Посмертные записки Пиквикского клуба

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Посмертные записки Пиквикского клуба
The Posthumous Papers of the Pickwick Club
Pickwickclub serial.jpg
Оригинальная зелёная обложка 17-го выпуска. 1837 год
Жанр:

Роман

Автор:

Чарльз Диккенс (под псевдонимом «Боз»)

Язык оригинала:

Английский

Дата написания:

1836 — 1837 годы

Дата первой публикации:

1836 — 1837 годы

Издательство:

Чепмен и Холл

Предыдущее:

Очерки Боза

Следующее:

Приключения Оливера Твиста

Wikisource-logo.svg Текст произведения в Викитеке

«Посме́ртные запи́ски Пи́квикского клу́ба» — первый роман английского писателя Чарльза Диккенса, впервые выпущенный издательством «Чепмен и Холл» в 1836 — 1837 годах. Вместо того чтобы по предложению издателя Уильяма Холла писать сопроводительный текст к серии картинок художника-иллюстратора Роберта Сеймура, Диккенс создал роман о клубе чудаков, путешествующих по Англии и наблюдающих «человеческую природу». Такой замысел позволил писателю изобразить в своём произведении нравы старой Англии и многообразие «гуморов» (темпераментов) в традиции Бена Джонсона.

Герои[править | править вики-текст]

Главные герои[править | править вики-текст]

Сэмюэл Пиквик[править | править вики-текст]

Сэмюэл Пиквик (англ. Samuel Pickwick) — главный протагонист романа, основатель Пиквикского клуба.

Пиквик — один из первых чудаков в галерее диккенсовских героев, и в создании его образа проявилось стремление раскрыть истинную человечность, присущую внешне смешному, нелепому, наивному Пиквику. Он странно выглядит на улицах Лондона со своей подзорной трубой в кармане пальто и записной книжкой в руках. Но проходит время, и уже не только смех, но и глубокую симпатию вызывает чудаковатый Пиквик[1]. В предисловии к «Запискам», написанном в 1847 г., Диккенс и сам отметил и объяснил эту эволюцию: «О мистере Пиквике говорили, что по мере того, как развертывались события, в характере его произошла решительная перемена и что он стал добрее и разумнее. По моему мнению, такая перемена не покажется моим читателям надуманной или неестествен­ной, если они вспомнят, что в реальной жизни особенности и странности человека, в котором есть что-то чудаковатое, обычно производят на нас впечатление поначалу, и только познакомившись с ним ближе, мы начинаем видеть глуб­же этих поверхностных черт и узнавать лучшую его сторо­ну».

Пиквикисты, путешествующие вместе с Пиквиком[править | править вики-текст]

Иллюстрация Физа. Пиквикисты Тапмен, Уинкль, Пиквик и Снодграсс

Натэниел Уинкль (англ. Nathaniel Winkle) — молодой друг Пиквика и его путешествующий компаньон. Считает себя спортсменом, однако, когда доходит до дела, он терпит фиаско: то неумело обращается с ружьём и ранит Тапмена, то, изображая себя конькобежцем, налетает на Боба Сойера.

Уинкль — это единственный персонаж, уцелевший от первоначального сеймуровского замысла. И то с середины романа его функция меняется: горе-спортсмен уступает место влюбленному, правда столь же неловкому. Но не следует удивляться, что Арабелла так быстро ответила на его чувство, — ведь сколько бы оплошностей Уинкль ни совершал, он всегда остается милым и привлекательным.

Август Снодграсс (англ. Augustus Snodgrass) — другой молодой друг и компаньон Пиквика; он считает себя поэтом, хотя в книге ни разу не прозвучали его стихотворения.

Мистер Снодграсс, в отличие от Уинкла, с самого начала был созданием Диккенса. Обрисован он очень бегло, но современникам должен был казаться выхваченным прямо из жизни. После взлета романтизма множество вполне ординарных молодых людей воспарило духом, и подобные поэтические натуры порядком к тому времени примелькались. Этому персонажу роль романтического влюбленного предназначена с самого начала.

Трейси Тапмен (англ. Tracy Tupman) — третий путешествующий компаньон, толстый и пожилой человек, романтик.

Диккенс представляет его в романе такими словами:

По правую от него руку сидит Трейси Тапмен, слишком впечатлительный Тапмен, сочетавший с мудростью и опытностью зрелых лет юношеский энтузиазм и горячность в самой увлекательной и наиболее простительной человеческой слабости — в любви. Время и аппетит увеличили объём этой некогда романтической фигуры; размеры чёрного шёлкового жилета становились более и более внушительными; дюйм за дюймом золотая цепь от часов исчезала из поля зрения Тапмена; массивный подбородок мало-помалу переползал через край белоснежного галстука, но душа Тапмена не ведала перемены: преклонение перед прекрасным полом оставалось его преобладающей страстью.

Сэм Уэллер[править | править вики-текст]

Иллюстрация Физа 1836 года к 30-й главе. Сэм Уэллер и его отец Тони Уэллер

Сэм (Сэмюел) Уэллер (англ. Samuel Weller) — слуга мистера Пиквика. Он обладает теми качествами, которых так не достаёт его хозяину. Сэм трезво смотрит на жизнь, он находчив, ловок, деловит, изворотлив.

Изначально мы видим его чистильщиком обуви в лондонской гостинице «Белый олень». Впервые он предстаёт перед читателем облачённым в «полосатый жилет с синими стеклянными пуговицами и чёрные коленкоровые нарукавники, серые штаны и гамаши. Ярко-красный платок, завязанный небрежно и неискусно, обвивал его шею, а старая белая шляпа была беззаботно сдвинута набекрень». Сэм Уэллер вносит в роман искрящееся веселье; его остроумие неиссякаемо, находчивость в любых жизненных обстоятельствах вызывает восхищение, а оптимизм и здравый смысл действуют покоряюще. Красноречие Сэма удивительно, он обладает способностью изрекать каламбуры, вызывая смех парадоксальностью остроумием. Многие из его афоризмов были подхвачены современниками, перешли со страниц в жизнь, получив название «уэллеризмов»[2].

Образ нахального молодого человека, прислуживающего в гостинице и отпускающего подобные шуточки, уже возникал в одном из очерков Боза — «Дуэль в Грейт-Уинглбери»: это словоохотливый коридорный, которому тоже была свойственна привычка ссылаться на кого-то, кто якобы произносил повторяемые им слова, например: «Здесь и правда довольно тепло, как сказал мальчишка, свалившийся в камин»[2].

Вводя в круг действующих лиц Сэма Уэллера, Диккенс на первых порах лишь варьировал один из созданных им прежде образов, но затем он с блеском использовал заложенные в нём возможности, и из второстепенного персонажа Сэм Уэллер превратился в одного из главных героев.

Вполне объяснима та прочная дружба, которая устанавливается между Сэмом и Пиквиком. Их сближают честность и нежелание подчиняться несправедливости. И когда Сэм добровольно разделяет с Пиквиком заключение в тюрьме, то делает он не из-за желания угодить хозяину, а потому, что он понимает хозяина и сочувствует ему.

Из последней главы мы узнаём, что Сэм женился на Мэри, которая стала экономкой мистера Пиквика. «Судя по тому, что у калитки сада постоянно вертятся два толстых мальчугана, можно предположить, что Сэм обзавёлся семьей», — пишет Диккенс.

«Уэллеризмы»[править | править вики-текст]

Широкую популярность приобрели так называемые «уэллеризмы» — юмористические изречения Сэма Уэллера «на случай», по большей части им изобретённые, но приводимые обычно с ссылкой на какой-нибудь анекдотический «источник»[3]. Некоторые высказывания являются примерами чёрного юмора.

Примеры «уэллеризмов»:

  • Какого дьявола вам от меня нужно? — как сказал человек, когда ему явилось привидение.
  • Ничто так не освежает, как сон, сэр, как сказала служанка, собираясь выпить полную рюмку опия.
  • Ну-с, джентльмены, милости просим, как сказали, примкнув штыки, англичане французам.
  • Теперь у нас вид приятный и аккуратный, как сказал отец, отрубив голову своему сынишке, чтобы излечить его от косоглазия.
  • Это уж я называю прибавлять к обиде оскорбление, как сказал попугай, когда его не только увезли из родной страны, но заставили ещё потом говорить по-английски.
  • Дело сделано, и его не исправить, и это единственное утешение, как говорят в Турции, когда отрубят голову не тому, кому следует.
  • Выкладывай, да поживей, как сказал отец сыну, когда тот проглотил фартинг.
  • Стоит ли столько мучиться, чтобы узнать так мало, как сказал приютский мальчик, дойдя до конца азбуки. (Изречение Уэллера-старшего)

Альфред Джингль[править | править вики-текст]

Иллюстрация Фрэда Барнарда. Альфред Джингль

Альфред Джингль (англ. Alfred Jingle) — странствующий актёр и шарлатан, известный своим телеграфным стилем речи. Включение в круг действующих лиц Джингля оживляет повествование. Привлекает необычная манера, в которой изъясняется этот субъект, отличающийся «полнейшей самоуверенностью и неописуемым нахальством». Его речь отрывиста и динамична. Он обладает неиссякаемым запасом смешных и нелепых историй, которые наивный Пиквик воспринимает как откровения, побуждающие его размышлять о «странной превратности человеческой судьбы» и удивительных явлениях природы.

Мистер Джингль появляется во второй главе «Первый день путешествия и приключения первого вечера с вытекающими из них последствиями» как спаситель пиквикистов: он уводит их от толпы, которая считает Пиквика и его товарищей шпионами. Однако на этом благородство Джингля иссякло, и в дальнейшем этот человек становится источником неприятностей для главных героев. Из-за него чуть не произошла дуэль между Уинклем и доктором Слэммером. При новой встрече с путешественниками он обманул мистера Тапмена и подбил на побег мисс Рейчел, а потом без всяких угрызений совести отказался от неё за сто двадцать фунтов.

«Но стоит всё-таки задуматься, так ли уж подходит этот бедолага-актер в заношенном кургузом зелёном фраке и без носков на роль воплощённого мирового зла? — пишет в своей критической статье Юлий Кагарлицкий. — Он вечно голоден, вечно говорит о еде, и слова „житейский пирог“, воспринимаемые обычно как отвлечённость, вызывают, вероятно, в его мозгу вполне конкретный образ гигантского пирога, причём каждая попытка урвать хоть малый его кусочек требует от него немалой смекалки. Да и много ли ему удаётся? Пообедать и выпить за чужой счет? Побывать на балу в чужом фраке? Покрасоваться в „высшем свете“ захолустного городка под чужой личиной? Сто двадцать фунтов — вот предел его достижений. При том, что личность он, конечно же, самобытная. Такой Джингл — достойный участник приключений мистера Пиквика, и тому легко пожалеть его, когда он обнаруживает его в тюрьме — оборванного, грязного, голодного.»[4]

В пятьдесят третьей главе Диккенс рассказывает нам о том, что Пиквик выкупил из флитской тюрьмы и Джингля, и его слугу и обеспечил их средствами на эмиграцию в Вест-Индию.

Второстепенные герои[править | править вики-текст]

  • Тони Уэллер (англ. Tony Weller) — отец Сэма Уэллера.
  • Джоб Троттер (англ. Job Trotter) — слуга Альфреда Джингля, отличавшийся тем, что мог «пустить слезу» тогда, когда хотел убедить кого-то в своей искренности.
  • Мистер Уордл (англ. Mr. Wardle) — владелец фермы в местечке Дингли-Делл, друг Пиквика.
  • Джо (англ. Joe) — слуга мистера Уордла, «жирный парень», который потреблял большое количество пищи и постоянно засыпал в любой ситуации в любое время дня; проблема сна Джо — происхождение медицинского термина «Синдром Пиквика».
  • Рэйчел Уордл (англ. Rachael Wardle) — сестра мистера Уордла, которая пыталась тайно сбежать с мистером Джингем.
  • Эмили Уордл (англ. Emily Wardle) — одна из дочерей мистера Уордла, впоследствии вышедшая замуж за Снодграсса.
  • Арабелла Эллен (англ. Arabella Allen) — подруга Эмили, впоследствии вышедшая замуж за Уинкля.
  • Мэри (англ. Mary) — «хорошенькая служанка» Арабеллы Эллен, которая впоследствии вышла замуж за Сэма Уэллера.
  • Бен (Бенджемин) Эллен (англ. Benjamin Allen) — брат Арабеллы, студент-медик.
  • Боб Сойер (англ. Bob Sawyer) — друг и сокурсник Бена Эллена.
  • Мистер Перкер (англ. Mr. Perker) — поверенный мистера Пиквика.
  • Миссис Бардл (англ. Mrs. Bardell) — вдова, хозяйка дома, где жил Пиквик, затеявшая против него процесс о нарушении брачного обещания.

Создание романа[править | править вики-текст]

Судя по письмам Диккенса, он с самого начала знал, что пишет произведение выдающееся. «Наконец-то я принялся за Пиквика, которому суждено будет предстать перед читателями во всем величии и блеске своей славы»,— писал он своим издателям за день до окончания первой главы[5].

Начало работы[править | править вики-текст]

История создания романа начинается с 10 февраля 1836 года: в этот день к Чарльзу Диккенсу пришёл издатель Уильям Холл с предложением о работе. Замысел был прост: Диккенсу надо было вести рассказ о похождениях смешных джентльменов, изображённых на картинках Роберта Сеймура; при этом сложность состояла в необходимости следовать за художником, считаться с его замыслом. Друзья Чарльза — писатели Уильям Эйнсворт, Эдвард Бульвер-Литтон, Дуглас Джеролд — отговаривали Диккенса от этой работы, доказывая, что она не только не поможет его движению вперёд, но и отбросит его назад, ниже того уровня, которого он уже достиг как журналист[6]. Да и сам Диккенс, начиная писать текст, не представлял достаточно чётко окончательных результатов своего содружества с Сеймуром.

Иллюстрация Роберта Сеймура к первой главе

В предисловии к изданию 1847 года Диккенс написал о начале работы над «Записками» следующее:

Сделанное мне предложение заключалось в том, чтобы я ежемесячно писал нечто такое, что должно явиться связующим звеном для гравюр, которые создаст мистер Сеймур (Р. Сеймур сделал только семь гравюр, две гравюры — Р. У. Басс, которые не переиздавались, остальные — X. Н. «Физ» Браун. (Прим. переводчика.)), и то ли у этого превосходного художника-юмориста, то ли у моего посетителя возникла идея, будто наилучшим способом для подачи этих гравюр явится «Клуб Нимрода», члены которого должны охотиться, удить рыбу и всегда при этом попадать в затруднительное положение из-за отсутствия сноровки. Подумав, я возразил, что хотя я родился и рос в провинции, но отнюдь не склонен выдавать себя за великого спортсмена, если не считать области передвижения во всех видах, что идея эта отнюдь не нова и была не раз уже использована; что было бы гораздо лучше, если бы гравюры естественно возникали из текста, и что мне хотелось бы идти своим собственным путём с большей свободой выбирать людей и сцены из английской жизни, и я боюсь, что в конце концов я так и поступлю, независимо от того, какой путь изберу для себя, приступая к делу. С моим мнением согласились, я задумал мистера Пиквика и написал текст для первого выпуска, а мистер Сеймур, пользуясь гранками, нарисовал заседание Клуба и удачный портрет его основателя — сей последний был создан по указаниям мистера Эдуарда Чепмена, описавшего костюм и внешний вид реального лица, хорошо ему знакомого. Памятуя о первоначальном замысле, я связал мистера Пиквика с Клубом, а мистера Уинкля ввел специально для мистера Сеймура.

31 марта 1836 года вышел первый выпуск, но популярностью издание не пользовалось.

Формат издания поменялся в связи с самоубийством художника, Диккенс пишет об этом:

Мы начали с выпусков в двадцать четыре страницы вместо тридцати двух и с четырёх иллюстраций вместо двух. Внезапная, поразившая нас смерть мистера Сеймура, — до выхода из печати второго выпуска, — привела к незамедлительному решению вопроса, уже назревавшего: выпуск был издан в тридцать две страницы только с двумя иллюстрациями, и такой порядок сохранился до самого конца.

После самоубийства Сеймура писатель стал сам вести переговоры с несколькими ху­дожниками об иллюстрировании «Пиквикского клуба», и в том числе с Уильямом Теккереем — буду­щим автором «Ярмарки тщеславия». Но его рисунки не понравились Диккенсу. Выбор пал на самого молодого пре­тендента — Хэблота Брауна, который, начиная с этого вре­мени, на протяжении двадцати с лишним лет под псевдо­нимом «Физ» иллюстрировал многие романы Диккенса. Роли переменились: теперь уже художник во всём следо­вал за писателем, прекрасно передавая общую атмосферу возникающей под пером Диккенса комической эпопеи и своеобразие созданных им персонажей[7]. Но четвёртый выпуск, который был иллюстрирован Физом, так же не пользовался интересом читателей, как и первые три.

Использование тем и сюжетов прежних очерков[править | править вики-текст]

Во второй главе, рассказывая о том, как по вине Джингля мистер Уинкль был втянут в дуэль, Диккенс в несколько изменённом виде повторяет мотивы вошедшего в «Очерки Боза» рассказа «Дуэль в Грейт-Уинглбери». Третья глава включает «Рассказ странствующего актера». В шестую гла­ву «Записок» он включает историю «Возвращение каторж­ника», непосредственно перекликающуюся с написанным им ранее рассказом «Чёрная вуаль». И в том и в другом слу­чае речь идет о самоотверженной любви матери к сыну, который становится преступником. В эту же главу вошло написанное Диккенсом ранее стихотворение «Зелёный плющ». Органической связи со всеми остальными эпизо­дами эти вставные элементы не имеют, но и не противоре­чат принципу фрагментарности, лежащему в основе на­чальных глав «Записок Пиквикского клуба». В ряде случаев Диккенс использовал уже имевшиеся у него мате­риалы из-за нехватки времени: сроки окончания очередной серии приближались с неотвратимой быстротой[8].

Приход популярности[править | править вики-текст]

В июле 1836 года вышел пятый выпуск «Записок», содержащий главы 12 — 14, в котором появляется находчивый слуга Сэм Уэллер и город Итенсуилл с его бурной политической жизнью. Это выпуск прославил Диккенса и сделал популярным издание «Посмертных записок Пиквикского клуба». Успех пятого выпуска принято объяснять тем, что в нём появился Сэм Уэллер. И правда, в его лице Дон Кихот — Пиквик обрел своего Санчо[5].

Австрийский писатель Стефан Цвейг, которому довелось в юности повстречаться со стариками, помнившими прижизненные успехи Диккенса, утверждал, что по их отзывам легче, чем по любым критическим источникам, судить о всенародном признании «Боза» (то есть Диккенса). Цвейг писал:

В день получения почты… они никогда не могли заставить себя дожидаться дома почтальона, который наконец-то несёт в сумке новую синенькую книжку Боза… И год за годом все, от мала до велика, встречали в положенный день почтальона за две мили, лишь бы поскорее получить свою книжку. Уже на обратном пути они принимались читать: кто заглядывал в книгу через плечо соседа, кто начинал читать вслух, и только самые большие добряки во всю прыть бежали домой, чтобы поскорее принести добычу жене и детям… На протяжении девятнадцатого столетия нигде больше не было такой неизменной сердечной близости между писателем и его народом. Слава Диккенса взвилась стремительной ракетой, но она так и не угасла; она остановилась над миром, озаряя его подобно солнцу.[5]

История литературы не знает ничего подобного фурору, вызванному «Пиквиком». Те, кому он не слишком понравился, называли всеобщий энтузиазм «бозоманией». Появились «пиквикские» шляпы, пальто, трости, сигары[9]. Собак и кошек называли «Сэм», «Джингль», «Бардл», «Троттер»; люди получали прозвища «Тапмен», «Уинкль», «Снодграсс» и «Стиггинс»[9]. «Жирный парень» вошёл в словарь английского языка[9].

Принцип серийного издания[править | править вики-текст]

Принцип серийного издания романа позволил Диккенсу включить в некоторые выпуски самый свежий материал, поделиться с читателями впечатлениями и фактами, кото­рые появлялись у него в процессе работы. Например, в июне 1836 года Диккенс посетил старейшую лондонскую пси­хиатрическую больницу (так называемый Бедлам), а в июльском выпуске появилась вставная новелла «Рукопись сумасшедшего»[10]. Блестящая сцена романа — заседание суда по делу «Бардль против Пиквика» — была написана под непосред­ственным впечатлением от одного из шумных бракоразвод­ных процессов, на котором незадолго до этого Диккенсу пришлось присутствовать, чтобы написать репортаж для га­зеты «Морнинг кроникл».

Исследователи творчества Диккенса обращали внимание на журналистскую природу «Записок», их связь с текущи­ми событиями «сегодняшнего дня», которая проявляется и в том, что Диккенс приурочивал описываемые им проис­шествия и занятия пиквикистов к определённым временам года, к датам календаря: в июньском выпуске содержится описание игры в крикет, в октябрьском речь идёт об охоте, в февральском Уинкль демонстрирует своё «мастерство» катания на коньках, а в январском рассказывается о празд­новании Рождества. Открывая выпуск в сентябре, читатель узнаёт, что происходило с героями в августе, а в марте — о том, что они делали в феврале. Это создавало особую ат­мосферу общения с читателями: писатель как бы жил с ними общей жизнью, отвечал на их запросы и доверительно знакомил с тем, что лишь недавно произошло с героями, чья судьба ему известна, и он спешил познакомить с ни­ми своих читателей.

Создавая «Записки Пиквикского клуба», Диккенс формировал и завоёвывал читательскую аудиторию.

Первая публикация[править | править вики-текст]

Роман выходил почти полтора года. Было выпущено 19 номеров, в одном выпуске обычно печатались три главы. Последний выпуск был двойным и стоил два шиллинга. В мае 1837 года Диккенс был в трауре по случаю смерти его невестки Мэри Хогарт, поэтому в этом месяце номер не выходил.[11]

  • I — Март 1836 года (главы 1 — 2);
  • II — Апрель 1836 года (главы 3 — 5);
  • III — Май 1836 года (главы 6 — 8);
  • IV — Июнь 1836 года (главы 9 — 11);
  • V — Июль 1836 года (главы 12 — 14);
  • VI — Август 1836 года (главы 15 — 17);
  • VII — Сентябрь 1836 года (главы 18 — 20);
  • VIII — Октябрь 1836 года (главы 21 — 23);
  • IX — Ноябрь 1836 года (главы 24 — 26);
  • X — Декабрь 1836 года (главы 27 — 28);
  • XI — Январь 1837 года (главы 29 — 31);
  • XII — Февраль 1837 года (главы 32 — 33);
  • XIII — Март 1837 года (главы 34 — 36);
  • XIV — Апрель 1837 года (главы 37 — 39);
  • XV — Июнь 1837 года (главы 40 — 42);
  • XVI — Июль 1837 года (главы 43 — 45);
  • XVII — Август 1837 года (главы 46 — 48);
  • XVIII — Сентябрь 1837 года (главы 49 — 51);
  • XIX—XX — Октябрь 1837 года (главы 52 — 57).

Переводы на русский язык[править | править вики-текст]

Первый русский перевод был опубликован в 1840 году в «Библиотеке для чтения» под заглавием «Записки бывшего Пиквикского клуба»[12].

В 1850 г. в типографии Глазунова книга вышла в переводе Иринарха Введенского под заглавием «Замогильныя записки Пикквикскаго клуба». В своей книге «Высокое искусство» К. И. Чуковский отзывался о нем так: «Хотя в его переводе немало отсебятин и промахов, все же его перевод гораздо точнее, чем ланновский, уже потому, что в нем передано самое главное: юмор. Введенский был и сам юмористом… „Пиквик“ Иринарха Введенского весь звучит отголосками Гоголя»[13].

В 1894 г. в типографии Суворина вышел неподписанный «новый перевод» с тем же заголовком «Замогильныя записки Пикквикскаго клуба».

В 1896—1899 г. в типографии бр. Пантелеевых вышел перевод В. Л. Ранцова под заглавием «Посмертные записки Пиквикского клуба».

В 1892—1897 гг. в типографии Ф. Павленкова вышел перевод М. А. Шишмаревой под заглавием «Записки упраздненного Пиквикского клуба»[14].

В 1932 г. в издательстве «Молодая гвардия» книга вышла под заголовком «Посмертные записки Пиквикского клуба» в сокращенном переводе «А. Г. и Г. Ш.». Исследователи единодушны, что за инициалами Г. Ш. скрывается Густав Шпет, относительно А. Г. есть две версии: Аркадий Горнфельд или Александр Габричевский. За основу Густав Шпет и А. Г. взяли перевод 1894 г. и сильно его отредактировали. Книга была переиздана в 2000 г. в издательстве «Независимая газета», где перевод подвергся дополнительной редактуре М. Тюнькиной.

В 1933 г. в издательстве Academia книга вышла в переводе А. Кривцовой и Е. Ланна при участии и с комментарием Густава Шпета под заголовком «Посмертные записки Пиквикского клуба». Чуковский критиковал этот перевод, считая, что «хотя каждая строка оригинального текста воспроизведена здесь с математической точностью, но от молодой, искрометной и бурной веселости Диккенса здесь не осталось и следа. Получилась тяжеловесная, нудная книга, которую нет сил дочитать до конца, — то есть самый неточный перевод из всех существующих, а пожалуй, из всех возможных. Вместо того, чтобы переводить смех — смехом, улыбку — улыбкой, Евгений Ланн вкупе с А. В. Кривцовой перевел, как старательный школьник, только слова, фразы, не заботясь о воспроизведении живых интонаций речи, её эмоциональной окраски»[13].

С 1933 г., за вышеупомянутым единственным исключением, все издания «Записок Пиквикского клуба» выходят в переводе Кривцовой и Ланна. Шпета указывали в качестве сопереводчика в изданиях 1933, 1934 и 1935 гг.; но после того как в 1935 г. Шпет был арестован по обвинению в контрреволюционной деятельности, его перестали упоминать как участника перевода.

Социальная критика[править | править вики-текст]

Общее значение «Записок» не сводится лишь к описа­нию весёлых приключений пиквикистов; в романе звучат и социальные мотивы. Рассказывая о выборах в Итенсуиле, Диккенс высмеивает и критикует современные ему порядки выдвижения кандидатов в члены парламента, используе­мые при этом обман, подкуп, шантаж, выступает против коррупционного судопроизводства, создаёт запоминающиеся портреты судейских чиновников и взяточников. Остры по своему социальному звучанию страницы, посвящённые пребыванию мистера Пиквика в тюрьме.

И всё же в «Записках Пиквикского клуба» Диккенс не задер­живает своего внимания на тёмных сторонах действи­тельности, не углубляет социальную критику. Завершая роман, он писал:

Есть тёмные тени на земле, но тем ярче кажется свет. Некоторые люди, подобно летучим мышам или совам, лучше видят в темноте, чем при свете. Мы, не наделённые таким органом зрения, предпочитаем бросить последний прощальный взгляд на призрачных товарищей многих часов одиночества в тот момент, когда на них па­дает яркий солнечный свет.

Писатель сознательно направ­ляет своё внимание на всё радостное и светлое, стремится утвердить свой идеал, связывая его с представлением о бла­горасположенности людей друг к другу. В «Записках» про­явилось присущее творчеству Диккенса романтическое на­чал — в утопической картине счастливого существования небольшой группы людей, которым чужды расчетливость и погоня за деньгами. Диккенс создает идиллию Дингли-Делла, благополучно устраивает судьбы своих героев, дарит им счастье, веселье и радость. Дух праздничной пантомимы оживает в финале романа.

Популярность[править | править вики-текст]

«Посмертные записки Пиквикского клуба» заняли сто шестую строчку в списке 200 лучших книг по версии BBC 2003 года[15].

Роман также вошёл в опубликованный 31 января 2008 года рейтинг 100 романов, которые, по мнению коллектива редакции «НГ-Ex libris», потрясли литературный мир и оказали влияние на всю культуру[16].

Экранизации[править | править вики-текст]

Первые фильмы о приключениях Пиквика вышли в 1913 и 1921 гг. Единственный звуковой кинофильм по роману был снят в 1952 году английским режиссёром Н. Лэнгли. В 1954 г. фильм был приобретён для советского кинопроката за £10 000. Это первый английский фильм, который попал в советский прокат после окончания войны[17].

Альберт Коутс, уроженец Санкт-Петербурга, написал оперу «Пиквик», которая была в 1936 г. адаптирована для телевидения («Би-би-си») под руководством Владимира Розинга. В 1963 г. в Лондоне состоялась премьера мюзикла «Пиквик», который, впрочем, большого успеха не имел. Наиболее известна из этого мюзикла песня If I Ruled the World.

Телеверсия мюзикла вышла на «Би-би-си» в 1969 году, а в 1985 году тот же телеканал выпустил 12-серийный телесериал «Записки Пиквикского клуба».

В СССР сняты 2 театральные экранизации романа:

Сэм Уэллер в радиоэфире[править | править вики-текст]

В радиоэфире Сэм Уэллер присутствовал в передаче "Почтовый дилижанс в стране литературных героев", которая транслировалась в эфире Радио-1 и на все радиоточки СССР.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Михальская Н. П. Чарлз Диккенс, стр. 41
  2. 1 2 Михальская Н. П. Чарлз Диккенс, стр. 40
  3. История английской литературы. Том II. Выпуск второй. Глава 3. Диккенс (И. М. Катарский) http://lib.ru/CULTURE/LITSTUDY/history_of_english_litereture2_2.txt
  4. Статья литературоведа Ю. Кагарлицкого «„Пиквикский клуб“ и его автор» на http://lib.liim.ru/comments/4_foreifn_19/4_foreign_19-01-3.html
  5. 1 2 3 Статья литературоведа Ю. Кагарлицкого «„Пиквикский клуб“ и его автор» на http://lib.liim.ru/comments/4_foreifn_19/4_foreign_19-01-1.html
  6. Михальская Н. П. Чарлз Диккенс, стр. 35
  7. Статья «Роман, который прославил имя Диккенса» на сайте, посвящённом Чарльзу Диккенсу http://charls.ru/b/b5/index.html
  8. Михальская Н. П. Чарлз Диккенс, стр. 38 (или http://charls.ru/b/b6/index.html)
  9. 1 2 3 ЖЗЛ. Пирсон Х. Диккенс, 1963. — 512 с. http://lib.ru/INPROZ/DIKKENS/dickens.txt
  10. Михальская Н. П. Чарлз Диккенс, стр. 43
  11. Статья о романе в английской Википедии http://en.wikipedia.org/wiki/The_Pickwick_Papers#Publication
  12. «Библиотека для чтения», 1840, том XL, отд. II, с. 59—220 и том XLI, отд. II, с. 1—150.
  13. 1 2 Чуковский К. Глава третья. Неточная точность Высокое искусство
  14. Диссертация «Литературная репутация писателя в России»
  15. Список 100 лучших книг всех времен
  16. Список 100 лучших книг всех времен
  17. The Times от 30.07.1954. Стр. 11, статья Dickens Film In Russia.

Литература[править | править вики-текст]

  • Диккенс Ч. Посмертные записки Пиквикского клуба: Роман / Пер. с англ. А. В. Кривцовой и Е. Ланна; Послесловие Ю. Кагарлицкого; Примеч. Б. Кагарлицкого. — М.: Детская литература, 1988. — 718 с.: ил.
  • Михальская Н. П. Чарлз Диккенс: Книга для учащихся. — М.: Просвещение, 1987. — 128 с. — (Биогр. писателя). (Глава «Боз выходит на сцену и становится знаменитым».)
  • Пирсон Х. ЖЗЛ. Диккенс, 1963. — 512 с. (Глава «Неподражаемый Боз».)
  • Честертон Г. К. Чарльз Диккенс. — М.: Радуга, 1982. — 208 с.

Ссылки[править | править вики-текст]