Пацификация украинцев в Восточной Малопольше (1930)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Пацификация в Восточной Малопольше (от польск. pacyfikacja – умиротворение) — военно-полицейские мероприятия польских властей против украинского населения, проведённые с 14 сентября до конца ноября 1930 г. в Восточной Малопольше с целью подавления антипольских террористических действий и саботажа (поджогов, грабежей и нападений на польские государственные учреждения), осуществлявшихся активистами Украинской военной организации (УВО) и Организации украинских националистов (ОУН) (самоназвание ОУНом — «Саботажная акция»)[1]. Жестокость акции[2] вызвала международный резонанс и привела к рассмотрению этих событий в Лиге Наций, которая, после всестороннего анализа, 30 января 1932 года вынесла решение, возложившее ответственность на украинские организации, спровоцировавшие ответную акцию властей[3][4].

Предыстория[править | править код]

Советско-польская война (1919—1921) фактически была проиграна Советской Россией, и по Рижскому мирному договору 1921 года западная часть украинских и белорусских земель отошла к Польше. Вхождение Восточной Галиции и Волыни в состав Польши сопровождалось целым рядом условий, выдвинутых советом послов Антанты:[5]

  • соблюдение прав украинского меньшинства (представляющего собой подавляющее большинство населения Восточной Галиции и Волыни) на национально-культурную автономию и создание национальной автономии;
  • получение образования на родном языке;
  • открытие украинского университета;
  • свобода вероисповедания;
  • свобода политических объединений и культурных организаций.

Сейм Польши принял соответствующее постановление[5], но практически ничего из указанных условий не было выполнено. Более того, вопреки обязательствам, взятым польскими властями на себя, украинское население подверглось культурному, политическому и религиозному насилию и террору.

По инициативе польских властей уничтожались православные и грекокатолические[источник не указан 1102 дня] украинские церкви, монастыри и культурные центры, ликвидировались украинские школы, библиотеки и кружки, подвергались гонениям и преследованиям украинские учителя и священники, культурные и политические деятели, а украинское население вынуждали записываться поляками и переходить в католичество. Украинский язык в школах запрещался как предмет. На территории с украинским населением направлялись польские учителя из центральной Польши.

Так, к примеру, из 2879 украинских библиотечных читален, существовавших в 1914 году (когда эти территории входили в состав Австро-Венгрии), в 1923 году осталось только 832[6]. На Волыни, где украинское население составляло около 77 %, лишь в 11 % из 1732 школ преподавание велось на украинском языке[7].

Одновременно, для закрепления «польскости», польское правительство инициировало экспансию — раздачу земель и переселение военных поселенцев «осадников» из центральной Польши на земли, населённые преимущественно украинским населением. Военным осадникам выделялись имения и земли, предоставлялись кредиты, налоговые льготы и списания задолженностей, разрешалось иметь оружие и т. д.[8]

За 20 межвоенных лет в регионе было выделено 80 тысяч гектаров земли, из них только 25 % было позволено купить украинцам, и то для предотвращения обвинений в дискриминации. За этот же период на земли с преимущественно украинским населением (составлявшим 70-90 %) было переселено: в сельскую местность — около 200 тысяч поляков, в города — около 100 тысяч[9].

Единственная легальная украинская политическая организация в Польше — УНДО — бездействовала или придерживалась политики непротивления и соглашательства с польскими властями, что красноречиво отразилось в реакции УНДО на пацификацию и террор против мирного украинского населения. В то же время антипольские и антиправительственные настроения среди украинского населения росли и достигли своего предела, а действия таких организаций, как УВО и ОУН, радикализировались.

1930-е годы[править | править код]

Начало 30-х годов было отмечено значительным ростом террористических проявлений со стороны Украинской военной организации (УВО) и появившейся в 1929 году Организации украинских националистов (ОУН). Краевая Экзекутива ОУН «на западно-украинских землях» (укр.) (восточной части территории бывшей австро-венгерской Галиции), игнорируя указания Провода Украинских Националистов (центрального органа ОУН, находившегося в Берлине), всё дальше уходила по дороге террора. КЭ ОУН на ЗУЗ находилась в то время под значительным влиянием т. н. «Берлинской группы», организованной Рико Ярым при содействии разведки Веймарской Германии[10].

Молодое поколение националистов, пришедших в ОУН в 1929 году, превратило её в расширенную версию УВО. В каждом легальном действии они видели признак «предательства нации». Поэтому в системе воспитания членов ОУН первое место занимало боевое обучение. Обучение проходило систематически, индивидуально и коллективно. По мере возможности, к теоретическим занятиям добавлялись и практические — стрельба и метание гранат.

В 1929 году ОУН расширила возрастные рамки своего членства и включала теперь три категории: с 8 до 15 лет — «подростки ОУН» (укр. галиц. — «дорост ОУН»), с 15 до 21 года — члены «юношества ОУН» (укр. «юнацтво ОУН»), а с 21 года (после года активной деятельности) — члены ОУН. Для тех, кому исполнялось 25 лет, из ОУН можно было выйти только с согласия руководства организации[11].

Для распространения своих идей среди молодёжи активисты УВО-ОУН использовали уже существующие молодёжные объединения, такие как «Пласт», «Сокол», «Луг» и др. В ряде регионов к 1930 году их отделения перешли под влияние УВО-ОУН. В марте 1930 года «Юнацтво» ОУН было даже выделено в отдельную структурную организацию, повторявшую структуру ОУН. Её возглавил Иван Габрусевич[12].

В июле 1930 началась широкая антипольская акция саботажа: по селам Галиции прокатились нападения на учреждения государственной власти и поджоги имущества поляков. При этом была широко задействована молодёжь и даже школьники.

Одной из целей данной акции было заявить о появлении ОУН, заострить межэтнические отношения на фоне начавшегося постепенного улучшения польско-украинских отношений и растущей популярности демократических партий, объединявших украинское национальное меньшинство, ищущих компромисс с польскими государственными властями. Также в планы входил срыв выборов в Сейм, назначенных на ноябрь 1930 года[13].

«Саботажная акция» (так ОУН-УВО именовала свои действия) включала, помимо поджогов имущества, принадлежащего полякам (домов, хозяйственных построек, складов зерна и сельхозинвентаря), также уничтожение государственной инфраструктуры и линий связи — спиливание телеграфных и телефонных столбов, подрывы полицейских участков и государственных учреждений, избиение членов польских организаций и т. п. Но всё же поджоги были наиболее распространенной формой саботажа — в августе-сентябре они составили 83 % от всех проявлений «саботажной акции». Официально широкомасштабная акция была прекращена в октябре 1930, тогда же были озвучены и её цели: «вызвать панику у польского населения, усилить настроения неуверенности и анархии, демонстрирующие иностранным государствам нестойкость границ и внутреннюю нецелостность польского государства» (параллельно с «акцией» ОУН в Германии также проходила широкая антипольская кампания, которая, как предполагают исследователи, была неким образом «связана с событиями в Польше»[14]. Как гласил официоз ОУН «Розбудова нації», — «наша цель достигнута: создано требуемое впечатление в украинском обществе и у ляхов, и чужеземцев; врагу причинён большой материальный и моральный ущерб. Поэтому акцию прекращаем».

В то же время фактические причины были несколько иными: начатые с сентября польскими властями массовые аресты членов УВО-ОУН (включая её регионального руководителя Юлиана Головинского) поставили под угрозу существование организации в Галиции, террористические методы вызвали ответную жёсткую реакцию польских властей, затронувшую не вовлечённых в акции украинских крестьян, что, в свою очередь, вызвало острое осуждение зачинщиков легальными партиями и объединениями этнических украинцев Польши. Кроме того, в ряде мест «инициатива» была перехвачена активистами «левых» организаций — противников и конкурентов УВО-ОУН на почве «перманентной революции»[15].

В дальнейшем (1931—1933) ОУН-УВО перешла от массовых акций к индивидуальному террору и грабежам для пополнения партийной кассы[16].

Ход событий[править | править код]

Читальня «Просвиты» разрушенная в ходе пацификации. Княгиничи, 1930 год

Решение о проведении «пацификации» было принято Юзефом Пилсудским 24 августа 1930 года. На первом этапе (сентябрь) к акции была привлечена полиция — 17 специальных групп и силы местной полиции. С октября были привлечены также войсковые подразделения (10 эскадронов кавалерии). Фактически акция была начата 14 сентября и длилась до ноября 1930 года[17].

Во Львов был направлен начальник восточного отдела МВД Польши Бронислав Перацкий, который смог осуществить операции по аресту большинства наиболее активных членов ОУН-УВО. Согласно данным польского МВД, акции были проведены в 450 селах 16 повятов Галиции. В Тернопольском воеводстве в 53 сёлах акция проводилась повторно.

За лето-осень 1930 года по подозрению и за участие в акции ОУН-УВО 1739 человек было арестовано, из них до 10 января 1931 года 596 человек было освобождено. По данным эмигрантских источников того периода, семь человек погибло и несколько сотен человек получили травмы и ранения. В местах, где польской полиции было известно о контроле ОУН-УВО над различными общественными объединениями, такие объединения были закрыты — в частности, речь идёт об отделениях «Пласта», «Луга», «Сокола», филиалах «Просвиты», отдельных кооперативах. Также были закрыты отдельные украинские гимназии в Тернополе, Рогатине и Станиславове[2]. В ходе «пацификации» применялся принцип коллективной ответственности. Подразделения польской полиции и армии были введены в более чем 800 сёл, было арестовано более 2 тысяч человек, ликвидированы украинские организации, сожжено около 500 домов.

В октябре 1930 года был убит глава польского отделения ОУН Юлиан Головинский — по официальной версии польских властей, он был «застрелен при попытке к бегству во время следственного эксперимента». После смерти Головинского ОУН огласила приказ о прекращении «акции саботажа».

Действия польских властей не позволили в полной мере реализовать замыслы ОУН-УВО по провоцированию ответных широкомасштабных и жёстких акций польских репрессивных органов, направленных против украинцев как таковых[18].

Оценка событий[править | править код]

Легальный сектор украинской общественности Польши в лице единственной легальной партии УНДО не поддержал, а остро осудил «антипольскую акцию» ОУН-УВО. Также было осуждено непропорциональное применение силы и ряд конкретных действий польских властей в той или иной местности. Глава Станиславовской епархии УГКЦ владыка Григорий Хомишин огласил открытое пастырское письмо-обращение с осуждением действий УВО-ОУН[19].

Дальнейшие действия польских властей[править | править код]

Пацификация вызвала негативную реакцию за рубежом. 16 декабря 1930 года члены британского парламента обратились к генеральному секретарю Лиги наций с просьбой о проведении расследования[20]. В ответ был создан специальный комитета в Лиге Наций по рассмотрению положения украинского национального меньшинства. В этих условиях польское правительство приняло решение начать переговоры с представителями легальных украинских партий Польши, и прежде всего с наиболее многочисленной — УНДО (Украинское национально-демократическое объединение). На переговорах обсуждались условия сотрудничества и установления нормальных польско-украинских отношений, осуждение экстремистских украинских организаций, являющихся единственным фактором дестабилизации отношений. Оговаривалось предоставление финансовой поддержки и кредитов на развитие культурных и экономических структур легальных украинских партий. По результатам переговоров, по инициативе польской стороны, было создано украино-польское товарищество по сближению, при поддержке которого вышел ряд статей польских деятелей культуры и науки, осуждающих ряд положений польской официальной политики в отношении украинского меньшинства. С этого момента в украинской политической среде отмечается «нормализация отношений с польскими государственными структурами»[19]. Все три ранее закрытые гимназии были вновь открыты в 1931/32 учебном году[21]. Процесс примирения был прерван убийством 15 июня 1934 года в Варшаве польского министра внутренних дел Б. В. Перацкого. 17 июня того же года Ю. Пилсудский издал декрет «О лицах, угрожающих безопасности, спокойствию и общественному порядку», разрешавший заключать без судебного решения в административном порядке лиц, неугодных местным властям[22]. Для этой цели вскоре польскими властями был создан концентрационный лагерь в Березе-Картузской.

Пропагандистская кампания[править | править код]

С началом т.н. «умиротворения» в зарубежной печати, благодаря усилиям украинской диаспоры и собственно руководства ОУН-УВО, была начата «кампания по информированию мирового сообщества». Первыми публикации о массовых карательных акциях против украинского населения Восточной Малопольши появились в Германии, Италии, затем в Англии и Франции. Сначала статьи появлялись в местных эмигрантских изданиях на украинском языке, а затем выходили их переводные версии. Была подготовлена «Чёрная книга» с фотографиями и свидетельствами, которые должны были подтверждать «польское преступление против украинцев»[2].

Внешнеполитический резонанс от спровоцированных событий использовался руководством ОУН для популяризации своего движения среди эмигрантских кругов (прежде всего Америки). Эта тактика также помогала активизировать сбор средств среди эмигрантов в «освободительный фонд ОУН»[23].

Историография[править | править код]

В ряде работ публицистов и историков, вышедших на Западной Украине с начала 90-х годов XX века, события осени 1930 года оцениваются как «кровавая пацификация», что повторяет общую оценку этих событий в работах историографов ОУН(б), вышедших за послевоенный период в США и Канаде.

Ряд авторов[источник не указан 1213 дней] указывают на то, что события осени 1930 года на Западной Украине прямо или опосредованно привели к событиям весны-осени 1943 года на Волыни (т. н. Волынская резня).

Примечания[править | править код]

  1. Нариси з історії політичного терору і тероризму в Україні XIX—XX ст. Інститут історії України НАН України, 2002 раздел XI стр. 561
  2. 1 2 3 Нариси з історії політичного терору і тероризму в Україні XIX—XX ст. Інститут історії України НАН України, 2002 раздел XI стр. 551
  3. W. Pobóg-Malinowski, Najnowsza historia polityczna Polski, Gdańsk 1990 [w:] mjr mgr Mirosław Babula, WSPÓŁPRACA KOP Z ORGANAMI ADMINISTRACJI PAŃSTWOWEJ W ZAKRESIE STABILIZACJI SPOŁECZNEJ, s. 5
  4. Нариси з історії політичного терору і тероризму в Україні XIX—XX ст. Інститут історії України НАН України, 2002 раздел XI стр. 552
  5. 1 2 Mikolaj Siwicki «Dzieje konfliktow polsko-ukrainskich» — Warszawa, 1992. s. 66
  6. Mikolaj Siwicki «Dzieje konfliktow polsko-ukrainskich» — Warszawa, 1992. s. 67
  7. Mikolaj Siwicki «Dzieje konfliktow polsko-ukrainskich» — Warszawa, 1992. s. 205
  8. Mikolaj Siwicki «Dzieje konfliktow polsko-ukrainskich» — Warszawa, 1992. s. 73
  9. Maria Turlejska. Rok przed kleska — Warsawa, 1960. — S. 165.
  10. стр.377 Ю.Юрик ПРОТИСТОЯННЯ ОУН І ПОЛЬСЬКОЇ ДЕРЖАВИ (1929—1935 рр.) Проблеми історії України: факти, судження, пошуки Випуск 13 Київ: Інститут історії України НАН України, 2005
  11. стр.374 Ю.Юрик ПРОТИСТОЯННЯ ОУН І ПОЛЬСЬКОЇ ДЕРЖАВИ (1929—1935 рр.) Проблеми історії України: факти, судження, пошуки Випуск 13 Київ: Інститут історії України НАН України, 2005
  12. стр.380 Ю.Юрик ПРОТИСТОЯ ННЯ ОУН І ПОЛЬСЬКОЇ ДЕРЖАВИ (1929—1935 рр.) Проблеми історії України: факти, судження, пошуки Випуск 13 Київ: Інститут історії України НАН України, 2005
  13. стр.391-397 Ю.Юрик ПРОТИСТОЯННЯ ОУН І ПОЛЬСЬКОЇ ДЕРЖАВИ (1929—1935 рр.) Проблеми історії України: факти, судження, пошуки Випуск 13 Київ: Інститут історії України НАН України, 2005
  14. стр.391-397 Ю.Юрик ПРОТИСТОЯННЯ ОУН І ПОЛЬСЬКОЇ ДЕРЖАВИ (1929—1935 рр.) Проблеми історії України: факти, судження, пошуки. Випуск 13 Київ: Інститут історії України НАН України, 2005
  15. 394-395 Ю.Юрик ПРОТИСТОЯННЯ ОУН І ПОЛЬСЬКОЇ ДЕРЖАВИ (1929—1935 рр.) Проблеми історії України: факти, судження, пошуки Випуск 13 Київ: Інститут історії України НАН України, 2005
  16. стр. 397 Ю.Юрик ПРОТИСТОЯННЯ ОУН І ПОЛЬСЬКОЇ ДЕРЖАВИ (1929—1935 рр.) Проблеми історії України: факти, судження, пошуки Випуск 13 Київ: Інститут історії України НАН України, 2005
  17. Нариси з історії політичного терору і тероризму в Україні XIX—XX ст. Інститут історії України НАН України, 2002 раздел XI стр. 550
  18. стр. 394 Ю.Юрик ПРОТИСТОЯННЯ ОУН І ПОЛЬСЬКОЇ ДЕРЖАВИ (1929—1935 рр.) Проблеми історії України: факти, судження, пошуки Випуск 13 Київ: Інститут історії України НАН України, 2005
  19. 1 2 Ю.Юрик ПРОТИСТОЯННЯ ОУН І ПОЛЬСЬКОЇ ДЕРЖАВИ (1929—1935 рр.) Проблеми історії України: факти, судження, пошуки Випуск 13 Київ: Інститут історії України НАН України, 2005
  20. Борисенок Е. Ю. Концепции «украинизации» и их реализация в национальной политике в государствах восточноевропейского региона (1918‒1941 гг.). Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. — М., 2015. — С. 352. Режим доступа: http://www.inslav.ru/sobytiya/zashhity-dissertaczij/2181-2015-borisenok
  21. POLES ACT TO EASE ROLE IN UKRAINIA; New Governor Is Named for Lvov and Three Closed High Schools Are Opened. AUTONOMY PLAN REJECTED But Concessions in East Galicia Are Held Likely — Minority Leaders Are Still Disappointed. THE NEW YORK TIMES. January 19, 1932, Tuesday
  22. Борисенок Е. Ю. Концепции «украинизации» и их реализация в национальной политике в государствах восточноевропейского региона (1918‒1941 гг.). Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. — М., 2015. — С. 354. Режим доступа: http://www.inslav.ru/sobytiya/zashhity-dissertaczij/2181-2015-borisenok
  23. стр. 387 Ю.Юрик ПРОТИСТОЯННЯ ОУН І ПОЛЬСЬКОЇ ДЕРЖАВИ (1929—1935 рр.) Проблеми історії України: факти, судження, пошуки Випуск 13 Київ: Інститут історії України НАН України, 2005

Источники[править | править код]

  • Смолій В. А. (відп. ред.) Політичний терор і тероризм в Україні. XIX—XX ст. Історичні нариси. Інститут історії України НАН України — К.: Наук. думка, 2002. — 954 с. — ISBN 966-00-0025-1. Раздел IX.1. «Польский террор на украинских землях»
  • Смолій В. А. (відп. ред.) Політичний терор і тероризм в Україні. XIX—XX ст. Історичні нариси. Інститут історії України НАН України — К.: Наук. думка, 2002. — 954 с. — ISBN 966-00-0025-1. Раздел IX.2. «Место терроризма в освободительной борьбе УВО-ОУН»

См. также[править | править код]