Рюмин, Валерий Викторович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Валерий Викторович Рюмин
Портрет
Страна:

СССРFlag of the Soviet Union.svg СССР
РоссияFlag of Russia.svg Россия

Специальность:

бортинженер

Экспедиции:

Союз-25
Союз-32
Союз-35
Дискавери STS-91

Время в космосе:

371 сут 16 ч 24 мин 29 с

Дата рождения:

16 августа 1939(1939-08-16) (77 лет)

Место рождения:

Комсомольск-на-Амуре, Хабаровский край, РСФСР, СССР

Награды:
Герой Советского Союза Герой Советского Союза
Орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени
Орден Ленина Орден Ленина Орден Ленина Медаль «За заслуги в освоении космоса»
Лётчик-космонавт СССР Заслуженный мастер спорта СССР
Hero Hungary.png Hero Kuba.jpg Герой Труда (Вьетнам)
Орден Хо Ши Мина Ribbon Order Playa Giron.jpg OrdenDostik.png
Commons-logo.svg Валерий Викторович Рюмин на Викискладе

Вале́рий Ви́кторович Рю́мин (род. 16 августа 1939) — советский и российский космонавт, бортинженер космических кораблей «Союз-25», «Союз-32» («Союз-34») «Союз-35» («Союз-37») и орбитальной станции «Салют-6», специалист полёта шаттла «Дискавери» (STS-91), лётчик-космонавт СССР № 41, дважды Герой Советского Союза.

Биография[править | править вики-текст]

Родился 16 августа 1939 года в городе Комсомольск-на-Амуре в семье служащего. Русский.

После окончания Загорянской средней школы № 1, он поступил в Калининградский механический техникум в Московской области, на специальность холодная обработка металла. После окончания в 1958 году техникума он продолжил своё образование, поступив на факультет электроники и счётно-решающей техники Московского лесотехнического института, диплом которого он получил в 1966 году. Затем он поступил на работу в ОКБ-1 («Конструкторское бюро С. П. Королёва»). Он участвовал в разработке документации для электрических испытаний пилотируемого корабля «7К-Л1» для облёта Луны. Неоднократно назначался руководителем испытаний и техническим руководителем на технической позиции. В 1972 году стал членом КПСС.

В Отряде советских космонавтов с 1973 года, где прошёл полный курс общекосмической подготовки, подготовки к полётам на космических кораблях типа «Союз» и орбитальных станциях типа «Салют».

Совершил три полёта в космос в качестве бортинженера.

Первый — 9—11 октября 1977 года совместно с командиром корабля Владимиром Ковалёнком на корабле «Союз-25», в программе которого предусматривалась стыковка с ОС «Салют-6» и работу на её борту, но из-за неисправности космического корабля стыковка была отменена, полёт прекращён досрочно.

25 февраля — 19 августа 1979 года В. В. Рюмин совместно с командиром корабля Владимиром Ляховым совершил второй космический полёт на корабле «Союз-32» и орбитальном научно-исследовательском комплексе «Салют-6» — «Союз». На тот период, это был самый длительный 175-дневный орбитальный полёт, в ходе которого, 15 августа 1979 года космонавты Рюмин и Ляхов совершили внеплановый выход в открытый космос, где провели отделение зацепившейся за элементы конструкции станции антенны космического радиотелескопа КРТ-10, пробыв вне корабля 1 час 23 минуты. Возвращение на Землю осуществлено на борту космического корабля «Союз-34».

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 августа 1979 года за мужество и героизм, проявленные в полёте, лётчику-космонавту Рюмину Валерию Викторовичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 11429).

Леонид Попов и Валерий Рюмин на почтовой марке СССР

9 апреля — 11 октября 1980 года Валерий Рюмин осуществил третий полёт на КК «Союз-35» (командир — Леонид Попов) и орбитальном научно-исследовательском комплексе «Салют-6» — «Союз». Это был очередной рекорд длительности полёта — 185 суток, во время которого основной экипаж ОС принял четыре экспедиции посещения, в том числе три — международных; провёл большой объём различных исследований, экспериментов, а также ремонтно-восстановительных работ. По завершении программы полёта космонавты Попов и Рюмин возвратились на Землю на корабле «Союз-37».

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 октября 1980 года за успешное осуществление этого полёта Рюмин Валерий Викторович награждён второй медалью «Золотая Звезда».

Покинув 28 октября 1987 году Отряд космонавтов, в связи с выходом на пенсию, работал в Центре управления полётами.

В июле 1997 года решением Государственной межведомственной комиссии (ГМВК) по согласованию с NASA, находящийся на заслуженном отдыхе советский космонавт Валерий Рюмин, был отобран для полёта на шаттле по программе STS-91. С 5 сентября 1997 по июнь 1998 года он проходил подготовку в Космическом центре имени Джонсона в США в составе экипажа шаттла Discovery в качестве специалиста полёта.

Четвёртый полёт в космос, продолжительностью 9 суток 19 часов 55 минут 1 секунда, В. В. Рюмин совершил в период со 2 по 12 июня 1998 года в качестве специалиста полёта шаттла Discovery STS-91. Программа полёта включала 9-ю (и последнюю) стыковку с орбитальным комплексом «Мир».

В день завершения четвёртого полёта подполковник запаса В. В. Рюмин — вновь космонавт-пенсионер. Совершив этот полёт в возрасте 58 лет, он стал также самым пожилым космонавтом в России, побывавшим на орбите (до этого отечественный рекорд на протяжении 13 лет принадлежал Георгию Гречко, а в 2013 году это достижение превзошёл Павел Виноградов).

Жена В. В. Рюмина — лётчик-космонавт РФ, Герой РФ Елена Владимировна Кондакова.

Награждён тремя орденами Ленина, орденом РФ «За заслуги перед Отечеством» 4-й степени, медалями. Герой Венгерской Народной Республики, Герой Труда Социалистической Республики Вьетнам, Герой Республики Куба. Удостоен золотой медали имени К. Э. Циолковского АН СССР. Почётный член Международной академии астронавтики.

Бронзовый бюст дважды Героя Советского Союза В. В. Рюмина установлен на его родине.

Интервью Валерия Рюмина

"День нашего с Володе Ляховым ( Ляхов, Владимир Афанасьевич) старта-25 февраля 1979 года начался с того, что врач экипажа Роберт Дьяконов, разбудив нас без всяких церемоний ровно в восемь, сказал:

-Мужики, у меня к вам предложение. Работенка есть суток эдак на 170. Там, где, говорят, есть какая-то сенсорная депривация, невесомость... Все время вдвоем будете. Ну, гости разок прилетят. Еще можно отказаться, но, я думаю, вам стоит попробовать. Если согласны, сейчас мои коллеги вас осмотрят, потом позавтракаем и вперед.

Мы рассмеялись. День начинался хорошо.

После завтрака я позвонил из нашей гостиницы "Космонавт"-поговорил с женой как мог, успокоил ее...

Еще недавно люди не представляли, возможно ли так долго быть только вдвоем. В рассказе О`Гэнри "Справочник Гименея" есть такие слова: "Если вы хотите поощрять ремесло человекоубийства, заприте на месяц двух человек в хижине восемнадцать на двадцать футов. Человеческая натура этого не выдержит". И написано это всего навсего 70 лет назад. Космонавты теперь доказали, что такое обвинение человеческой натуры несостоятельно. Однако длительное пребывание с глазу на глаз даже с самым приятным тебе человеком само по себе испытание.

...Старт и выведение корабля "Союз-32" прошли без замечаний. И вот станция в центре визира.

Два витка на проверку. Вплываем в станцию. В наш дом теперь на долгое-долгое время. Наконец-то! Напряжение спало, и чувствуем огромную усталость. Вся "прелесть" невесомости дает себя знать...Нет навыков в координации движений, все время обо что-то ударяешься, и все больше головой...Из рук все уплывает, запутывается... А ведь работа не ждет, ее делать, кроме нас, здесь некому.

Привыкли с трудом, все странным казалось. На Земле упадет что-то вниз-рука тянется, а здесь за инструкцией мячиком подскакиваешь вверх, а попутно обязательно заденешь ногой какой-нибудь прибор.

Вот в этом мире мы должны были научиться вдвоем, во всех мелочах учитывать мнение и характер друг друга. Каждое слово тут имело значение, даже тон.

За работой в иллюминатор заглянуть почти некогда, а как-то посмотрел по-внимательнее, над нашей страной-весна. Самое мое любимое время года. И как подарок-первый сеанс связи с родными.

-Как обстоит дела у вас с невесомостью?- спросил мой сын. Мы расхохотались. И вслед за ним Юра и Ольга-дети Володи-и моя Вика стали кричать все вместе, как сороки. Волновались и жены.

Пришло время, и мы окончательно привыкли к невесомости, организм больше не протестовал против странностей этого мира. Сил прибавилось, работоспособность восстановилась.

Появился первый листочек у огурцов, и остальная рассада вот-вот должна была взойти. Ухаживали. Мы очень надеялись, что огурцы вырастут и скрасят нашу жизнь в этом машинном зале. У нас были "официальные объекты" биологических экспериментов, но мы и сами набрали семян.

Пришел к нам «Прогресс» - грузовой транспортный корабль. Привез массу нужных вещей для полета. Воду, питание, блоки научной аппаратуры и телевизионный приемник. Экран небольшой, где-то 280 мм по диагонали, но – телевизор! Когда станцию делали, его не предусмотрели. Идея возникла позже…

Провели ремонт двигателей установки. Один бак был неисправен, мы из него топливо перекачали, а остаток слили в «Прогресс», не руками, конечно, автоматика сработала. Успех операции позволил станции летать еще очень долго. Раз в десять дней проводились медицинские обследования. Хорошо хоть так редко. Время космическое дорого, а тут целый день врачам отдавай. А хлопот! Сразу после сна – в покое, а потом днем – при различной нагрузке, накладываем около 20 датчиков на все тело и голову. Провода запутываются, датчики мешают, пот горошинами. Но что делать? Надо – значит надо. Мы же сами заинтересованы живыми и здоровыми вернуться на Землю.

Работали мы по земному расписанию, в согласии с трудовым законодательством, при двух выходных днях. Хотя один их них был санитарный, пылесосили или мылись. Ох, эта космическая баня! Видели, как собаки из воды вылезают и отряхаются? Вот и мы в этой трубе также стряхивали пыль водяную с себя. Но все равно хорошо!

Нам показывали через космовидение Звездный городок, Москву. Я редко бываю в театрах, концертах. А тут кого только не видел, даже Леонида Утесова…Стихи нам читал, песни свои, с детства памятные, пел. Были на борту шахматы, музыкальные записи…

В нашей программе есть изучение биосферы. Причем предметное: совершенствуем методы охраны окружающей среды. Старались, наблюдали, снимали на пленку. Все чаще ЦУП нам сообщал: «На следующем витке с вами будет говорить океанолог, а потом представитель объединения «Леспроект». Чтобы мы не загрустили о лете, «Союз-34» привез нам контейнер с тюльпанами. Мы поменялись с Землей кораблями, отправили посылку с результатами научных исследований. Это было, пожалуй, самое плодотворное время.

…Наконец, пришло время и заключительного, очень интересного эксперимента. Последний из «Прогрессов» привез к нам в разработанном виде десятиметровую антенну. Как красиво раскрывался «зонтик» размером с трехэтажный дом. Начиная с этого дня и до 9 августа мы занимались радиоастрономией. Получили первые результаты. Наша антенна работала в паре с наземной – 70-метровой антенной в Крыму. Подобных экспериментов в мировой практике пока не было.

Но вот завершили и этот эксперимент. Представляли уже, как возвращаемся, предавались мечтам, как поедем отдыхать. Я выдал команды на отделение антенны. Сейчас она отойдет. К нашему удивлению, антенна дернулась, но осталась… Такого не ожидали ни мы, ни Земля. Сказали по-мужски этой антенне все, что о ней думали. Думали на Земле, думали мы. Или бросать все как есть и погубить станцию, или все же сделать попытку ее спасти – выйти в открытый космос! На связи – Алексей Елисеев. Всегда он выходит на связь, когда трудно. Спокойный, немногословный. И сейчас коротко сказал, что мы выполнили свой долг, отработали программу и вправе отказаться… Но какое там отказаться! Надо! Стали обсуждать детали этой операции. …Открываю люк. Поплыла Земля. Средиземное море. Солнце. Не ветер, его нет, а какая-то выталкивает сила из люка. Подумал, что перед прыжком из самолета все наоборот. Ну, значит, дело будет интересное. Выбираюсь на поверхность станции. Встаю на якорь, держась за поручень. Вдруг мгновенно, как это здесь происходит, день накрывается ночью. И сразу стали видны огни городов на черном фоне. Это Япония. Если бы я бывал в Токио, то, наверное, опознал бы его магистрали. Дальше темный Тихий океан. И Луны не было. Только звезды. Я поежился. Работать в такой темноте нельзя. Да это и не требовалось. Так около получаса висел «на подножке трамвая»… Вот и торец станции. Антенна висит, вижу, что, кроме «мертвого» предполагаемого зацепа, есть и другие. Металлические спицы вошли в мягкую обшивку станции, расклинили ее. Да, работка! Рассказываю об этой ситуации Володе. С Землей сейчас связи нет. Решаем, что надо перекусить четыре стальных тросика. А там посмотрим. Действовать следует осторожно, а то антенна накроет меня, как сетью. Приблизился к тросику, толщина его около миллиметра и натянут, как струна. Примерился и… щелк, но звука не слышал – только антенна, это махина, дрогнула и быстро пошло прямо на меня. Еле успел увернуться. Обрезал второй тросик, и антенна опять качнулась, но в другую сторону. И так все четыре. Однако антенна покачалась – покачалась, но не отвалилась. С собой у меня была длинная, метра полтора, палка с усами. Отдыхаю. Затем наклоняюсь, поддеваю антенну и со всей силой резко отталкиваю ее. Пошла! И тут мне очень захотелось вернуться в станцию. Уж слишком удачно все вышло. Нет, еще нельзя уходить – надо осмотреть станцию. Да, поработал над ней космос, поизмывался, обшивка кое-где порвалась, выцвела. Салфеткой вытер пыль с иллюминаторов – в карман: на Земле, думаю, эта пыль доставит специалистам удовольствие. Тут начался сеанс связи. Представляю, каково на Земле им было ждать. Докладываем, что антенны нет. А в ответ тишина, не верят. Это потому, что все сделали быстрее, чем планировали. Земля запросила нас снова, и мы подтвердили, что идем назад, а антенна… гуляет в космосе. И тут в Центре управления грянули такие аплодисменты, что можно было подумать – там огромный зрительный зал…

Если бы не эта незапланированная «большая прогулка», свой день рождения праздновал бы на Земле. А так пришлось поддержать традицию. Кто же это у нас на орбите отмечал свои дни рождения? Севастьянов, Климук, Иванченков, а недавно мой Володя Ляхов. У меня круглая дата – 40 лет. Хороший ты подарок себе преподнес вчера, - сказал оператор связи. «Такой подарок, так лучше никаких», - подумал я, но промолчал. Им ведь вчера тоже не меньше досталось. ЦУП я знаю не с орбиты. Сам варился в этом котле. И скажу, что с такой самоотверженностью, преданностью делу мало, наверное, где работают. Нас в космосе двое, их там много больше. И груз у них на плечах такой, что переложи его на плечи космонавтов, и полет не состоится. Мы спим потому ночью, что на Земле они не спят. Что-то не получилось в эксперименте, всех на ноги поднимут, но и утру, будьте уверены, помогут. Итак, мне сорок. Вообще – то к своему возрасту я отношусь не напряженно. Здоровьем бог не обидел, друзья есть. С женой повезло. Ей со мной, наверное, меньше. Слишком все понимает про полеты… Может, иногда я слишком требователен к людям, бываю резок, не со всеми в ладах. Да уж вряд ли я могу измениться. В общем, к исходу своей "четвертой декады" я завершил главное, что мне пока удалось. Но написал эти слова и засомневался. Неужели личное участие в космическом полете – это самое главное? Что говорить, и стремился, очень стремился полететь. Это настоящее мужское дело. Интересное и трудное. Здесь требуется выложить все, чему ты научился, может быть, за всю жизнь. Честолюбие тоже, наверное, сыграло не последнюю роль. Быть допущенным к космическому полету, да еще такому, как наш, значит, ты чего-то стоишь! Однако слово – «космонавт!..»

Награды[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

Hero of the Soviet Union medal.png Рюмин, Валерий Викторович. Сайт «Герои Страны».