обращения: 20 сентября 2020.
  23. Юлия Котова. Семейный "бизнес". Gzt.ru (30 января 2009). Дата обращения: 30 октября 2010.
  24. Application and Affidavit for Search Warrant. Wired (11 декабря 2008). Дата обращения: 2 декабря 2018.
  25. Ex-CIA Spy Renewed Russian Contact via Son (англ.), USA Today, Associated Press (29 January 2009). Дата обращения 22 января 2011. «An imprisoned ex-CIA spy and his son have been charged with renewing contact with the father's former Russian handlers to get more money—and perhaps a "pension"—for his espionage».
  26. Российскому шпиону добавили 8 лет. Росбалт (19 января 2011). Дата обращения: 19 января 2011.
  27. Inmate Locator (англ.). Bureau of Prisons.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]